БУРГАВЕ  

Бургаве полагал, что бесполезно доискиваться атрибутов, присущих бытию, как таковому, т. е. того, что называется конечными метафизическими причинами. Он отвергает эти причины и не интересуется даже первичными физическими причинами, каковыми являются элементы и возникновение первой формы семян и движения («Основы медицины», гл.
23).
  • Он разделяет человека на тело и душу и утверждает, что мысль может быть лишь операцией чистого духа (гл. 27); однако он не только никогда не наделяет душу эпитетами духовной и бессмертной, но, когда он говорит о внутренних чувствах, ясно, что для него эта субстанция не представляет собой нечто особенного, но что она некое внутреннее чувство, подобное другим, сочетанием которых она является.
  • Он чисто механически объясняет все способности разумной души; этот великий теоретик подчиняет все, вплоть до самой метафизической и отвлеченной, самой истинной во Вселенной мысли, законам движения, так что для меня несомненно, что он признавал в человеке только чувствующую душу, хотя и более совершенную, чем у животных. Прочтите его лекции, изданные Галлером и вольно переведенные на французский язык как «Основания», в особенности же «De sensib, intern.», и его рассуждения «De honore Medic, servitut», «De usu ratiocinii in Medicina», «De comparando certo in Phys.» 13 и т. д.
  • Известно, что этому великому философу дорого обошлось то, что один неизвестный, с которым он вместе путешествовал, принял его за сторонника Спинозы («Жизнь Бургаве» М.
    Шультенса). Но в сущности, насколько можно судить на основании его трудов, его меньше всего можно было бы назвать спинозистом: во всем он признавал невидимую руку бога, который, по его мнению, все сотворил, вплоть до мельчайших волос на нашем теле; из этого, как и из многого другого, видно, насколько этот знаменитый врач отличался от обоих современных эпикурейцев — Гассенди и Лами, не хотевших верить, что органы человеческого тела могли быть созданы для производства некоторых определенных движений, раз есть причина, приводящая их в движение (Boerh. Inst. Med. XL ), и усвоивших в этом отношении теорию Лукреция («De Natura Rerum» 15, кн. 4). Объясняя взаимное соответствие тела и души, ученый лейденский профессор или ясно разрешает затруднение, допуская, в сущности, лишь одну-единственную субстанцию, или же, когда, подобно другому философу, он хочет отделаться пустяками, он делает предположение, что законы Декарта установлены создателем и что, согласно этим законам, то или иное физическое движение дает душе ту или иную мысль, и vice versa; впрочем, он признает, что для врачей бесполезно узнавать эти законы и что даже величайшим гениям недоступно достичь их полного раскрытия. Я выступаю здесь лишь в качестве историка vocales или typographiques 16 высказанных мнений моего знаменитого учителя, который был бесспорно совершенным деистом. И кто может льстить себя мечтой проникнуть в сокровенные сердечные мысли? Deus solus scrutator cordium; один только бог — сердцевед!
  • << | >>
    Источник: В. М. БОГУСЛАВСКИЙ. Жюльен Офре ЛАМЕТРИ. СОЧИНЕНИЯ. ВТОРОЕ ИЗДАНИЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО «мысль» МОСКВА - I983. I983

    Еще по теме   БУРГАВЕ  :

    1.   УЧЕНЫЙ, МЫСЛИТЕЛЬ, БОРЕЦ
    2.   § 4. О гении  
    3. Случай 6. О диких людях, называемых сатирами  
    4. Случай 7. Блестящая гипотеза Арнобия 68, подкрепляющая все вышеописанные факты  
    5.   МАЛЬБРАНШ  
    6.   ЛЕЙБНИЦ  
    7.   ВОЛЬФ  
    8.   БУРГАВЕ  
    9. ЧЕЛОВЕК-МАШИНА  
    10.   Глава I  
    11.   АНТИ-СЕНЕК А, ИЛИ РАССУЖДЕНИЕ О СЧАСТЬЕ
    12.   ЖИВОТН ЫЕ-БО Л ЬШЕЕ, ЧЕМ МАШИНЫ
    13.   ПРИМЕЧАНИЯ 
    14. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАССУЖДЕНИЕ ИЗДАТЕЛЕЙ