<<
>>

КЛАССИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ИСТИНЫ И ЕЕ АЛЬТЕРНАТИВЫ


Трудно найти проблему, которая бы обладала такой притягательностью, как истина. Истина является целью познавательной деятельности человека. Споры, которые ведутся вокруг понятия истины, носят не терминологический, а мировоззренческий характер.
В самом деле, истину определяют и как продукт соглашения, конвенции; и как то, что полезно; и как такое знание, которое не содержит в себе противоречия; и как то, что подтверждается фактами, соответствует реальности и т.д. Не случайно в мифологическом образе истина предстает как прекрасная, гордая и благородная женщина, а древнеегипетские мудрецы в знак непогрешимости и мудрости носили золотую цепь с драгоценным камнем, называвшуюся истиной. История человеческой культуры полна примерами бескорыстного поиска истины и служения ей, ибо, как верно сказано, не может быть апостолом истины тот, кто не имеет смелости быть ее мучеником.
Наиболее известной концепцией истины является концепция соответствия (корреспонденции) знания действительности, или классическая теория истины, идущая от Платона, Аристотеля, а затем разрабатываемая Гегелем, Фейербахом, Марксом и др. Для этой концепции истины характерен гносеологический оптимизм, уверенность в том, что человек в состоянии осуществить адекватное воспроизведение действительности в форме знания. Позже в марксистском подходе понимание истины как соответствия знания действительности было дополнено указанием на роль практики в этом процессе. Итак, истина - это соответствие наших знаний объективной действительности, которое устанавливается обгцественно-историческойпрактикой.
При всей простоте и очевидности классическая концепция истины впоследствии столкнулась с немалыми трудностями. Ее сторонники исходили из того, что, во-первых, действительность, которая является предметом познания, не зависит ни от субъекта, ни от условий среды; во-вторых, мысли, знание могут быть легко приведены в однозначное соответствие с действительностью; в-третьих, имеется интуитивно ясный критерий, позволяющий установить, соответствует ли знание реальности; в-четвертых, истина непротиворечива. Все эти постулаты нуждались в критическом переосмыслении. Оказалось, что реальность не дана, а задана субъекту в зависимости от его культуры, уровня знаний, чувственного восприятия и абстрактного мышления. Далее, соответствие знаний реальности не является простым, однозначным и зеркальным копированием реальности. Это соответствие включает целый ряд соглашений.
Язык, знание в действительности не похожи на копию мира. Проблема постановки критерия истины также вызывала затруднения, ибо приводила к парадоксу бесконечного регресса: для доказательства истинности утверждения необходимо принять некоторый критерий истины; однако сам этот критерий должен быть доказан на основе другого критерия истины и т.д.
Эти трудности привели к двоякого рода реакции: 1) попыткам совершенствования классической концепции истины; 2) критическому пересмотру классической концепции и замене ее другими.
Попытки совершенствования классической концепции истины привели, во-первых, к формированию диалектико-материалистической концепции истины, во-вторых, к семантическому определению истины польским логиком и математиком Альфредом Тарским (1902-1984).

Диалектике -материалистическая концепция истины базировалась на принципах активного отражения действительности, признания объективности истины, а также на раскрытии механизмов процесса постижения истины. Всякая истина, коль она является отражением объективного мира, включает в себя содержание, которое не зависит от человека и человечества. По форме наши знания субъективны, они представляют собой продукт познавательной деятельности, человеческой активности. По содержанию же истины объективны: это содержание есть отраженная реальность, а сама эта реальность не зависит от человека. Поэтому всякая истина представляет собой объективную истину. Таким образом, постулат объективности характеризует ее с точки зрения содержания знания. Признавать объективную истину значит признавать, что мир существует независимо от нас, объективно и что наше знание способно адекватно, то есть верно, отразить мир.
Если принцип объективности характеризует истину со стороны ее содержания, то механизмы процесса достижения объективной истины передаются через диалектику абсолютной и относительной истины. Абсолютная истина - полное, исчерпывающее знание об объекте. Относительная истина - неполное, приблизительно верное знание об объекте. И абсолютная, и относительная истины включают в себя момент объективности. Признание объективности истины приводит к выводу о том, что внутри относительной истины должна содержаться абсолютная истина. Достижение истины - длительный процесс все более точного постижения объекта, проникновения в его суть, а не одновременный акт. Имея это в виду, Гегель писал, что истина не есть отчеканенная монета, которая может быть дана в готовом виде и в таком же виде спрятана в карман. В каждом шаге этого процесса мы имеем дело с отдельными сторонами и свойствами объекта.
Процесс познания идет как процесс накопления моментов абсолютной истины. Именно это и позволяет все глубже познавать объект. Наличие абсолютно достоверных фактов чрезвычайно важно для практической деятельности людей. В совокупном знании человечества удельный вес абсолютных истин постоянно возрастает. Новые научные истины не упраздняют, а дополняют, конкретизируют ранее установленные истины. В состав новых теорий прежние теории включаются как частный случай. Так, классическая механика Ньютона в теории относительности Эйнштейна истолковывается как ее частный случай. Достичь абсолютной истины как полного, точного знания о мире в целом невозможно, ибо, с одной стороны, мир бесконечно сложен и находится в постоянном развитии, с другой стороны, сам процесс познания ограничен уровнем развития практической и познавательной деятельности. В то же время есть абсолютные истины теоретического порядка, которые наука не отменяет (например, закон сохранения и превращения энергии).
Один из важнейших принципов диалектического понимания истины предполагает ее конкретность. Конкретность означает такое свойство истины, которое основано на знании реальных связей и закономерностей объекта, учете условий, места, времени, в которых сформулированы истины.
Одной из попыток совершенствования классической концепции истины является семантическое определение истины, данное польским логиком Л. Тарским (1902-1984) в его работе "Понятие истины в формализованных языках". Цель данного подхода заключается не в опровержении классической концепции истины, а в ее совершенствовании, рационализации, ибо, как считал А. Тарский, любая реконструированная формулировка понятия истины должна соответствовать аристотелевскому ее определению и отвечать двум требованиям: материальной адекватности и формальной непротиворечивости. Например, утверждение "снег бел" - истинно, если снег действительно бел (то есть формулировка или предложение обозначает определенную ситуацию в реальности и отвечает первому требованию - материальной адекватности)', "Р истинно" - имя этого предложения в рамках формализированного объектного языка. Формулируя второе требование - формальной непротиворечивости, - Тарский осуществляет формально-логическое уточнение классической концепции истины. В этом плане его теория истины является логической, а не философской теорией, поскольку она предполагает перевод предложения "Р" из формализованного объектного языка в метаязык (это язык, на основе которого происходит исследование объектного языка), в котором оказывается возможным построить непротиворечивое определение истины.
В философии существуют также попытки критического пересмотра классической концепции истины и замены ее некоторыми альтернативными подходами. Так, широкое распространение в западной философии получил "принцип фаллибилизма" (от англ. fallible - подверженный ошибкам, ненадежный), согласно которому любое наше знание (в том числе и научное) всегда носят предположительный характер и может оказаться оышбочным и опровергнутым (Ч. Пирс, К. Поппер). Поэтому лучше говорить не об истинности знания, а об его "истиноподобии". В лучшем случае истина признается здесь как идеальный предел в динамике научного знания. В конкретных же ситуациях истинными или истиноподобными можно считать такие результаты исследования, относительно которых у большинства ученых нет серьезных сомнений и которые поэтому принимаются на основе соглашений. Другие же философы предпочли иной путь: понятие истины ими сохраняется, но приобретает другую трактовку. Такой подход характерен для когерентной и прагматической концепций истины.
Когерентная концепция (от лат. когеренс - находящийся в связи) считает знание истинным в том случае, если оно внутренне самосог- ласовано, логически непротиворечиво. Причем в одних случаях этот признак рассматривается как единственный критерий истины ( О. Нейрат), в других же истина понимается все-таки как соответствие знаний действительности, но критерием этого соответствия выступает их внутренняя непротиворечивость (Н. Решер). Главная проблема этой концепции состоит в том, что самосогласованность и непротиворечивость знания далеко не всегда означает его "совпадение" с реальностью. Тем не менее принцип когерентности достаточно успешно используется в формализованном знании - например, в современной математике, где вопрос об ее соответствии действительности отходит как бы на второй план, уступая место внутренней логике математических теорий.
Прагматическая концепция (от греч. прагма - дело, действие) исходит из функционального понимания истины, ее эффективности и полезности для достижения целей субъекта (Ч. Пирс, У. Джемс, Д. Дьюи и др.). Джемс писал, например, что "истиной прагматизм признает то, и это единственный его критерий истины, что лучше всего "работает" на нас, ведет нас", отмечая, правда, что именно в этом и заключается для истины "согласие с конкретной действительностью" Г В этом утверждении заложена определенная опасность произвола и субъективации истины: каждый может считать истинным то, что привело его к намеченной цели - даже преднамеренную ложь. И тогда, возможно, справедлив известный прин-
1 Джемс У. Что такое прагматизм? // Вестник Моск. ун-та. Сер. 7, Философия. 1993. № 3. С. 91.
цип "Цель оправдывает средства", который позволяет для достижения, казалось бы, благородных целей (например, построения коммунизма) использовать самые антигуманные средства - вплоть до уничтожения "врагов народа". Достоинство же прагматической концепции состоит в ее реалистическом, жизненном подходе к проблеме истины, в стремлении "заземлить" ее, наполнить практически значимым для человека содержанием.
Названные концепции можно рассматривать как в известной мере дополняющие друг друга, поскольку они фиксируют внимание на разных аспектах истинного знания: его связи с реальностью (классическая концепция), строения и организации (когерентная), операциональном значении (прагматическая) и т.д. Кроме того, следует отметить, что современное понимание истины дополняется новыми подходами и принципами. Так, классическая концепция корректируется сегодня пониманием того, что содержание истины зависит не только от объекта, но и от познавательной деятельности субъекта (вспомним, что в знании нам дается отношение субъекта к объекту). Далее, широко распространенный сейчас принцип плюрализма (множественности) говорит о существовании не одного, а многих истинных определений, относящихся к одному и тому же явлению. Понятно, что в данном случае речь идет на об "истинах-фактах" (типа "Наполеон умер 5 мая 1821 г."), а о знании, воспроизводящем достаточно сложное явление со многими его свойствами, связями, законами и т.д. Знания о нем, полученные различными субъектами, могут по-разному, но в чем-то верно (хотя и частично) отражать предмет и быть, следовательно, истинными. Поэтому нельзя отдать предпочтение какой-то определенной истине - все они равноправны и среди них нет "царской". Значит, целостное знание о предмете должно строиться по принципу дополнительности, когда каждое из истинных определений должно быть компенсировано другими, часто даже противоположными, утверждениями - так, при характеристике микрообъектов необходим синтез их классического и квантово-механического описаний.
В заключение данного вопроса отметим, что разнообразные представления человека о мире далеко не всегда могут быть уложены в жесткие рамки оппозиции "истина - заблуждение" Поэтому современная гносеология оперирует и такими понятиями, как "степень истины", "частичная истина", "приблизительная истина", "правдоподобие", "вероятность", "менее и более ложные суждения" и т.п. Эти характеристики знания отражают степень его приближения к подлинной истине и имеют заметное практическое значение. Так, если высота какой-то горы равна 6 тыс. метров, а мы оцениваем ее в 5,5 тыс., то теоретически и практически это лучше, чем если бы мы считали ее равной 4 тыс. метров, хотя оба наши вывода являются заблуждениями. Кроме того, существуют такие темы для размышления, особенно философские и религиозные, в которых, пожалуй, лучшее, что мы можем сделать - достичь суждений наименее ложных, а не истинных, ибо вопрос об истинности "метафизических" взглядов останется, скорее всего, навсегда открытым.
Темы для обсуждения
  1. Что собою представляет познавательная деятельность?
  2. Каковы истоки познавательной деятельности и ее формы?
  3. Что изучает теория познания?
  4. Что Вы понимаете под эволюционной эпистемологией?
  5. Каковы особенности классической теории познания?
  6. Какие специфические черты характерны для неклассической теории познания?
  7. Какова позиция агностицизма в гносеологии?
  8. Как истина понимается в рамках концепции соответствия (корреспонденции)?
  9. В чем сущность семантического определения истины?
  10. Какие альтернативные подходы к интерпретации классической концепции истины известны Вам?
  11. Что может быть критерием истинности наших знаний? Какова роль практики в этом процессе?

Литература
  1. Богуславский В. М. Скептицизм в философии / В. М. Богуславский. М., 1990.
  2. Диалектика познания: компоненты, аспекты, уровни. М., 1983.
  3. Заблуждающийся разум? Многообразие вненаучного знания. М., 1990.
  4. Ильин В. В. Теория познания. Введение. Общие проблемы / В. В. Ильин. М., 1993.
  5. Лекторский В. А. Эпистемология классическая и неклассическая / В. А. Лекторский. М., 2001.
  6. Рассел Б. Человеческое познание, его сфера и границы / Б. Рассел. Киев, 1997.
  7. Теория познания: в 4 т. М., 1991-1995.
  8. Эволюционная эпистемология: проблемы и перспективы. М., 1997.
<< | >>
Источник: B.C. Стёпин. Философия: учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений / B.C. Стёпин [и др.]; под общ. ред. Я. С. Яскевич. - Мн.; РИВШ,2006. - 624 с.. 2006

Еще по теме КЛАССИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ИСТИНЫ И ЕЕ АЛЬТЕРНАТИВЫ:

  1. 3.2. ОБЩЕНАУЧНЫЕ И ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ КОНЦЕПЦИИ САМООРГАНИЗАЦИИ
  2.   Даосская философия 
  3.   3. ИРИНЕЙ И ИППОЛИТ  
  4.   Ж. ДЕРРИДА Ж. ДЕЛЕЗ Ю. КРИСТЕВА Ж.-Л. НАНСИ Евгений Наймам "СЦЕНА ПИСЬМА" И "МЕТАМОРФОЗА ИСТИНЫ": (Ж. Деррида - Ж. Делез) 
  5. КЛАССИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ИСТИНЫ И ЕЕ АЛЬТЕРНАТИВЫ
  6. ГЛАВА 1. НАУКА: ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ И ОПРОВЕРЖЕНИЯ[107]
  7. ЧЕЛОВЕК И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ В ФИЛОСОФСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО
  8. Методология общей теории государства и права
  9. Германия на поворотном пункте развития - поворот назад или упадок? Необходимость либерального консерватизма
  10. Эпилог (для наивных студентов)
  11. Глава 7. Основные формы переходного периода и пути их реализации
  12. 9.6 Динамика знаний и убеждений
  13. Глоссарий
  14. 4. Формационная и цивилизационная концепции общественного развития
  15. Тема 2. Исторические типы философии
  16. Глава 3. Польский вопрос и полонистика в 1860-е – 1870-е гг.
  17. Концептуализация предлогов в философском и поэтическом тексте