<<
>>

ГЛАВА ВТОРАЯ

  Рассмотрев то общеизвестное, что следовало сказать об [упомяпутых] главах, давайте тот же вопрос о главах рассмотрим применительно к предлежащему нам сочине&нию [Порфирия]. И в первую очередь скажем о [его] цели.

Следует знать, что относительно цели данного произ&ведения существуют и согласие, и разногласие.

Согласие, ибо все мы признаем, что оно повествует о пяти звуча&ниях — о роде, виде, [видовом] отличии, собственном и случайном признаке2, как об этом в начале произведения сообщает сам [Порфирий]. А разногласие относительно цели того же произведения [также налицо], ибо одни говорят, что он ради самих пяти звучаний показывает, какая от них польза, а пе ради показа их полезности для [постижеиия] других вещей. Другие же говорят, что он занимается их рассмотрением ради «Категорий» Аристо&теля, так как «Категории» Аристотеля поучают обо всех сущностях, для [постижения] которых полезны эти пять звучаний, ибо они выявляются с помощью этих звучапий, из-за чего он и запимается ими. Другие же говорят, что пять звучапий нужпы нам для [постижения] всей фило&софии и что он занимается их рассмотрением по этой при&чине. Ибо как грамматики сгруппировали все слова в восьми частях [речи], а риторы все искусство управле&ния государством свели к четырнадцати положениям п как Аристотель все сущее свел к десяти категориям, так и всякое философское высказывание сводится к этим пяти звучаниям, так как любое философское звучание является или родом, или видом, или [видовым] отличием, или соб&ственным признаком, или же признаком случайным. А почему этих звучапий всего пять, видно из разделения, которое производится следующим образом.

Звучепие [иди звук] бывает двояким — члепораздель- ным и нечленораздельным. Членораздельный звук — это, папример, человеческая речь, а нечленораздельный — это звук, издаваемый животным, или же звуки, производимые неодушевлепиыми предметами.

И каждый из них в свою очередь делится надвое — на зпачимый или лишеппый значения. Члепораздельпый и значимый — это, папример, орел и олень, так как состоят из слогов и обозпачают орла и олепя. А членораздельное и лишенное значения [зву&чание] — это, папример, обезьяноконь и козлоолень, ибо эти слова [хотя и] члеиораздельпы, но ничего пе обозна&чают. А печлепораздельное и зпачимое [звучапие] — это, например, собачий лай, ибо хотя он и нечлепораздельпый, однако озпачает появление человека или зверя. А печле- норазделыюе и лишенпое значения звучание — это, на&пример, звук, производимый ударом камня или деревом.

И вот, зпая эти разновидности, философы пе занима&ются ни нечленораздельным, ни членораздельным и ли- шсппым смысла звучанием, как это делают грамматики, а занимаются членораздельным и значимым звучанием.

Членораздельное и зпачимое звучапие бывает двоя&ким — общим или частным. Частное — это, папример, Со&крат, а общее — это, например, человек, конь, орел. Од&нако [философ] пе запимается рассмотрением частных звучаний, ибо они неопределенны и беспредельны, а ис- следует общие звучания. И эти членораздельные, значи&мые и общие звучания также бывают двоякими — суб&станциальными и несущественными. И несущественным называется всякий случайный признак, наличие которого зависит от сущности. И каждый из этих бывает двояким. Ибо несущественный [признак] выступает двояко: он бы&вает присущ либо природе одной вещи, либо множества. Если он присущ природе множества вещей, то является случайным признаком, который [также] бывает двоя&ким — отделимым и неотделимым. Отделимым, как, на&пример, сидеть, работать. И неотделимым, как, например, горбоносый, курносый, что присуще природе множества [созданий]. Если же он присущ природе одного [созда&ния], то становится собственным признаком, который яв&ляется несущественным, например когда мы говорим о че&ловеке, что ему собственно присуще быть наделенным способностью смеяться.

Насчет субстанциального [признака] также говорится, что он является двояким, ибо он присущ либо природе одного [сущего], либо множества.

Если он присущ при&роде множества [сущих], то высказывается [в ответ на вопрос], что есть сущее, и выступает как род, ибо, спро&сив, что есть человек, мы отвечаем — живое создание, а это присуще природе множества [существ]. Или же высказывается [в ответ на вопрос], каково сущее, и вы&ступает как [видовое] отличие, ибо, когда мы спраши&ваем, какова сущность человека, в ответ говорим о [его видовом] отличии, о том, что он [существо] разумное, а это присуще природе множества [созданий]. Или он высказывается снова [в ответ на вопрос], что есть сущее, и выступает как вид, ибо если мы спросим, что есть Со&крат, то ответим — человек, т. е. укажем вид, который присущ природе одной [разновидности существ], ибо только человек называется человеком. Или же он опять высказывается [в ответ на вопрос], каково сущее, и вы&ступает как субстанциальный собственный признак, на&пример когда мы спрашиваем, какова сущпость человека, в ответ говорим— [человек является существом], способ&ным мыслить и восприимчивым к науке, что является собственным признаком человека.

Итак, поскольку имеется пять звучаний, как мы по&казали посредством разделения, а именно: па род, вид, [видовое] различие, собственный и случайный признак, постольку имеется и пять способов высказываний, ко- торые выступают вслед за этими звучаниями [в ответ па вопросы]: Существует ли сущее? Что есть сущее? Ка&ково сущее? Для чего существует [сущее]?3 И каким образом [сущее] обладает [какими-то признаками]? И вот род и вид высказываются в ответ [на вопрос], что есть сущее; а различающий признак, и субстанциальный собственный признак, и неотделимый случайный признак также высказываются в ответ на вопрос, каково сущее; а отделимый случайный признак — в ответ на вопрос, по&чему оно существует.

И следует знать, что такое субстанциальный и несуб&станциальный признаки. Субстанциальный признак — это тот, наличие которого дает [существование] сущему, а от&сутствие — упраздняет, как, например, разумное [для че&ловека]. Несубстанциальный же признак — это тот, отсут&ствие которого не упраздняет, а наличие не дает суще&ствования, как, например, черное, белое. На этом с божьей помощью заканчивается данная глава.

 

<< | >>
Источник: Давид Анахт. СОЧИНЕНИЯ. Издательство «Мысль». 1975. 1975

Еще по теме ГЛАВА ВТОРАЯ:

  1. Глава вторая. Век внешней рецепции западноевропейской науки уголовного права, как составной части единой системы юриспруденции
  2. Глава вторая.Что мешает предотвращать фальсификации?
  3. ГЛАВА ВТОРАЯ.Направление аграрной политики и организация земельного кредита.
  4.   ГЛАВА ВТОРАЯ X СЪЕЗД ПАРТИИ И ПЕРЕХОД К НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ
  5.   Глава вторая ИСТИНА И ЗНАНИЕ
  6.   ГЛАВА ВТОРАЯ, ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
  7. Глава вторая
  8. ГЛАВА ВТОРАЯ ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ОНТОЛОГИЯ КАК АНТРОПОЛОГИЯ
  9. Глава вторая. ФИЛОСОФСКОЕ ПОНИМАНИЕ МИРА. БЫТИЕ. МАТЕРИЯ
  10. ГЛАВА ВТОРАЯ
  11. Глава вторая «Субъекты административного расследования» состоит из трех параграфов.
  12. Глава вторая  «Особенности применения законодательства  при разрешении      основных   видов   финансово-правовых   споров  в  судах      общей     юрисдикции» состоит из двух параграфов.
  13. Глава вторая Сущность собственности