<<
>>

  И. БУВЕ - ЛЕЙБНИЦУ Пекин, 4 ноября 1701 г.  

Сударь
Вы не ожидаете, конечно, что получите так скоро ответ на чрезвычайно любезное письмо, которое вы оказали мне честь написать 15 февраля настоящего года. Расторопность, которую проявило судно, доставившее мне его, вкупе с обязательностью лица, которому по прибытии вверили его, чтобы мне передать, оказалась такова, что у меня остается еще досуга выразить вам мою покорнейшую признательность с той же оказией.
Я преисполнился сочувствия, узнав о неудобствах, заставивших вас проделать путешествие по Богемии, и немало огорчился также смертью отца Коханьского, о которой вы потрудились меня уведомить. Но в то же время для меня было совершенно необыкновенной радостью узнать, что Его Светлейшее Величество король Пруссии образовал новое Научное Общество, во главе которого он вас поставил. Рвение вами проявляемое в течение долгого времени в отношении всего, касающегося Китая, и в особенности - распространения Евангелия безусловно заслуживает, чтобы Китай один принял такое же участие в этом начинании, какое и вся Европа, несомненно принимающая большое в нем участие. Единственная моя тревога здесь состоит в том, что я вижу, как великие таланты, данные вам небом для важнейших дел, для серьезнейших, в частности, наук, склоняют вас к занятиям, отнимающим у научного содружества (republique des Sciences) значительную долю огромных преимуществ, какие оно может ожидать от ваших ученых размышлений.
Затронутые вами в двух словах новые открытия, сделанные вами и другими на основе вашего анализа бесконечно малых, весьма возбудили мое любопытство. Если бы капитан, командующий судном, которым вернулся отец де Фонтанэ из Порт-Луи в Кантон за пять месяцев с несколькими днями плавания, последовал такому мудрому совету, какой вы дали другим: наблюдать за барометром, чтобы предвидеть шторм, он бы имел удовольствие выиграть от этого и не лишился бы всех своих мачт, которые сорвал у него нежданный тайфун, поставив судно на волосок от гибели за несколько дней до прибытия в порт.
Мы сообщили китайскому императору о новости, которую вы потрудились передать мне, относительно сокрушительного поражения армии [русского] царя, которое нанесла ей армия короля Швеции. Император был удивлен, что Швеция со столь неравными сила- ми добилась такого большого преимущества над москвитянами. Но в глубине [души] не похоже, чтобы это [событие] его как-то огорчило. Я надеюсь, что подозрения царя не разрушат планов, вынашиваемых вами в отношении Китая и пути через Московию.
Хотя Вы, сударь мой, ни словом не обмолвились в ваших предыдущих письмах о вашей новой системе счисления, то, что мне в общих чертах довелось услышать от одного из моих друзей2, рассказавшего мне о ней, вызвало у меня великое желание проведать об этом что-нибудь от Вас самих. Но то, что Вы имели любезность сообщить мне в вашем последнем письме, превзошло мои ожидания и пробудило во мне неодолимое стремление узнать от Вас самих все принципы ее действия не только ради того божественного предназначения3, которое, как показываете Вы, она может выполнить, т.е. послужить делу Веры, и это главное, что должно побудить отнестись к ней с подобающим уважением, особенно людей одной со мной профессии; но также по причине того поразительного сходства, которое, как я нахожу, имеет место между вашими принципами и теми, на которых, как я полагаю, основывалась арифметическая наука (science des Nombres) древних китайцев4 и другие [их] науки, сведения о которых они утратили, в том числе физика, или наука, излагающая принципы и причины возникновения и разрушения всех вещей: здесь древние китайцы видели такую же аналогию, что и Вы в системе чисел, на которых основывается всякая наука; и которая ничем не отличается от Вашей таблицы чисел, которую вы предлагаете в качестве обоснования вашей системы счисления; после чего Вы переходите, как это делают и китайцы, от образования чисел к возникновению вещей, с сохранением той же аналогии при объяснении того и другого.
Впрочем, я здесь имею в виду только таблицу чисел, которую вы связываете с геометрической прогрессией удвоения, на которой [также] китайцы остановили свой выбор как на самой простой и к тому же заключающей в себе совершеннейшую гармонию; и чтобы Вы могли убедиться, сударь мой, что эта таблица представляет собой, без каких-либо изменений, то же самое, что и система гуано5, или черточек царя китайских философов, я имею в виду Фуси, я попрошу Вас о трех вещах, и, я не сомневаюсь, Вам нетрудно будет оказать мне такую любезность.
I.
Во-первых, я попрошу Вас продолжить Вашу таблицу чисел, которая в Вашем письме не идет дальше 5-й ступени геометрической прогрессии удвоения, т.е. дальше числа 32; продолжить, я повторяю, Вашу таблицу до 6-й ступени той же самой прогрессии, т.е. до числа 64, или скорей до числа 63 всего лишь, поскольку 63 [числа] с нулем в начале ряда составляют 64 [числа ряда].
Теперь, когда Ваша таблица доведена до этой степени удвоенной прогрессии и стала наполовину (т.е. вдвое — перев.) длиннее, я попрошу Вас, во-вторых, представить, что все нули, которые являют собой образы несуществующего или несовершенного, заменены таким же количеством прерванных [черт], как Вы видите здесь в скобках (— —)6, и что вся Ваша таблица состоит из целых и прерванных черточек, как таблица Фу-си7.
После того, как Вы это представили, я прошу Вас, в-третьих, разделить Вашу таблицу на две половины, каждая из которых будет состоять из 32 порядков (rangs), составленных, в свою очередь, из шести целых и прерванных черточек, и расположить их рядом друг с другом в два столбика, так чтобы оба конца, которые сходились до рассечения, стали противоположными. Это позволит изогнуть каждый из столбиков в виде полуокружности и присоединить к другому, так что два верхних конца сомкнутся, точно так же как и два нижних конца; затем сравните эту фигуру с китайской круговой фигурой, которую я Вам посылаю, и посмотрите, заметите ли Вы там какое-либо отличие и не откроете ли там всю ту чудесную гармонию, какую я нахожу в Вашей таблице.
Эта схема — одна из схем Фуси, который благодаря изумительному искусству совершенного знания (к которому Вы, по-видимому, идете прямым путем, с тем чтобы помочь вновь обрести его людям, которые утратили его более чем 30 или 40 веков тому назад) сумел заключить как бы в двух общих и магических символах принципы всякого знания настоящей мудрости; и этот великий философ, в облике которого нет ничего китайского, хотя этот народ почитает его в качестве творца знаний и основателя государства, ввел эту систему, представленную круговым расположением, похоже, для того, чтобы вычислить и точно знать все периоды и движения небесных тел и дать ясное понимание всех перемен, которые при их (небесных светил) посредстве совершаются непрерывно и последовательно в природе.
Вторая схема, которую Вы видите заключенной в первой и которая является разновидностью магического квадрата8, будет с точки зрения составляющих ее элементов такою же, как и первая, но значительно отличающейся, и в этом нет сомнения, с точки зрения расположения частей и того назначения, которому Фуси, являющийся ее автором, определил их служить; но они [эти назначения] не известны и никому не были известны, как и назначения первой фигуры, возможно, с начала возникновения этого древнего государства; различные комментарии, составлявшиеся в разное время, даже до Конфуция9, могли им дать лишь самое смутное истолкование.
И если Ваша таблица чисел абсолютно тождественна той, которой воспользовался Фуси для создания своей системы, каковую все ученые [китайцы] считают системой чисел10, и в этом [тождестве] Вы убедитесь сами, как только сравните одну [таблицу] с другой, Вы возможно также признаете одновременно, сударь, что система (science), относительно которой вы не без основания полагаете, что естественный и гармоничный порядок чисел этой таблицы, если ее продолжить согласно возрастанию степеней удвоенной геометрической прогрессии, позволяют делать важные открытия, не может считаться новой наукой, по крайней мере в Китае, поскольку система черточек, которую приписывают основателю самого древнего государства (monarchie) в мире, является, по-видимому, не чем иным, как той системой, открытие которой [вновь] не должно позволить Вам стяжать в Европе славы средь ученых - той, какая подобала бы Вам, если бы никто на Земле ранее никогда об этом не догадывался.
Что до меня — человека, который, довольно долго размышляя над этой системой черточек, уже давно считающейся здесь необъяснимой загадкой, почувствовал, кажется, что ему приоткрываются экономность, красота и масштаб этого знания, как Вы могли понять из письма, написанного мною в прошлом году во Францию на этот предмет, - а я просил отца Гобьена, чтобы вам его сообщили1- то [я] уверяю Вас, что сходство Вашего открытия с этой древней системой — а она есть то, что я считаю высшим из имеющего отношение к науке, — делает уважение, которое я питаю к Вашей особе, еще более глубоким и позволяет мне надеяться, что, открывая новые пути нашим исследователям, можно некогда вновь обрести знание подлинного устроения Природы, [как] и всех других наук, — такое же почти, каким когда-то обладали первые патриархи на Земле и которое было либо даровано им Небом, либо приобретено ими постепенно благодаря их гению и их кропотливой и долгой работе.

Поскольку я исхожу из тех же принципов, что и Вы, сударь, меня ничуть не удивляет Ваш проект характеристики, которую вы предлагаете [в качестве языка] для выражения мыслей, так чтобы одни и те же символы служили одновременно и для вычислений и для доказательства в рассуждениях и т.д.: ибо этот вид письма представляется мне содержащим истинный принцип (idee) иероглифов древности и каббалы иудеев, точно так же как и знаков Фуси, считающегося в Китае первым создателем письменности или иероглифов этого народа, чтобы образовать которые, он, как говорят обычно, использовал 64 комбинации целых и прерванных черт его системы, представляющие такое же количество различных числовых обозначений. Но так как китайцы не знают числовых значений, скрытых в этих обозначениях, или алгебраических символах и, следовательно, им совершенно неизвестны отношения, которые их знаки имели к этим первым символам, последние настолько изменились за такой длительный промежуток времени, что совсем мало осталось тех, которые сохранились бы достаточно цельными (entiers), чтобы их можно было отнести к их настоящему и первоначальному истоку12. Мне представляется поэтому, что наиболее коротким путем к восстановлению этой древней характеристики, идея которой мне кажется довольно похожей на Вашу, было бы прежде всего восстановление системы Фуси13 и использование двойной геометрической прогрессии ради сообщения ей естественных метафизических принципов и расположения всех идей согласно их роду и видовому отличию в наиболее простой и естественной последовательности при более или менее универсальном ранжировании ступеней, подобно генеалогическому древу, в котором все предшествующие и последующие ответвления, идущие от ствола и до кончиков ветвей, соответствовали бы этой двоичной прогрессии. Так, чтобы во-первых точка (.), представляющая собой самый простой, какой только можно себе вообразить, символ для обозначения целостности (l'unite), могла бы стать также характеристическим символом для первопринципа и трансцендентного существа и служить для обозначения самого простого, самого совершенного и самого плодоносного из всех существ14.
Во-вторых, два рода [идей], которые вытекают непосредственно из первопринципа, а именно: совершенное и несовершенное15, можно представить знаками двоичного числа (..) и троичного числа (...) или двумя черточками: одна из них будет целой (—) и будет обозначать совершенное и нечетное число три, которое в следствие этих [двух] его характеристик весьма подходит для обозначения универсального рода вещей, или совершенных идей; другая будет прерванной (— —) и будет обозначать число четное и несовершенное, способное представлять вещи или идеи несовершенного рода.
В-третьих, поскольку в соответствии с двоичной геометрической профессией следующая ступень ряда равна четырем: 1 порождает 2, а 2 порождает 4, - оба рода первой ступени, а именно: род совершенного и род несовершенного должны породить четыре рода, подчиненных обоим двум высшим порядкам, а именно: род более совершенный и менее совершенный наряду с родом более несовершенным и [родом] менее несовершенным16, что просто и естественно можно представить с помощью двойных черточек, как =•—•—•= =• , либо с помощью символов вашей таблицы: 11 10 01 00, что приводит к тому же.
В-четвертых, поскольку третьей ступенью порождения в двоичной профессии будет 8 после удвоения четырех, то третья ступень порождения родов17 вещей или идей тоже должна содержать 8 таких родов, а именно, по два [рода], подчиненных каждому из четырех родов более высокого порядка и отличающихся друг от друга [наличием или отсутствием] более или менее простых признаков (idees). Так, чтобы сделать это понятным на примере цвета, поскольку свет и тень - это два универсальных рода, или принципа, род светлого при большей степени интенсивности произведет род белого, а при меньшей степени интенсивности — род желтого18; а тень, напротив того, при более высокой степени интенсивности произведет черное, а при менее высокой степени — синее, которые будут служить четырьмя элементарными цветами. Из этих четырех цветов, которые представляют четыре рода просто в силу большего или меньшего различия, рождаются восемь других, которым можно дать отличающиеся названия, обозначающие их роды и их отличия, как более либо менее белое [и как] более либо менее желтое, [также] более либо менее синее и более либо менее черное; и идея этих восьми родов или степеней яркости цвета может быть очень хорошо представлена, к тому же простым и естественным способом, восемью сочетаниями из трех черт, образующими третью ступень порождения таким манером:
белый желтый синий черный
Это восемь знаков фундаментальной19 схемы Фуси, которая называется ба гуа ту сі (схема восьми гуа), которую все ученые [в Китае] всегда рассматривали как основу всех видов знания, хотя никто еще не понял ее настоящего смысла, сводящегося, я полагаю, к тому, что я только что сказал на этот предмет20.
В-пятых, если от этой третьей ступени подняться на четвертую, то поскольку 8 порождают 16 в двоичной прогрессии, если следовать этой аналогии, [поскольку] 8 родов, представленных восемью знаками из трех черт по схеме Фуси, произведут еще шестнадцать, а именно: каждый — два, которые, сохраняя взаимное расположение, аналогичное взаиморасположению породивших их [элементов], будут отличаться друг от друга лишь большим или меньшим количественным значением; и их можно будет представить совершенно естественным образом при помощи 16 знаков, составленных из 4 прерванных и целых черт каждый и согласно той же аналогии.
В-шестых, от этой четвертой ступени порождения переходим точно так же к пятой, которая содержит тридцать два специфических рода или родовых вида (especesgeneriques), представляемых тридцатью двумя знаками, образованными из тех же двух видов черт, по-разному сочетающихся в составе пяти таких черт, означающих, что это пятая ступень порождения. Наконец, от этой пятой ступени восходим к шестой, заключающей в себе 64 вида вещей или идей, что Фуси несомненно и желал выразить при помощи 64 знаков из шести черточек каждый, представленных на его схеме, и которые все суть естественные символы идей, представляемых ими, и которые, будучи приведены в этот восхитительный порядок, в каком он их выстроил в своей двойной - квадратной и круговой — схеме, дают нам весьма совершенный метод, позволяющий полностью исследовать и предельно ясно изложить, не испытывая помех и трудностей, теми же понятиями и следуя той же аналогии, принципы любого рода знания.
Тут есть еще вот о чем подумать: чтобы перейти с третьей ступени на шестую, самое короткое было бы умножить на восемь каждый из восьми членов третьей ступени21. Путем такого умножения мы получили бы то же самое число 64 и обошлись бы без двух ступеней подчиненных родов, большое число которых может только создать затруднения и препятствия в той области знания, каковой является этот вид метафизики, которому равно следует быть и простым и универсальным. Кроме того, такое объяснение счастливо предоставило бы [в наше распоряжение] те самые восемь ступеней различия, которыми Аристотель наделяет свои качества2 2; так, если приложить это к тому самому предмету, который мы выше брали в качестве примера — я имею в виду цвета, — можно таким способом различать с изумительной отчетливостью 64 различных цвета восьми главных видов, где каждый вид содержит восемь цветов. И здесь то удивительно, что, что эти восемь видов цвета, если их расположить согласно порядку, к которому мы их отнесли выше, образуют каждый по восемь разных оттенков; эти восемь оттенков в сочетании (unies ensemble) образуют лишь единственный универсальный оттенок шестидесяти четырех сортов цвета, где каждый отличается от соседнего лишь на одну ступень23.
То, что я сказал о цветах, можно и должно повторить таким же манером обо всех других предметах, к которым мы захотели бы приложить эту новую или, скорее, древнюю метафизику, которая, возможно, имеет некоторое отношение к той, сударь, надежду, что Вы докажете которую, вы дали ученым; и которая по этой причине заслуживает, чтобы Вы соблаговолили уделить ей какое-то внимание. Таким образом, при помощи двух только принципов, или двух видов материи, следуя правилам и аналогии этой системы, мы сможем объяснить все виды чисто телесных существ2 4. Более того, когда мы, следуя той же самой системе, будем говорить о каком-либо предмете, что он album ut quatuor, nigrum ut octo, calidum ut duo, frigidum ut sex, siccum ut quinque, humidum ut septem sive ut in septimo gradu25 и т.д., мы будем иметь столь же отчетливое и точное представление о том, что мы говорим, как когда мы говорим, что градус есть 360-я часть круга, или что небесный знак — это 12-я часть зодиака и т.д. И весьма вероятно, что у Аристотеля и других великих философов, которые рассуждали так же как он, были те же самые идеи; и если последующие поколения находят их высказывания неясными, то это потому, что они не сумели понять их мысль и по-настоящему осознать их подлинную систему. Возможно, что эта система, если ее хорошо изучить, окажется целиком построенной на тех же принципах, что и система Фуси, который с полным основанием заслуживает, на мой взгляд, чтобы его считали царем всех философов — как потому, что он жил в столь глубокой древности, так и ради ясности, простоты, прочности и универсальности его системы, и я могу это утверждать, не ставя китайцев выше, в области науки, всех других народов мира. (Упаси боже, чтобы я допустил столь ужасную несправедливость по отношению к Европе, дорогой моей родине, которая, что касается высоких наук, настолько же превосходит Китай, насколько Китай удален от Европы географически!). Ибо хотя сей народ почитает этого великого человека за своего первого правителя и основателя [здесь] государства, есть серьезные доводы, признаваемые весьма способными учеными (я говорю о преобладающем их числе), доказывающие, что Фуси никогда не ступал на китайскую землю26. Но напротив, большая часть того, что сообщается о столь далеком времени, когда он жил, и о том, что сделано им, такова, что нетрудно судить по совпадению, почти полному, всего этого с тем, что нам сообщают наши писатели древности, а также ближневосточные о Зороастре27, Меркурии Трисмегисте28 и даже Энохе (Енохе)29, что Фуси был не кто иной, как один из этих великих персонажей; и некоторые основания для такого предположения дают оба иероглифа самого его имени, ибо первый иероглиф фу cj состоит из двух других иероглифов, а именно: жэнь ck (homo) и цюань cl (canis), как если бы сказали: homo canis sive canica sagacitate in venandis et perquirendis rerum omnium causis et principiis30, подобно Меркурию Трисмегисту, которого создатели эмблематических иероглифов изображали с головой собаки и туловищем человека. Второй иероглиф си cm обозначает жертвы - термин, который дает понять , что Фуси был жрецом, совершающим жертво- приношения, или первосвященником, и что это он установил порядок жертвоприношений й [отправления] культа. Кроме этого обычного имени ему дают еще в книгах титул тай хао7 7, который означает «возвеличенный» и «трижды великий», т.е. Трисмегист. Возвратимся же к его системе, где я должен обратить Ваше внимание [на то], во- первых, что восемь родов третьего порядка порождения с восьмью видами в каждом представлены на квадратной схеме тем же числом горизонтальных строк, заключающих по восемь знаков из шести черт; указанные знаки, если принять, что 64 вида порождаются путем умножения на восемь каждого из восьми родов третьей ступени порождения3 2, следует рассматривать, как непосредственный результат сочетания восьми знаков из трех черт, или простых знаков, с одноименными или с семью остальными знаками, так что знак, к которому присовокупляется другой, образует нижнюю половину, а приставленный знак - верхнюю половину, как это видно на квадратной схеме.
Я должен обратить Ваше внимание на то, во-вторых, что в этой системе, которая была создана более 4 600 лет тому назад, если верить китайской хронологии, и которая, следовательно, является самым древним памятником на Земле, будучи созданной весьма просвещенным человеком, и [таким] который не мог не знать возраста мира и порядка, какого придерживался Творец [мира] при создании [его]; человеком, который рассчитывал прежде всего преподать посредством этой системы потомкам истинные причины и принципы образования Вселенной и всех частей, из которых она состоит; итак, я должен обратить Ваше внимание, что этот философ для того, чтобы его учение было воспринято, должен был учитывать порядок творения, знание которого, должно быть, было еще ясным и универсальным для его времени, когда еще дети Ноя были живы или умерли совсем недавно.
Похоже также, что для этой цели или для того, чтобы представить, как в действительности, последовательность создания всего сотворенного в течение шести дней, засвидетельствованную Моисеем, этот философ, живший до него, установил в своей системе шесть ступеней порождения; также нет сомнения, что, дабы сохранить память о седьмом дне, который Господь освятил тем, что почил после шестидневных трудов, и который он обязал человека блюсти как религиозный праздник, чтобы тот хранил память о бессчетных благодеяниях своего Творца, Фуси сделал сакральным число семь в системе, представленной круговой схемой, в которой все обращения (revolutions) заканчиваются и начинаются семью3 3 - тайна, которой китайцы никогда не понимали34, и которую мы надеемся когда-нибудь раскрыть при особой милости (l'aide particuliere) Неба.
В-третьих, дабы Вам было видно соответствие Вашего изящного доказательства существования Господа — Творца всего сущего - тому доказательству, которое содержится в системе Фуси, я должен обратить Ваше внимание на то, что поскольку его система строится на основе двоичной геометрической прогрессии: 1, 2, 4, 8, 16, 32, 64 - продолженной до седьмого [ее] члена, где 1, или, скорее (.) является принципом, или исходным термином (le ler terme), и как бы породи- телем (generateur) всех остальных, 2 — первой ступенью порождения, 4 — второй ступенью, 8 - третьей ступенью и т.д.; и поскольку он приводит в своей системе шесть последних членов этой прогрессии как символы или образы шести ступеней порождения всех вещей в природе, то отсюда следует, что поскольку второй член, или первая ступень порождения —2 [или двоица], в которой проявляются характеристики Неба и Земли; из этого, повторяю, следует, что, как 2 есть первая ступень порождения, так Небо и Земля должны, согласно Фуси, быть первой ступенью сотворенных природных сущностей (productions naturelles) и обладать уникальным принципом их произведения, представленным единицей (І) — первым из семи членов двоичного ряда: 1,2,4,8, 16,32,64 — истина, которая, впрочем, бесспорно установлена в классических книгах китайцев, поскольку в Книге обрядов3 5 можно найти такой пассаж: тай и фэнь эр гуй тянь ди3 6. Это означает Великое единство, или трижды великое, или, лучше сказать, триединство, ибо два иероглифа тай и заключают все эти три смысла, есть принцип Неба и Земли.
Но чтобы было понятно, что тай и, или то Великое Единое, о котором говорится в Книге обрядов, есть реальное единое - мыслящее, всемогущее и тождественное Шанди37, суверенному Владыке Неба и Земли, существо; достаточно сказать, что в Ши-цзи, старинной Книге летописей38, весьма ценимой и написанной до рождения Иисуса Христа, говорится, что в древности совершали жертвоприношения и приносили первостепенные жертвы тай и, иначе говоря, uni maximo39, на том месте - цзяо (сп)40, где совершаются жертвоприношения Шанди. К этому я могу добавить, что в обряде почти столь же древнем сообщается, что некогда таким же образом приносили жертвы и сань, т. е. Uni trino4 \ что показывает, сударь, что древние китайцы обладали знанием не только Бога, как Творца и как принципа всех вещей в Природе, но также — восхитительной тайны Пресвятой Троицы. Если я добавлю, что в их древних книгах можно найти сотню мест, которые позволяют осторожно заключить, что им известно было понятие греха и о наказании ангелов Тьмы (mauvais Anges), о продолжительной жизни первых людей, об испорченности человеческой природы по причине греха, о потопе, о грядущем воплощении Слова Божия и о главных обстоятельствах в таинстве нашего искупления, которые вырисовываются в таких ясных очертаниях и столь подробно изложены, что они мне кажутся сравнимыми с пророчествами Сивилл42, или даже более предпочтительными, чем последние; мне нужно было решиться увидеть эти положения, встречающие возражения большинства тех да^е миссионеров, которые вместе со мной признавали как бесспорный факт, что китайцы некогда обладали вполне совершенным пониманием божественного начала (Divinite): Но это не отнимет у меня надежды, увидеть, может быть, однажды по крайней мере большую часть разделяющей мою точку зрения, которая несомненно очень хорошо обоснована, и я льщу себя тем, что смогу это доказать.
Если Вы желаете немедленно убедиться в этой истине (я имею в виду, что китайцы обладали пониманием божественного начала) так же как мы, сударь, убежденные уже давно и на весьма крепких основаниях, хоть и много было печатных выступлений против — по всей Европе за эти последние годы, — потрудитесь бегло просмотреть небольшую реляцию по латыни, которую мы только-то напечатали здесь в Пекине и экземпляр которой я Вам посылаю43. Когда будете читать статью о древней традиции и обо всем, что касается храмов и жертвоприношений, также как сентенций и поговорок, то, если встретите какое-либо место и пожелаете получить некоторые пояснения, будьте добры, сударь, указать мне на него; поскольку я работал над этой частью, мне, возможно, не будет трудно удовлетворить Вас в этом отношении. Тем временем, если я смогу отправить в этом году во Францию перевод другого небольшого китайского сочинения, сделанный мною для новых миссионеров и для китайцев, которые претендуют на понимание своих классических книг; вы сможете там найти, чем вполне удовлетворить ваше любопытство на этот предмет, поскольку это сочинение есть полное собрание всех самых лучших мыслей, какие встречаются в китайских классических книгах, касающихся божественного начала и представленных в форме катехизиса, пригодного, чтобы разъяснить и показать, не прибегая к какому-либо спору или разглагольствованию, что древние китайцы ничуть не уступали в этом отношении тем, кто обладает самым авторитетным знанием о божественном.
Я бы не закончил рассуждения на эту тему, если бы последовал собственному желанию, но я замечаю, что столь длинное письмо, написанное с такой стремительностью, не слишком упорядоченное и с таким обилием помарок, должно Вам порядочно надоесть. Надо, тем не менее, также, прежде чем я закончу, ответить еще на несколько пунктов вашего письма и пообещать Вам сделать все, что я смогу, дабы снабдить Вас переводами [молитвы] Отче наш на все языки, на каких смогу и т.д.
0[тец] Гримальди, который стал очень немощен, был очень тронут честью, что Вы помните его. Я его попросил от Вашего имени разыскать несколько астрономических наблюдений, относящихся к древности и выборочных, и т.д. по Вашему желанию. Мы также сделаем с нашей стороны все, что сможем, чтобы дать Вам такое удовлетворение. Китайцы некогда обладали (я сомневаюсь, однако, следует ли это относить к кому-либо еще кроме Фуси, чья система мне представляется основанной на совершенном знании теории чисел и геометрии), [действительно] обладали, я повторяю, знанием чисел и геометрии и в частности того, что касается удивительных свойств катетов и гипотенузы прямоугольных треугольников. Я говорю, что сомневаюсь, поскольку я не выяснял, в самом ли деле то, что можно найти теперь в их книгах на этот предмет и что они себе приписывают, - это их, а не пришло к ним от арабов.
Догадка Голиуса, о которой Вы мне говорите, касаясь иероглифов и языка китайцев, мне представляется верной, и я полагаю так же как он, что не только есть замысел в их построении, но также, что это было следствием Знания и Мудрости, усвоенной от первых Патриархов на земле, которых я считаю создателями, а не китайцев, иероглифы которых, при всем том, что они изменены, мне представляются теми же, что и египетские44; и слова их языка, которые претерпели еще более значительные изменения, все еще сохраняют в изрядной мере связь, и по звучанию и по смыслу, с другими языками и в особенности с наиболее простыми и наиболее древними, каков язык священного Писания и другие восточные языки. Если у меня будет досуг, я мог бы как-нибудь высказать рад любопытных наблюдений на этот предмет, который, мне кажется, подсказывает, где можно взять достаточно материала4 5.
Деятельность французов-иезуитов, с тех пор как мы приступили к этой миссии, встречается с таким количеством отвлекающих обстоятельств и наталкивается на столько трудностей, что мы еще не имели возможности с обыкновенными миссионерскими обязанностями, исполнение которых, как Вы знаете, должно быть нашим главным делом, сочетать план, который мы составили для работы по уяснению положения дел в Китае и чтобы дать Европе представление о знаниях у этого народа. Но теперь, когда Небо дает нам возможность начать всерьез трудиться, мы надеемся, что благодаря досугу, которым будем пользоваться с божьей помощью среди трудов наших, и благодаря числу наших компаньонов, которое, видимо, будет значительно с каждым годом увеличиваться, также как и количество наших поселений, будем впредь в состоянии посылать ежегодно в Европу сведения, которые доставят истинное удовольствие ученым и особенно тем, кто заинтересован в совершенствовании наук и искусств и способствует, как это делаете Вы столь необыкновенным образом, оному.
Мы полагаем также с нашей стороны и ожидаем при великом усердии, которое Вы, сударь, проявляете относительно распространения веры в этой огромной империи, что Вы соблаговолите посвящать нас в открытия Ваши собственные и той новой просвещенной Академии, которая начинает работать по Вашему примеру и под Вашим руководством. Это будет новым оружием, которым миссионеры воспользуются здесь, чтобы разрушить постепенно царство дьявола и установить в нем прочно оное И[исуса] Хр[иста].
Я бы хотел, чтобы было в моем распоряжении несколько словарей, переведенных на какой-либо европейский язык, чтобы послать Вам их; но у меня их нет. 0[тец] Виделу4 6 собирается приступить к составлению одного, который обещает быть безупречным, разве что не будет анализа знаков, какого Вы хотели. Что до меня, я был намерен особо заняться этим анализом. Но полагаю, что не должен ради этого отвлекаться от ряда других занятий, которые мне представляются более важными для блага религии и даже в отношении наших наук. Перевод китайского словаря на маньчжурский язык, который Император поручил весьма знающим людям, еще не завершен. Как только он будет закончен, кто-нибудь из нас переведет его на латинский или французский язык, дабы ознакомить Европу сразу с тремя иностранными языками. Ведь китайский язык и письменность его - все равно что два разные языка, из которых один обращен к слуху, а другой к зрению. А пока я попрошу разыскать книгу, о которой Вы говорите: я имею в виду книгу, где рисунки предметов даются вместе с названиями, а также ту, в которой есть изображения древних жертвенных сосудов и тому подобных предметов со старинными иероглифическими надписями на них. Здесь это литературное произведение относится к тому же жанру, что и наши альбомы старинных медалей; сюда прилагаются объяснения надписей современными иероглифами, или знаками. Если я смогу найти их вовремя, я их отправлю Вам с некоторыми образчиками бумаги, какие Вы желаете получить, и затем - секрет изготовления этой замечательной бумаги, если я сумею его добыть. Что касается Вашего замечательного открытия чисел, наряду с доказательствами, из этого Вами извлекаемыми для обоснова- ния догмы о Сотворении, тут приходится ждать какого-либо благоприятного случая, чтобы поговорить об этом с Императором] и рассказать ему о Вас, ибо вот уже несколько лет как, удовлетворив свой интерес к теоретическим принципам наших наук, он не дает нам такой же возможности, как раньше беседовать об этих вещах. Поскольку, к тому же, когда с ним говоришь о чем-либо, приходится быть готовым дать удовлетворительный ответ на все вопросы, которые он задает, а Вы не оказали еще мне любезности сообщить все, что было бы желательно для этого, то мне, может быть, придется подождать некоторых новых сведений на этот счет.
После того, как я возвратился из Европы47, Император не предложил мне никакого другого занятия в услужение ему, кроме работы вместе с двумя моими компаньонами, которых я привел к нему, и с о[тцом] Тома48 над топографической картой одного округа здешней провинции, имеющего протяженность 15 миль от этого города к югу, которую мы начертили для него прошлой зимой, размером в 20 квадратных футов. Но это занятие не оставило мне времени сделать какое-либо открытие, которое я счел бы заслуживающим, чтобы писать Вам о нем; разве, что составляя карту хай шу - загородного дворца, где император каждый год имеет обыкновение развлекаться в течение нескольких дней охотой, мы видели среди диких животных, которых там несколько видов и в очень большом количестве, разновидность диких мулов обоего пола, которые ничем не отличаются от домашних, разве тем только, что этот вид размножается в Маньчжурии, где их ловят, как и других животных. Возможно, что неспособными производить потомство в домашних условиях делает их то стеснительное и принуждающее воспитание, как и слонов, которых мы видели в Сиаме, где те, кто ведает королевскими слонами, как и ухаживающие за ними, в один голос уверяли нас, что слоны становятся бесплодными, как только их приручают и вынуждают расти в стойлах; напротив, когда им предоставляют свободу гулять в лесу, где сиамский король держит несколько стад, они размножаются так же хорошо, как и дикие, с которыми смешиваются слонихи из королевских стад. В этом году Император, помимо обычной своей охоты в Маньчжурии, которая была [вот уже] примерно четыре месяца [тому назад], устроил еще и дополнительную; это охота на лося, т.е. американского лося. Собственноручно он убил их более двух десятков, [и] на эту великолепную охоту он отправился в свои родные места. Американский лось и бобер, которые водятся в тех краях, так же как и в Северной Америке, дают еще одно основание полагать, что эти два континента каким-то образом сообщаются.
Я оставляю вопросы г-на Скрокинза, а также г-на Коханьско- го49, чтобы ответить на них самому, или чтобы это сделал кто-либо из моих компаньонов. Те, кто говорит, что наследный принц этой страны занимается несколькими европейскими языками или изучил их, плохо осведомлены. Императору действительно несколько раз было любопытно посмотреть, как мы пишем буквы нашего алфавита, и послушать, как мы читаем наши книги, точно так же как и его царственным детям, но никогда с намерением этому научиться. Правда, что Его Величество и кое-кто из его детей по его примеру, найдя, что написание наших цифр легче и удобней, чем у них, так к ним привыкли, что пользуются нашими таблицами синусов и алгорифмов, как мы сами. Я попросил переплести их вместе в нескольких образцах во Франции для этой цели, и они ими теперь пользуются.
У Вас есть весьма существенное основание полагать, сударь, что китайские письмена должны быть связаны между собой, ибо эта связь действительно очень велика, и это могло бы оказаться удивительно полезным для их усвоения и запоминания, без опасения, что они забудутся, если бы знать хорошо эту связь и правильные принципы их построения, в котором нет ни причуды, ни случайности. Если бы знать эту связь и если бы словари были составлены по методу, на ней основанному, изучение этих знаков представляло бы милое удовольствие, тогда как за отсутствием этого [условия] занятие это самое скучное и самое противное, какое только может быть на свете. Во всех словарях в начале идет перечень ключевых знаков, из которых составлены все остальные, и под которыми они распределены как соответствующее количество классов; но поскольку в этих словарях, что касается порядка их составления — того, чтобы легче можно было найти, что ищешь, — принято во внимание лишь количество черт, извлечь из этих словарей других преимуществ нельзя.
Прежде, чем я закончу это письмо, которое, по-моему, в два раза длинней [, чем нужно,] по содержанию, Вы, может быть, не станете сердиться, посмотрев, как раскладываются некоторые иероглифы, которые вот уже более 4500 лет употребляются философами этой восточной страны при обозначении Верховного Существа, известного им и почитаемого ими столь же явно, по меньшей мере, как и другими философами - у всех прочих народов, помимо христиан и евреев. Эти иероглифы будут сему подтверждением, которое может служить доказательством для людей, способных как Вы судить о такого рода вещах.
При том, что точка и целостность (l'unite) являются принципами знания величин непрерывных и величин дискретных или, точней, арифметики и геометрии, служащих двумя основаниями, на которых зиждутся все китайские науки, вряд ли следует удивляться, коли мудрецы древности, дабы представить Верховное существо, которое есть начало (ргіпсіре) всех других [существ] и наиболее простое из всего, употребляли в качестве обозначений точку и целостность, пользуясь для этой цели вот этими двумя знаками (.) (—), которые два самых простых, какие можно представить, и в качестве двух первоначал всего остального. Так что поэтому, во-первых, дабы выразить идею главы, повелителя, государя, они отмечали всего лишь точку (.), которую они произносили чжу (dominus)50, как это подтверждают все или почти все словари. Во-вторых, в конфуцианской классической книге Шу- цзине51 символ целостности (—) употребляется также для обозначения единственного в своем роде и Верховного существа, или Вэй и52. В тексте книги «Ли-цзи» этот же самый символ служит, как я сказал, для обозначения божества (тай и фэнь эр гуй тянь дм53), что значит unitas ter maxima, vel unus ter maximus et principium coeli et terrae5 4; ибо слово тай означает maximus55, и - unus56, а два эти слова, будучи соединены, заключают троичное число, или триединство; как говорят обыкновенно китайцы со своим словарем, не разумея теперь5 7 того, что они говорят: тай и хань сань58, hoc est: unus maximus involvit Trinitatem (personarum scilicet)59.
Следует заметить здесь, что знак тай — maximus — состоит из двух других, а именно: da — magnus — и точки (\) — dominus. Таким образом, разложенное нamp; составные части тай и в точности означает unus magnus Dominus60 - именование, которое подобает одному лишь Богу, также как и unus trinus maximus6 К
Отсюда происходит то, что для обозначения одним словом той же самой идеи они прибавили знак целостности (—к знаку да (_^и) - magnus —, и в результате составили иероглиф тянь — coelum62, который означает скорей архетипическое небо, нежели небо материальное, для которого он равным образом употребляется. Прибавьте к этому еще глубокую связь, которая у слова тянь — как по смыслу, так и по звучанию - есть со словом 0eov, 9е6lt;; — оба, причем, произносятся с одинаковым придыханием. Это — слово, которое у них часто бывает на устах: и да гуй тянь6 3, т. е. знак и - unus — и знак да - magnus — образуют знак тянь, который подразумевает с большей естественностью Царя Небесного, чем собственно Небо.
Иероглиф ди (Щ) 'император' (Шанди — Верховный (Небесный) император), являющийся знаком наиболее употребительным при обозначении Господа Всевышнего над всем сущим, - этот иероглиф, повторяю, состоит из двух знаков, а именно: ли (XL), который означает primo erigere64, и цзинь (ф) — vexillum seu signum65, который есть сим- вол власти, дающий понять, что именно Господь обладает высшей властью в мире и что именно Он повелевает всем сущим и [все] умеет подчинять малейшему проявлению Его воли.
Иероглиф ди объясняется обычно — даже менее ортодоксальными философами — в контексте (sur le chapitre) знания о Боге и существования Бога; он объясняется, повторяю, следующими еще двумя знаками: чжу цзай              обозначающими «Господь, который пра
вит (Dominus gubernator)»; каждый из них мы сейчас разберем. Во- первых, иероглиф чжу - «повелитель» состоит из двух других, состоит из двух других, а именно: [иероглифа] ван — лица, наделенного царской властью (Roi), и точки (N), означающей «повелителя». Таким образом, согласно этому расчленению, чжу означает собственно: «Государь [и] Повелитель». Во-вторых, иероглиф цзай Щ состоит из трех частей, из которых первая, или верхняя создана для обозначения [действия] закрытия крышей и символизирует небо; [теперь] вторая, которая есть -f- (ши) и знак числа десять у Китайцев, как и у Римлян и Египтян, и который у китайцев означает целокуп- ность вещей, охватываемую небесным сводом, так же как у Пифагора, который передавал все сущее своей известной четверицей: 1, 2, 3, 4, которая в сумме равна десяти; вторая часть этого знака [цзай], повторяю, которая есть ши, ... представляет целокупность всех вещей, объемлемую небом. Наконец, третья часть этого иероглифа, а именно: ли (t?), находящаяся между двумя предыдущими и имеющая значение: 'erigere', 'condere'66, знаменует весьма подходящим образом (будучи присовокупленной к двум другим) идею Творца Небес и всего сущего: Conditor Coeli et omnium quae Ejus ambitu continental*7.
Знак хуан (J|l), который первоначально приписывался исключительно Шанди, и который императоры стали присваивать себе с тех пор, как тот император, что получил известность сожжением всех книг в государстве6 8, узурпировал этот высочайший титул, подчинив прежде всех правителей, поделивших между собой Китай; этот иероглиф, я повторяю, который значит «августейший» и состоит из двух других: бай (g) 'centum'69 и ван (^?) 'Rex', 'Reges'70, вполне определенно подчеркивает высшее могущество и показывает, что мудрецы древнего Китая, наделяя Шанди таким титулом признавали его Государем государей, Rex Regum71 и Dominus Dominantium7 2; по этому поводу следует заметить, что иероглиф бай 'centum' является собирательным термином, употребляемым часто для обозначения [чего-либо] в полном составе. Например, бай син (^й) 'centum cognomina'73 употребляется в значении «весь народ». Бай го (ЙЖ) 'centum fructus'74 употребляется вообще для обозначения всех плодов на Земле.

Я мог бы еще прибавить к этому разбор и объяснение ряда других иероглифов, относящихся к Шанди, которыми китайцы пользуются, чтобы выразить Его бесконечное совершенство; но то, что я об этом сказал, мне представляется довольным, чтобы убедить, прибегнув к иероглифам, людей, которым трудней доказать, чем Вам, [что- либо] на этот предмет, а именно, что в древности китайцы поистине признавали Бога и почитали нечто иное, чем материальное небо; [показать,] следовательно, что те, кто оспаривает у них эту веру (connaissance), мало понимают в силе, энергии и истинном смысле их знаков. Простите, сударь, коли столь длинным и нескладным письмом я переступил границы глубокого уважения, при котором, прошу Вас верить, остаюсь Вашим смиреннейшим и почтительнейшим слугой.
И. Буве.
Сударь
Поскольку Вам знакомы разные книги, которых у меня здесь нет и которые могли бы быть мне полезными в того рода исследовании, каким, Вы видите, я прилежно занимаюсь, соблаговолите для меня указать их отцу Гобьену, который охотно возьмет на себя заботу разыскать их мне; но прежде всего прочего не откажите мне, я Вас умоляю, в Ваших собственных наставлениях (lumieres), которые будут для меня ценней, чем все другие средства, какие бы то ни было.
Примечания
По изданию: Leibniz korrespondiert mit China. P. 147 - 169. См. примечание P. Видмайер: «Доверительное лицо Буве в данном случае - Гримальди, ср. [письмо под] N9 13. Первоначальное изложение своей двоичной системы исчисления Лейбниц представил в неопубликованной рукописи De Progressione Dyadica 1679 г. (LH XXXV, З В, 2 Bl. 4i°). К появившимся примерно 20 годами позже текстам о двоичной системе принадлежит и «Essay d'une nouvelle Science des Nombres» 1701 г. (см. Zacher, c. 250 - 260), написанное, no совпадению, Лейбницем и посланное им, как только-то избранным членом, в Королевскую Академию Наук в Париже, в то время, как он начал переписываться с Буве. В расширенном и измененном виде (modifizierter Form) текст появился в 1705 г. под названием «L'Arithmetique Binaire qui se sert des seules caracteres 0 et 1; avec des remarques sur son utilit6, et sur ce qu'elle donne le sens des anciennes figures Chinoisesde Fohi». - «Histoire de TAcademie Royale des Scienses», Аппёе 1703, avec les «Memoires», Paris 1705 /Mem./, p.p. 85 -89. (Также: Zacher, c. 293 - 301)».
О «зародившейся, пожалуй, в беседе с герцогом Р.-А. Вольфенбюттелем аналогии между двоичной системой исчисления и идеей Творения в Священном писании» (цитируем примеч. Р. Видмайер) см. в письме Лейбница Гримальди (январь — февраль 1697; см. Leibniz korrespondiert mit China, S. 35) P. Видмайер отсылает читателей к письму Лейбница герцогу Рудольфу- Августу), см.: Zacher, S. 35 ff. В нашем переводе см. письмо Лейбница от 2 января 1697 г. в кн.: «Историко-философский ежегодник '91», с. 185 - 189.
Можно предположить, что И. Буве основательно познакомился с Учением о Символах и Числах (сян шу сюэ со) в живой передаче цинских конфуцианцев. Гуа яоу или гуа сяо ср - черты, из которых состоят символы-числа «Книги Перемен». В тексте черта поставлена вертикально (!).
Согласно преданию о начальном периоде китайской истории, когда правили пять добродетельных императоров (у ди cq). Обычно перечисляются имена: Фуси, Шэньнун, Хуанди, Яо и Шунь. Рассказывается, что Фуси приобщил народ к охоте и земледелию и создал восемь триграмм (числовых символов), которые вошли затем в «Книгу Перемен» («И цзин»). В легендах Фуси выступает и часто изображается вместе с Нюйва (женским божеством), укрепившей в те незапамятные времена готовый обвалиться небесный свод.
«Квадрат Фуси» представляет собой периодическое расположение гексаграмм «Книги перемен», но магическим квадратом не является.
Речь идет; очевидно, о комментариях, входящих в «Десятикрылие» («И чжуань» сг). Часть из них приписывается Конфуцию («Туань чжуань» cs; «Гуа сян чжуань» ct; «Яо сян чжуань» си); «Сицы чжуань» cv; «Шо гуа чжуань» cw; «Сюй гуа чжуань» сх и «Цза гуа чжуань» су, видимо, должны считаться более ранними. Но ни в одном из этих трактатов нет ничего о естественном порядке шестизначных символов «Книги перемен», хранившемся однако в устной передаче (в противном случае он не мог бы возродиться в XI веке, и не существовало бы также производного от него мавандуйского расположения, известного по записи, датируемой II в. до н. э.). Ср. также примеч. 14 ниже.
  1. Главным образом их соотносят с различными календарными периодами и «числами стеблей тысячелистника», но «полным» и «пустым» чертам непосредственно придают значения 1 и 2; 6 и 9 (по правилам раскладывания стеблей тысячелистника); триграммы же ассоциируют с числами Ло шу cz- магического квадрата числа 3.
  2. В письме Буве Гобьену для Лейбница от 8 ноября 1700 г. (см. Leibniz korrespondiert mit China, [39]).
  3. Т.е. уже невозможно узнать в иероглифах начертания символов «Книги перемен».
  4. Здесь, очевидно, следует понимать под восстановлением (он употребляет глагол 'restablir') системы Фуси соотнесение гуа с гипотетическими первоначальными письменными знаками и соответствующими им понятиями, безотносительно к основному тексту «Книги перемен».
  5. Должно быть Буве имеет в виду Творца. Р. Видмайер видит здесь мысль, содержащуюся в одиннадцатой главе Первого раздела «Сицы чжуани»: «Поэтому в И есть Великий Предел. Порождаются оба порядка. Два порядка порождают Четыре Образа. Четыре Образа порождают ба гуа*. Здесь термин - тай цзиda, и у Р. Вильгельма так же (см. I Ging. Das Buch der Wandlungen. Erstes u. zweites Buch. Jena, 1924. S. 243), а не тай иdb. Но принцип двоичности действительно в этом месте «Сицы чжуани» сформулирован.
  6. На полях Буве делает примеч.: «Я понимаю здесь под несовершенным не абсолютное несовершенное, но относительное несовершенное, например, покой по отношению к движению, холод по отношению к теплу и т.д.».
  7. Буве излагает китайскую теорию удвоения взаимодействующих сил инь и ян, порождающих в результате Четыре Образа (сы сянdc): да ян(dd) сяо инь(de) сяо ян(df) да инь(dg).
  8. Было бы правильно сказать «классов», тем более что этот термин (лэйdh) употребляется в самой китайской ранней комментаторской традиции.
  9. См. возражение Лейбница в ответном письме ниже и примечание 28 там же. Буве, однако, следует Аристотелю (см. примечание 22 ниже).
  10. Китайский термин: «коренная» (бэньdi). В китайской традиции цвет придается триграммам иначе: цянь и дуй с элементом Металл - белые, ли (Огонь) - красная, чжэнь и сунь (Дерево) - ярко-зеленые, кань (Вода) - черная, гэнь и кунь (Земля) - желтые.
  11. Китайцам, однако, были известны и принципы порождения и принципы классификации. «Настоящий» же смысл схемы характеризуется ее функцией космограммы.
  12. Процедуру сочетания восьми триграмм друг с другом И. Буве здесь называет «умножением». Но чтобы получить, например гексаграмму «Цянь» bqс ее числовым значением 63, нужно одноименную ей триграмму умножить на девять. Путем умножения этой триграммы на восемь получается гексаграмма «Тай» (ОД, числовое значение которой - 56. Если к ней прибавить по порядку каждую триграмму (как число), мы получим шестизначные двоичные числа от 56 до 63. Точно также получаются другие шестизначные двоичные числа: умножив 6 на 8, получаем 48 и прибавляем к этому числу последовательно числа от 0 до 7; и так далее до 0 (остающегося при умножении нулем, к которому и прибавляем последовательно числа от 7 до 0). Что касается последних восьми чисел убывающего ряда, поскольку умножается пустое трехзначное число на четырехзначное (8 = 1000), произведение получается шестизначным (000000). Как видим, без «промежуточных ступеней» не обойтись.
  13. Р. Видмайер обращает здесь внимание на трактат Аристотеля «О чувственном восприятии и чувственно воспринимаемом» («Desensuetsensibili»), Гл. З — место, цитируемое А.Ф. Лосевым по поводу смешения цветов: «Все цвета могут получаться следующим образом. Белое и черное располагаются рядом друге другом так, что и то и другое становится невидимым (не различимым в собственном качестве - В.Я.) из-за малости их размеров. То, что получается тогда из обоих, видимо, но уже не как черное или белое, а как некоторый другой цвет, средний между ними или смешанный из них. Так получается множество цветов при расположении черного и белого, взятых в различных отношениях три на два, три на четыре и во всех других пропорциях, а иногда вне всякой численно-определимой пропорции» (А.Ф. Лосев. История античной эстетики. Аристотель и поздняя классика. М., 1975, с. 315).
  14. Здесь идея оттенка как такового - качественности минимального количества. Примечание Буве на полях: «Чтобы видеть этот полный нюанс цветов, который представлен гармоний символов круговой схемы, нужно соединить две ее части так, чтобы одна смотрелась с обратной стороны». Видимо, оно имеет тот смысл, что гуа в двух половинах круга (как и обе половины) взаимодополнительны, и чтобы проверить это путем наложения, требуется одну половину ряда развернуть так (не меняя направления цепочки), чтобы она была параллельна другой.
  15. Это предложение и начало следующего отсутствуют в публикации Р. Видмайер (LeibnizkorrespondiertmitChina, p. 154), но в сноске приводится примечание Буве на полях: «С помощью двух единственно принципов, или двух родов материи, - одного огненного и подвижного по своей природе, другого — приземленного (terr- estre) и совершенно бездеятельного по своей природе (и то и другое - дело рук Творца, соответствующее правилам и аналогии этой системы) — можно без затруднения объяснить возникновение (production) всякого вида творений, какие есть на свете, и т.д.» Буве дает здесь интерпретацию китайского учения об инь и ян в духе аристотелевской метафизики и поздней схоластики, приписывая инь (началу, составляющему пару светлому и созидательному принципу ян) большую инертность, чем она ей (инь) присуща.
  16. «...белый, поскольку четыре; черный, поскольку восемь; горячий, поскольку два; холодный, поскольку шесть; сухой, поскольку пять; влажный, поскольку семь, или поскольку в седьмой степени...» (лат.).
  17. Примеч. Р. Видмайер: «В этом письме Буве, без всякого сомнения, излагает (впервые для Лейбница) свое нумерологическое понимание (figuristischeInterpretation) китайских классиков. (О нумерологии Буве см. в частн. монографию: Claudiav. Collani. P. Joachim Bouvet SJ. Sein Leben undsein Werk. Nettetal, 1985 (Monumenta Serica, Monograph Series, XVII). S. 1 - 9 amp; 120 ff.; ееже: Die Figuristen in der Chinamission.( Wiirzbiirger Sino-Japonica, Bd. 8), Frankfurt a. M. 1981. Сегодня под нумерологией понимается метод истолкования, основывающийся на многозначности употребляемых в Ветхом и Новом заветах метафор, символов и образов. Подобное, представленное образно, понимание событий и лиц служит тому, чтобы с помощью систематизированной аргументации показать совпадение известных из Нового завета поучений (Wahrheiten) Христа с древними пророчествами и в не относящихся к иудаизму и христианству текстах (в форме христианской экзегезы, т.е. нумерологического объяснения. Ср. ст. «Figurisme» Е. Maugenot визд.: Dictionnaire de Theologie Catholique, Т. 5, (2), p. 2299 - 2304).
  18. По источникам указывается дата - «258 лет до Александра», относимая ко времени жизни Зороастра. Александр Македонский родился в 356 г. до н. э., следовательно указанный для Зороастра год следует считать 614 г. до н. э. Учеником Зороастра считается Виштаспа, отец Дария I (522 - 486 до н. э.). Фуси же должен быть отнесен ко времени ранее наиболее ранних династийных дат в китайской истории -, в частности, начальной даты династии Инь (1766 г. до н. э.).

Гермес Трисмегист (грен. HermesTrismegistos-трижды величайший Гермес), отождествлялся с египетским богом письма и мудрости Тотом. В гл. 5 «Бытия» Енох идет в шестом колене от Адама; в гностической традиции отождествлялся с Гермесом Трисмегистом, в мусульманском мистицизме XII в., кроме того, - с Буддой (Идрисом).
Человек - собака, либо с собачьей чуткостью в выслеживании и разыскивании причин и принципов всех вещей (лат.).
Тайхао dk означает «Великий светоч» (см. Сыма Цянь. Исторические записки. В переводе Р.В. Вяткина, B.C. Таскина). М., 1972. Т. 1. С. 345, 349). См. примеч. 21 выше.
И. Буве говорит о повторении верхних три грамм ряда, все время начинающихся с цянь, числовое значение которой в двоичной системе - 111 (=7). Утверждение несправедливо, поскольку в основном тексте «Книги перемен» семь дней отмечены ( и не один раз); из них один день, в середине, выделен особо. «Ли цзи» dl — одно из главных произведений конфуцианского канона. Составление текста относится в целом к IV - I в.в. до н. э. Наряду с «Книгой перемен», «Книгой исторических документов» («Шу цзином» Ь), «Книгой песен» («Ши цзи- ном» dm) и трактатом «Весны и осени» («Чунь цю» dn) «Ли цзи» вошло (в 1 в. до н. э.) в конфуцианское «Пятикнижие» («У цзин» do). См. Китайская философия . Энциклопедический словарь. М., «Мысль», 1994, с. 179 - 180. dp ( «Великое Единое, делясь на два, соединяет Небо и Землю»). Шанди dq - «Небесный император», верховное божество в Китае. «Ши цзи» dr — «Исторические записки» Сыма Цяня (145? - 86? до н.э.). Великому единому (лат.). Триединому (лат.).
И. Буве имеет в виду 12-ю гл. Основных записей (Бэнь цзи) в «Исторических записках» Сыма Цяня: «В древности Сын Неба раз в три года подносил большое лао (тай лао ds) в жертву духам трех Единых: духу Небесного Единого - Тянь-и, духу Единого земли - Ди-и и духу Великого Единого Тай-и» (Сыма Цянь «Исторические записки». Т. II. Перевод Р.В. Вяткина и B.C. Таскина. М., 1975. С. 257). Сивиллы - женщины-пророчицы, ясновидящие, которых насчитывалось около десятка в разных местностях; наиболее известны Сивиллы эритрейская и кумекая (см. Словарь античности. Перевод с нем. М., 1994, с. 522). Речь идет о подборке документов под названием «Brevis Relatio...», где Ф. Гримальди, И. Буве и еще ряд миссионеров-иезуитов изложили свое понимание китайских церемоний почитания предков и Конфуция. Текст в основной его части был представлен императору Канси, который нашел положения, в нем содержащиеся, верными. Такие же письма были отправлены в Рим в декабре 1700 г., а напечатанная в Пекине (в июле 1701 г.) брошюра послана туда же в начале 1702 г. Как замечает Р. Видмайер (с. 167), Буве здесь выступает в качестве духовного преемника (als geistiger Schuler) Афанасия Кирхера, который «в русле нумерологической экзегезы постулировал введение письменности в Китае через посредство египетских иероглифов» (со ссылкой на Кирхера: Oedipus Aegyptiacus, Roma 1654, III, S. 8-21; China illustrata, P.I. Amsterdam, 1667, p. 225 - 237). P. Видмайер указывает также на «гораздо позже опубликованные сочинения: Idea generalis Doctrinae libri Ye Kim (Общая идея непредвзятого учения «И цзина»), 1712; Sapientia Hierogtyphica seu Theologia Symbolica Priscorum Sinarum (Иероглифическое знание или богословие в символах у первобытных китайцев), 1720?; Specimen



Sapientiae Hieroglyphicae seu Theologiae Symbolicae Priscorum Sinarum (Пример иероглифического знания или богословия в символах у первобытных китайцев), 1721 ?» со ссылкой на Gatty, Jeannette «Les recherches de Joachim Bouvet (1656-1730)» в изд.: Actes du [1.] Colloque Internationale de Sinologie, Chantilly, 1974, Paris, 1976, p. 141-162.
Клод Виделу (Claude Visdelou, 1656 - 1731) - миссионер-иезуит в Китае, знаток китайской литературы; в полемике стоял на стороне противников китайских обрядов (см. Collani, Claudia v. Die Figuristen in der Chinamission. Frankfurt a. M. - Bern, 1981, S. 61).
Путешествие из Китая в Европу И.Буве совершил в 1697 - 1699 г.г.
Тома (Thomas), Антонио - единомышленник Буве в споре об обрядах.
Вопросы Адама Коханьского содержатся в письме, отправленном им Лейбницу
для Буве 4 декабря 1697 г. из Теплица (Leibniz korrespondiert mit China, p. 49 — 54).
Знаки \ и J оба произносятся как чжу5.
«Шу цзин» h - «Книга исторических документов».
«Единственного» dt.
См. примеч. 36 выше. Как сообщает Р. Видмайер, иероглифы в этой части письма Буве приводит на полях.
Целостность трижды великая, или Единое трижды великое и принцип Неба и Земли {лат.). Великий (лат). Единый (лат).
Может создаваться впечатление, что позднейшие комментаторы знаюг меньше, чем древние авторы, которых они комментируют; но ведь и мы не в состоянии вполне оценить их знание и судить о том, в какой мере оно сохранилось и насколько оно проявлено. Открытия здесь возможны вновь и вновь, и это касается знаний любой практически эпохи. Великое единое содержит в себе трех (кит.), du.
То есть: Великое Единое охватывает тройственность (лиц, подразумевается) (лат.). Господь Единый Великий (лат). Великий триединый (лат). Небо (лат.).
Единое и Великое означает Небо (кит.) dv. Р. Видмайер (см. «Leibniz korrespondiert
mit China») отмечает (стр. 168, примеч. 50), что в тексте письма для знака вэй (dw)
указано чтение гуй (guei).
Первовоздвижение (лат.).
Знамя, либо знак (лат.).
'Возводить', 'строить' (лат.).
Создатель Неба и всего, что охватывается Его сферой (лат.). Т.е. Цинь Ши-хуанди (правил в 221 — 210 г.г. до н. э.). 'Сто' (лат.); бай dx вм. бай dy, очевидно, в старых текстах. 'Царь', 'царя' (лат.). Царь царей (лат.). Властитель властителей (лат.).
'Сто именований' (лат.). Термин бай син означает 'народ', 'старейшины'; позже 'знатные семейства'. 'Сто плодов' (лат.).

 
<< | >>
Источник: Лейбниц Г. В.. Письма и эссе о китайской философии и двоичной системе исчисления. — М.,2005. — 404 с.. 2005

Еще по теме   И. БУВЕ - ЛЕЙБНИЦУ Пекин, 4 ноября 1701 г.  :

  1.   И. БУВЕ - ЛЕЙБНИЦУ Пекин, 4 ноября 1701 г.  
  2.   И. БУВЕ - ЛЕЙБНИЦУ Пекин, 8 ноября 1702 г.  
  3. Примечания