<<
>>

Критика Шараповым экономического курса Витте.

Россия добровольно увеличила свой внутренний долг на 50 процентов. Денежная масса в обращении сжалась (серебро перестало быть деньгами). Если в середине XIX века на одного жителя России приходилось в среднем около 30 рублей или 120 французских франков, то к 1914 году эта сумма сократилась до 10 рублей или до 25 франков.

В Германии обеспеченность деньгами составляла 115, в США - 125, в Англии - 140 и во Франции - 210 франков. На Западе, кроме наличных денег, находились в обращении чеки и пр., а в России, с ее огромными пространствами и медленностью оборота денег, ничего такого не было; возникла острая нехватка наличных денег у хозяйствующих субъектов.

Возникла сильнейшая зависимость хозяйственных оборотов в стране от иностранного капитала; для удержания в стране золота пришлось дополнительно привлекать иностранный капитал. Россия уподобилась протекающей бочке: сколько бы золота она ни покупала, деньги в ней не задерживались, а транзитом уходили на Запад.

За период с 1800 по 1861 год иностранные вложения в российские предприятия составили 232 миллиона рублей. После перехода России на золотую валюту они достигли к 1914 году 2243 миллионов рублей.

Началась эксплуатация национального богатства России иностранным капиталом, который стремился преднамеренно сокращать ее экономический потенциал. Система золотого монометаллизма обесценила материальные ценности и производительный труд, и иностранцы получили возможность скупать по дешевке хлеб, недвижимость, землю. Для поддержания вексельного курса Россия вынуждена была всемерно увеличивать экспорт хлеба, получая за него все меньше денег. Если в период 1884-1891 годов средний вывоз русского хлеба за границу составлял 408 миллионов пудов при выручке 333 миллиона рублей, то в период 1893-1897 годов он увеличился до 509 миллионов пудов, тогда как выручка уменьшилась до 316 миллионов рублей.

Россия лишилась возможности брать внешние займы на российскую серебряную валюту, они предоставлялись только в валюте кредитора или в золоте по невыгодному для нашей страны курсу. И внешние займы уже не притекали в Россию, как прежде, а оставались за рубежом для покрытия затрат (на железнодорожное строительство, акционирование российской промышленности, торговли и банков). Внешний долг России вырос с 221 миллиона золотых рублей в 1853 году до 4229 миллионов рублей в 1914 году, а с учетом долгов предприятий и банков по кредитам, взятым под гарантии правительства, превысил, как уже отмечалось, 5 миллиардов золотых рублей. Ежегодные выплаты процентов по долгу выросли с 10 миллионов рублей серебром до 194 миллионов рублей золотом. Перед Первой мировой войной 55 процентов российских ценных бумаг принадлежали иностранному капиталу. Иностранцы владели ведущими предприятиями России, получали у нас бешеные прибыли в рублях, обменивали их на золото и вывозили его к себе на родину. А Россия, чтобы иметь возможность разменивать бумажные рубли на золото, должна была вновь и вновь заключать за границей займы, наращивая свой внешний долг.

Шарапов совместно с П.В. Олем издает брошюру «Как ликвидировать золотую валюту?» (СПб., 1899). В более широком плане пути «обуздания золотого тельца» он обсуждает в письме к князю В.П. Мещерскому[33]. В нем Шарапов показывает, как коррупция овладевает государственным аппаратом. От чиновника, которого подкупают дельцы, «подчас не требуется ни преступления, ни подлога, нужно только покривить немного душой, посмотреть сквозь пальцы, и за это награда минимум в размере годового содержания. А делец хватит на этом миллион!.. Отсюда один шаг, и начинаются заведомые продажи Отечества. перед бешеной биржевой и грюндер - ской спекуляцией, перед капиталистическим нашим «прогрессом», выдвигающим подонки общества наверх к власти, влиянию и силе, оказываются бесплодными все заботы власти об искоренении хищений, все проповеди и мечтания идеалистов.

Как прежде откупщик развращал всю губернскую администрацию, так теперь развращает весь наш быт и административный строй делец-биржевик, грюндер и гешефтмахер. Бюрократический строй, если он не состоит в одних святых, бессилен выдержать какую бы то ни было борьбу с этим явлением. Капитализм идет своим ходом и несет свои приемы. Устранить этот капитализм нельзя, не пришло время, не в социалисты же идти в самом деле! Капитализм должен логически завершить свой круг: бюрократия его не остановит и намордника на него не наденет. Да что, бюрократизм! С Золотым Тельцом не могли справиться ни парламентаризм, ни свобода печати. Выхода здесь никакого нет, а и жить так нельзя. Биржа и ее царство погубит и развратит у нас все, как развратила на Западе. Что же делать?»

Шарапов на этот вопрос отвечал: «... путь Самодержавия, опирающегося на самоуправление, есть не только единственный остающийся нам путь для излечения России и верной победы над Золотым Тельцом, но есть притом наш исторический и национальный путь».

В своих статьях в журнале «Свидетель» Шарапов пытается объяснить российской общественности, радующейся тому, что рубль стал конвертируемой валютой и эта бумажка может быть обменена на золото, что одна и та же денежная единица выгодна развитым странам и невыгодна отстающим, что золотая валюта поэтому окончательно разорит Россию.

<< | >>
Источник: Антонов М. Ф.. Экономическое учение славянофилов. Отв. ред. О. Платонов. М., Институт русской цивилизации,2008. - 416 с.. 2008

Еще по теме Критика Шараповым экономического курса Витте.:

  1. «Неославянофилы»
  2. Славянофилы в эпоху Александра III
  3. Критика Шараповым экономического курса Витте.
  4. Программа возрождения России