<<
>>

IV. МАРКСИСТСКАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ[126]

Проблема человека и личности в течение последнего десятилетия стала предметом исследования немалого числа социологов-марксистов. Некоторые авторы считают этот вопрос даже главным вопросом марксистско-ленинской философии, что является неправомерным: марксистская философия была и остается наукой о наиболее общих законах природы, общества и человеческого мышления. Однако для глубокого интереса к проблеме личности имеется достаточно оснований, коренящихся в современных условиях развития советского общества и других стран социалистического лагеря...

Классики марксизма-ленинизма оставили нам основополагающие научные принципы разработки проблемы человека и личности. Перечислим кратко основные из них. Это суть принципы: определения сущности человека как совокупности (ансамбля) всех общественных отношений, в котором уже заключено требование понимать личность как явление социальное и идти в исследовании от общества к личности, а не наоборот; взаимного производства человека обществом и общества человеком на базе первого отношения, из чего проистекает требование рассматривать личность как объект и как субъект общественных отношений, а не односторонне; конкретно-исторического и классового подхода к личности.

Основоположники марксизма-ленинизма оставили нам также блестящие страницы по типологии личностей их времени.

В советской философско-социологической литературе осваивались и отрабатывались начальные, исходные понятия теории личности, а именно понятия: человек — личность — индивидуальность и их соотношения, выяснялась сущность личности, ее признаки и детерминация.

Большинство исследователей признает различия между указанными понятиями. Автор настоящей статьи формулировал эти различия так: человек — это существо биолого-социальное, являющееся носителем личности, выступающей как социальное свойство этого носителя, как совокупность некоторых наиболее общественно значимых черт человека. Биологические характеристики человека не могут включаться в понятие личности. Понятие «индивид» означает лишь «отдельный человек». Индивидуальность является одним из признаков индивида и личности.[127]

Ряд авторов оспаривали эти положения. По мнению Г М. Гака, например, личность — это человек, а не свойство его; такие понятия, как личность, человек и индивид, обозначают одно и то же. В. В. Орлов считает, что человек является однозначно-социальным существом, а не биолого-социальным «гибридом». Э. В. Ильенков и польский социолог Я. Ще- паньский также рассматривают человека как однозначно-социальное явление.[128]

Личность, безусловно, есть человек, отдельный человек, индивид, а не часть человека. Человек, как сказано, есть физический носитель личности, предмет, организм. Этот предмет имеет различные свойства: биологические, психологические, социальные.[129] Биологические свойства человека: особенности внешности, расовые, возрастные, половые, индивидуальные, а также психологические свойства, например различия в темпераменте, в силе воображения, памяти и т. п., не могут служить критерием для отнесения одних людей к личностям и исключения других из числа личностей. (...) Иначе говоря, биологические и психологические признаки не являются признаками личностно-образующими.

Под личностью никогда не имелся в виду просто человек как родовое существо с его соматическими, физиологическими и психическими чертами. Это понятие было создано и всегда употреблялось для обозначения индивида как носителя определенных внутренних качеств, определяющих его поведение как работника, гражданина и человека.[130] Именно эти стороны и выделены в понятии личности, которое объединяет в себе наиболее общественно значимые черты человека в его мышлении и поведении.

Но указать основные стороны жизни личности недостаточно. Надо еще определить личностно-образующие признаки или качества личности, проявляющиеся во всех указанных сторонах ее жизни. К этим более конкретным признакам личности всегда относились те черты, которые были сформированы в человеке в ходе общественной жизни и выделены всем развитием философской мысли. В своих работах мы их уже называли, это: разумность, ответственность, свобода, индивидуальность, личное достоинство (выражаемое прежде всего в достойном человека образе жизни).[131] Не обосновывая здесь более подробно выбор именно этих качеств, отметим, что они являются существенными и необходимыми для понятия личности, так как исключение любого из них делает личность явно неполноценной, ущербной.

Внутренних и внешних качеств у человека много. Очевидно, не все из них должны войти в «номенклатуру» личностно-об- разующих признаков, а лишь те из них, которые выступают в качестве существенных, необходимых и достаточных для понятия личности, «личности вообще», понятия, необходимого для более конкретного, классового и исторического подхода к личности. Данных признаков, согласно требованию логики с ее законом обратного соотношения между объемом и содержанием понятия, должно быть наименьшее число. Это должны быть такие признаки, которые удовлетворяют, как сказано, требованиям значимости, необходимости и достаточности, т. е. без которых, взятых в целом, личности нет, а при отсутствии одного из которых личность окажется неполноценной.

Данные признаки, охватывая и внешние (поведение человека) и внутренние качества, являются социальными, а не психологическими. Это вытекает уже из того, что они не выражаются понятиями психологической науки, так как последняя, изучая формы, процессы и состояния психики человека, не рассматривает социального содержания, вкладываемого в эти формы общественной жизнью. По правильному мнению В. А. Ядо- ва, эти признаки не являются и чисто моральными.[132] Однако понятие личности, имеет, безусловно, и моральный момент, ибо оно одновременно указывает на те черты человека, которые мы должны воспитывать, ценить и поощрять. Без этой последней функции понятие личности многое теряет в своем значении.

Можно спорить, правильно ли выделены указанные личностно-образующие признаки. Однако речь идет о принципи- альном подходе: об отделении личности, как явления социального, и ее черт — от человека, как биопсихосоциального «гибрида». Поэтому нельзя согласиться с Я. Щепаньским, выдвигающим идею о тройственной детерминации человека как личности.[133] С другой стороны, имеющиеся в нашей литературе утверждения, что человек есть чисто социальное существо, что его биологические свойства якобы «сняты» общественной сущностью, носят вульгарно-социологический характер. Многие биологические и психические свойства человека как организма изменены под влиянием условий общественной жизни, но далеко не «сняты», не исключены по своей природе, по своей сущности.

Итак, для разработки теории личности необходимо прежде всего провести четкую грань между указанными понятиями, не сбиваться на перенос признаков с одного понятия на другое, несмотря на то, что биологические, психологические и социальные характеристики человека переплетаются между собой и влияют на признаки, образующие личность.

В. И. Ленин писал: «Спорить о словах, конечно, не умно... Но надо выяснить точно понятия, если хотеть вести дискуссию».[134] Чистых явлений, указывал В. И. Ленин, нет ни в природе, ни в обществе.

Даже общество, взятое в целом и представляющее собой особую форму движения материи, имеющее особые закономерности своего функционирования и развития, в самой своей производственной основе определено потребностями составляющих его живых организмов — людей. Тем большую печать биологического начала носит отдельный человек. Однако понятие личности тем и отличается от других характеристик человека, что оно указывает на его социальные черты, притом, как м«ы видели, на те, которые более всего выражают его общественную сущность и значимость. В противном случае в этом понятии отсутствует всякий смысл.

Вопрос о правильном понимании личности есть фундаментальный и основной вопрос теории личности, дающий ключ ко всем вопросам этой теории. Но закладка фундамента есть лишь начало дела, В личности соединяется внутреннее и внешнее. Каждая личность есть существо мыслящее, сознательное (в смысле «сознания вообще», разумности, а многие из личностей — ив смысле общественного сознания, общественной — классовой, государственной, идеологической — сознательности).

Личность далее занимает определенное положение в обществе, выполняет в нем те или иные функции. Какую же из этих сторон (внутреннюю или внешнюю) избрать в качестве определяющей? К. К. Платонов, например, считает, что сущностью личности является ее сознание.[135] Сознание в общем смы- еле этого слова, в смысле разумности, не может быть исключено из понятия личности, как это делает Б. Т. Малышев.[136]Существо, не обладающее нормальным и развитым разумом (умалишенный, грудной ребенок), не может считаться личностью. Отсутствие сознания исключает все остальные признаки личности. Однако сведение личности к ее сознанию является односторонним. Во-первых, сознание личности проявляется в ее жизни, в деятельности. Личность отшельника, отрекшегося от связи с людьми,—это личность неполноценная, ущербная, уродливая. Она не может быть «моделью» личности и тем более ее идеалом. Сведение личности к сознанию выключает из этого понятия ее объективную, практическую, деятельную сторону. Непосредственная жизнь и деятельность человека — необходимый момент в материалистической теории личности.

Сведение личности к ее сознанию, во-вторых, не выделяет таких сторон сознания, которые существенны для понятия личности. Не все мысли и чувства человека равноценны и равнозначны для характеристики личности. Едва ли можно определять и различать личности по их взглядам на фасон платья, по их любимым блюдам и даже по их любимым поэтам. Лич- ностно-образующие признаки должны быть немногочисленны, но существенны для различных ступеней развития личности в филогенезе и онтогенезе.

Нельзя базировать личность не только на сознании/но и на самосознании, как это предлагает теория «зеркального Я» или «отраженного Я» Ч. Кули, поддерживаемая И. С. Коном.[137] Эта концепция состоит в том, что суть личности — в осознании своего «Я», а последнее, в свою очередь, есть отражение мнения о ней других людей. Осознание своего «Я», т. е. элементарная форма самосознания, является составной частью сознания (разумности) и в этом смысле входит в один из признаков личности. Но, как мы видели, понятие личности нельзя сводить не только к самосознанию, но и к сознанию в целом. Далее, выводить мое сознание из сознания других людей — значит совершать порочный круг, ибо сознание других людей будет определяться сознанием окружающих, в том числе и моим сознанием. Выводить сознание из сознания — типичный круг идеализма. Наконец, хотя самосознание (...) возникает во взаимодействии людей, тем не менее человеческая личность проявляется не столько в том, что она равняется на мнения окружающих, сколько в обратном: руководствуясь передовыми идеями, она выступает против устарелых, неверных или враждебных мнений. Зеркальность «Я» есть как раз признак обезличенное™.

Подход к личности с точки зрения ее социальных ролей требует более подробного рассмотрения. Теория социальных ролей как основы личности (Т. Сарбин, И. Ридинг, В. Мезон, Т. Парсонс, Д. Мид, С. Стетцель и др.) явилась шагом вперед сравнительно с чисто биологическими, психологическими и ро- бинзонаторскими концепциями личности, так как данная теория признает социальный фактор в формировании личности и рассматривает последнюю как часть общественной системы. Однако теория социальных ролей не годится, на наш взгляд, в качестве теоретической основы для марксистской теории личности, как это полагает И. С. Кон.[138] Дело заключается не в том, чтобіьі отрицать тот очевидный факт, что личность играет ту или иную роль или роли в обществе, что она занимает ту или иную должность, имеет ту или иную профессию и проч. Определенную роль в обществе играет не только отдельная личность, но и классы и другие общественные группы. Для констатации такого самоочевидного факта не требуется никакой теории. Дело в другом, а именно в возведении этого факта в критерий личности, в достоинство главного лич- ностно-образующего признака.

«Допустим, — пишет И. С. Кон, — мы хотим охарактеризовать личность Ивана Ивановича Иванова. Как мы будем делать? Прежде всего путем перечисления его многообразных ролей, функций (мужчина средних лет, учитель, коммунист, женатый, отец двоих детей, участник художественной самодеятельности и т. д.). Это характеристика, разумеется, пе исчерпывает индивидуальности Иванова, каждая из перечисленных ролей присуща не только ему, но и многим другим людям. Но и без нее обойтись невозможно».[139]

Уже здесь проявляются недостатки теорий ролей применительно к понятию и теории личности. В приведенном отрывке имеет место смешение личности с индивидуальностью. Индивидуальные особенности человека являются одним из признаков личности, ибо если бы люди все были полностью подобны друг другу, как шарикоподшипники одного диаметра, то едва ли можно было бы говорить о них как об отдельных личностях. Индивидуальность является одним из личностно-образу- ющих признаков, но не единственным и даже не главным, ибо этот признак общеприродный, а не только социальный. Основой индивидуальности выступает свойство отдельности, дискретности, присущее всем явлениям природы и общества.

В теории личности, далее, нельзя исходить из признаков, присущих лишь одному единственному человеку. Таких признаков вообще не существует. Если бы это было не так, т. е. если бы индивид обладал такими своими особенностями, которые вообще отсутствуют у всех остальных людей, то надо было бы создать столько теорий личности, сколько существует людей на свете.

Является ли предложенное И. С. Коном описание характеристикой личности? Вот если бы было сказано, какой Иванов учитель, как он относится к детям и хорошо ли их учит, какой он коммунист, каков он как отец своих детей и проч., словом, каковы его качества как гражданина, коммуниста и человека в быту, — это была бы личностная характеристика, а не собрание анкетных данных, без коих, разумеется, тоже «обойтись невозможно», но которые не дают представления об Иванове как о личности.

Как было сказано, понятие личности всегда (и в обыденном и в теоретическом сознании) выступало для обозначения целостности внутренно-внешних социальных качеств человека, несводимых и даже противопоставляемых внешнему положенню человека в обществе, всегда служило для прогрессивных и демократических сил орудием борьбы против деления людей по рангам в зависимости от их происхождения, богатства, чинов и должностей. Все великие произведения буржуазно- демократической литературы, не говоря уже о литературе социалистической, утверждали, что личность простого человека — слуги, крестьянина, рабочего—часто бывает выше и благороднее, чем личность/ аристократа, богача и высокопоставленного чиновника.

Личность человека неизмеримо выше его жизненного и служебного положения, его влияния и его кошелька. Для понятия личности важно не то, какую должность она занимает, а как в этой должности она проявляет себя, свои внутренние качества.[140]

Понятие личности есть понятие высокой ценности, не заменимое никаким другим. Продолжая, развивая и перерабатывая традиции всей истинно прогрессивной мысли, требовавшей: «духа не угашайте», марксистская теория личности выступает как научное обоснование социалистического демократизма, признающего личностью не только представителей собственнической или интеллектуальной элиты, пролетарского гуманизма, высоко поднимающего значение человеческого духа, и классовой позиции, ставящей на первый план трудовые и гражданские качества человека, выступает одновременно как теория нового, коммунистического человека. Без этого идейного ядра эта теория теряет всякий смысл. Марксистская теория личности есть теоретическое орудие коммунистического воспитания. Она должна выделить те качества человека, которые были присущи лучшим людям прошлого и которые должны найти свое полное выражение в человеке коммунистического общества, качества, которые мы обязаны воспитывать и поддерживать, а также и те качества, которые следует преодолевать и ликвидировать.

Исходя из общего понятия личности, теория личности переходит к конкретизации, т. е. к типизации личностей. В соответствии с нашей задачей и исходя из жизни (что особенно важно подчеркнуть), мы должны искать признаки специориче- ские. Так, характеризуя личность буржуа или пролетария, следует выделить характерные особенности представителей этих классов на разных этапах их развития. Данная задача гораздо более плодотворна, чем логическая классификация личностей по их «субстатусам» и «суперпозициям». В произведениях классиков марксизма-ленинизма и у классиков художественной литературы мы находим великолепные характеристики типичных представителей общественных классов их времени. Что же касается современных типов личностей, то нам придется, исходя из их исторических особенностей, поработать самим. Проблема типизации личностей, в особенности современной классовой типизации и выявления черт социалистической и коммунистической личности, являются одной из важнейших задач марксистской теории личности.

Как уже было сказано, эта теория, как и всякая теория, не может «доходить» до каждого индивида, т. е. создавать отдельную теорию для каждого лица. Теория может «спускаться» лишь до типизации. Но значит ли это, как полагает В. А. Ядов, что при рассмотрении в социологическом плане личности как объекта или личности как субъекта индивидуальность .нас не интересует и никогда не интересовала, что нас интересует только социальный тип? Одно дело — возможности теории, а другое — интерес к индивиду. Теория личности не может иметь лишь созерцательное значение, теория создается в конечном счете для практики, в которой она и «доходит» до индивида. Врач лечит отдельного человека, а не тип, хотя руководствуется «типовыми» научными знаниями. Воспитатель и руководитель тоже должны работать с индивидами. Теория поставляет общие и типовые положения, практика реализует их в частностях.

В исследованиях по проблеме личности большое место занимает вопрос о структуре последней. Под структурой разу- меется внутреннее строение, внутренняя форма сложного явления. Исследование структуры означает анализ различных элементов, частей, сторон сложного объекта и соотношений между ними. Применительно к нашему вопросу исследование структуры личности означает выявление личностно-образую- щих признаков (элементов) и нахождение соотношения между ними в статике и динамике личности. В настоящее время выдвинуты социологические, общепсихологические и социально- психологические структуры личности. По сути дела, это различные концепции личности, исходящие из того, какие (социальные или психологические) элементы составляют ее структуру.

Из содержательных социальных структур в марксистской литературе о личности можно выделить: уже упомянутую теорию социальных ролей, в которой такими элементами являются роли; концепция, по которой личность представляет собой субъект труда, познания и общения;[141] и взгляд автора настоящей статьи.

Ролевая концепция нами была уже рассмотрена. Социальные роли, как мы видели, не характеризуют сущность личности и потому не могут рассматриваться как элементы структуры. Концепция, согласно которой личность является субъектом труда, познания и общения (И. С. Кон, Б. Г. Ананьев), выделяет некоторые действительно существенные элементы (признаки) личности. Однако этот взгляд, по нашему мнению, неверно, во-первых, рассматривает личность лишь как субъект. Это противоречит уже правильным взглядам тех же авторов, признающих, что личность есть продукт общественного развития. Если это так, то значит, что личность представляет собой не только субъект, но и объект. Более того, это означает, что второе является основой первого. Бытие определяет сознание, а не наоборот. Личность остается личностью и тогда, когда она воздействует на общество, и тогда, когда общество воздействует и формирует ее. Личность выступает не только как воспитатель, но и как воспитуемый.

Во-вторых, при сравнении нашего понимания личности и ее «слагаемых» (личность проявляется в ее качествах как работника, гражданина и человека как субъекта общения) с пониманием указанных авторов (личность есть субъект труда, познания и общения) мы обнаруживаем, что при совпадении крайних слагаемых личности ее гражданские качества у данных авторов выпадают, заменяясь познанием. Между тем гражданские, политические качества, по нашему мнению, являются стержнем понятия личности. Без них данное понятие приобретает аполитичную форму и, по существу, сводится кпо- нятию «интеллигент». Познавательные же способности личности следует отнести к понятию разумности.

В-третьих, этот взгляд не раскрывает более конкретных признаков личности. Согласно нашему пониманию, такие более конкретные элементы структуры личности выражаются в понятиях разумности, ответственности, свободы, индивидуальности, достойного образа жизни, а их совокупность и представляет собой содержательную социальную структуру личности, взятой в качестве общего понятия.

Соотношение указанных элементов в ходе исторического развития испытывает значительные изменения, состоящие в следующем:

в изменении конкретного содержания этих элементов. Так, например, имеется, как известно, большое различие в понимании свободы в разных исторических формах идеологии, в реализации свободы в буржуазном и социалистическом обществе. Также радикально отличается понятие о достойном образе жизни у буржуа, мелкого буржуа и у коммуниста;

в том, что на различных этапах исторического процесса ,на первый план выдвигаются те или иные стороны, признаки личности (изменение доминанты личности);

при общей исторической тенденции к умственному и нравственному прогрессу личности — в неравномер.ности прогресса различных признаков личности.[142]

По нашему глубокому убеждению, марксистская, материалистическая теория личности вообще и ее структуры в частности может создаваться лишь на базе реального исторического процесса, т. е. изучения того, что собой представляла и как изменялась личность человека в процессе смены общественно-экономических формаций и различных их этапов. Поэтому формальные (логические) структуры личности могут в лучшем случае служить подсобными средствами такого изучения.

Остановимся теперь на психологических (общепсихологических и социально-психологических) концепциях (структурах) личности. Здесь нам следует исходить из положений, выдвинутых В. И. Лениным в его критике биологического и психологического антропологизма.

В чем прежде всего состоит различие общей и социальной психологии? Общая психология занимается изучением сознания вообще, сознания в плане диалектического материализма, т. е. выясняет те формы, процессы, состояния и свойства сознания, которые присущи всем людям как разумным существам, которые общи всем индивидам. Правда, общая психология изучает также и особенности сознания определенных обще- ственных групп — возрастных, профессиональных и проч. Но и в этих случаях она не выходит за рамки общих психологических категорий: ощущений, восприятий, представлений, памяти, воображения, мышления, воли и т. д.

Давно уже замечено, что в процессе совместной жизни, деятельности и общения у людей развивается целый ряд психических процессов, состояний и свойств, не укладывающихся в рамки общей психологии и выражаемых особыми категориями. К ним относятся особенности, присущие сознанию конкретно-исторических коллективов: классов, наций, народностей и других исторически определенных социальных групп и общ- ¦ностей, их разные интересы и стремления, различия психического склада, обычаев, традиций, нравов и проч. К ним относятся также психические явления, возникающие у неопределенных групп и коллективов, у так называемой массы: «дух времени», общественные настроения, периоды воодушевления и упадка, вкусы, моды и проч. К ним относятся, .наконец, личностные особенности психики: симпатии, антипатии, влияние примеров, подражание, конформизм, нонконформизм и т. п.

Нетрудно обнаружить, что как общепсихологические, так и социально-психологические процессы, формы и состояния .не являются личностно-образующими признаками. Так, индивидуальные и типовые различия в работе рецепторов (зрения, слуха и проч.), в типах темпераментов, «силы воли» и проч. не могут служить критериями и основаниями для понятия личности и ее типизации. Живописец и дальтоник, холерик и сангвиник, рассеянный с улицы Бассейной — все они являются полноценными личностями.

В современной психологической литературе имеется немало классификаций людей по свойствам их нервной системы. Так, К. Юнг выделяет интровертивный (замкнутый) и экстравер- тивный (общительный) типы личностей. Б. М. Теплов различает людей по силе, динамичности, подвижности, лабильности их нервной системы.[143] Но, как бы ни были справедливы психологические классификации и как бы различия психики не влияли на личность, они не могут характеризовать человека как работника и гражданина. «Возможно, — замечает В. А. Ядов,— что (с точки зрения общепсихологической. — В. Т.) термин „личность" здесь вовсе не применим и скорее подходит термин „человек как субъект".[144] То же соображение относится и к социально-психологической концепции личности. Нельзя считать личностно-образующими признаками (т. е. на этом основании относить или не относить к личностям или классифицировать и типизировать личности) различия в обычаях, тради- днях, навыках, настроениях, симпатиях и антипатиях. Психология (как общая, так и социальная) занимается и человеком и личностью, а не специально личностью. Поэтому психологические концепции и структуры не выделяют и .не могут по существу своему выделять личность из более общего предмета этих наук — человека.

В. А; Ядов выдвинул социально-психологическую концепцию личности как системы ценностных ориентаций. Прежде всего следует сказать, что ценностные ориентации человека — скорее всего категория не психологическая,, а социальная, что признает и сам В. А. Ядов. «...Система ориентаций, — пишет он,— есть социально-детерминированный тип программирования поведения».[145] Но как бы ни рассматривать ценностные ориентации, в особенности если считать их близкими понятию социальных установок, как это делает В. А. Ядов,[146] и не взирая на то, что понятие ценностей особенно близко сердцу автора настоящей статьи, все же следует признать, что ценности не могут выступать в качестве основы или элементов личности.

Ценностное отношение состоит в отборе из познанного того, «что нужно человеку», т. е. того, что соответствует его потребностям, интересам, целям, нормам и идеалам. Последние, коренясь в биологических и общественных (в особенности классовых) свойствах человека, определяют характер и направленность его ценностных ориентаций. Ценностное отношение и соответственные ориентации присущи человеку на всех уровнях его психики: чувственном, понятийном, теоретическом, идеологическом. Они составляют необходимый момент всей психики и опосредованного последней действия. На рациональной ступени ценностные ориентации включаются в качестве момента в разумность, в сознание, в сознательную деятельность, но только в качестве момента, так как разумность, сознательность не исчерпываются оценкой.

Оценка основана на познании собственных и общественных потребностей, интересов и т. д. Сознание по своей основной направленности есть познание, отражение объективной действительности, а не только потребностей человека. Ценностное отношение основано на познании объективного мира, является по отношению к нему производным моментом, поэтому ценностные ориентации не могут заменить понятия разумности как признака личности. Едва ли что-нибудь прояснится в понятии личности, если на место суждения «личность есть существо разумное» поставить суждение «личность есть существо оценивающее». Первое суждение предпочительнее.

Основоположники марксизма писали: «Способ, каким существует сознание и каким нечто существует для него, это — знание».[147] Лишь на основе объективной истины возможна и правильная оценка, которая является видом знания (знания человеческих потребностей и интересов). Преувеличение значения аксиологического момента в познании, представление о ценностном отношении как о совершенно самостоятельной способности, выведение этого отношения за рамки «традиционного» понимания сознания как отражения ведет к субъективизму. Но даже и вообще замена социологического подхода к личности гносеологическим неправомерна. Если уж мы признали, что личность есть явление социальное, то нужно и подходить к ней социологически, т. е. исторически.

Итак, как же нам относиться в теории личности к психологическим ее интерпретациям? Отнюдь не нигилистически. Как правильно указывает В. А. Ядов, психологические исследования раскрывают психические механизмы, обусловливающие деятельность, активность человека.[148] И не только просто человека, но и личности.

Понимание механизмов работающей машивы необходимо как для ее создания, так и для регулирования работы. Личность создается не мастером, а обществом, его законами, в основном независимыми от человека. Но «регулировка», «налаживание» и «ремонт» ее во многом зависят от сознательных усилий общества и соответствующих коллективов. Не следует лишь смешивать сущность человека и личности, т. е. объективные результаты, работы этих механизмов, с самими этими механизмами, как нельзя отождествлять работу двигателя и других механизмов автомашины с «продуктом» их работы — со способностью машины перевозить людей и грузы.

Личность как совокупность указанных социально значимых черт человека создается обществом вместе с ее биологическими и социальными «механизмами», но отличается от последних, как отличается продукт металлургического процесса — металл от технологии его производства. Поэтому личность нельзя отождествлять не только с психологическими способностями, но и с социальными условиями, сформировавшими ее. Личность есть продукт социальных условий (общественно- экономической формации, общественного строя), обстоятельств ее собственной жизни и воспитания. В своем формировании она и исчерпывается этими факторами. Психологические же ее способности и особенности обусловливает саму возможность воздействия на личность указанных факторов. Так, например, если бы не было интереса как психологической способности направлять внимание на определенный объект, то невозможно было бы и существование классовых и иных интересов.

Однако лишь социальные, а .не психологические факторы определяют выбор и направление интересов, наличие того факта, что классовые интересы рабочего класса прямо противоположны классовым интересам буржуазии. Последнее объясняет лишь исторический материализм. Именно в этом смысле личность есть явление социальное. Поэтому же основными средствами воздействия на личность выступают воздействия социальные (характер общественного строя, степень развития этого строя и направление воспитания). Успешность, эффективность последнего фактора — воспитания личности — зависит во многом от воздействия на ее психические механизмы. Таковы, по нашему мнению, роль и место психологических исследований в теории личности.

Признание и отработка вышеуказанных методологических соображений способствовали бы отчетливому отделению марксистского понимания личности и подходов к ней от немарксистских, позволили бы избавиться от эклектичности в этом вопросе. Примером последней является, по нашему мнению, точка зрения Я. Щепаньского. Щепаньский выделяет три «уровня» личности: биологический, психологический и социальный (био- психосоциогенный).[149] Не говоря уже о биологической личности» непонятно, как представляет себе автор психогенную личность, т. е. порожденную психикой без участия общества. В психологическую личность входят «такие элементы, как память, характер, чувства, воля, воображение, наблюдательность, интеллект».[150] Непонятно, как можно думать, что различия в силе памяти, в воображении или в наблюдательности являются основами личности.

Касательно наиболее интересующей нас социальной личности Я. Щепаньский пишет: «Социальная личность, или комплекс устойчивых свойств индивида, влияющих на его поведение, вырастающих на основе биологических и психических свойстэ и вытекающих из влияния культуры и структуры общностей, в которых индивид был воспитан и в которых он участвует, охватывает следующие элементы, развитые в процессе социализации... В этом процессе воспитывающие группы (семья, школы, группы ровесников) передают человеку ряд ценностей и систем ценностей. Среди них находится также культурный идеал личности. Другим социогенным слагаемым личности являются социальные роли, выполняемые в различных коллективах; далее, выделим здесь субъективное «Я», т. е. созданное под влиянием воздействия других преставление о собственной особе, а также отраженное «Я», т. е. комплекс представлений о себе, созданных из представлений других людей о нас самих. Интегрированный комплекс этих элементов создает социальную личность индивида».[151]

Я. Щепаньский не сводит личность к психологии, а выделяет и «социальную личность». Он различает понятия индивида и личности, рассматривая личность как совокупность свойств человека и пытается как-то определить личностно-образую- щие признаки, «элементы», «слагаемые». Но, перечисляя эти свойства, автор подходит к ним компилятивно, без общего основания и должного отбора. Здесь собраны все точки зрения: и ценности, и роли, и отраженное «Я». Если у личности имеются все три указанных «уровня» (биопсихосоциогенный), действующие сопряженно, без противоречий между ними, то такая личность, по Щепаньскому, представляет собой «целостную (интегрированную) личность» в отличие от других видов «нормальной личности», а именно: от средней в статистическом смысле и от личности, приспособившейся и действующей в рамках установленных социальных критериев.[152]

Спрашивается прежде всего, может ли существовать вообще человек, не говоря уже о личности, на одном биологическом или только психическом «уровне»? Что же касается «нормальной личности», то здесь также все довольно произвольно. Почему, например, нормальной личностью является лишь статистически средняя? Выдающаяся же, очевидно, ненормальна? И вообще, каковы статистические критерии личности? Почему, наконец, приспособившаяся личность нормальна, а неприспо- собляемая, например революционер, ненормальна? Каковы в целом логические основания такого деления?

Подведем некоторые итоги. Наряду с известными достижениями, связанными с использованием и развитием марксистско- ленинских методологических принципов, в ряде работ по теории личности ясно проступают основные недостатки: абстрактное логизирование в известном отрыве от общественной жизни, от истории общества,, от классового подхода; некритические заимствование поверхностных, ненаучных концепций личности, подмена социологического подхода к личности психологическими и иными, могущими играть в теории личности лишь подсобную роль.

<< | >>
Источник: Тугаринов В. П.. Избранные философские труды. — Л.: Издательство Ленинградского университета.1988.—344 с.. 1988

Еще по теме IV. МАРКСИСТСКАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ[126]:

  1. "Человек природы" в русской литературе XIX века и "цыганская тема" у Блока
  2. Литература
  3. Глава 8. Т. ПАРСОНСИЕГООБЩАЯТЕОРИЯ ДЕЙСТВИЯИСОЦИАЛЬНЫХСИСТЕМ  
  4.   б) Причина отчужденного труда  
  5. ОТ ПЕРЕВОДЧИКА
  6. IV. МАРКСИСТСКАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ[126]
  7. Глава 2. Книга «Россия и Европа» – новое слово в историософии
  8. 1. Социальная среда и личность. Социализация и социальные отклонения
  9. ЛИТЕРАТУРА
  10. ГЛАВА ТРЕТЬЯ Общие принципы марксистской теории в свете диалектики общего и особенного, сущности и явления
  11. ЛИТЕРАТУРА
  12. ИСТОРИОГРАФИЯ ВОПРОСА
  13. Глава 3. Место социологии управления в процессе осознания собственности как социального феномена
  14. Глава 5. Государство и рынок: специфика российской диалектики развития
  15. МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДИАЛЕКТИКИ ЭМПИРИЧЕСКОГО И ТЕОРЕТИЧЕСКОГО В ИЗУЧЕНИИ КУЛЬТУРЫ
  16. Введение
  17. Введение
  18. § 1. Изучение истории западноевропейской сельской общины в российской медиевистике последней четверти XIX - начала XX вв.