<<
>>

  3.1.4. Особенности неклассических научно-технических дисциплин  

К середине XX столетия в сфере научно-технических дисциплин произошли существенные изменения, позволяющие говорить о становлении качественно нового неклассического этапа, характеризующегося новыми формами организации знаний.
Современные комплексные (неклассические) научно-технические дисциплины обладают особенностями, отличающими их от классических технических наук, но имеющими параллели в пеклассическом естествознании. Прежде всего к таким особенностям относится комплексность проводимых в них теоретических исследований. 13 классических технических науках теория строилась под влиянием определенной базовой естественно-научной дисциплины, и именно из нее первоначально заимствовались теоретические средства и образцы научной деятельности. В современных научно-технических дисциплинах такой единственной базовой теории нет, так как они ориентированы на решение комплексных научно-технических задач, требующих участия представителей многих научных дисциплин, группирующихся относительно единой проблемной области. В них, однако, разрабатываются новые специфические методы и собственные средства, которых нет ни в одной из синтезируемых дисциплин и которые специально приспособлены для решения данной комплексной научно-технической проблемы. В основе такого синтеза лежит сложная задача координации, согласования, управления и организации различных деятельностей, направленных на решение этой проблемы, поэтому объектом комплексного исследования является качественно новый деятельностный объект, как, например, в системотехнике объектом исследования и организации становится деятельность, направленная на создание и обеспечение функционирования сложной технической системы, которая, будучи создана, не только включается в человеческую дея- тельность как удовлетворяющая определенную потребность, но и замегца? ет собой эту деятельность.              I

Ситуация, сложившаяся в современных научно-технических дисциплщ нах, напоминает изменения в экспериментально-измерительной деятель» ности, характерные для неклассической физики и связанные с парадоксов неизмеримости.

В проекте сложной человеко-машинной системы невозможно заранее учесть все параметры и особенности ее функционирования, а можно только предсказать их с определенной степенью вероятности. На? иболее ярко эта тенденция проявляется в сфере социально-инженерны; разработок, например в градостроительном проектировании, где заране; часто бывает трудно предсказать те последствия, к которым оно может приі вести, а возмущающим воздействием исследования и проектирования не возможно пренебречь, его необходимо специально учитывать, поскольку ] объект исследования и проектирования, и сам исследователь имеют одно порядковую деятельностную сущность. Подобно тому, как в неклассичес кой физике все большее значение придается методу математической гипо тезы, минуя промежуточные интерпретации, и идеализированны* экспериментам без воспроизведения их на всех промежуточных стадиях " виде реальных экспериментов, в современных научно-технических дис циплинах определяющую роль начинают играть имитационное компью) терное моделирование, позволяющие заранее, в форме идеал и з и ро ван но г эксперимента, проанализировать и рассчитать различные варианты воз можного будущего функционирования сложной системы, причем промер жуточные интерпретации, как правило, опускаются.              і

Аналогию между неклассическими естественно-научными и научной техническими дисциплинами можно провести еще И ПО ТОЙ роли, КОТОІ рую играет в них научная картина мира. Эту функцию по отношению современным научно-техническим дисциплинам выполняет чаще все г системный подход. Современные неклассические научно-технически дисциплины включают в себя сложную совокупность различных типо, знания и методов, поэтому первым условием эффективной организациі теоретического исследования в них является необходимость реКОНСТ) рукции той единой действительности, в которой возможно целостно видение объекта исследования и проектирования. В научно-техничес ких дисциплинах, имеющих системную ориентацию, именно системнаі картина мира выполняет функцию методологического ориентира в вы! боре теоретических средств и методов решения комплексных научно! технических задач, а также позволяет экстраполировать накопленный я данной дисциплине опыт на будущие проектные ситуации.              J

Одной из наиболее важных с точки зрения философии особенностей современных научно-технических дисциплин выступает их явно выражен-] ная методологическая ориентация, поскольку не существует образцов или прецедентов такого комплексного исследования.

Методология в них мо4 жст выступать в функции теории ввиду неразработанности общих теоретических средств, особенно на первых этапах развития этих дисциплин. Наконец, в отличие от классических технических наук, которые предметно ориентированы на определенный класс технических систем (механизмов, машин, радиотехнических устройств, радиолокационных станций и т.д.), комплексные научно-технические дисциплины проблемно ориентированы на решение комплексных научно-технических задач определенного ти- иа: системотехнических, эргономических, градостроительных, дизайнерских и т.п., хотя объект исследования в них может частично совпадать.

Гуманитарная ориентация, характерная для современных комплексных научно-технических дисциплин, означает изменение профессионального взгляда на мир, смену идеалов и норм научного познания. Каждая в отдельности исследовательская позиция рассматривается как ограниченная и односторонняя, а применение стандартных теоретических средств к решению конкретных научно-технических задач не является в данном случае і іростой адаптацией методов и подходов, заимствованных из других наук, поскольку используемый теоретический аппарат трансформируется и дорабатывается применительно к новым задачам. В результате формируются новые области исследования, где тесно переплетаются научно-технические и инженерные аспекты, которые, однако, уже не будут лишь прикладными разделами какой-либо математической, физической, экономической или иной теории, а органически включаются в структуру новой комплексной дисциплины. Постоянное обсуждение правомерности постановок проблем, обращение к истории науки, искусства, культуры за образцами, их переосмысление, анализ методологических оснований комплексного исследования являются в данном случае не следствием незрелости науки, а ее вполне нормальным состоянием.

Именно синтез различных точек зрения, в том числе и ставших достоянием истории, обеспечивает развитие этих дисциплин, их специфику по отношению к включенным в их состав элементам других теорий, поэтому современные комплексные научно-технические дисциплины не могут формироваться, отпочковываясь от базовой естественной, технической или какой-либо иной науки, как было на первых этапах становления технических наук.

Сегодня это возможно лишь в результате широкого научного движения, конкретизации и доработки общих методологических понятий и представлений, а также обобщения на их основе практики применения научных знаний различных теорий в процессе решения комплексных научно- технических задач. Таким образом, в этих дисциплинах на первый план выходит проблема теоретико-методологического синтеза знаний.

Нормы и идеалы организации теоретического знания различны не только для естественных, общественных и технических наук, но существенно отличаются и для разных семейств научно-технических дисциплин, которые в настоящее время представляют собой широкий спектр весьма различных дисциплин — от самых абстрактных, таких, как теория электрических цепей и теория автоматического регулирования, до весьма специализированных научно-методических дисциплин, типа теории электрических машин. Эти дисциплины не могут ориентироваться лишь на какой-либо один идеал организации научного знания. Первые технические науки ориентировались на естественно-научные идеалы и нормы научного исследования, прежде всего на физическую картину мира. Сегодня появились научно-технические дисциплины, которые более близки к общественным наукам, как, например, эргономика, дизайн, инженерно- экономические исследования, или используют методы и представления не физики, а других естественных наук — химии, биологии, геологии, или же связаны с прикладной математикой, как, например, исследование операций. Наконец, сформировалось целое семейство кибернетических и системно-ориентированных дисциплин. И хотя в этих дисциплинах реализуются различные методологические образцы организации научного знания, все они представляют собой именно научно-технические дисциплины, направленные на решение разных классов научно-технических задач.

Внутридисциплинарный синтез может быть одноаспектным и одно- плановым. Первый характерен прежде всего для естественных, второй — для классических технических наук. Единому абстрактному объекту од- ноаспектного исследования соответствует множество эмпирических объектов изучения.

Например, в механике различные объекты изучения рассматриваются с точки зрения их движения. При этом любой объект изучения представляется в виде совокупности идеальных точек, т.е. как особый абстрактный объект, отражающий некоторый определенный аспект объекта изучения. Специфика технических наук заключается в том, что для разных режимов функционирования технической системы конструируются различные абстрактные объекты. Скажем, одна и та же электрическая цепь для переменных токов высокой и низкой частоты теоретически представляется и расчленяется по-разному, причем каждому такому представлению соответствует вполне определенный математический аппарат. В то же время для каждой отдельной классической технической науки способ видения объекта исследования и проектирования является одноплановым, детерминированным той базовой естественнонаучной дисциплиной, которая стимулировала ее появление и развитие (теоретическая механика, термодинамика и т.д.). В этом смысле абстрактные объекты классических технических наук — теории механизмов и машин, теоретической радиотехники и т.п. — можно считать однородными, а способ теоретического синтеза знаний в них — внутридисцип- линарным и одноплановым.

Таким образом, в одноаспектных теоретических исследованиях естественных наук тип исследуемого объекта не задан жестко, детерминирован только способ его представления и анализа. Напротив, в одноплановых, но многоаспектных классических технических теориях жестко задан тип технической системы, способ же ее анализа и проектирования определяется характером решаемой инженерной задачи. Внутридисциплинарный теоретический синтез связан с интеграцией научно-технических знаний внутри дисциплины за счет выделения в ней новых направлений и областей исследования. Междисциплинарный теоретический синтез включает в себя интегрированное и комплексное теоретические исследования.

Интегрированное теоретическое исследование является результатом обобщения и последующей интеграции частных теоретических схем различных научно-технических дисциплин, т.е.

разных планов исследования технических систем определенного типа на общей математической основе в некотором особом аспекте, например устойчивости и качества систем автоматического регулирования. В отличие от них, комплексное теоретическое исследование — и многоаспектно и многопланово. Оно сохраняет комплексность на всех этапах исследования сложных технических систем, единство же и целостность их обеспечивается методологически. Развитие комплексного исследования также ориентировано на задачу синтеза используемых в нем теорий, но несколько в ином плане, нежели в интегрированном междисциплинарном исследовании, т.е. оно осуществляется по псевдоклассическому образцу, на методической основе и в виде комплексного теоретического исследования. Но даже при формировании новых технических теорий по псевдоклассическому образцу, т.е. с преимущественной ориентацией на определенную базовую естественно-научную дисциплину, они испытывают сильное влияние неклассических методов образования и организации теоретических исследований.

При формировании новых научно-технических дисциплин на методической основе цель создания единого и даже комплексного теоретического исследования в принципе не ставится. У такого рода научных направлений как бы ускользающий объект исследования, поскольку в них изучаются методы решения определенного класса задач, но это не означает, что в данном случае не проводятся теоретические исследования. Совокупность научных методов и практических приемов решения разнообразных проблем в определенной проблемной области консолидируется в рамках единого подхода к их решению на общей методической основе, но без создания единого математического аппарата и обобщающих теоретических схем. Функцию последних выполняют, как правило, системные или какие-либо другие общенаучные, например кибернетические, представления и понятия, постоянная отнесенность к которым и гарантирует целостность и специфичность теоретического исследования, проводимого каждый раз новыми теоретическими средствами. Именно к такого рода дисциплинам относится системный анализ, который характеризуется не специфическим аппаратом и методами, как правило, заимствованными из других наук, а особыми принципами и подходом к организации тео- ретического исследования слабоструктурированных проблем, возникающих прежде всего в сфере управленческой деятельности.

При построении технической теории по типу комплексного теоретического исследования первоначально имеет место некоторый достаточно общий конкретно-методологический подход с универсальной сферой применения, которая постепенно специфицируется относительно определенной проблемной области — комплексной научно- технической проблемы. В принципе для решения такой проблемы привлекаются любые теории, знания и методы, над которыми надстраивается слой обобщающих теоретических схем и соответствующий им математический и концептуальный аппарат. Отдельные теоретические средства, методы и дисциплины, включенные в комплексное исследование, хотя и перерабатываются, переосмысляются, вместе с тем продолжают сохранять самостоятельность и развиваться обособленно. Именно к такому типу дисциплин относится системотехника.

Комплексное теоретическое исследование в системотехнике включает в себя ряд одноаспектных и одноплановых теоретических исследований и характеризуется множеством частичных идеальных объектов. Средства и способы исследования выбираются из различных научных дисциплин или разрабатываются специально применительно к каждой конкретной проблеме. В комплексном теоретическом исследовании должны быть учтены все эти частичные представления, обобщены и переформулированы в своего рода частные теории систем, а их абстрактные объекты представлены как особые специальные системы, которые синтезируются в зависимости от решаемой задачи в различные комплексные модели сложной технической системы. Пространство всех возможных, в том числе и гипотетических, комплексных системных моделей вместе с совокупностью специальных систем и составляет фундаментальную теоретическую схему системотехники, являющуюся, с одной стороны, обобщением частных теоретических схем, используемых в ней теорий, а с другой — конкретизацией системной картины мира, которая задает методологический принцип конструирования комплексных системных моделей сложных технических систем, т.е. позволяет экстраполировать накопленный в системотехнике опыт на будущие проектные ситуации. Комплексные системные модели сложной технической системы, полученные на теоретическом уровне, могут быть использованы как исходный пункт проектирования новых систем, что делает это исследование одновременно и теоретическим и ориентированным на инженерную практику. Концептуальный каркас системотехнической теории составляют системные представления и понятия, специфицированные под соответствующий класс комплексных научно- технических задач. В него включаются также определенным образом переосмысленные и сгруппированные понятия тех научных дисциплин, которые используются для решения системотехнических проблем. Мате- матический аппарат в системотехнике предназначен как для инженерных расчетов, так и для анализа и синтеза теоретических схем сложных систем, т.е. дедуктивных преобразований абстрактных объектов, что обеспечивает саморазвитие системотехнической теории и дает возможность получения новых знаний без обращения к инженерной практике.

В системотехнической теории, как и в любой технической теории, на материале одной и той же сложной технической системы строится несколько оперативных полей, которым соответствуют различные типы теоретических схем, обладающих в ней рядом существенных особенностей. Главная проблема заключается в переходе от синкретического описания сложной инженерной задачи с помощью теоретических средств и представлений самых различных научных дисциплин к однородной абстрактной теоретической схеме. Это необходимо, чтобы можно было применить соответствующий математический аппарат, для чего и должен быть выработан способ единообразного описания качественно разнородных элементов. Абстрактные алгоритмические схемы были обобщены в кибернетике и стали рассматриваться в плане преобразования вещества, энергии и информации. Они являются идеализированным представлением функционирования любой системы и исходным пунктом компьютерного программирования. Абстрактные структурные схемы на основе обобщения различного рода структурных схем (теории автоматического регулирования, теории сетей связи, теории синтеза релейно-контактных схем и логических схем вычислительных машин, а также схем, применяемых в социально-экономических исследованиях) развиваются в так называемый структурный анализ сложных систем. Такие унифицированные абстрактные структурные схемы позволяют изучать объект в наиболее чистом виде, поскольку в них не остается иного содержания, кроме связей, их числа, дифференциального порядка, знака и конфигурации. Дальнейшая манипуляция с моделью может быть осуществлена с помощью адекватных решаемой задаче алгоритмических языков имитационного моделирования, в которых на основе данной структурной схемы составляется соответствующая алгоритмическая схема функционирования модели, автоматически переводимая в машинный код и, в свою очередь, соответствующая определенной математической схеме. Современная техническая теория, в отличие от классической технической теории, ориентируется не на какую-либо одну базовую естественную науку, из которой черпаются естественно-научные представления, методы и средства математики, а на методологические представления и понятия (системные, кибернетические и др.) и «универсальные» средства компьютерного имитационного моделирования. Поэтому процесс построения современной технической теории ускоряется, поскольку связан с адаптацией этих уже развитых «универсальных» представлений и схем.

В качестве эмпирического базиса современной технической теории выступает научно-методический слой: прецеденты, рецептурные знания, списочные структуры, которые, однако, являются не просто готовыми рецептами предстоящей инженерной деятельности, как в традиционной инженерной практике, а одновременно и теоретико-методологической рефлексией, самоопределением современной инженерной деятельности и проектирования. В отличие от традиционной инженерной деятельности, в современных научно-технических дисциплинах рецептурное знание уже не лежит вне теории, а, напротив, вплетено в саму ткань комплексного теоретического исследования. Кроме того, рецептурно-технологическое описание и предписание к осуществлению исследовательской и проектной деятельности становится особым идеализированным представлением процедур этой деятельности. Классические технические науки под влиянием неклассического образца построения научно-технического знания также вынуждены сегодня заниматься анализом собственной исследовательской и проектной деятельности, прежде всего при автоматизации проектирования и конструирования. Для этого требуется предварительное описание обобщенных алгоритмов инженерных расчетов и процедур анализа и синтеза схем, например кинематических схем механизмов или электрических схем электротехнических устройств. Записанные на каком- либо языке программирования эти процедуры исследовательской и проектной деятельности могут быть выполнены автоматически.

Системные исследования получили широкое распространение в различных областях науки и техники. Так, в биологии их возникновение было связано с акцентом на исследовании не отдельных организмов, а всего многообразия связей в живой природе, их разнокачественности и соподчиненное™, динамического аспекта взаимодействия организма со средой; в психологических концепциях — на движении против сведения психических явлений к их физиологической основе; в общей теории знаковых систем — на семиотике, объединившей лингвистическую, логическую, психологическую и социологическую трактовки знака; в кибернетике — на исследовании информационных и самоорганизующихся процессов в технике, природе и обществе и т.д. Если к концу XIX в. формируется множество самых различных научных и технических дисциплин и соответствующих им сфер научной и инженерной практики, в результате чего определились узкие специалисты, то к середине XX в. появляются так называемые универсалисты. И хотя статус этих универсалистов в системе дисциплинарной организации науки и в структуре специализированной инженерной деятельности до сих пор четко не определен, без них невозможно представить не только решение конкретных научных и инженерных задач, но и дальнейшее развитие науки и техники в целом. Сами научные и инженерные задачи становятся комплексными, и при их решении необходимо учитывать разнообразные аспекты, например экологические и социальные, казавшиеся ранее второстепенными. Именно тогда, когда возникают междисциплинарные, системные проблемы в науке и технике, они не могут быть решены в рамках какой-либо одной уже установившейся в этой отдельной области парадигмы.

Развитие системных и кибернетических представлений происходило вследствие обобщения теоретических описаний объекта исследования и і іроектирования при переходе от относительно простых технических систем к сложным системным комплексам. Системные представления и понятия, вырабатываемые и используемые во всех этих сферах системных исследований, являются результатом выделения характеристик, общих для всех или, по крайней мере, для определенных типов сложных систем. К ним относятся представления о самоорганизации, целостности, уровнях анализа, понятия системы, структуры, подсистемы, окружающей среды, классификации основных свойств и процессов в системах, а также типов систем и т.д.

Во второй половине XX в. изменяется не только объект инженерной деятельности (вместо отдельного технического устройства, механизма, машины и т.д. объектом исследования и проектирования выступает сложная человеко-машинная система), но и сама инженерная деятельность становится весьма сложной, требующей организации и управления. В силу этого координация всех аспектов системотехнической деятельности оказывается нетривиальной научной, инженерной и организационной задачей. Для реализации системотехнической деятельности требуется группа особых специалистов, скорее их следует назвать универсалистами (главный конструктор, руководитель темы, главный специалист проекта, службы научной координации, научно-тематические отделы), которые осуществляют координацию, научно-тематическое руководство как в плане объединения различных подсистем, так и отдельных операций системотехнической деятельности в единое целое. Подготовка таких универсалистов требует, чтобы они не только могли оценить знания координируемых ими специалистов, но и обладали развернутым представлением о методах описания самой системотехнической деятельности.

Выход инженерной деятельности в сферу социально-технических и социально-экономических разработок привел к обособлению проектирования в самостоятельную область деятельности и трансформации его в системное проектирование, направленное на реорганизацию человеческой деятельности, а не только на разработку машинных компонентов. Инженерная деятельность и проектирование фактически меняются местами. Если традиционное инженерное проектирование входит составной частью в инженерную деятельность, то системное проектирование, наоборот, может включать, если речь идет о создании новых машинных компонентов, или не включать в себя инженерную деятельность. Сфера приложения системного проектирования расширяется, оно охватывает все сферы социальной практики (обслуживание, потребление, обучение, управление и т.д.), а не только промышленное производство.

Расслоение инженерной деятельности приводит к тому, что инженер, во-первых, концентрирует свое внимание лишь на части сложной технической системы, а не на целом и, во-вторых, все более и более удаляется от непосредственного потребителя его изделия. Непосредственная связь изготовителя и потребителя, характерная для ремесленной технической деятельности, нарушается. Создается иллюзия, что задача инженера — это лишь конструирование артефакта, а его внедрение в жизненную канву общества, функционирование в нем должно реализовываться автоматически. Например, создание автомобиля сегодня — это не просто техническая разработка машины, но и организация эффективной системы обслуживания, развитие сети автомобильных дорог, производство запасных частей и т.д. и т.п. Строительство электростанций, химических заводов и других технических систем требует не просто учета внешней экологической обстановки, а формулировки экологических требований как исходных. Речь идет о социотехническом (в противовес системотехническому) проектировании, где главное внимание должно уделяться не машинным компонентам, а человеческой деятельности, ее социальным и психологическим аспектам. Однако проектировщики зачастую пользуются старыми средствами и неадекватными модельными представлениями. Рассмотрим, в чем же заключается специфика современного социотехнического проектирования.

Социотехническое проектирование существенно отличается не только от традиционной инженерной, но и от системотехнической деятельности. И хотя системотехническое проектирование также направлено на проектирование человеко-машинных систем, оно является более формализованным и ориентированным главным образом на сферу производства. Социотехническое же проектирование выходит за пределы традиционной схемы «наука—инженерия—производство» и охватывает самые разнообразные виды социальной практики, например обучение, обслуживание и т.д., где классическая инженерная установка перестает действовать, а иногда имеет и отрицательное значение. Все это ведет к изменению самого содержания проектной деятельности, которое прорывает ставшие для него узкими рамки инженерной деятельности и становится самостоятельной сферой современной культуры, оставляя, однако, на первом плане конструктивные задачи и подчиняя им все остальные.

В жизни современного общества инженерная деятельность играет все возрастающую роль. Проблемы практического использования научных знаний, повышения эффективности научных исследований и разработок выдвигают инженерную деятельность на передний край экономики и культуры. В настоящее время множество технических вузов готовит целую армию инженеров различного профиля. Однако развитие профессионального сознания инженеров предполагает осознание возможностей, границ и сущности своей специальности не только в узком смысле л ого слова, но и в смысле инженерной деятельности вообще, ее целей и іадач, а также изменений ее ориентаций в современной культуре.

Новый грядущий этап в развитии современной науки и техники иногда обозначается как альтернативное разграничение «жестких» и «гибких» естествознания и техники. Понятие «гибкой науки» и техники возникло в связи с критикой традиционной «жесткой» по отношению к природе химии, в ходе попыток свести к минимуму побочные продукты химических производств, которые могут оказаться и действительно оказываются губительными для окружающей среды и самого человеческого организма, уменьшение выбросов вредных веществ в атмосферу, а также загрязнение воды и почв отходами производства. «Жесткие» естествознание и техника ориентируются на идеалы научной рациональности и технического действия, выработанные идеологами классического естествознания Галилеем, Бэконом, Ньютоном и Декартом. Эти идеалы остаются в значительной степени действующими, хотя и в видоизмененном виде, и в рамках неклассической науки. Подобные представления, несомненно, сыграли свою положительную историческую роль, но привели к формированию своего рода «жесткой науки» и развитию базирующейся на ней «жесткой технологии». Этап перехода от «жестких» к «гибким» технологиям и естествознанию можно отнести к этапу рождения «постнеклассической» науки и техники. На этом этапе происходит переход, как отмечает B.C. Сте- пин, к исследованию и созданию «человекоразмерных» систем, при этом поиск истины связан с определением стратегии и возможных направлений преобразования такой системы, с которой нельзя свободно экспериментировать, что непосредственно задается гуманистическими ценностями, а определяющую роль играет знание запретов на некоторые стратегии, могущие привести к катастрофическим последствиям. Современный этап развития науки и техники наглядно показал те границы, за которыми наука и техника, сегодняшняя или будущая, сталкивается с неразрешимыми для нее научными и техническими проблемами.

Рассмотрим основные ограничения и парадоксы, возникшие в современной науке и технике в последние десятилетия. Развитие различных «философий» в разных областях современной техники вызывает необходимость их экспликации. Системная философия и связанный с ней проектный менеджмент приводят первоначально к безграничному расширению содержания проектирования, доводящего проектную культуру до абсурда, а в конечном счете к осознанию ее границ, поскольку идея «делаемости» или проектируемости всего и вся, т.е. принципиальной возможности и даже необходимости реализовать, осуществить, исполнить то, что задумано в научных разработках, предполагает по умолчанию, что все это является благом для человечества. Возникает иллюзия, что наука способна раньше или позже с достаточной степенью точности предсказать, предусмотреть, предвидеть и, по крайней мере, свести к минимуму всякие негативные последствия научных проектов. Одновременно приходит понимание того, что научное человеческое знание на способно научно все предвидеть, что возможно предусмотреть лишь определенную степень риска новых научных технологий. При распространении естественно-научного взгляда на создание социально-технических систем — локальных и глобальных социальных структур — пришло осознание сначала того, что такие системы нельзя проектировать, исходя лишь из технических требований и методов, а затем и того, что их вообще нельзя проектировать в традиционном смысле этого слова, В связи с развитием новейших информационных и компьютерных тех-; нологий произошло усиление теоретического измерения в сфере ТЄХНИ-; ки и инженерной деятельности и, как и следствие, неизбежное размыва-, ние границ между исследованием и проектированием. В рамках, биотехнологии и генной инженерии особенно остро стала осознаваться необходимость развития научной и инженерной этики, непосредствен-, но включенных в канву естественно-научного и инженерного исследования, а также внутренние границы научно-технического развития, присущие биологической природе самого человека. Экологические технологии высветили внешние границы научно-технического развития для человечества в рамках биосферы, стимулировали выработку новой философии устойчивого развития. Все эти ограничения, накладываемые самой современной наукой и техникой на исследования и разработки, показали, что традиционное представление об этической «нейтральности» научных исследований и «безграничности» научно-технического прогресса не соответствует современным требованиям и что настоятельно необходимо изменить стратегию научно-технического развития.

Техника как предпосылка и в то же время результат научного исследования в сочетании с поддерживающими ее хозяйственными и государственными структурами развилась сегодня в мировую силу, основывающуюся на принципе делаемости всех вещей посредством создания возможностей для приложения науки. Для науки создается новая вторичная реальность, которая ведет к потере исходной первичной реальности мира природы, человека и духа. Манипуляция природными материалами и силами вплоть до искусственного преобразования организмов и растений, да и самого человека, может в будущем обернуться генетической катастрофой. Таким образом, человек в процессе сциентификации и технизации своим безудержным стремлением к господству над природой разрушает естественные и социальные границы, а в сочетании с постоянно прогрессирующим экономическим ростом угрожает существованию не только самого человечества, но всей биосферы Земли. Такого рода научно-технический прогресс оборачивается в конечном счете регрессом прежде всего в экологической сфере, ведет к разрушению защитных сил окружающей среды и самого человеческого организма. Его можно срав- нить с открытием ящика Пандоры, приносящего человечеству одновременно с благодатным даром Прометея неисчислимые бедствия и болезни. Атомная техника, химическая технология и генная инженерия, основывающиеся на достижениях соответственно ядерной физики, синтетической химии и молекулярной биологии, особенно глубоко внедряются в природные процессы и структуры, манипулируя уже не непосредственно ощутимыми феноменами, а именно этой «вторичной» научной реальностью, создавая новые комбинации чуждых «первичной» природе материалов, элементов и организмов. При этом абсолютно непредсказуемыми, не просматриваемыми и часто необратимыми оказываются последствия непродуманного искусственного вторжения в естественную сферу. Альтернативой подобному техническому действию становится создание новой парадигмы в науке и технике, ориентированной на учет переносимости природой таких вторжений на базе равноправных партнерских взаимоотношений с окружающей человека средой.

Современный этап развития инженерной деятельности характеризуется системным подходом к решению сложных научно-технических задач, обращением ко всему комплексу общественных, естественных и технических наук. Обособление проектирования и проникновение его в смежные области, связанные с решением сложных социотехнических проблем, привело к кризису традиционного инженерного мышления и развитию новых форм инженерной и проектной культуры, основанной на новых системных и методологических ориентациях, к выходу на гуманитарные методы познания и освоения действительности.

Проектирование сегодня уже не может быть завязано только на технические науки и естествознание. Это выдвигает новые требования к инженерам, проектировщикам, представителям технической науки, поскольку влияние их деятельности на природу и общество столь велико, что их социальная ответственность в последнее время неизмеримо возрастает. Современный инженер — это не просто технический специалист, решающий узкие профессиональные задачи. Его деятельность связана с природной средой, основой жизни общества и самим человеком. Поэтому ориентация специалиста только на естествознание, технические науки и математику не отвечает его действительному месту в научно-техническом развитии. Это очень хорошо понимал еще в начале XX в. П. К. Энгельмейер, который отмечал, что время, когда вся деятельность инженера протекала внутри мастерских и требовала от него одних только чистых технических познаний, прошло и на современных предприятиях от инженера как руководителя и организатора требуется, чтобы он был не только техником, но и юристом, экономистом и социологом[274]. Эта социально-экономическая направлен- ность работы инженера усиливается еще более при переходе к рыночной экономике, когда инженер вынужден приспосабливать свои изделия к рынку и потребителю. Задача современной инженерной деятельности состоит как в создании технического устройства, механизма, машины, так и в обеспечении их нормального функционирования, причем не только в техническом смысле. Речь идет об удобстве обслуживания, бережном отношении к окружающей среде, благоприятном эстетическом воздействии, социальных условиях их внедрения и функционирования с максимальными удобствами и пользой для человека. Естественно, что такая широкая и сложная сфера проектирования требует целостного, системного подхода в сфере проектирования и поддержки в области комплексного, системного анализа и междисциплинарной социальной оценки.

<< | >>
Источник: В. В. Миронов. Современные философские проблемы естественных, технических и социально-гуманитарных наук : учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. — М. : Гардарики,2006. — 639 с.. 2006

Еще по теме   3.1.4. Особенности неклассических научно-технических дисциплин  :

  1. А. Товарно-денежная форма научно-технической продукции. // Вопросы изобретательства. 1989. № 7.
  2. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И ПРОБЛЕМЫ НАУКИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
  3. 3.3. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  4. 62. Научно-технический прогресс и научно-техническая революция
  5. 147. Международное научно-техническое сотрудничество
  6.   3.1.3. Естественные и технические науки  
  7.   3.1.4. Особенности неклассических научно-технических дисциплин  
  8. Структура научно-технического прогресса
  9. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РАЗЛИЧНЫХ СТРАН
  10. СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  11. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА В ПОДОТРАСЛЯХ СВЯЗИ
  12. Тема 32. Научно-техническая революция
  13. БОГАТСТВО РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
  14. Незаконные экспорт или передача сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ (оказание услуг), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники (ст. 1 89 УК РФ)
  15. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
  16. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС
  17. IX.8. СОЦИАЛЬНЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА