<<
>>

3. Социобиология в свете моральнойфилософии


Ценность социобиологических
программ и результатов исследований
не вызывает сомнения. Многочисленные
данные конкретных дисциплин,
изучающих человека, подтверждают, что
человека нельзя понять вне его
природы, вне его биологических
характеристик.
Десятилетиями
доминировавшие в советском
обществоведении социологизаторские
установки не позволяли (у этого были
к тому же вполне определенные
идеологические резоны) допустить роль
биологических, врожденных начал в
жизни человека. С этих позиций отно-


75

шение к эволюционной этике (до
социобиологии дело не доходило)
носило доктринальный характер и
ограничивалось бескомпромиссным
противопоставлением "чистоты"
социологизаторского подхода
методологически порочному
биологизаторству17. Я не хочу
сказать, что социологическая критика
эволюционизма безосновательна вообще,
но только провозглашения принципов
историзма и материализма, указания на
роль экономики и культуры в жизни
человеческого общества - явно
недостаточно. Что может предложить
социологизированный обществовед для
объяснения того факта, что ряд
невербальных элементов коммуникации
имеет транскультурный характер и
является, стало быть, генетически
обусловленным18, или того, что весьма
____________________
17 См.: Шишкин А.Ф. Человеческая
природа и нравственность. М., 1979,
в особенности С. 179-194, 205-225.
Интересно отметить, что в главе,
посвященной дарвинизму, нет ни
одной ссылки на Дарвина, а из
эволюционистов цитируется лишь
К.Каутский.
18 Cм.: Eibl-Eiblsfeld I.
Similarities & Differences Between
Cultures in Expressive


76

важным позитивным фактором развития
как детенышей животных, так и детей
человека является заботливое погла-
живание, ласка, благожелательные или
хотя бы эмоционально насыщенные
контакты, наконец, того, что высокие
моральные идеи солидарности,
сотрудничества, любви в снятой форме,
возможно, имеют предпосылки в
инстинктах, которые известны у
животных?
Значимость результатов научных
поисков в русле социобиологии,
развивающей традиции эволюционизма и
этологии, и заключается в том, что
они позволяют увидеть много общего в
поведении животных и человека и,
следовательно, по-новому взглянуть на
специфику человеческой социальности.
Человек - не tabula rasa, которая
заполняется в процессе общественного
воспитания - с момента своего
рождения он является носителем
специфически человеческой биологии,
он биологически подготовлен к
усвоению культурно-исторических до-
стижений общества. Причем проблема не
исчерпывается тем, что природа
"очеловечивается", "социализуется",
_____________________________________
Movements // Non-verbal
Communication. L., 1972. P. 140-
164.


77

наполняется сущностным социальным
содержанием; само это содержание, как
показывают социобиологи, вытекает из
длительного процесса эволюционного
развития. Однако все эти темы и
сюжеты составляют предмет антро-
пологии, но не этики. На том уровне
исследования, ко-торый осваивает
социобиология, нравственность не под-
дается осмыслению.
Здесь можно
говорить о формах кооперации,
сотрудничества, но не об альтруизме,
не о нравственности.
Дело не в том, чтобы не наделить
животных моралью, сохранить этическую
исключительность человека, дело в
концептуальных основаниях понимания
морали, альтруизма, понимания
человека. Когда же мораль сводится к
адаптации, альтруизм - к кооперации,
любовь - к сублимированной
биологической потребности любого
высшего животного в ласке - трудно
всерьез говорить о концептуальных
альтернативах философскому учению о
нравственности.
Еще в середине 50-х годов А.Идел
указывал, что различные попытки
абсолютного и окончательного вы-
ведения моральных образцов из
биологии должны быть серьезно
проверены с точки зрения того,
насколько яс-ны используемые понятия,


78

насколько достоверна факти-ческая
основа выводов и насколько отвечают
ожиданиям исследователей вытекающие
из выводов оценки19. Однако эти
метакритерии не были востребованы в
эволюционной этике, и социобиолгия не
составила здесь исключения.
Понятие альтруизма (наряду с
эгоизмом) является наиболее
существенным для социобиологов при
объяснении социального поведения - в
широком смысле этого слова, не только
включающем поведение человека и
животных, но вообще обозначающим
любое неагрессивное взаимодействие
особей. Но, заимствованное из
моральной теории, это понятие
полагается в контекст эволюционных
представлений, главным образом - от-
бора и приспособленности. Таково,
например, ставшее классическим
определение альтруизма, данное
Триверсом: "Альтруистическим является
поведение, благоприятное другому
организму, дальнему, и отчасти
вредное организму, которое его
осуществляет"20. Это определение и
было развернуто в концепции
____________________
19 Edel F. Attempts to Derive
Definitive Moral Patterns from
Biology // SBD. P. 113
20 Trivers R.L. Op. cit. P. 213.


79

совокупной приспособленности. Как
видно, эволюционная концепция ал-
ьтруизма (которая прослеживается и в
классической эволюционной этике,
представленной Спенсером, Дж.Хаксли,
Кропоткиным, и у Эфроимсона, занимав-
шего промежуточное положение между
классической эволюционизмом и
социобиологией, и в социобиологии)
довольно специфична: это - поведение,
единственным критерием которого
являются результаты, а именно,
приспособленность индивида или
группы; результаты, которые
достигаются за счет той особи (того
индивида), которая (который)
проявляет альтруизм. Триверс относил
к альтруистическим действия, посред-
ством которых оказывается помощь
другим в момент опасности, помощь
слабым (больным, раненым, малышам,
старикам), передача своей пищи, своих
орудий и знаний другим. При этом
любые действия такого рода,
независимо от мотивации, признаются
альтруистическими. Собственно говоря,
это касается не только альтруизма. В
некоторых работах специфика
социобиологического подхода вообще
усматривается в том, что поведение





80

анализируется с точки зрения
максимальной приспособленности21.
Отсюда ясно, что термин "альтруизм"
используется не концептуально, а
инструментально, как интуитивно
очевидное понятие, наполняемое к тому
же дополнительным эволюционным
содержанием. Некоторые комментаторы
подчеркивают, что такой подход
характерен для социобиологов в
отношении большинства заимствованных
из социальной теории понятий22. В то
время, как в моральной философии
понятием "альтруизм" обозначается
поведение, бескорыстно
сориентированное на благо другого
человека, в социобиологии под
альтруизм подпадают любые отношения
помощи, продуктивного взаимодействия,
в том числе утилитарно, конвенци-
онально, контрактно обусловленные.
Таким образом, если моральная
____________________
21 См.: Barash D. Sociobiology &
Behavior. N. Y., 1977. P. 277;
Aronfreed J. The Socialization of
Altruistic and Sympathetic
Behavior: Some Theoretical and
Experimental Analysis // Altruism &
Helping Behavior. N. Y.; L., 1970.
P. 109
22 См., например: Плюснин Ю.М. Цит.
соч. С. 92.


81

философия на протяжении всей своей
истории стремилась к спецификации
понятия морали, вырабатывая для этого
соответствующий методологический
аппарат, то социобиология начинает с
дезавуирования именно этого достояния
моральной философии как
несущественного или неинтересного, с
естественнонаучной точки зрения.
Что касается нечеткости специально
этического, или шире,
аксиологического понятийного
аппарата, то здесь интересно
отметить, что подобный упрек сами со-
циобиологи обращали в адрес
классического эволюционизма,
указывая, например, на то, что
Спенсер вплетал в дарвинизм
доэволюционнистские ценностные пред-
ставления, а Хаксли прибегал к
внебиологическим ценностным понятиям
для установления критерия эволюции23.
Но то же самое мы находим и у
социобиологов, которые заимствуют
свои понятия из области социологии
для описания явлений, весьма далеких
от истории и культуры, вследствие
чего содержание этих понятий вы-
холащивается, однако затем,
наполненные этологическим
____________________
23 См.: Quinton A. Ethics & the
Theory of Evolution // SBD. P. 130.


82

содержанием, они произвольно
используются для объяснения
социальных явлений.
Метафоричность используемого
понятия "альт-руизм" признают и сами
социобиологи24, что, правда, не
мешает им с помощью этого
метафоризированного понятия объяснять
и родительскую заботу, и помогающее,
жертвенное поведение, и дружбу, и
конформизм, и даже гражданское
неповиновение. То же мы находим и у
Эфроимсона, который, понимая
"альтруизм" как интуитивно ясное,
очевидное понятие, не обращает
внимания на то, что им оказываются
охваченными такие, столь разные и с
социологической, и с этической точки
зрения явления, как помощь, забота,
партнерство, благо-деяние,
милосердие.
Схожие модуляции, созвучные идее
эволюции, претерпевает и понятие
морали. В целом мораль понимается как
механизм адаптации25: группа
____________________
24 Рьюз М. Эволюционная этика:
здоровая перспектива или оконча-
тельное одряхление? // Вопр.
философии. 1989. ь 8. С. 37.
25 Р.Льювонтин вообще рассматривает
социобиологию как один из вариантов
"адаптационистской программы"


83

(популяция) адаптируется к окружающей
среде, индивид - к группе
(популяции). Но если эволюционная
предвзятость многих характеристик
человека, в том числе такой родовой
его характеристики, как способность к
взаимодействию, сотрудничеству, не
вызывает сомнения - утверждение об
эволюционной обусловленности морали,
в том числе альтруизма, никак нельзя
признать убедительными. Обеспечение
совместного образа жизни у насекомых
и животных, у животных и человека и
даже в разнообразных человеческих
сообществах - в клане, в семье, в
дружестве, в деловом партнерстве, в
корпорации, - безусловно, различны. В
человеческих сообществах
сотрудничество опосредствуется
важными идеальными (идеологиче-скими,
мотивационными) факторами, причем
характер этих факторов варьируется
(принуждение, материальная
необходимость, экономические
интересы, любознательность,
солидарность, благотворительность,
человеколюбие и т.д.). Очевидно, что
эти дистинкции не принимаются во
_____________________________________
(Lewontin R.S. Sociobiology as an
Adaptationist Program // Behavioral
Science. Baltimore, 1979. Vol. 24.
ь I. P. 7).


84

внимание социобиологами. Более того,
тот образ альтруизма и морали,
который вызревает в лоне со-
циобиологии, тяготеет к утилитаризму,
а в конечном счете к так или иначе
понятому эгоизму. Характерно, что
поведение испытывается социобиологами
(так же, как и этологами) только по
критерию целесообразности. Моральное
поведение, в том числе
альтруистическое, также
рассматривается главным образом с
позиций целесообразности. Нет
сомнения, что с этих позиций воз-
вышенные моральные представления и
устремления воспринимаются не более
как романтическая иллюзия, самообман,
религиозно-поэтическое заблуждение.
Мораль можно объяснить с точки
зрения теории адаптации. Однако
содержание морали не исчерпывается
адаптивностью, и мораль не является
особенной, тем более единственной
формой адаптации. Способность к
обучению, например, обладает гораздо
большим адаптивным потенциалом, чем
альтруизм. Существенной в адаптивном
плане была и функциональная диф-
ференциация внутри социальных групп
архаического общества, в частности,
выделение особых функций, которые
выполняли в силу своей опытности и
житейской мудрости старики - жрецы,


85

учителя, наставники. Не менее
важными, адаптивно "емкими" были и
способности к изготовлению орудий,
как технических, так и логических,
духовных, и способности к творчеству,
в том числе социальному творчеству.
Все это говорит о том, что
адаптивность не является
специфическим признаком морали. К
тому же homo sapiense в отличие от
всех известных на Земле видов,
животное не столько приспо-
сабливающееся, сколько преобразующее
среду. Именно колоссальное развитие
творческой активности, направленной
на преобразование среды обитания,
создание особенной - вещной - среды,
создание духовной культуры, - вот,
что обнаружило тот прорыв, благодаря
которому человек стал человеком.
Становление человеческой культуры,
становление морали фактически
нейтрализовало значимость
биологических способностей к приспо-
соблению.
Пожалуй, эволюционисты не станут
решительно возражать против этих
положений, они даже готовы принять их
с известными оговорками. Так, они
предлагают рассматривать человеческую
природу как систему задатков, которые
актуализируются в процессе соци-
ализации человека. Природа человека


86

так "рассчитана" эволюцией, говорит
К.Лоренц, "что она нуждается в до-
полнении культурной традицией"26. В
качестве примера Лоренц приводит
речь: физиологический аппарат, бла-
годаря которому человек оказывается
способным к речи, задействуется
именно в процессе культурного взаимо-
действия, в процессе обучения.
Аналогичны способности к морали.
Эфроимсон прямо сделал вывод о
"наслед-ственных задатках к морали"
для пробуждения которых требуется
воспитание, пример. Причем "в разные
исторические периоды наследуется не
весь этический код, а лишь та его
часть, которая соответствует
социальным условиям эпохи"27.
Это не простой вопрос, говорит ли
человек только потому, что он
обладает соответствующим голосовым
аппаратом. С биологической точки
зрения, когда человек сравнивается с
другими животными и устанавливается,
что голосовой аппарат человека
является уникальным, наверное,
указание на соответствующие анатоми-
ческие особенности человека позволяют
утвердительно ответить на этот
____________________
26 Lorenz K. The Functional Limits
of Morality // SBD. P. 67.
27 Эфроимсон В.П. Цит. соч. С. 205.


87

вопрос. Однако строго говоря, у чело-
века есть физические предпосылки не к
речи, а к членораздельному
произнесению разнообразно комбиниру-
емых звуков, к говорению; сама же по
себе речь - полностью культурный
феномен, и иначе как через социализа-
цию индивид не может научиться
говорить, не может стать личностью,
то есть субъектом культуры. Патология
голосового аппарата или
соответствующих нейронных систем,
ответственных за звукообразование,
ведет к немоте, но это - голосовая
немота, и она не влияет на
способность к речи, то есть к общению
при помощи языковых средств,
воспринимаемых другими людьми. Пусть
это будут не звуки, как при обычном
устном общении; информация может
передаваться и с помощью других
средств, воспринимаемых визуально (у
немых) или тактильно (у
слепоглухонемых)28.
____________________
28 Осмысленной, а не подражательной
коммуникации на языке жестов могут
быть обучены, при создании
соответствующих социально-
культурных условий, хотя в
определенных пределах, и шимпанзе,
не имеющие, как известно,
биологических задатков к речи


88

Что же считать "задатками" морали?
Наличие соответствующих генетических
механизмов, обеспечивающих
функционирование морали? Однако ведь
прямо надо сказать, что их
действительная роль именно для морали
не установлена ни опытным, ни
экспериментальным путем. В строгом
смысле слова и "совокупная
приспособленность", и "эгоистический
ген", и "взаимный альтруизм", и
"эпигенетические правила" в контексте
этического рассуждения являются лишь
теоретическими моделями, призванными
объяснить мораль, т.е. это - та же
самая "философия", которая не
устраивает ученых, привыкших к
строгости естественнонаучного знания.
Большой интерес представляет
рассмотрение морали как
специфического социально-культурного
феномена, компенсирующего ослабление
биологических механизмов
самосохранения, приспособления,
продолжения рода. Этот взгляд
встречался и в классическом эво-
люционизме29. Таким образом весьма
_____________________________________
(cм.: Панов Е.Н. Знаки, языки,
символы. М., 1980. С. 134-144).
29 Так, Спенсер считал, что
моральный закон является своеобраз-
ным продолжением закона


89

существенно уточняется понимание
морали: это - социальный, культурный
фактор, сформированный благодаря
естественной эволюции и
актуализирующий на внебиологическом
уровне функциональные связи, которые
при "нормальных условиях"
осуществляются на основе би-
ологических механизмов. Именно так
понимал мораль К.Лоренц. У животных,
считал он, наряду с инстинктом
агрессивности (который играет важную
роль не только в межвидовой, но и
внутривидовой борьбе за выживание),
существуют инстинктивные механизмы
запрета на умерщвление себе подобных.
Возможно, эти механизмы есть и у
человека, однако условия социализации
отрицательно влияют на них; мораль
представляет собой один из социальных



_____________________________________
естественного, да и все учение о
нравственности есть лишь
трансцендентальная физиология
(см.: Спенсер Г. Социальная
статика: Изложение социальных
законов, обусловливающих счастье
человечества. Спб., 1906. С. 478).
Спенсер имеет в виду высшую
физиологию.


90

механизмов, которыми замещаются ин-
стинкты30.
Та же мысль о дополнительной,
компенсирующей роли морали
встречается у Рьюза (несколько
нарушая общую логику его
рассуждений). "Подлинный альтруизм, -
говорит он, - работает, только если
мы в него верим", иначе верх берут
эгоистические интересы31. Стало быть,
в условиях общественной жизни
действенность генетических механизмов
должна быть подкреплена со-
ответствующей идеологией. Таким
образом, мораль, по мысли сторонников
эволюционной этики, выполняя
адаптивную функцию по отношению к
исконным, естественным, подлинным
связям человека с природой, с другими
людьми, по своей внутренней
направленности противостоит системе
социальных отношений.
Такое понимание морали, которая
частично, как эпифеномен эволюции,
соотносится с социальным миром, но
тем не менее, коренясь в природе,
выбивается из него, весьма характерно
____________________
30 Лоренц К. Врожденный запрет на
братоубийство // Лит. газета. 1974.
16 янв. См. также: Lorenz K.
Op. cit. P. 71.
31 Рьюз М. Цит. соч. С. 199.


91

для эволюционистского, соци-
обиологического, сциентистского
взглядов на социальность вообще. В
наиболее сильной форме такой взгляд
обнаруживается у В.П.Эфроимсона, чей
подход отличается именно
"просветительским", "рассудочным"
пониманием социального фактора.
Неявно "социальное" для него это то,
что осознается, вербализуется,
рационализируется. Возникшие в
процессе эволюции механизмы
альтруистического поведения
В.П.Эфроимсон противопоставляет
а) позерству, б) меркантилизму
(материаль-ному или религиозному),
в) карьеризму, г) стяжательству,
д) воспитанности32, - как обычно
предполагаемым основаниям
человеческих действий. В.П.Эфроимсон
это не проговаривает, но из его
рассуждений вытекает, что человек в
своих поступках определяется либо
утилитарными, идеологическими
соображениями, привычками, может
быть, подражанием, либо генетическими
механизмами. И, наоборот, наполненная
меркантилизмом, карьеризмом,
властолюбием и т.п. общественная
жизнь является главным препятствием
нравственности, столь сильным, что
____________________
32 Эфроимсон В.П. Цит. соч. С. 199.


92

"общая тенденция отбора",
"нормальная" система эмоций и реакций
на окружение может быть просто
подавлена средой. То, сколь мало
времени требуется на восстановление
моральных чувств, несмотря на все
ужасы тоталитаризма и тирании, как
раз свидетельствует об их
изначальности у чеовека. Вместе с
тем, различные социальные институты и
движения, например, религиозные,
указывает В.П.Эфроимсон, нередко эк-
сплуатировали естественное
благородство, доброжелательность,
чувство справедливости. В широте
религиозных движений наш автор видит
лишь дополнительное подтверждение
биологической обусловленности мораль-
ных идей33.
В этих взглядах на мораль видного
ученого-генетика можно усмотреть явно
не выраженную, хотя и достаточно
однозначную оппозицию жесткому
социологизаторству, свойственному
советским гуманитарным исследованиям
на протяжении многих десятилетий; и в
той полемике, а, точнее, критике,
которую эта статья вызвала,
доминировало именно впечатление об
этой оппозиции.

____________________
33 Там же. С. 205


93

Однако дело не в антисоциологизме,
который присущ эволюционистской
этике. Я бы скорее назвал эту
тенденцию "реализмом" или
"редукционизмом", и заключается эта
тенденция в стремлении непременно за-
фиксировать "реальный", предметный
субстрат морали, некоторое "начало"
морали. Это стремление связано с тем,
что мораль, если исходить из ее
аутентичных формулировок, предметно
ни с чем не коррелирует. В этической
рефлексии мораль предстает как
система абсолютных, универсальных,
априорных принципов (запо-ведей,
ценностей). И именно эти ее
характеристики противоречат
действительному опыту человека,
включенного в отношения, которые
реально требуют ситуативных,
соотнесенных с практическими
социальными интересами решений и
оценок. С позиции этого опыта,
этическая рефлексия, разумеется,
воспринимается как спекулятивное
теоретизирование, идеализм. Данные
этой рефлексии подвергаются
"рационализации" - либо в контексте
эволюционной теории, и тогда за этими
данными открываются перипетии
эволюционого процесса, либо в
контексте социологии, и тогда за
этими данными открываются


94

общественные противоречия, в
частности, столкновение классовых
интересов, либо в каких-либо других
контекстах - психологии, парапсихо-
логии, астрологии, уфологии и т.д.
Внесение этих и любых других
контекстов в этику, претендующее на
спасение этики от "спекулятивного
умствования", означает бегство от
морали; Дж.Мур назвал бы это
натуралистической ошибкой,
заключающейся в "экстернальной ре-
дукции" морали, сведении ее к чему-то
иному, лежащему вне морали. Это иное,
как мы далее увидим, может быть
экономически-политической сферой или
областью психических реакций, или
"законом высшей космической жизни",
или биологической эволюцией; суть
этой редукционистской процедуры от
этого не меняется: исследователь
считает необходимым раскрыть
"подлинное" содержание морали,
которое как будто неразличимо за
неадекватными, иллюзорными моральными
представлениями об абсолютности и
универсальности морали. Однако
содержание морали, как и любого
явления, непосредственно не выводимо
из особенностей ее происхождения.
Надо отметить, что, в отличие от
рассматриваемой натуралистической
теории морали, супранатуралистическая


95

теория не подпадает под
антиредукционистскую критику, как это
иногда кажется. Религиозная этика го-
ворит о трансцендентном происхождении
нравственности, а именно, о
божественном ее происхождении, ее
данности человеку как божественной
заповеди и о ее осквернении в
неизбывной греховности человека.
Особенность этой теории в сравнении с
вышеназванными заключается в том, что
содержание морали здесь отнюдь не
сводится к ее происхождению, к ее
божественности. Содержание морали, с
религиозной точки зрения, опре-
деляется борением человека с
искушениями его низшей природы, с
очищением, устремленностью человека к
высшему совершенству - к Богу. В
свете религиозной теории содержание
нравственности определяется
"единством и противоположностью"
должного и сущего. Такое раскрытие
содержания нравственности и методо-
логически, и этически, как это будет
видно из последующего изложения,
вполне обоснованно.
Этого различия между должным и
сущим эволюционная этика не знает, а
если знает, не желает принимать34.
____________________
34 К.Каутский, связывавший
материализм в этике во многом (но


96

Невнимание к этой важной этической
проблеме в гораздо большей степени,
чем антисоциологизм, определило
неудовлетворительность
социобиологических объяснений
происхождения и функционирования
нравственности, в особенности
социальной нравственности. Ведь
взаимопереплетение и
взаимоотталкивание должного и сущего
разворачивается именно в практической
активности человека. Не случайно
величайшие религиозные системы -
буддизм, христианство, ислам - явля-
ются последовательно человеко-
ориентированными учениями35.
_____________________________________
не только) с эволюционизмом, видел
заслугу эволюционизма в том, что он
кладет конец дуалистическому
пониманию природы человека:
"Нравственный закон имеет ту же
природу, что инстинкт размножения".
(Каутский К. Этика и
материалистическое понимание
истории. Пг., 1918. С. 58).
35 Хотя в каждой из этих религий
человеко-ориентированность
проявляется по-своему: в исламе
доминируют социально-утилитарные
мотивы, в буддизме - аскетически-
перфекционистские, в христианстве -
альтруистически-сотериологические.


97

Характерно, что в эволюционной этике
больший акцент делается на примерах
"морального" поведения животных,
реальные же человеческие отношения
фактически остаются за рамками
анализа.
Между тем, сопоставление выводов
социобиологии с историко-
этнографическими данными показывает,
что та модель морали, которая
предполагается социобиологией, в
гораздо большей степени сопоставима с
трайбализмом, то есть с системой
ценностей, покоящейся на жесткой
дихотомии свои - чужие, нежели с
развитой моралью универсальных
ценностей. Это понятно: модели
"эгоистический ген", "отбор родичей"
и даже "взаимный альтруизм" не могут
быть рассчитаны на необозримо широкий
круг индивидов. Между тем,
социобиологи пользуются понятием
"социальная норма" вообще, не проводя
различия между трайбалистскими и
универсальными нормами, между
конвенциональными и абсолютными
ценностями, не говоря уже о различных
по своим мотивационным программам
действиях, которые "внешне" все могут
быть названы "альтруистическими".
Взять, к примеру, апробативное
поведение, сориентированное на
похвалу. По-человечески такое


98

поведение вполне понятно и оно, как
правило, целесообразно - не только в
утилитарном, но и социобиологическом
смысле слова, поскольку его можно
рассматривать как своеобразную форму
адаптации36. Но даже с позиций
консеквенциальной этики, для которой
главным критерием оценки действий
является их результат, такое по-
ведение нельзя отнести к чисто
____________________
36 Так, известны рассказы об
австралийских охотниках, которые,
охотясь, "перевыполняют норму",
добывая больше добычи, чем это от
них требуется по существующему
"разделению труда" и раздают больше
родным и близким. Или другие
рассказы о танцорах и певцах,
которые "гастролируют" из общины в
общину, доставляя радость людям. И
охотников, и артистов можно было бы
отнести к альтруистам, но из
рассказов следует, что и в одном, и
в другом случае доминирующим был
мотив честолюбия: добиться особых
похвал, повысить свой статус в
коммунально-локальной "табели о
рангах" (см.: Артемова О.Ю.
Личность и социальные нормы в
ранне-первобытной общине: по
австралийским этнографическим
данным. М., 1987. С. 176).


99

альтруистическому, поскольку
удовлетворение потребностей других
людей выступает не как цель, но как
средство для достижения личных
корыстных целей.
Понятно, что альтруистическим,
моральным поступок делает не
определенное по своему рисунку
действие, но главным образом то, на
какие императивно-ценностные
стандарты ориентируется человек, как
он относиться к своим действиям. Даже
тогда, когда результат действия
является исключительно положительным
для других людей, но само действие
совершено в силу обстоятельств, по
привычке, из подражания другим, оно
является именно положительным,
одобряемым, но не моральным в строгом
смысле этого слова. Стечение об-
стоятельств, привычка, подражание, -
все это такие факторы поведения,
которые проявляюся в пределах сущего.
Если здесь и можно говорить о выборе,
то он сводится к предпочтению, к
выражению своего вкуса. Моральный же
выбор воплощается в деянии,
сориентированном на должное; он
персонален, принципиален, духовен.
Мораль в понимании социобиологов -
надперсональна; более того, она
бездуховна - в той мере в какой
социобиологи изображают ее как


100

функционирование определенных
генетических механизмов, сориентиро-
ванных на организмические,
популяционные, но не личностные цели.
Критики социобиологии обращали
внимание на то, что в ней по существу
игнорируется ментальный фактор, что
моральная свобода и ответственность
признаются по существу формально, и в
этом они почти повторяют аргументы,
выдвигавшиеся Н.А.Бердяевым против
эволюционной теории: эволюционизм
забывает о свободе и творчестве,
ошибочно связывая "динамизм
человеческой природы" с эволюцией, а
не с свободным творчеством37.
Однако социобиологи, отрицая так
называемый "генетический
детерминизм", принципиально не при-
нимают эти упреки. Правда, свобода,
вменяемость, ответственность
понимаются ими, как и мораль, весьма
специфически. По большому счету,
человек, конечно, заключен в цепь
причинно-следственных зависимостей,
уже потому его поступки не являются
"дикими", - таковым человеческое
____________________
37 Бердяев Н.А. О назначении
человека (Опыт парадоксальной
этики). Париж, 1931.
С. 58. См.: Он же. Смысл творче-
ства // Указ. изд. С. 358-359.


101

поведение предстает с "божественной
выси". Его свобода выражается в
раскованности, автономии (свобода от
уз среды). Люди "обладают врожденной
склонностью рассматривать
определенный образ действий как
справедливый, а другой образ действий
- как дурной. Это качества, заданные
им биологически. Hо поскольку они
наделены этой склонностью, то все,
что они делают, является функцией
этой склонности совместно с другими
факторами, а затем и результатом того
или иного свободного сознательного
выбора"38. Смысл же морали, который
предполагался в соответствии с эво-
люцией, довольно ясен: следовать
природе, не противостоять своему
животному естеству39, соответственно
"естественной" должна быть и свобода.
Тезис о том, что природа является
критерием морали и основой
человеческой свободы, может быть
истолкован по-разному. Г.Спенсер,
например, понимал его однозначно:
нравственным, то есть наилучшим, по-
ведением для каждого вида животных
является то, которое способствует
"наибольшей продолжительности, широте
____________________
38 Рьюз М., Уилсон Э. Указ. соч.
С. 107.
39 См.: Рьюз М. Указ. соч. С. 37.


102

и полноте жизни"40. Отсюда можно было
бы вывести главную заповедь, по
Спенсеру: "Живи и дай жить другим".
П.А.Кропоткин к выводу о том, что
природа должна стать главным учителем
этики, шел иным путем: сердцевиной
нравственности является взаимная
помощь: опыт показывает, что взаимная
помощь представляет собой основной
фактор эволюции в живой природе,
следовательно, надо учиться у
природы, следовательно, природа несет
в себе основное содержание
нравственности, следовательно,
свобода заключается в раскрепощении в
себе природных начал и т.д.41
Однако такое понимание свободы и
нравственного предназначения человека
противоречит культурному опыту
человечества. "Природа" или "жизнь"
не может быть критерием морального
опыта, основанием выбора, источником
смысла жизни человека, поскольку
наполненная природой жизнь и жизнь,
наполненная природой, - разнообразны
и многозначны: страдание, увядание,
смерть также естественны, как
рождение, процветание, развитие. Сама
по себе жизнь имеет смысл только
____________________
40 Спенсер Г. Основания этики.
Т. 2, ч. 4. Спб., 1899. С. 5.
41 Кропоткин П.А. Этика. С. 4, 38.


103

перед лицом смертельной опасности,
слепой стихии. Так что с этической
точки зрения, смысл первичнее жизни,
в смысле содержится критерий оценки
жизни.
Правда, Э.Уилсон, как будто имея в
виду этот аргумент, высказал мнение,
что все цели, которые ставит перед
собой человек (включая, по-видимому,
и высшие цели), не могут возникнуть
вне его природы. Но даже если
признать, что это так, что цели
человека задаются природой, это еще
не определяет критерий оценки целей
как ценностей и не доказывает
нравственной ценности и
обязательности факта природной
предпосылки морали и выведения из
него самого нравственного идеала.
Имен-но об этом свидетельствует
нравственный опыт. Анализ
основополагающих императивов
нравственности показывает, что они во
многом направлены на обуздание че-
ловеком своей страстной натуры, на
содействие освобождению человека от
"искушений плоти" и одухотворение
своей чувственности. И становление
человеческой личности связано в
первую очередь с формированием спо-
собности контролировать свои телесные
отправления, регулировать свои
потребности, сознательно подчинять


104

свои интересы интересам других людей,
исходя как из общественных
установлений, так и из высших
духовных ценностей.
Эволюционисты говорят, что высшие
ценности непосредственно обусловлены
теми зависимостями, которые
формируются в процессе биологической
эволюции. Эта концепция может
"работать" как метафизическая
концепция, как возможный путь
обоснования морали; однако в этом
случае она ничем не отличается от
других философских, религиозных,
моралистических концепций морали, и
это эволюционистов никак
удовлетворить не может: они
претендуют на науку о морали. Именно
как объяснительная концепция
эволюционистская теория морали
недостаточна: она "не поднимается" до
своего предмета и, оставаясь на
уровне общеантропологических
определений не может стать теорией
морали.










105



<< | >>
Источник: АПРЕСЯН Р.Г.. Идея морали ибазовые нормативно-этическиепрограммы. - М., 1995. -353 с.. 1995

Еще по теме 3. Социобиология в свете моральнойфилософии:

  1. 3. Социобиология в свете моральнойфилософии