<<
>>

142. О радости и любви в сравнении с печалью и ненавистью  

Так как ненависть и печаль должны быть отвергнуты душою, даже когда им предшествует истинное познание, то от них тем более следует отказаться, если они связаны с ошибочным мнением. Но можно сомневаться в том, хороши или плохи любовь и радость, когда они столь же плохо обоснованы.
И мне кажется, что если рассматри&вать, чем они сами по себе являются для души, то можно сказать, что, даже когда радость менее прочна, а любовь менее полезна, нежели тогда, когда они имеют лучшее основание, их тем не менее следует предпочесть печали и ненависти, так же плохо обоснованным. Так что в тех случаях, когда мы не можем избежать обмана, мы всегда более склонны к тем страстям, которые обращены к бла&гу, нежели к тем, которые обращены ко злу, хотя бы и во избежание последнего. И часто ложная радость лучше, чем печаль, у которой действительно есть причина. Но я боюсь сказать это о любви и ненависти, ибо, если нена&висть оправданна, она ограждает нас только от носителя зла, от которого всегда следует ограждать себя, в то вре&мя как безосновательная любовь влечет нас к вещам, которые могут нам повредить или по меньшей мере не заслуживают того, чтобы мы относились к ним так, как относимся: это нас роняет и унижает.

143. О тех же самых страстях, поскольку они относятся к желанию

Следует заметить, что все сказанное мною об этих четырех страстях имеет значение лишь в том случае, когда страсти рассматриваются только сами по себе и не побуждают нас к какому-либо действию. Если же они возбуждают в нас желания, влияя таким образом на наши нравы, то очевидно, что страсти, возникшие на ложном основании, могут вредить, а страсти, возникшие на истин&ном основании, должны иметь положительное значение. И даже когда они плохо обоснованы, радость обыкновен&но вреднее печали, потому что последняя, внушая мысль об осторожности и страхе, располагает к благоразумию, в то время как первая ведет к легкомыслию и безрассуд&ству.

144.

О желаниях, исполнение которых зависит только от нас

Но так как эти страсти могут заставить нас действо&вать только через посредство возбуждаемых ими жела&ний, то нам необходимо особенно заботиться о том, чтобы управлять нашими желаниями; в этом-то и заключается основная польза морали. Как я сказал выше, желание всегда хорошо, когда оно основывается на истинном по&знании, и всегда дурно, когда оно основано на каком- нибудь заблуждении. И мне кажется, что ошибка, кото&рую чаще всего допускают при определении желаний, заключается в том, что не различают как следует вещей, полностью зависящих от нас, и тех вещей, которые со&вершенно от нас не зависят. В отношении вещей, завися&щих только от нас, т. е. от нашего свободного решения, достаточно знать, что они хорошие, чтобы не желать их слишком страстно, потому что творить зависящее от нас добро — значит следовать добродетели, а слишком страст&но желать добродетели, без сомнения, невозможно. Кроме того, что желаемое нами подобным образом не может быть выполнено нами, поскольку оно зависит только от нас самих, мы получаем от него все то удовлетворение, которого ожидали. Ошибка же, которую при этом обыч&но совершают, заключается не в том, что желают слиш&ком много, а в том, что желают слишком мало. Наилуч&шее средство против этого — по возможности освободить свой ум от всякого рода других, менее полезных желаний, а затем постараться ясно познать и внимательно рассмот&реть благо, заключенное в том, чего следует желать.

145. О желаниях, которые зависят

только от других причин; что такое случайность (Fortune)

Не следует страстно желать вещей, кои от нас не зави&сят, даже если эти вещи прекрасны, не только потому, что их может не оказаться и это вызовет у нас огорчение, которое будет тем больше, чем сильнее мы их желали, но главным образом потому, что, завладевая нашими мыслями, они отвлекают нас от интереса к другим ве&щам, достижение которых зависит от нас. Есть два глав&ных средства против этих тщетных желаний: первое — это великодушие, о котором я буду говорить ниже, вто&рое — постоянное размышление о божественном прови&дении.

Мы должны признать невозможным, чтобы нечто происходило иначе, чем это навеки определено провиде&нием. Божественное провидение есть как бы предопреде&ленность (fatalite) или непреложная необходимость, ко&торую следует противопоставить случайности, дабы уничтожить ее как химеру, порожденную только заблуж&дением нашего рассудка. Мы можем желать только того, что считаем каким-то образом возможным; а считать возможными вещи, совершенно от нас не зависящие, мы можем, не иначе как считая их зависящими от случай&ности, т. е. допуская, что они могут произойти и что прежде уже происходило нечто подобное. Но это мнение основано только на том, что мы не знаем всех причин, вызывающих то или иное следствие. Ибо, если какое- нибудь событие, которое мы считали зависящим от слу&чайности, не происходит, это свидетельствует лишь о том, что какая-либо из причин, необходимых для того, чтобы оно произошло, отсутствует и что, следовательно, оно было абсолютно невозможным и никогда не происходило ничего подобного ему, т. е. и для этого последнего при&чина также отсутствовала. И если бы мы раньше обра&тили на это внимание, мы никогда не считали бы его возможным и, следовательно, не желали бы невозмож&ного.

 

<< | >>
Источник: Декарт Р.. Сочинения в 2 т.: Пер. с лат. и франц. Т. 1/Сост., ред., вступ, ст. В. В. Соколова.— М.: Мысль,1989.— 654 c.. 1989

Еще по теме 142. О радости и любви в сравнении с печалью и ненавистью  :

  1. 142. О радости и любви в сравнении с печалью и ненавистью  
  2.   Он дикарей, что по горным лесам в одиночку скитались, Слил в единый народ и законы им дал...18  
  3. 2.ЕДИНЫЙ БОГ
  4. О числе и порядке страстей. Объяснение шести простых страстей
  5. ПИСЬМ
  6. БИОЛОГИЯ И ТЕОЛОГИЯ.
  7. ГЛАВА ВТОРАЯ ГУМАНИЗМ ПРОТИВ СХОЛАСТИКИ