<<
>>

Сомпепие III

  О причине ошибки, или заблуждения. Заключается ли она в том, что воля, или способность суждения, имеют более широкий объем, чем интеллект?

После этого ты исследуешь, какова причина твоих заблужденией, или ошибок.

Прежде всего, я не стану здесь обсуждать, почему ты называешь интеллект лишь способностью познания идей, т. е. способностью постиоюения вещей, как таковых, без всякого утвержде&ния или отрицания; волю же, или свободное усмотре&ние, ты называешь способностью суждения, которой свойственно утверэюдать или отрицать, признавать или отвергать. Я спрашиваю лишь, почему ты ничем не ограничиваешь волю, или свободное усмотрение, а ин&теллекту ставишь границы? На самом деле эти две способности имеют, по-видимому, одинаковый объем, по крайней мере у интеллекта он не меньше, чем у воли; ведь воля не моя^ет распространяться ни на что из того, что не было бы предусмотрено интел&лектом.

Я сказал, что у интеллекта он не меньше; на самом деле, по-видимому, интеллект имеет даже более широ&кий объем, чем воля. Ибо не только наша воля, или свободное усмотрение, а также суждение и, следова&тельно, выбор, тяготение к чему-либо и желание чего- либо избежать не обращаются ни на одну вещь, идея которой предварительно не была бы постигнута и пред&ложена [нам] интеллектом; но мы понимаем также смутно ряд вещей, о которых не выносим пикакого суждения и по отношению к которым не испытываем никакого тяготения или желания их избежать.

Часто сама способность суждения настолько неопре&деленна, что при одинаково веских основаниях [для различных суждений] или при полном их отсутствии не выносит никакого суждения, хотя интеллект при этом и постигает те вещи, которые не получают опре&деления. Когда ты далее говоришь, что можешь все больше и больше расширять свое понимание, а имен- но можешь постичь самую способность понимания, о которой ты в состоянии даже составить себе бесконеч&ную идею, — этим ты ясно показываешь, что интеллект имеет не меньший объем, чем воля, ибо он может рас&пространяться даже на бесконечный объект.

Что ка&сается того, что ты считаешь, будто твоя воля равна воле бога — не по объему, а формально, — то скажи, пожалуйста, почему ты не можешь того же сказать и об интеллекте, дав формальное определение понятия интеллекта 1Э, подобно тому как ты это делаешь в отно&шении воли?

Короче говоря, скажи нам, что это за границы воли, недоступные интеллекту? Ведь очевидно, неверно, буд&то источник ошибки заключается в том, что воля име&ет более широкий объем, чем интеллект, и ее суждение распространяется на вещи, которые интеллект не вос&принимает; источник ошибок скорее в том, что, по&скольку обе эти способности имеют одинаковый объем, когда интеллект что-либо неверно воспринимает, воля чгакже неверно об этом судит. Вот почему непонятно, зачем тебе выводить волю за пределы объема иптел- лекта; ведь воля вовсе не судит о вещах, которых не воспринимает интеллект, и неверно она судит лишь по той причине, что интеллект неверно воспринимает.

Пример самого себя, который ты приводишь, чтобы подтвердить свое рассуждение о существовании вещей, вполне показателен в отношении того, что касается вывода о твоем существовании, но неудачен в отноше&нии того, что касается других вещей; ибо, что бы ты ни говорил или, точнее сказать, несмотря на все твои иллюзии, все же ты не сомневаешься и не можешь не думать, что существует нечто помимо тебя и отличное от тебя, ибо у тебя есть предварительное понятие о том, что ты не один на свете. Предположение, что не существует основания, которое в одном убеждало бы скорее, чем в другом, ты волен, конечно, сделать; но в таком случае ты должен предположить, что не после&дует никакого суждения, что воля останется всегда индифферентной и никогда не определит себя к выне&сению суждения, пока интеллект не найдет более прав&доподобным одно решение, чем другое.

Вслед за тем ты говоришь, что эта индифферент&ность до такой степени распространяется на вещи, которые не постигаются достаточно отчетливо, что, как бы ни были вероятны догадки, склоняющие тебя в сто&рону определенного решения, одного твоего сознания, что это лишь догадки, достаточно для того, чтобы при&нять решение прямо противоположное: это твое выска&зывание никоим образом нельзя считать верным.

Ибо твое сознание, что это только догадки, приведет, прав&да, к тому, что суждение, к которому опи тебя скло&няют, ты примешь с некоторой опаской и колебанием, однако оно никогда не побудит тебя вынести противо&положное суждение, если только впоследствии тебе не придут в голову догадки не только одипаково вероят&ные, по п еще более правдоподобные. Ты добавляешь, что испытал это на опыте последних дней, когда пред&положил ложным все то, что прежде считал самым истинным2°. Однако вспомни, что в этом с тобой не со&гласились, ибо не мог же ты в самом деле почувство&вать убеждение в том, что никогда не видел Солнца, Земли, людей и других вещей, никогда ничего не слы- шал, не ходил, не ел, не писал, не разговаривал и ни&когда не совершал (при помощи тела и его органов) никаких других подобных актов.

Из всего этого можно вывести заключение, что фор&ма ошибки состоит, по-видпмому, не столько, как ты это утверждаешь, в неправильном использовании сво&бодного усмотрения, сколько в несоответствии сужде&ния предмету суждения, проистекающем из того, что интеллект воспринимает вещь не такой, какова она на самом деле. Таким образом, это вина не столько сво&бодного усмотрения, которое будто бы неверно судит, сколько интеллекта, который неверно указывает. Ибо такова, по-видимому, зависимость свободного усмотре&ния от интеллекта, что если иптсллект воспринимает или полагает, будто воспринимает что-либо ясно, сво&бодное усмотрение выносит твердое, определенное суж&дение, будь то на самом деле истинное или считаю&щееся таковым. Если же интеллект воспринимает что- либо смутно, то свободное усмотрение выносит сужде&ние неуверенное и робкое, однако в силу обстоятельств считающееся более верным, чем противоположное, при&чем это не зависит от того, истинно оно илп нет по существу. Из сказанного следует, что в нашей власти не столько предохранить себя от ошибок, сколько не упорствовать в заблуждении; для оценки наших суж&дений нам нужно не столько насиловать наше свобод&ное усмотрение, сколько приспособить наш интеллект к более ясному пониманию, за которым всегда последу&ет [более уверенное] суждение.

 

<< | >>
Источник: Пьер ГАССЕНДИ. СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ. Том 2. «Мысль» Москва - 1968. 1968

Еще по теме Сомпепие III:

  1. Сомпепие III
  2.   ГЛАВА 20
- Альтернативные философские исследования - Антропология - Восточная философия - Древнегреческая философия - Древнеиндийская философия - Древнекитайская философия - История философии - История философии Возрождения - Логика - Немецкая классическая философия - Онтология и теория познания - Основы философии - Политическая философия - Русская философия - Синектика - Современные философские исследования - Социальная философия - Средневековая философия - Философия и социология - Философия кризиса - Философия культуры - Философия науки - Философия религии - Философы - Фундаментальная философия - Экзистенциализм - Этика, эстетика -
- Архитектура и строительство - Безопасность жизнедеятельности - Библиотечное дело - Бизнес - Биология - Военные дисциплины - География - Геология - Демография - Диссертации России - Естествознание - Журналистика и СМИ - Информатика, вычислительная техника и управление - Искусствоведение - История - Культурология - Литература - Маркетинг - Математика - Медицина - Менеджмент - Педагогика - Политология - Право России - Право України - Промышленность - Психология - Реклама - Религиоведение - Социология - Страхование - Технические науки - Учебный процесс - Физика - Философия - Финансы - Химия - Художественные науки - Экология - Экономика - Энергетика - Юриспруденция - Языкознание -