<<
>>

§3 1. Основной источник обнаруженных смешений12/

Мы бы зашли слишком далеко, если стали бы упрекать Локка и Беркли в том, что они совершенно упускают из виду дескриптивное различие между единичной идеей в единичной интенции и той же самой единичной идеей в общей интенции (как фундаментом понятийного сознания).

То, что это «ум» придает им репрезентирующую функцию, что это «ум» использует являющиеся единичности как репрезентанты, удостоверено в различных оборотах речи; и то, что эта деятельность ума осознана и попадает, таким образом, в сферу рефлексии, — с этим, несомненно, согласились бы эти великие мыслители. Их фундаментальные тео- ретико-познавательные ошибки или неясности проистекают из одного уже разъясненного выше[73] мотива, а именно из того обстоятельства, что при феноменологическом анализе они придерживались почти исключительно созерцаемого единичного, так сказать, осязаемого в мышлении как переживании, придерживались имен и экземплифицирующих созерцаний, в то время как они совершенно не могли подступиться к типологическим свойствам актов именно потому, что они как раз не являются чем-то осязаемым. Поэтому они постоянно в поиске каких-либо новых единичностей и каких-либо чувственно представимых способов обращения с ними, чтобы приписать мышлению тот тип реальности, к которому они питают пристрастие и который вовсе не хочет явить мышление как действительный феномен. Они не приходят к тому, чтобы понимать акты мышления так, как они представляют себя чисто феноменологически, признать их, таким образом, совершенно новыми видами актов и их типологических свойств, показать их как новые «модусы сознания» в противоположность непосредственному созерцанию. Упускается из виду то, что является очевидным для того, кто рассматривает положение дел, не позволяя сбивать себя с толку традиционными предрассудками, а именно что эти типологические свойства актов суть модусы акта,

в котором нечто имеется в виду, модусы акта придания значения такого-то и такого-то содержания значения, позади которых вообще нельзя искать ничего, что было бы чем-то иным и могло бы быть чем-то иным, чем акт, в котором нечто имеется в виду, акт 5 придания значения.

Что есть «значение», это может быть дано нам так же непосредственно, как дано нам то, что есть цвет и звук. Оно не поддается дальнейшим определениям, оно есть дескриптивно предельное. Всякий раз, когда мы осуществляем или понимаем выраже- о ние, оно означает для нас нечто, мы в действительности осознаем его смысл. Этот акт понимания, акт придания значения, акт осуществления смысла не есть акт слышания звучания слова или акт переживания какого-либо одновременно приходящего образа фантазии. И точно так же, как нам с очевидностью даны {феноме- 5 нологические} различия между {являющимися} звуками, нам даны и различия между значениями. Естественно, что феноменология значений не достигает при этом своего завершения, но этим * только начинается. С одной стороны, следует установить фунда- g ментальное теоретико-познавательное различие между символически пустыми значениями и интуитивно осуществленными, с другой — изучить сущностные виды и формы связей значений. Это суть домены действительного анализа значений. Проблемы к ним относящиеся разрешаются посредством воспроизведения соответствующих актов и их данностей. Посредством чисто феноменологического отождествления и различения, связывания и разделения, а также посредством генерализирующего абстраги- ^ рования можно получить сущностные виды и формы значений, другими словами, можно получить логически элементарные понятия, которые как раз не что иное, как идеальное схватывание зо первичных различий значений. ^              Вместо того чтобы феноменологически анализировать значеg ния в целях определения основных логических форм или, наобо- рот, вместо того чтобы уяснить, что основные логические фор- d мы суть не что иное, как типологические свойства (die typischen

Charaktere) актов и форма их связей (в образовании комплексных интенций), проводят логический анализ в обычном смысле, размышляют о том, что интендировано в значениях в предметном аспекте, и затем пытаются обнаружить реально (reell) в актах то, что имеется в виду относительно предметов.

Размышляют при помощи значений, вместо того чтобы размышлять о значениях; занимаются представленными или обсуждаемыми обстоятельствами дел, вместо того чтобы заняться представлениями и суждениями (т. е. номинативными и пропозициональными значениями); претендуют на то, что провели дескриптивный ана- 45 лиз актов, и верят в это, в то время как давно уже покинули почву

рефлексии и подменили феноменологический анализ объективным. А объективным является и анализ в чистой логике, который исследует, что заключено просто в понятиях (или значениях), а именно: что a priori присуще предметам вообще, мыслимым в этих формах. В этом смысле аксиомы чистой логики и математики возникают «посредством простого анализа понятий». Совершенно в другом смысле действительный анализ значений исследует то, «что заключено в значениях». Только здесь этот способ выражения является собственным: значения превращаются рефлексивно в предметы исследования, вопрос задается об их действительных частях и формах, а не о том, что считается их предметами. Тот способ, каким Локк пришел к своему учению об общих идеях и, среди прочего, к своему учению о репрезентации, и точно так же тот способ, каким Беркли применяет и защищает это учение, в особенности то, каким образом он подходит к смыслу общих утверждений (ср. цитированный выше его анализ примеров из §11 Введения в Принципах), даст яркое доказательство сказанного.

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Логические исследования. Т. II. Ч. 1: Исследования по феноменологии и теории познания / Пер. с нем. В.И. Молчанова. — М.: Академический Проект,2011. — 565 с.. 2011

Еще по теме §3 1. Основной источник обнаруженных смешений12/:

  1. Три основные источника финансирования
  2.   1.3 Основные источники хитина и хитозана 1.3.1 Ракообразные (Crustacea)
  3. §3 1. Основной источник обнаруженных смешений12/
  4. Основной источник динамического моделирования языка как системы и языковой картины мира: традиции изучения
  5. Значение конституции как основного источника конституционного права
  6. Основные источники и структура «индийского» права
  7. евреем, хотя он может при этом утратить определенные права. Основные источники иудейского права.
  8. Тема 5. Основные источники российского права
  9. Одним из основных источников энергии саморазвития можно считать нормативную основу переходной правовой системы
  10. ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ