<<
>>

Влияние среднего платонизма

Писателю и ритору Апулею, родом из Мадавры (в Северной Африке), хотелось, чтобы его именовали «philosophus Platoni- cus». В действительности в сочинениях De deo Socratis, De mun- do, а также De Platone et eius dogmate он предстает по существу как средний платоник.

Сочинение De Platone et eius dogmate начинается с биографии Платона, самой древней из всех, что до нас дошли; перемешивая чудеса с подлинными историческими фактами, Апулей стремится изобразить философа героем и даже богом. В изложении собственно учения Платона первая книга представляет так называемую philosophia naturalis, вторая — philosophia moralis, в соответствии с принятым в Античности делением философии, упомянутым самим Апулеем в конце вводной части[60]. Следовало бы ожидать и третьей книги, посвященной логике. В сочинении De interpretatione, дошедшем до нас в рукописях под именем Апулея, некоторые усматривают как раз недостающую книгу. Апулей, как и всякий средний платоник, полагающий началами Бога, Образец и Материю, весьма свободно обращается с учениями, заимствованными у Аристотеля и стоиков. Он рассматривает стоицизм как ответвление платонизма и осуществляет синтез учений Платона и Аристотеля.

В первой половине IV в. Калкидий сделал перевод платоновского Тимея, снабдив его комментарием. Эта работа, посвященная другу и покровителю Калкидия Осии, в котором иногда видят хорошо известного епископа Кордовского, в период Средневековья играла основную роль в ознакомлении с Платоном, и в частности с его Тимеем.

Комментарий Калкидия относится к одному большому фрагменту Тимея (17 а — 53 с). Из 27 заявленных разделов комментария до нас дошли только 13: і) возникновение мира;

  1. происхождение человека; 3) гармония; 4) числа; 5) неподвижные звезды и планеты; 6) небо; 7) четыре вида живых существ; 8) происхождение человеческого рода; 9) почему одни люди разумны, а другие нет; ю) зрение; 11) образы; 12) ценность зрения; 13) материя.

Связь Калкидия со средним платонизмом обусловлена в основном тем значением, какое он придает триадической схеме: Бог (Deus), Материя (Silva) и Образец (Exemplum).

Характеристика этих трех начал у Калкидия является более подробной, чем описания, которые он мог найти в работах типичных средних платоников. Создается впечатление, что это — следствие какого-то более строгого определения понятия начала (initium). Начало, рассуждает Калкидий, должно служить источником других вещей. Как таковое, оно должно отвечать следующим требованиям: а) быть простым (simplex); b) быть лишенным какого-либо качества (sine qualitate), ибо то, что обладает качеством, с необходимостью состоит из материи и привходящего; с) быть вечным (perpetuum), ибо в противном случае требовалось бы нечто иное, что произвело бы его в определенный момент времени. Если принять эти критерии, то слово «начало» применимо, прежде всего, к членам триады: Бог, Материя и Образец, ведь четыре элемента (огонь, воздух, вода и земля) не подходят под это определение, поскольку лишены простоты. Как, по Калкидию, постигаются три начала?

В философском обсуждении можно применять два типа аргументации: силлогизм (syllogismus), который ведет от предшествующего к последующему, и разрешение (resolutio), которое ведет от последующего к предшествующему. Второй тип аргументации определяется как движение: а) от чувственного к Умопостигаемому; ft) от временного к вечному; с) от первого для нас к первому в природе; d) от последующего в природе к последующему для нас. Такой аргументацией и надо пользоваться, чтобы достичь первых начал. Но есть и другая. Когда обсуждаются сами начала, тоже могут быть использованы два типа аргументации: а) разрешение, определенное выше, и Ь) сложение (compositio); эти типы аргументации находятся между собой в отношении, аналогичном процессу разделения и соединения1. Первый тип аргументации равнозначен процессу, в ходе которого разум абстрагирует от материи качества, количества и формы чувственных объектов. Второй тип аргументации формализует процедуру, посредством которой воспринимающий субъект, исходя из внутренней организации реальных объектов, строит предположение о существовании трансцендентного ума.

Источники Калкидия особенно многочисленны. В его комментарии цитируются с указанием имен Платон (Теэтет, Парменид, Федр, Феаг, Государство, Законы), Аристотель (Физика, Метеорологика, De апгта, De somno, De partibus animalium), Филон Иудей, Нумений, христианин Ориген (Толкование на книгу Бытия). Многие другие экзегеты-платоники цитируются без указания имен: в частности, Адраст (Комментарий к «Тимею») и Порфирий (Комментарий к «Тимею»), Некоторые современные комментаторы считают, что Порфирий мог быть первоисточником для Калкидия; это объясняло бы, почему он ссылается на особенно обстоятельно разработанную версию среднего платонизма и так хорошо знаком с Нумением.

Фирмик Матери в своем Mathesis, языческом трактате по астрологии, написанном между 334 и 337 гг., где он упоминает о последней болезни и смерти Плотина, порицая его за невнимание к предостережениям звезд, разрешает конфликт между судьбой и свободой в духе стоицизма: будучи божественной, душа в состоянии возобладать над влиянием звезд. С другой стороны, сочинение De erroreprofanarum religionum, написаній Термин resolutio (разрешение) Калкидий употребляет в том же смысле, в каком говорят, что все сущее «разрешается» в первоначала (это латинское слово означает, в частности, «разложение», «разделение»).

ное между 347 и 350 гг., является антиязыческим трактатом; это позволяет предположить, что в какой-то момент Фирмик Матери обратился в христианство.

С Макробием, автором двух весьма важных для западного Средневековья сочинений: Saturnalia и Commentarius in Som- nium Scipionis, мы прямо вступаем в пространство неоплатонизма. Установление личности Макробия — по-прежнему трудная задача, несмотря на то что его сочинения могли быть написаны не ранее 410 г.

Сатурналии — диалог, напоминающий Пир: несколько известных римских интеллектуалов, собравшись в один из самых больших праздников римского календаря — в дни сатурналий, — занимаются учеными обсуждениями наподобие тех, которые приведены у Плутарха в Quaestiones symposicae. Комментарий на «Сон Сципиона» представляет собой толкование последнего раздела трактата Цицерона О государстве, написанного под влиянием Государства Платона. Здесь Сципион Эми- лиан, по образцу повествования Эра[61], рассказывает свой сон об участи человеческих душ во вселенной. Из сочинений греческих авторов Макробий цитирует Федона, Федра, Горгия, Государство, Тимея и Законы Платона, различные трактаты Энне- ад Плотина (1,1; I, 2; I, 9; II, 1; II, 2; И, 3), а также комментарии Порфирия. Из латинских авторов он упоминает Цицерона, Варрона, Апулея и Корнелия Лабеона. Макробий в самом общем виде весьма связно воспроизводит учение о трех ипостасях: Едином, Уме и Душе. Фавоний Евлогий, бывший одно время учеником Августина, способствовал распространению этого сочинения Макробия, написав Disputatio de Somno Scipionis, где, сочетая неопифагорейскую и неоплатоническую традиции, дал свое толкование двух пассажей: того, где говорится о возрасте Сципиона, и того, где заходит речь о гармонии сфер[62].

Ритор Марий Викторин (ум. ок. 363) пытался ввести неоплатонизм Порфирия в христианское богословие. В ряде Писем, вероятно, адресованных некоему Кандиду, Викторин не только отстаивает єдиносущне божественных лиц, прибегая к философским понятиям Бытия, Жизни и Ума, но также вводит идею онтико-онтологического различия между сущим и Богом, определенным как трансцендентное не-Сущее. К сожалению, эта попытка была скоро предана забвению.

Марциан Капелла, чье творчество приходится на период между 410 и 439 гг., является автором сочинения De nuptiis Phi- lologiae et Mercurii (О бракосочетании Филологии и Меркурия), состоящего из двух частей: аллегорических сцен (книги 1-Й) и ряда трактатов, каждый из которых посвящен одному из свободных искусств (книги III—IX). Для прояснения смысла этой аллегории было предложено два толкования. Аллегория может выражать представленный в Эннеадах Плотина и в некоторых сочинениях Порфирия платонический нравственный идеал, согласно которому человеческая душа способна избежать смертного удела, если будет вести мыслительную жизнь. Другое толкование носит более конкретный характер: аллегория символизирует обожение человеческой души через посредство духовных упражнений. Здесь также находит место учение о трех ипостасях.

В начале VI в., за несколько десятилетий до завоевания Италии Юстинианом, отмечается культурный всплеск. В 476 г. Одо- акр, командовавший отрядом германских наемников в преторианской гвардии, низложил Ромула Августула, «последнего императора», и провозгласил себя «королем Италии». В 488 г. Теодорих, король остготов, возведенный императором Зеноном в ранг «главнокомандующего» (magister militum), покинул свои земли в Мёзии и в Дакии и вторгся в Италию с согласия императора, который видел в этом хороший способ направить амбиции Теодориха в безопасное русло. Теодорих, проведший детство в Константинополе (461-471), быстро избавился от Одоакра и стал чем-то вроде императора Запада. Своей столицей он сделал Равенну, создав там центр византийской культуры, где прославился Боэций.

Происходивший из знатного рода, сын консула, Боэций (между 480 и 524) изучал философию в Афинах. Сначала консул, затем министр, magister officiorum («начальник всех служб») при Теодорихе в 510 г., он пользовался покровительством Теодориха вплоть до 524 г. Заподозренный в тайных переговорах с Константинополем, Боэций был арестован, а затем казнен. В заключении он написал Утешение Философией, свое самое знаменитое сочинение, задуманное как диалог, в прозе и в стихах, между автором и Философией. Боэций излагает здесь свои взгляды на счастье и Провидение. В этом сочинении, в значительной мере неоплатоническом по содержанию, используется комментарий Макробия на Сон Сципиона. Форма диалога избрана под влиянием Фульгенция. О философских предпочтениях Боэция можно судить по тем цитатам, которые он приводит, в особенности в De consolatione philo- sophiae, — из платоновских Горгия, Менона, Федона и Государства. Тимей также занимает важное место в этом сочинении; его содержание даже переложено в гекзаметры. Кроме того, прямо цитируется Физика Аристотеля. Платона и Аристотеля Боэций истолковывает в духе неоплатонизма Афинской или Александрийской школы V в. Это явствует из следующих положений, отраженных в его сочинении, і) Платон и Аристотель единодушны в своих учениях, однако творчество Аристотеля должно служить пропедевтикой к изучению Платона, ведь Аристотель по преимуществу логик, тогда как Платон — главным образом теолог. 2) Философию надо связывать с научными, или математическими, «пифагорейскими» текстами: Евклида, Ни- комаха из Герасы, Птолемея и проч. 3) Необходимо обращаться к комментариям таких греческих неоплатоников, как Плотин, Порфирий и Ямвлих. Весь этот материал Боэций интерпретирует с точки зрения христианских последователей Августина, влияние которого обнаруживается во введении к трактату De Trinitate.

Боэций был великолепным эллинистом. Он задумал осуществить латинский перевод сочинений Аристотеля, а затем Платона, снабженный комментарием. В результате появились перевод Органона, комментарии к Категориям и к De interpretatione; перевод и два комментария к Исагоге Порфирия; комментарий к Топике Цицерона. Боэций написал также ряд сочинений по логике: Introductio ad categoricos syllogismos, De syllogismo categori- co, De syllogismo hypothetico, De divisione, De differentiis topicis. Пусть даже переводы Первой и Второй Аналитик, Топики и Софистических опровержений принадлежат Якову Венецианскому и датируются 1128 г., а работа De definitione написана Марием Вик- торином, — перечисленные сочинения в течение шести веков создали Боэцию непререкаемый авторитет знатока так называемой «старой логики».

Философ Боэций был и глубоко верующим христианином. Он написал несколько трактатов, в которых, используя неоплатонические источники, защищал ортодоксию от учений различных сект, противодействуя разного рода богословскому инакомыслию.

Однако с окончанием правления Теодориха основные религиозные и философские достижения Боэция были преданы забвению. Философ и христианин, Боэций в двух частях своего творчества проявил такую духовную независимость, что некоторые историки задаются вопросом, был ли автор комментариев на Аристотеля и Утешения Философией тем же лицом, что и автор богословских сочинений. Главная причина печальной судьбы, постигшей наследие Боэция, — смерть готского короля через два года после казни философа. Новый византийский император, Юстиниан, воспользовался этим обстоятельством, чтобы распространить на Италию политику отвоевания захваченных варварами областей, начатую в 533 г. После поражения готов именно византийская религиозная ортодоксия, ответственная за закрытие школы в Афинах в 529 г., контролировала всякую философскую деятельность в латинском мире. В этом мире философия в общественном плане исчезла, полностью подчинившись восторжествовавшему византийскому христианству. Только после прихода к власти династии Каролингов, с IX в., началось настоящее «возрождение».

<< | >>
Источник: МОНИКА КАНТО-СПЕРБЕР. ГРЕЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ТОМ II 2008. 2008

Еще по теме Влияние среднего платонизма:

  1. Учение о целесообразности.
  2.   3. ИРИНЕЙ И ИППОЛИТ  
  3. НАЧАЛО КЛАССИЧЕСКОЙ ПАТРИСТИКИ 
  4.   1. АВГУСТИН И ГРЕЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ  
  5. § 2. Теогония Папируса из Дервени
  6. § 3. Попытка создания стоической теории христианского вероучения в работах Тертуллиана
  7. СОДЕРЖАНИЕ
  8. ЧАСТЬ ПЯТАЯ ФИЛОСОФИЯ В ЭПОХУ ЭЛЛИНИЗМА Жак Брюнсви
  9. 1. ПЛАТОНИЗМ
  10. СРЕДНИЙ ПЛАТОНИЗМ
  11. Влияние среднего платонизма
  12. ХРИСТИАНСТВО ПЕРЕД ЛИЦОМ ФИЛОСОФИИ
  13. Исторические замечания Платонизм и неоплатонизм
  14. Апофатизм христианского неоплатонизма в формировании диалектического концепта метафизики Мастера Экхарта