<<
>>

§ 6. Продолжение. Замечания в связи с критикой одного весьма распространенного определения

Иногда различие между самостоятельными и несамостоятельными содержаниями выражают такой привлекательной формулой: самостоятельные содержания (и, соответственно, части содержаний) можно представить сами по себе (ftir sich), тогда как несамостоятельные сами по себе можно лишь заметить, но не представить.

Но против этой формулы можно возразить, что это само по себе играет очень разную роль в различающихся выражениях: само по себе замененное и само по себе представленное. Само по себе замечается то, что является предметом специально

мо с произвольной вариацией всех сосуществующих содержаний. Однако несомненно, что там, где нельзя с очевидностью выделить зависимость, мы предполагаем независимость; смысл отделяемости (Trennbarkeit) заключен исключительно в мысли: в природе самого содержания не коренится никакой зависимости от других, оно есть то, что оно есть, не заботясь о всех других.}.

направленного на него акта, в котором нечто замечается (акта заостренного внимания); само по себе представляется то, что есть предмет специально направленного на него акта представления — по крайней мере, если само по себе здесь выполняет ту же функцию, что и в первом случае. Но если исходить из такой предпосылки, то можно утверждать, что противопоставление между тем, на что как на само по себе лишь обращается внимание, и тем, что само по себе может быть представлено, несостоятельно. Разве акт направленного внимания не уживается с актом представления в одном и том же классе случаев и должен его исключать? Ведь несамостоятельные моменты, такие как признаки или формы отношений, являются (как выше изложено) такими же предметами направленных на них представлений, как и самостоятельные содержания, например окно, голова и др., — иначе мы бы просто не смогли о них говорить. Обращать внимание на что-то само по себе и представлять что-то само по себе (опять-таки исходя из вышеупомянутого допущения) — эти акты так мало исключают друг друга, что мы находим их взаимоприемлемыми: при воспринимающем «схватывании» (Auffassung) то, на что мы обращаем внимание как на что-то само по себе, мы ео ipso одновременно и представляем себе; и, с другой стороны, когда мы представляем само по себе какое-то цельное (komplett) содержание, например голову, мы его как само по себе и замечаем.

В действительности само по себе обозначает в случае акта представления нечто совершенно другое, чем то, что мы выше предположили. На это, например, четко указывает эквивалентное выражение представлять как что-то полностью обособленное (losgetrennt). Ясно, что речь идет о возможности представить предмет как что-то существующее само по себе, самостоятельное в своем бытии по отношению ко всему остальному. Если вещь или часть (Stuck) вещи можно представить саму по себе, то это значит, что она остается тем, что она есть, даже если вне ее все исчезло. Следовательно, когда мы ее себе представляем, ничто нас не заставляет в обязательном порядке видеть еще что-то, в чем или на основе чего или в связи с чем эта вещь имела бы место, по чьей, так сказать, милости она существовала бы. Мы можем представить, что она существует в одиночку и вне ее не существует ничего. Конечно, в зрительном представлении может присутствовать соответствующая взаимосвязь, может быть дано целое, включающее эту вещь, иной раз оно обязательно дано. Визуальное содержание голова мы не можем представить без визуального фона, на котором оно выделяется. Но такая невозможность совершенно иного свойства, чем та, которая призвана определять несамостоятельность содержаний. Если мы решили считать зрительное содержание голова самостоятельным, то мы имеем в виду, что мож-

но, при всем непременном фоновом сопровождении, представить его как существующее само по себе и, следовательно, созерцать как изолированное от всего. И если мы эту возможность все же не осуществляем, то это происходит лишь в силу первичных или приобретенных ассоциаций или по причине иных чисто факти- 5 ческих зависимостей. «Логическая» осуществимость этого остается незыблемой, наше поле зрения «могло бы», например, сузиться до одного такого содержания.

То, что здесь выражает слово «представлять», можно более точно выразить как мыслить (denken). Признак, форму взаимо- ю связи и т. п. мы не можем мыслить как существующие в себе и для себя, как обособленные от всего остального, как исключающие все остальное — это возможно лишь в отношении вещных содержаний.

Там, где слово мыслить выступает в этой своеобразной роли, мы сталкиваемся как раз с тем субъективно ориентирован- 15 ным описанием объективного, и причем априорного положения вещей, о котором упоминалось выше. Различия, подобно тому, что один предмет (мы снова употребляем этот более общий термин, включающий также и переживаемые в созерцании содержания) может существовать в себе и для себя, а другой предмет — 20 только на основе какого-либо другого предмета, не касаются фактичностей нашего субъективного мышления. Это содержательно-предметные (sachlich) различия, они коренятся в чистой сущности вещей, но поскольку они имеются и мы о них знаем, то это определяет следующее наше высказывание: мышление, укло- 25 няющееся от этих различий, невозможно, т. е. уклоняющиеся от них акты суждения искажены (verkehrt). То, что мы не можем мыслить, не может и быть; то, что не может быть, мы не можем мыслить — именно эта эквивалентность характеризует отличие точного понятия мышления от обычного и субъективного смысла 30 представления и мышления.

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Логические исследования. Т. II. Ч. 1: Исследования по феноменологии и теории познания / Пер. с нем. В.И. Молчанова. — М.: Академический Проект,2011. — 565 с.. 2011

Еще по теме § 6. Продолжение. Замечания в связи с критикой одного весьма распространенного определения:

  1. IX. Общие итоги второго периода в истории науки уголовного права в России
  2. IV. Состояние науки уголовного права к началу шестидесятых годов XIX в.
  3. Библиографический указатель
  4.   Статья вторая  
  5.   ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ  
  6.   ЗАДАЧИ ПОЗИТИВИЗМА И ИХ РЕШЕНИЕ 1868  
  7.   VII  
  8. § 6. Продолжение. Замечания в связи с критикой одного весьма распространенного определения
  9. МИФ КОНЦЕПТУАЛЬНОГО КАРКАСА
  10. ОБ ИДЕЙНЫХ И СТИЛИСТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ И МОТИВАХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПЕРЕДЕЛОК И ПОДДЕЛОК
  11. О СВЯЗИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И СТИЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  12. ЦЕННОСТЬ ЧАСТНОГО ПРАВА 1
  13. IX (Работы 1835-1839 гг.)