<<
>>

§ 15. Ь) Происхождение современного номинализма как чрезмерная реакция против учения Покка об общих идеях. Сущность этого номинализма и теории абстрагирования на основе внимания

Теория абстрагирования Милля и его эмпиристских последователей совершенно так же, как теории абстрагирования Беркли

и Юма, упорно борется с заблуждением «абстрактных идей».

Она упорствует в этом, поскольку из-за случайного обстоятельства, что в интерпретации общих представлений Локк пришел к своему абсурдному общему треугольнику, она приходит к ложному мнению, что рассуждения об общих представлениях, приня- 5 тые всерьез, требовали бы с необходимостью такой интерпретации. [При этом] упускают из виду, что эта ошибка проистекает из непроясненной многозначности слова idea (и точно так же немецкого слова представление (Vorstellung)), и то, что для одного понятия [идеи] абсурдно, для другого может быть возможным и 10 оправданным. И как могли это увидеть критики Локка, если понятие идеи оставалось у них в той же неясности, которая сбила с толку Локка? Вследствие такого положения дел приходят к новому номинализму, сущность которого не состоит более в том, чтобы отвергать реализм, но в том, чтобы отвергать (адек- is ватно понятый) концептуализм: отвергают не только абсурдные общие идеи Локка, но также общие понятия в полном и подлинном смысле слова, следовательно, в том смысле, который с очевидностью выявляет анализ мышления в соответствии с его объективным содержанием значений, и выявляет как такой смысл, 20 который конститутивен в отношении идеи единства мышления.

К этому воззрению приходят из-за неверного понимания психологического анализа. Естественная склонность направлять взгляд всегда только на первично созерцаемое и, так сказать, осязаемое в сфере логических феноменов сбивает с пути и ведет 25 к тому, что наличествующие наряду с именами внутренние образы понимают как значения имен. Если отдадут себе отчет, что значение есть все же не что иное, как то, что мы подразумеваем, или то, что мы понимаем посредством выражения, то этой концепции нельзя более придерживаться.

Ибо если бы подразумева- зо емое [значение] (Meinung) было заключено в единичных представлениях, которые «проясняли» бы нам смысл общего имени, тогда предметы этих представлений, и причем просто так, как они наглядно представлены, были бы тем, что подразумевается (Gemeinte), и каждое имя было бы двусмысленным собственным 35 именем. Чтобы придерживаться этого различия, говорят: единичные наглядные представления, там, где они выступают в связи с общими именами, суть носители новых психологических функций, [причем] таким образом, что они определяют протекание представлений другого вида, иным образом включаются в ход 40 мыслительных процессов или иным образом управляют им.

Между тем ничего при этом не сказано о том, что каким-либо образом относится к феноменологическому положению дел. Мы подразумеваем, здесь и теперь, в момент, когда мы осмысленно высказываем общее имя, нечто общее, и этот подразумевающий

5*

[предметность] акт есть нечто иное, чем в том случае, когда мы подразумеваем единичное. Это различие должно быть обнаружено вдескриптивном содержании отдельного переживания, в отдельном актуальном осуществлении общего вы- 5 сказывания. То, что к этому каузально присоединяется, какие психологические последствия может иметь каждое переживание, это нас совершенно не касается. Это касается психологии абстрагирования, но не его феноменологии.

Под влиянием номиналистического течения нашего времени ю грозит, разумеется, измениться понятие концептуализма, так что даже в отношении Дж.Ст. Милля, который со всей решительностью объявлял себя номиналистом, хотят оспорить его принадлежность к номинализму105. Однако мы не должны считать сущностью номинализма то, что он, намереваясь прояснить смысл и is теоретическую действенность общего, теряет себя в слепой ассоциативной игре имен как простых звучаний слов; но что он вообще, и причем нацеливаясь на такое прояснение, упускает из виду своеобразие сознания, которое, с одной стороны, проявляется в живом ощущаемом смысле знаков, в их непосредствен- 20 ном (aktuell) понимании, в понятом смысле акта высказывания, а с другой стороны, в коррелятивных актах осуществления, которые составляют «собственный» акт представления общего, другими словами, в {усматривающей идеации}106, в которой нам дано «само» общее. Это сознание означает для нас то, что оно означа- 25 ет, знаем мы нечто или нет о любой психологии, о психологических основаниях и следствиях, об ассоциативных диспозициях и т.

п. Если это сознание общего номиналист захотел бы разъяснить {эмпирически как факт человеческой природы}107, если бы он стал утверждать, что это сознание каузально зависит от тех или зо иных факторов, от тех или иных предшествующих переживаний, ^ неосознанных диспозиций и т. п., то мы не имели бы против этого g какого-либо принципиального возражения. Мы бы только заме- ^ тили, что эти {эмгшрико-психологические}108 факты у чистой ло- q: гики и теории познания не вызывают никакого интереса. Однако вместо этого номиналист утверждает: речь о различии общих представлений как противоположных индивидуальным не имеет, собственно, смысла. Не существует абстрагирования в смысле своеобразного осознания общего, придающего очевидность общим именам и значениям; на самом деле существуют лишь отде льные созерцания и игра осознанных и неосознанных процессов, которые не выводят нас за сферу индивидуальной [предметнот Ср., например: A. v. Meinongs Hume-Studien, I. S. 68 (250).

А: (актуальном абстрагироиании}.  {генетически}. m А: {генетические}.

сти] и не конституируют существенно новую предметность, т. е. не приводят к [ее] осознанию или, при определенных условиях, к [ее] самоданности.

I

Любое мышление как переживание, как и любое психическое переживание, рассматриваемое эмпирически, обладает своим де- 5 скриптивным содержанием, а в аспекте каузальности — своими причинами и следствиями, оно всегда каким-либо образом вовлечено в процесс жизни и выполняет свои генетические функции. К сфере феноменологии и прежде всего к сфере теории познания (как феноменологического прояснения идеальных еди- ю ниц мышления и, соответственно, познания), относятся, однако, только сущность и смысл: то, что мы вообще подразумеваем, когда [нечто] высказываем; то, что этот подразумевающий акт как таковой конституирует в соответствии с его хТ смыслом; каким образом оно выстраивается, в соответствии со 15 своей с у щ н о с т ь ю, из подразумеваемых частей (Teilmeinungen); какие существенные формы и различия оно обнаруживает В и т.

п. То, что интересует теорию познания, должно быть обнару- р жено, и причем как сущностное, исключительно всамом со- gt; держании переживания значений и переживания 20 Q осуществления [этих значений]. Если среди этого с очевид- ~8 ностью обнаруживаемого мы находим также различие между общими и наглядными представлениями индивидуального (то, что все же, без сомнения, имеет место), тогда речь о генетических ш функциях и связях ничего не меняет в этом и даже не способству- 25 | ст прояснению этого различия.              °

В этом отношении нельзя продвинуться значительно дальше и нельзя избежать наших возражений, если рассматривать, как это делает Милль, исключительную направленность внимания на отдельную атрибутивную определенность (на несамостоятель- зо ную часть) созерцаемого предмета как имеющий место в актуаль- ~~ ном сознании акт, который доставляет имени — в том или ином iF генетически данном положении дел — его общее значение. Если о современные исследователи, разделяющие в этом отношении кон- 5 цепцию Милля (но не его радикальные эмпиристские тенденции), 35 8 называют себя концептуалистами, поскольку ведь наглядное пред- ? ставление «атрибутов» гарантировало бы наличие общих значе- * ний, то все же их учение остается в сущности номиналистическим. ш Об щее остается при этом делом ассоциативной функции ш знаков, оно состоит в психологически упорядоченном присоединении «того же самого знака » к «тому же самому » моменту предмета — или, лучше, к моменту, который воспроизводится всегда с равной определенностью и от случая к случаю выделяется посредством внимания. Но это общее [как результат] психологической функции совсем не является тем общим, КОТО-

рое принадлежит интенциональному содержанию самих логических переживаний; или, говоря объективно и в идеальном плане, которое принадлежит значениям и осуществлению значений. Это последнее общее номинализм совершенно упускает из виду.

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Логические исследования. Т. II. Ч. 1: Исследования по феноменологии и теории познания / Пер. с нем. В.И. Молчанова. — М.: Академический Проект,2011. — 565 с.. 2011

Еще по теме § 15. Ь) Происхождение современного номинализма как чрезмерная реакция против учения Покка об общих идеях. Сущность этого номинализма и теории абстрагирования на основе внимания:

  1. § 15. Ь) Происхождение современного номинализма как чрезмерная реакция против учения Покка об общих идеях. Сущность этого номинализма и теории абстрагирования на основе внимания