§ 2. О воле  

Воспринимаемые нами ощущения заставляют душу хотеть или не хотеть, любить или ненавидеть их в зависимости от того, причиняют ли они нам радость или страдание; это состояние души, определяемое ее ощущениями, называется волей.
Но необходимо в данном случае отличать волю от свободы, ибо можно испытывать с удовольствием и, следовательно, с охотой какое-нибудь ощущение и в то же время не иметь власти ни отказаться от него, ни принять его.
Таково то приятное и непринужденное состояние, в котором находятся все животные и даже человек, когда они удовлетворяют некоторые из тех настоятельных потребностей, которые мешали Александру верить в то, что он бог, как говорили ему льстецы, раз он нуждается в уборной и в наложнице.
Присмотримся к человеку, который желает бодрствовать, но которому дали опиум. Приятные ощущения, доставляемые ему этим божественным средством, влекут его ко сну, и воля его меняется настолько, что душа вынуждена хотеть спать. Так как у животных, вероятно, существуют только такие желания, то для них не существует ни добра, ни зла в моральном смысле этого слова. Итак, вместе с телом опиум усыпляет и душу: принятый в больших дозах он делает человека бешеным. Принятые внутрь шпанские мухи вызывают любовную страсть с такой способностью к ее удовлетворению, которая часто обходится очень дорого. Душа человека, укушенного бешеной собакой, под конец сама впадает в бешенство. «Пуст» — ядовитое снадобье, распространенное в Монголии,— вызывает похудание тела и бессилие, постепенно уничтожая разумную душу и заменяя ее даже не чувствующей, а растительной душой. Все, что мы знаем о ядах [††††††††††††††††††††††††], достаточно доказывает, что все. что говорилось о любовных напитках древних, вовсе не так фантастично и что все способности души, вплоть до сознания, зависят от тела. Достаточно чересчур много выпить и поесть, чтобы дойти до состояния животного. Сократ, опьяненный, пустился в пляс при виде выдающегося мима [‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡]. и вместо того, чтобы показать пример мудрости, этот наставник родины показал только пример сладострастия. Испытывая величайшие наслаждения, невозможно думать — можно только чувствовать. В минуты, которые за ними следуют и которые тоже не лишены известного сладострастия, душа, так сказать, отдается только что испытанным удовольствиям, наслаждаясь ими как бы медленными глотками; кажется, что она хочет увеличить свое удовольствие, исследуя его, но она настолько полна переживаний, настолько возбуждена, что почти ничего не чувствует и почти не существует.
И тем не менее изнеможение, в которое она впадает, ей приятно: без внешнего принуждения она бы не скоро вышла из этого состояния, так как восхитительная конвульсия нервов, опьянившая душу таким исступлением, должна продолжаться еще некоторое время, подобно головокружению.
при котором предметы кажутся вертящимися долгое время после того, как они перестали вертеться. Тот, кто очень не хотел бы согрешить по отношению к своей семье [§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§], во время сна лишается воли при определенного рода зуде, который, так сказать, находит душу в объятиях сна, чтобы предупредить, что только от нее зависит быть на короткое время счастливой: если природа, пробуждаясь, готова изменить своему первому желанию, то тогда другое, новое желание поднимается в душе и побуждает природу самыми кратчайшими средствами выйти из напряженного состояния, чтобы достигнуть другого, более приятного, в котором, согласно привычке, будешь потом раскаиваться, как это в особенности бывает в результате наслаждений, которым отдаешься, не испытывая потребности.
Таков человек со всеми его иллюзиями, игрушкой и добычей которых он является. Но так как природа, обманывая нас и вводя в заблуждение, доставляет нам при этом удовольствие, то мы всегда готовы на такой обман.
Ничто так не ограничено, как власть души над телом, и ничто гак не обширно, как власть тела над душой. Душа не только не знает повинующихся ей мускулов и какова ее произвольная власть над жизненными органами, но она никогда не воздействует по произволу на эти самые органы. Мало того! Она даже не знает, является ли воля действительной причиной деятельности мускулов или просто случайной причиной, выдвинутой некоторыми внутренними состояниями мозга, которые действуют на волю, тайно приводят ее в движение, известным образом определяя ее. Шталь думает иначе: он наделяет душу, как это мною уже отмечалось, абсолютной властью; у него она создает все, вплоть до геморроя. Просмотрите его теорию медицины, в которой он силится доказать эту фантазию при помощи метафизических рассуждений, делающих ее лишь еще более непонятной и, смею сказать, еще более комичной.
 
<< | >>
Источник: В. М. БОГУСЛАВСКИЙ. Жюльен Офре ЛАМЕТРИ. СОЧИНЕНИЯ. ВТОРОЕ ИЗДАНИЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО «мысль» МОСКВА - I983. I983

Еще по теме   § 2. О воле  :

  1. § 3. Воля как элемент умысла
  2. Теории воли
  3. 2. Воля народа и воля индивида
  4.   О СВОБОДЕ ВОЛИ К ЕПИСКОПУ ИЛЕРИДСКОМУ ГАРСИИ
  5. СВОБОДНАЯ ВОЛЯ 
  6. § 94. О воле
  7. Различие между сущностью и волей.
  8. § 2. ВОЛЯ И ВЫРАЖЕНИЕ ВОЛИ
  9. § 50.1) Наличность воли
  10. Бытие как воля к превосходству
  11. ГЛАВА XVI О ВОЛЕ
  12. А. Шопенгауэр: мир как воля и представление
  13. Онтология и антропология А.Шопенгауэра: мир как воля
  14. Знание и воля
  15. 2. ЧЕЛОВЕК В МИРЕ ВОЛИ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
  16. § 1. Иителект и воля