<<
>>

Исторические замечания Платонизм и неоплатонизм

Всем известно, что Платон был первооткрывателем третьего мира. Как заметил Уайтхед, вся западная философия состоит из примечаний к Платону.

Я сделаю только три кратких замечания о Платоне, два из них — критические.

  1. Платон открыл не только третий мир, но и роль влияния, или обратное воздействие, третьего мира на нас самих. Он понимал, что мы попытаемся понять идеи об его третьем мире, а также то, что мы используем их как объяснения.
  2. Третий мир Платона божествен, он был неизменяемым и, конечно, истинным. Таким образом, существует огромнейшая пропасть между его и моим третьим миром: мой третий мир создан человеком и изменяется. Он содержит не только истинные, но также и ошибочные теории, и особенно открытые проблемы, предположения и опровержения.

И в то время как Платон, величайший мастер диалектического рассуждения, видел в последнем просто путь, ведущий к третьему миру, я рассматриваю рассуждения самыми важными обитателями третьего мира, не говопя уже об открытых проблемах.

• Теория о том, что вера может быть оценена, измерена путем готовности держать пари, была, как хорошо известно, рассмотрена 'еще Кантом в 1781 году (см. [31, с. 675]).

  1. Платон считал, что третий мир Форм и Идей обеспечит нас окончательными объяснениями (то есть объяснениями посредством сущностей — см. [44, гл. 3] ). Так, он, например, пишет: «Если существует что-либо прекрасное помимо прекрасного самого по себе, оно, мне кажется, не может быть прекрасным иначе, как через причастность прекрасному самому по себе. Так же я рассуждаю и во всех остальных случаях» [38, с. 70—71].

Это есть теория окончательного объяснения, то есть объяснения, чьи экспликанты не могут быть объясненными и не нуждаются в дальнейшем объяснении. Это есть теория объяснения посредством сущностей, то есть посредством гипостазированных слов.

В конечном счете Платон рассматривал объекты третьего мира как нечто подобное нематериальным вещам ил:и, возможно, подобное звездам или созвездиям, которые наши умы могут пристально рассматривать и интуитивно постигать, но с которыми они не в состоянии соприкасаться. Вот почему обитателями третьего мира-— формы и идеи — становятся цбнятия о вещах, сущности или природы вещей, а не теории, рассуждения или проблемы.

Это имеет самые далеко идущие последствия для истории философии. От Платона до настоящего времени большинство философов были или номиналистами (см. [54, гл. VIII; 40, с. 420-422; 44, с. 18, 262, 297]), или тем, что я называю эссенциалистами. Они интересуются больше (сущностным) значением слов, чем истинностью или ошибочностью теорий.

Я часто изображаю данную проблему в виде таблицы.

С моей точки зрения, левая сторона этой таблицы, играет менее важную роль по сравнению с правой стороной таблицы: нас должны интересовать теории, истинность, аргументы. Если еще так много философов и ученых думают, что понятия и системы понятий (и проблемы их значений или значений слов) сравнимы по важности с теориями и теоретическими системами (и проблемами их истинности или истинности их высказываний), тогда для них все еще характерна главная ошибка Платона[158], ибо понятия являются частично

средствами формулирования теорий, частично средствами краткого изложения теорий. В любом случае их значение прежде всего инструментальное и они всегда могут быть заменены другими понятиями.

ИДЕИ,

выступающие в виде ОБОЗНАЧЕНИИ,              ВЫСКАЗЫВАНИИ,

ТЕРМИНОВ, ПОНЯТИИ,              СУЖДЕНИИ, ТЕОРИИ,

могут формулироваться в СЛОВАХ,              УТВЕРЖДЕНИЯХ,

которые могут быть ОСМЫСЛЕННЫМИ,              ИСТИННЫМИ,

и их

ЗНАЧЕНИЯ              ИСТИННОСТЬ

могут редуцироваться посредством ОПРЕДЕЛЕНИИ              ДЕРИВАЦИИ

гс

ЗНАЧЕНИЯМ              ИСТИННОСТИ

НЕОПРЕДЕЛЕННЫХ ИСХОДНЫХ СУЖДЕНИИ ПОНЯТИИ

Попытка установить (а не редуцировать), используя эти средства,

их ЗНАЧЕНИЕ              их ИСТИННОСТЬ,

ведет к бесконечному регрессу

лемой теоретического содержания всего человеческого языка» (см.

[40, разд. 4 и 25]).              „              .

Ясно в связи с этим, что из известных трех позиции — universale ante rem, in re, post rem — последняя в своем обычном значении направлена против концепции третьего мира, пытаясь объяснить язык как «выражение», в то время как первая (платоновская позиция) отстаивает концепцию третьего мира. Довольно интересно, что (аристотелевская) средняя позиция (in re) или выступает против концепции третьего мира, или игнорирует проблему третьего мира. Таким образом, она свидетельствует о путаном влиянии концептуализма.

Содержание мышления и его объекты, по-видимому, играли важную роль в стоицизме и неоплатонизме: Плотин сохраняет платоновское разделение между эмпирическим миром и миром Форм и Идей. Однако, подобно Аристотелю [1, с. 315][159], Плотин разрушает трансцендентность платоновского мира путем помещения его в сознание бога.

:              Плотин              критикует              Аристотеля              за неспособность про

вести различение между Первым Гипостазисом (Единым) и Вторым Гипостазисом (божественным интеллектом). Однако он следует за Аристотелем в отождествлении божественных актов мышления с их содержанием или объектами; он развил этот взгляд в результате рассмотрения Форм и Идей интеллигибельного мира Платона в качестве имманентных состояний сознания божественного интеллекта (см. [39, II, 4. 4, III, 8. II, V, 3. 2-5, 9, 5-8, VI, 5. 2, 6. 6-7] ).

<< | >>
Источник: К. ПОППЕР. ЛОГИКА И РОСТ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ. ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ МОСКВА «ПРОГРЕСС» 1983. 1983

Еще по теме Исторические замечания Платонизм и неоплатонизм:

  1. ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА
  2. О ФОРМЕ ДУШ
  3. Глава I Бытие
  4. Примечания 
  5.   КНИГА ПЕРВАЯ
  6. ОТ ПЕРЕВОДЧИКА
  7. ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ТОМУ 3
  8. V. Заключение (92с) КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ДИАЛОГУ
  9. Интуитивно-мифологический тип мышления
  10. ПРИМЕЧАНИЯ. УКАЗАТЕЛИ ПРИМЕЧАНИЯ [**************************************************] Предисловие
  11. Чтение критического аппарата
  12. Исторические замечания Платонизм и неоплатонизм
  13. Античная философия
  14. Преломление идейных основ учения Мастера Экхарта в философской школе немецкой мистики
  15. Каббала и наука чисел
  16. К.А.Сергеев, Я.А.Слинин «Феноменология духа» Гегеля как наука об опыте сознания
  17. Глава I Бытие
  18. 2. Образ философии в античной и средневековой диатрибике
  19. ГЛАВА ВТОРАЯ ГУМАНИЗМ ПРОТИВ СХОЛАСТИКИ