<<
>>

§ 16. с) Общее [как результат] психологической функции и общее как форма значения. Различный смысл отношения общего к объему

Для того чтобы сделать полностью отчетливым это важное различие между общим [как результатом] психологической функции и общим, которое принадлежит самому содержанию значения, следует обратить внимание, и это абсолютно необходимо, на различные логические функции общих имен и значений, и в этой связи — на различный смысл, когда мы говорим об общности этих имен или об их отношении к некоторому объему единичностей.

Мы сопоставляем три следующие формы: некоторое А, все А, А вообще; например, некоторый треугольник (einDreieck), все треугольники у треугольник(dasDreieck), интерпретируя последнее в смысле высказывания: треугольник есть вид фигурыт.

В предикативной функции выражение некоторое A (ein А) может служить в качестве предиката для неограниченно многих категорических утверждений, и совокупность истинных или в себе возможных утверждений этого вида определяет все возможные субъекты, которым в действительности присуще или могло бы быть присуще — при отсутствии несовместимости — быть некоторым А, одним словом, [может служить] истинным или возможным «объемом» «понятия» Л.

Это общее понятие А, или общий предикат некоторое А, относится ко всем предметам этого объема (ради простоты мы принимаем, что в этом объеме [все предикаты] истинны), т. е. положения обозначенной совокупности имеют силу, и, говоря феноменологически, суждения соответствующего содержания возможны как очевидные суждения. Это общее принадлежит, таким образом, логической функции предиката. В отдельном акте,

Слово, которое символизирует буква А в таких сочетаниях, должно будет иметь синкатегорематическую значимость. Выражения: лев (der Lowe), некоторый лев (ein Lowe), этот лев, все львы и т. д., имеют, конечно, и даже очевидно, общий элемент значений, однако его нельзя взять изолированно. Хотя мы можем просто сказать «лев» (Lowe), однако самостоятельный смысл это слово может иметь только в соответствии с одной из этих форм.

На вопрос, не содержится ли одно из этих значений во всех остальных, не находится ли непосредственное представление вида А во всех прочих значениях, следует ответить отрицательно: вид А «находится » в этих значениях, но только потенциально, а не как подразумеваемый предмет.

в каждом осуществлении значения некоторое А или в осуществлении соответствующего адъективного предиката это общее [само по себе] ничто; оно представлено в этом акте в форме неопределенности. То, что выражает словечко некоторое (ein), есть форма, которая очевидным образом принадлежит интенции значения или, соответственно, осуществлению значения, и причем в отношении того, что подразумевает эта форма. Это совершенно несводимый момент, своеобразие которого можно только признать, но не отвергнуть с помощью какого-либо психологически-генетического разъяснения. Говоря об идеальном случае: это Некоторое (Ein) выражает первичную логическую форму. Подобное имеет силу и для образования некоторое А, которое точно так же представляет первичную логическую формацию.

Общее, о котором мы здесь говорим, принадлежит, утверждаем мы, клогической функции предиката, оно существует как логическая возможность утверждений определенного рода. То, что подчеркивается логический характер этой возможности, означает: речь идет об a priori усматриваемой возможности, принадлежащей значениям как видовым единствам, но не психологически случайным актам. Если мы усматриваем, что красный есть общий предикат, т. е. соединяющийся со многими возможными субъектами, то подразумеваемое не относится к тому, что может существовать в реальном смысле, в соответствии с законами природы, которые регулируют появление и протекание переживаний во времени. Здесь вообще не идет речь о переживаниях, но об одном и том же предикате красный и о возможности определенных утверждений, обладающих тем же самым единством смысла, в котором выступает этот тождественный предикат.

Если мы переходим к форме все А, то общее принадлежит здесь самой форме акта.

Эксплицитно мы имеем в виду ведь все А, к ним ко всем относится наш акт представления и предицирова- ния в универсальном суждении, хотя мы, возможно, не представляем какое-либо отдельное А «само по себе» или «непосредственно». Это представление объема как раз не есть комплекс представлений членов объема, и это тем более так, что, пожалуй, данные нам отдельные представления вообще не принадлежат к интенции значения все А. И здесь это Все указывает на своеобразную форму значения, причем здесь можно отвлечься от того, расщепляется ли она на более простые формы или нет.

Если мы рассмотрим наконец форму (das) A (in specie), то и теперь общее опять-таки принадлежит содержанию самого значения. Однако здесь проявляется для нас общее совершенно другого типа, общее вида, которое находится в очень близком логическом отношении к общему объема, однако от него,

очевидно, отличается. Формы (das) А и все А (точно так же какое-либо А вообще — безразлично какое) не тождественны по значению; их различие не есть «просто грамматическое» и в конечном итоге всецело определенное звучанием слова. Это логически различные формы, выражающие существенные различия значений. Сознание видового общего должно выступать как существенно новый способ «представления» («Vorstellen») [как акта], и притом способ, который не просто является новым способом представления (Vorstellung) индивидуальных единич- ностей, но благодаря которому осознается новый вид единич- ностей, а именно видовые единичности. Каковы эти единичности и как они относятся a priori к индивидуальным еди- ничностям и, соответственно, от них отличаются, это следует вывести из логических истин, которые, основываясь на чистых формах, a priori (т. е. в соответствии с чистой сущностью, с идеей) имеют силу для тех и других единичностей и для их взаимных отношений. Здесь отсутствуют какие-либо неясности или возможные смешения, если только придерживаться непосредственного смысла этих истин или, что то же самое, непосредственного смысла соответствующих форм значений, интерпретации которых, проведенные с очевидностью, суть как раз логические истины. Лишь ошибочный переход (Metabasis) к психологическому или метафизическому ходу мыслей порождает неясность; этот переход создает ложные проблемы и ложные теории для их разрешения.

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Логические исследования. Т. II. Ч. 1: Исследования по феноменологии и теории познания / Пер. с нем. В.И. Молчанова. — М.: Академический Проект,2011. — 565 с.. 2011

Еще по теме § 16. с) Общее [как результат] психологической функции и общее как форма значения. Различный смысл отношения общего к объему:

  1. А. С. Пушкин
  2. М. Ю. Лермонтов
  3. Функция журналистики и функции СМИ
  4. ХАРАКТЕР И РЕЗУЛЬТАТЫ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ РЕФЛЕКСИИ ПО ПОВОДУ МЫШЛЕНИЯ И ЯЗЫКА В КЛАССИЧЕСКИХ УЧЕНИЯХ ДРЕВНОСТИ 
  5.   БЕРНАРД МАНДЕВИЛЬ И ЕГО «БАСНЯ О ПЧЕЛАХ»  
  6. г) Признаки и понятие закона
  7. § 16. с) Общее [как результат] психологической функции и общее как форма значения. Различный смысл отношения общего к объему
  8. Судебная процедура как форма юридического познания в процессе судебного правоприменения
  9. Психологическое исследование движений после ранений руки
  10. Тема № 5. Культура речи как особая прикладная дисциплина
  11. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ И ЗАДАЧИ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКА РУССКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ