<<
>>

ВИТТЕ Сергей Юльевич

ВИТТЕ (Vitte) Сергей Юльевич (29 июня 1849 — 13 марта 1915) — государственный деятель, осуществлял экономические реформы в России в период так называемого золотого века предпринимательства.

Родился на Кавказе, в Тифлисе, в семье провинциального чиновника. Предки В. по отцовской линии — выходцы из Голландии, переселившиеся в Прибалтику, в середине XIX в. получили потомственное дворянство. По линии матери его родословная велась от сподвижников Петра I — князей Долгоруких. Отец В. Юлий Федорович, дворянин Псковской губернии, лютеранин, принявший православие, служил директором Департамента государственных имуществ на Кавказе. Мать Екатерина Андреевна, была дочерью члена главного управления наместника Кавказа, в прошлом Саратовского губернатора Андрея Михайловича Фадеева и княжны Елены Павловны Долгорукой. Сам В. очень охотно подчеркивал свои родственные узы с князьями Долгорукими, но не любил упоминать, что происходил из семьи малоизвестных обрусевших немцев.

Окончил физико-математический факультет Новороссийского университета (Одесса). В 1869—1889 работал на разных должностях в государственных и частных железнодорожных обществах. Был зачислен чиновником в канцелярию новороссийского генерал-губернатора, где занимался вопросами службы движения железных дорог.

В 1880 В. был назначен управляющим Юго-Западными дорогами и поселился в Киеве. Удачная карьера принесла ему и материальное благополучие. Как управляющий В. получал больше любого министра — свыше 50 тыс. руб. в год.

Активного участия в политической жизни в эти годы В. не принимал, хотя и сотрудничал с Одесским славянским благотворительным обществом, был хорошо знаком с известным славянофилом И.С. Аксаковым и даже опубликовал в его газете «Русь» несколько статей. Серьезной политике молодой предприниматель предпочитал «общество актрис».

«... Я знал всех более или менее выдающихся актрис, которые были в Одессе», — вспоминал он впоследствии.

Убийство народовольцами Александра II резко изменило отношение В. к политике. После 1 марта он активно включился в большую политическую игру. Узнав о гибели императора, В. написал своему дяде РА. Фадееву письмо, в котором подал идею создания дворянской конспиративной организации для охраны нового государя и борьбы с революционерами их же методами.

Фадеев подхватил эту идею и с помощью генерал-адъютанта И.И. Воронцова-Дашкова создал в Петербурге «Священную дружину». В середине марта 1881 В. был посвящен в члены дружины и вскоре получил первое задание — организовать в Париже покушение на известного революцио- нера-народника Л.Н. Гартмана. Вскоре «Священная дружина» скомпрометировала себя неумелой шпионско-провокаторской деятельностью и, просуществовав чуть более года, была ликвидирована. Пребывание В. в этой организации отнюдь не украсило его биографию, хотя и дало возможность продемонстрировать горячие верноподданнические чувства.

После смерти Фадеева во 2-й половине 1880-х гг. В. отходит от людей его круга и сближается с контролировавшей государственную идеологию группой Победоносцева — Каткова.

Одновременно как практик В. был приглашен в комиссию графа Э.Т. Баранова, занимающуюся изучением состояния железных дорог в России. В ее рамках будущий министр финансов подготовил проект «Общего устава российских железных дорог», а в 1883 опубликовал книгу «Принципы железнодорожных тарифов по перевозкам грузов».

В 1890 В. по приглашению Александра III назначается директором департамента железных дорог Министерства финансов с производством, в нарушение всех правил, из титулярных советников в действительные статские советники. 15 февраля 1892 он становится управляющим МПС, а с августа того же года — Министерства финансов.

В 1893 В. стал уже министром с производством в чин тайного советника и почетным членом Императорской академии наук.

В основе концептуальных подходов В.

лежала идея создания независимой национальной экономики, защищенной от иностранной конкуренции таможенными барьерами, с сильной регулирующей ролью государства. Осуществление ускоренной индустриализации министр считал возможным за счет активного привлечения иностранных капиталов и государственных инвестиций. С этой целью в 1894 была введена государственная винная монополия, дававшая до четверти всех поступлений в казну. Одновременно ограничивается эмиссионная деятельность Государственного банка, осуществляется серия конверсионных займов за границей, что позволило с 1897 перейти на золотое обращение.

Единственный раз в отечественной истории (с 1897 по 1914) русский рубль был конвертируемой валютой, что облегчило приток в страну иностранного капитала. При этом резко увеличилось налогообложение, особенно косвенное. В. — инициатор строительства Сибирской железной дороги.

На рубеже XX в. экономическая платформа В. приняла вполне определенный и целенаправленный характер — в течение примерно 10 лет догнать в промышленном отношении более развитые страны Европы, занять прочные позиции на рынках Ближнего, Среднего и Дальнего Востока. Ускоренное промышленное развитие обеспечивалось путем привлечения иностранных капиталов, накопления внутренних ресурсов с помощью казенной винной монополии и усиления косвенного обложения, таможенной защиты промышленности от западных конкурентов и поощрения вывоза. Иностранным капиталам в ней отводилась особая роль — в конце 1890-х гг. В. выступил за неограниченное привлечение их в русскую промышленность и железнодорожное дело, называя эти средства лекарством против бедности и ссылаясь при этом на пример из истории США и Германии.

Особенность приводимого В. курса состояла в том, что он, как ни один из царских министров финансов, широко использовал исключительную экономическую силу власти, существовавшую в России. Орудиями государственного вмешательства служили Государственный банк и учреждения министра финансов, контролировавшие деятельность коммерческих банков.

В условиях подъема 1890-х гг. система В. способствовала развитию промышленности и железнодорожного строительства; к 1900-м гг. Россия вышла на 1-е место в мире по добыче нефти. Казавшийся стабильным политический режим и развивавшаяся экономика завораживали мелкого европейского держателя, охотно покупавшего высокопроцентные облигации русских государственных займов и железнодорожных обществ.

В 1890-е гг. резко возросло влияние Министерства финансов, а сам В. на какое-то время выдвинулся на 1-е место в бюрократическом аппарате империи.

В. не скупился в расходах, рекламируя в европейских газетах и журналах финансовое положение России, свой экономический курс и собственную персону.

В русской печати министра резко критиковали за отступничество его бывшие единомышленники. За неограниченное использование государственного вмешательства В. подвергался критике и со стороны приверженцев реформ 1860-х гг., считавших, что индустриализация возможна только через перемены в государственной системе, — создание настоящего («объединенного») правительства и введение правительственного учреждения. В либеральных кругах «система» В. была воспринята как «грандиозная экономическая диверсия самодержавия», отвлекавшая внимание населения от социально-экономических и культурно-политических реформ. В конце 1890-х гг. казалось, что В. доказал своей политикой невероятное: жизнеспособность феодальной по своей природе власти в условиях индустриализации, возможность успешно развивать экономику, ничего не меняя в системе государственного управления.

Замыслам В. не суждено было осуществиться в полной мере. Первый удар по ним нанес мировой экономический кризис, резко затормозивший развитие промышленности; сократился приток иностранных капиталов, нарушилось бюджетное равновесие. Экономическая экспансия на Дальнем и Среднем Востоке, сама по себе связанная с большими расходами, еще и обострила русско-английские противоречия и приблизила войну с Японией. С началом же военных действий ни о какой последовательной экономической программе не могло уже быть речи.

Ускоренная индустриализация России не могла быть успешной при сохранении традиционной системы власти и существовавших экономических отношений в деревне, и В. скоро начал отдавать себе отчет в том, что, «сделавшись механиком сложной машины, именуемой финансами Российской империи, нужно было быть дураком, чтобы не понимать, что машина без топлива не пойдет. Топливо — это экономическое состояние России, а так как главная часть населения — это крестьянство, то нужно было вникнуть в эту область».

В 1896 В. отказался от поддержки общинного землевладения. В 1898 он сделал первую попытку добиться в комитете министров пересмотра аграрного курса, сорванную, однако, В.К. Плеве, К.П. Победоносцевым и П.Н. Дурновым. К 1899 при участии В. были разработаны и приняты законы об отмене круговой поруки. Но общинное землевладение оказалось твердым орешком.

В январе 1902 В. возглавил Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности, тем самым взяв, казалось бы, к себе в Министерство финансов общую разработку крестьянского вопроса. Противники В. из помещичьего лагеря обвиняли его в том, что своей политикой поощрения промышленности он разорил сельское хозяйство (хотя, в общем, несправедливо).

Главная причина отставания сельского хозяйства заключалась в сохранении крепостнических пережитков в деревне. Выкуп за землю вынул из кармана крестьян больше денег, чем создание промышленности. Сделал свое дело аграрный кризис. А вот ко всему этому добавилась уже и политика В. 17 января 1905 Николай II, обращавшийся за советом к В. и другим министрам, приказал ему составить из них совещание по «мерам, необходимым для успокоения страны», и о возможных реформах сверх предусмотренных Указом от 12 декабря 1904.

18 февраля 1905 были одновременно опубликованы три в высшей степени важных документа: а) Манифест Николая II, обращенный с призывом ко всем «истинно русским людям» объединиться вокруг трона и дать отпор тем, кто хочет подорвать древние основы самодержавия; б) рескрипт новому министру внутренних дел А.Г. Булыгину разработать «совещательный» статус Думы; в) Указ сенату, предписывающий принимать к рассмотрению прошения, врученные или направленные ему из различных слоев населения.

Манифест, подготовленный В., вдохнул жизнь в крайне правое движение, которое долгое время влачило жалкое существование и которое спустя 8 месяцев оформилось в «Союз русского народа».

21 марта Совет министров, собравшись под предводительством Соль- ского, не без строгости осудил Указ от 18 февраля 1905. Царя как бы обвинили в либерализме. Активное участие В. в том заседании не осталось без последствий — царь закрыл возглавлявшееся В. сельскохозяйственное совещание и совещание министров (по «объединенному» правительству).

В. снова оказался не у дел, но пробыл в тени недолго. В это время приближалась развязка Русско-японской войны. После Цусимы поиски пути прекращения войны с Японией снова вывели полуопального сановника на передний план (май 1905). 24 мая 1905 на совещании при Совете министров В. заявил, что «дипломатическая партия проиграна» и неизвестно, какой мирный договор удастся заключить министру иностранных дел. А через месяц (хотя это решение далось царю нелегко) вести переговоры о мире было поручено В.

Недюжинная одаренность, государственная опытность, широта взглядов и умение ориентироваться в чуждых российскому бюрократу американских политических правах помогли В. в переговорах о мире с Японией. Соглашение с Японией, которого В. добился для России, не носило унизительного характера и не предусматривало никаких крупных уступок. 15 сентября 1905 В. вернулся в Петербург. Он получил за Портсмутский договор графский титул.

Именно осенью 1905 (в октябре) впервые обсуждалась на совещании В. с «общественными деятелями» кандидатура П.А. Столыпина на пост министра внутренних дел. С этого периода они находились на политической арене одновременно.

Став председателем Совета министров, В. не потерял интереса к переустройству крестьянского землевладения, хотя центральным становился теперь вопрос о принудительном отчуждении в пользу крестьян части казенных и помещичьих земель. Временами, в моменты подъема крестьянского движения, даже в самых консервативных помещичьих кругах готовы были пойти и на это; 3 ноября царским манифестом были отменены выкупные платежи. Однако как только карательная политика приносила успех, аграрное реформаторство встречало сопротивление.

В 1905 В. подписал Портсмутский мир, являлся автором Манифеста 17 октября. В июне 1902 Плеве в противовес Особому совещанию создал при своем министерстве (внутренних дел) еще один центр разработки аграрной политики, которая стала поприщем соперничества двух министров.

В манифесте 26 февраля 1903, определившем программу царизма, какой ее видели Николай II и Плеве, снова, хотя и с некоторыми оговорками, провозглашалась «неприкосновенность общинного строя крестьянского землевладения». Объединенными усилиями противники В. при очевидном сочувствии императора начали оттеснять министра финансов и от рычагов управления дальневосточной политикой, находившихся до того в его почти исключительном владении. Каковы бы ни были в совокупности причины увольнения В. с должности министра, отставка в августе 1903 нанесла ему удар: пост председателя кабинета министров, который он получил, был неизмеримо менее влиятелен. 12 декабря 1904 был опубликован императорский указ, предусматривавший осуществление целого ряда реформ. Его положения касались: религиозной терпимости, свободы слова и реформы законов о печати, пересмотра трудового законодательства. В. попытался обернуть его себе на пользу, добившись того, чтобы разработка намеченных в нем мероприятий была поручена кабинету министров.

В. опубликовал свою антиобщинную платформу («Записка по крестьянскому делу», декабрь 1904). Рост эффективности сельскохозяйственного производства при низких ценах на его продукцию был важной составной частью виттевской программы индустриализации. Он видел в этом средство и для высвобождения в деревне рабочих рук, которые использовались бы в промышленности для удешевления труда промышленного пролетариата. Тут-то главным тормозом и оказывалась община, приверженцем которой он был в молодости. В. стал видеть в общине причину крестьянского оскудения и предмет поклонения как крайних консерваторов, интриговавших против него у царя, так и социалистов, учение которых было враждебно всему тому, что он отстаивал. Он требовал сделать из крестьянина «персону» путем уравнения крестьян в правах с другими сословиями. Речь шла при этом обо всех правах, в том числе и имущественных, иными словами, о выходе из общины с выделом земли. В общине В. видел не только препятствие к развитию сельскохозяйственного производства, но и одну из форм революционной угрозы, поскольку она воспитывала пренебрежение к праву собственности. Он утверждал в мемуарах, что видел суть крестьянского вопроса именно в замене общинной собственности на землю индивидуальной, а не в недостатке земли, а стало быть, и не в том, чтобы провести принудительное отчуждение помещичьих владений.

Кроме отмены в 1903 круговой поруки за внесение прямых налогов, В. мало что сделал на министерском посту против общины. Но в Совещании о нуждах сельскохозяйственной промышленности под председательством В. общине был нанесен сильный удар, впрочем чисто теоретический. В. считал, что если бы Совещанию дали окончить работу, то многое, что потом произошло, было бы устранено. Крестьянство, вероятно, не было бы так взбаламучено революцией.

Правительство В., кроме подготовки к созыву Думы, занималось введением исключительного положения в отдельных местностях, расширением правительственной пропаганды как «средства успокоения населения и утверждения в нем правильных политических понятий», применением военно-полевых судов, смертной казни, репрессий против государственных служащих за участие в революционном движении. Совету министров приходилось отмечать и даже пресекать карательные излишества, выражать неодобрение черносотенным выступлениям, приравненным по наказуемости к революционным, вырабатывать меры по предотвращению погромов.

Действия против революции В. делил на карательные — «так сказать, меры отрицательного свойства», дающие «только наружное временное успокоение», и меры «ограничительного характера» — уступки тем или иным социальным группам для их умиротворения. В полугодичной деятельности Кабинета большое место отводилось преобразованиям, связанным с осуществлением свобод, провозглашенных 17 октября законом об обществах и союзах, о собраниях, о печати. Элементы правового порядка

B. хотел использовать для развития нового строя, противоречивый характер которого современники выражали парадоксальной формулой: «Конституционная империя с самодержавным царем».

В. и сам в случае тактической необходимости готов был следовать этой формуле, выступать сторонником неограниченной царской власти.

В середине апреля 1906 были опубликованы результаты выборов в Думу, а в конце апреля перед открытием Думы В. вышел в отставку, оставшись членом Государственного совета и председателем Комитета финансов (этот пост он занимал до конца жизни).

Он считал, что обеспечил политическую устойчивость режима, исполнив две свои главные задачи: возвращение войск с Дальнего Востока в Европейскую Россию и получение большого займа в Европе.

По оценкам современников, В. активно насаждал в России государственный капитализм, проводя курс на усиление роли государства в экономике, что проявлялось в удержании в руках государства железных дорог, в создании государственных кредитных учреждений, в развитии системы государственных заказов и субсидий и т.д.

В области политической экономии В. был последователем немецкого экономиста Ф. Листа, выступавшего против полной свободы торговли и обосновавшего необходимость проведения протекционистской политики для защиты национальных интересов.

Среди изданий трудов В.: «Принципы железнодорожных тарифов по перевозке грузов» (Киев, 1883); «Национальная экономика и Фридрих Лист» (СПб., 1889); «Самодержавие и земство» (СПб., 1908); «Конспект лекций о народном и государственном хозяйстве» (СПб., 1912); «Избранные воспоминания 1849—1911 гг. В 2 т.» (М.: Терра , 1997).

Интернет-ресурсы: Всеподданнейший доклад министра финансов

C. Ю. Витте Николаю II о необходимости установить и затем непреложно придерживаться определенной программы торгово-промышленной политики империи (февраль, 1899) (http://istmat.ru/index. php?menu=1&action=1&item=70); Протокольная запись выступлений министра финансов С.Ю. Витте и министра иностранных дел М.Н. Муравьева на совещании министров под председательством Николая II по вопросу об основаниях действующей в России торгово-промышленной политики (17 марта 1899) (http://istmat.ru/index.php?menu=8&id=21); Конспект лекций о народном и государственном хозяйстве, читанных Его Императорскому Высочеству Великому Князю Михаилу Александровичу в 1900—1902 годах (http://www.liberal.ru/book1.asp?Rel=6); Воспоминания (Детство. Царствования Александра II и Александра III (1849—1894). Бер- лин: Слово, 1923. (http://az.lib.ru/w/witte_s_j/text_0010.shtml); Воспоминания. Царствование Николая II. — Берлин: Слово, 1-е изд. — 1911; 2-е изд. — 1922. — (том 1, главы 1—12 — http://az.lib.ru/w/witte_s_j/text_0040. shtml; том 1, главы 13—33 — http://az.lib.rU/w/witte_s_j/text_0050.shtml; том 2, главы 34—45 — http://az.lib.rU/w/witte_s_j/text_0060.shtml; том 2, главы 46—52 — http://az.lib.ru/w/witte_s_j/text_0070.shtml).

<< | >>
Источник: Румянцева Е.Е.. Мировая экономическая наука в лицах. — М., 2010. — 456 с.. 2010

Еще по теме ВИТТЕ Сергей Юльевич:

  1. КОММЕНТАРИИ
  2. Славянофилы в эпоху Александра III
  3. «Экономика грядущего» Менделеева
  4. Тема 10. Управленческие идеи С.Ю. Витте и П.А. Столыпина
  5. ВИТТЕ Сергей Юльевич
  6. СОДЕРЖАНИЕ
  7. Источники финансирования государственных расходов
  8. § 2.2 Особенности правового статуса Академической группы
  9. ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА