<<
>>

§ 46. Наука как часть культуры 

 
Культура (в пер. с лат. «возделывать, воспитывать, образовывать») — специфически человеческий способ организации и развития жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного производства, системе социальных норм и учреждений, ценностях и отношениях людей друг к другу.
Понятие культуры многоплано- во. Прежде всего, в нем зафиксирована уникальная способность человека создавать искусственную среду своего обитания, что отличает его от всех других биологических форм жизни. Данное понятие включает формы общественного сознания, формирующиеся и реализующиеся в процессе общественного развития, а также конкретно-исторические способы организации людей, выражающие особенности социокультурного бытия человеческих сообществ. Оно указывает на достигнутый ими уровень развития, определенное отношение человека к природе, обществу, состояние творческих сил и способностей личности.
Принято делить культуру на материальную и духовную. Однако их разграничение только функционально, «ибо предметы материальной культуры являются результатом воплощения определенных идей, материализации знания, а духовная культура объективируется с помощью материальных средств. Любой предмет культуры есть воплощенное единство материального и духовного».1
Наука — это часть культуры, способ познания мира, в котором вырабатываются и теоретически систематизируются знания о действительности; знания, допускающие доказательство или эмпирическую проверку. Наука содержит знания объективные, истинные. Объективны все три ее элемента: факты, сумма понятий, истолкование. Научное знание отличается от обыденного, которое обслуживает повседневность. Конкретной формой обыденного знания являет- ся здравый смысл. Это знание неспециализированное, непрофессиональное. Оно складывается под воздействием реального опыта людей. На его основе возникают взгляды на мир и самих себя, правила поведения и отношение к ним. Это информированность человека о различных фактах и событиях, так или иначе касающихся его жизни и жизни близких ему людей. Здравый смысл не представляет собой какой-либо строгой концепции или системы. Его обобщения и преемственность осуществляются скорее стихийно, чем по заранее поставленной цели. Достоверность обыденного сознания лежит на «поверхности» существующей действительности, обосновывается личным опытом, ссылкой на авторитеты, цитатами популярных произведений, но не специальными методами.
Обыденное сознание позволяет человеку ориентироваться в окружающем мире. Представляя собой частичку массового сознания, оно «подсказывает» ему чаще всего действовать «как все», нежели «против всех». По словам Ф. Энгельса, «здравый человеческий рассудок, весьма почтенный спутник в четырех стенах домашнего обихода, переживает самые удивительные приключения, лишь только он отважится пойти на широкий простор исследования».2
Рассмотрение обыденного сознания в аспекте исторического развития приводит к мысли о том, что оно имеет несомненную ценность, обеспечивая выживаемость человеческого рода, а стало быть, содержит в себе существенные элементы истины. В этом смысле оно служит своеобразным информационным базисом, питающим современную науку.
В настоящее время все более осознается, что наука далеко не исчерпывает все формы знания, составляющие духовную культуру, и, будучи величайшей ценностью, выступает только одной из многих составляющих культурное целое.
Наука как форма общественного сознания и способ деятельности отличается от искусства, художественного освоения действительности. Объектом науки является мир, такой, каков он есть на самом деле. Природа, общество, мышление интересуют науку в форме их объективности, в форме их бытия. Полагается определенная дистанция между субъектом и объектом, отделенноспїь объекта от субъекта. Наука занимается поиском существенных свойств объек- тов и их связей (законов). Искусство обращено к субъекту, человеку, творцу, к его отношению к природе, обществу, людям, самому себе. Художественное освоение действительности воспроизводит связь субъекта и объекта, причем объект часто выступает как специфическое зеркало субъективных мыслей, переживаний, состояний и намерений человека.
Наука и искусство отличаются и способами отражения. Гносеологический образ науки является рациональным (понятийным, логическим), его содержание объективно, соответствует действительности. Определены границы и мера, которые также объективны. Субъект в логическом образе не присутствует, его нет в формулах Ньютона и Эйнштейна. В науке «в ходу» знаковые системы, искусственные языки и условные обозначения — все это специализировано и доступно только узкому кругу исследователей.
Художественный образ качественно отличается от научного. В нем есть познавательный момент, указывающий на воспроизведение реальных объектов и условий их существования; в нем запечатлен субъективный интерес (отношение к этим реальным объектам и условиям) — специфически выраженная идеологическая сторона общественного сознания. И главное, ему присуща эстетическая мера единства чувственного и рационального, реалистического и символического. Это чувственный образ конкретного явления, но воспроизводящий общие черты человека и его бытия, воплощенные в типах. А потому рациональный момент с необходимостью должен присутствовать в образе. И не только в диалогах театральных текстов и постановок, но и в мерном соотношении реалистического и символического образов собственно художественных, музыкальных, поэтических.
Эстетическое освоение действительности в духовной культуре играет особую роль, поскольку образует и преобразует чувственную сферу человека, углубляя его восприятие мира, понимание переживаний других людей. Художественная деятельность открывает чувственный мир самих творцов, стимулируя познание и самопознание людей, корректируя их отношения к действительности. Искусство содержит такого рода знание, которое недоступно никакой науке, но поскольку науку творит человек, это знание необ- ходимо для развития самой науки. Особенно в настоящее время, когда огромные достижения научного знания могут быть использованы против человека и человечества.
Наука как часть культуры функционирует в целой системе форм общественного сознания и соответствующих де- ятельностей. Обладая спецификой, имея свой особый объект и способ отражения, возникнув в определенное время на основании актуальной социальной потребности, она в каждую историческую эпоху имела свое место и играла срою роль в развитии культуры и цивилизации. Сейчас эта роль, можно сказать, лидирующая, ибо оказывает существенное влияние на все другие формы духовного освоения мира. Вместе с тем наука призвана осмысливать свое единство с политикой, нравственностью, религией, философией. Так, имея разные источники с моралью, научная деятельность всегда сталкивается с необходимостью учета нравственных последствий своих поисков и открытий (например, в генной инженерии). Моральная нейтральность науки, выраженная в объективности ее предмета и результатов, делает особо актуальной выработку специфического «кодекса чести» ученого, ибо его нравственные качества оказывают не меньшее, если не большее, воздействие на последующее развитие человеческого сознания.
Наука противоположна религии. Она занимается естественным, а религия — отношением к сверхъестественному. Бытие науки — объективные законы, выраженные в логике, формулах, понятиях и числах, объяснительных принципах и доказательствах. Бытие религии — догматы, которые нельзя критиковать, которые нужно принимать на веру. Между тем вера как феномен и выражение отношения к какому-либо предмету используется не только в религиозном смысле. Так, И. Кант рассматривал ее как особый способ признания истинности суждения. Согласно его взглядам, признание истинности суждения имеет три ступени — мнение, вера и знание. «Мнение есть сознательное признание чего-то истинным, недостаточное как с субъективной, так и с объективной стороны. Если признание истинности имеет достаточное основание с субъективной стороны и в то же время считается объективно недостаточным, то оно называется верой. Наконец, и субъективно, и объективно до- статочное признание истинности суждения есть знание».3 То есть вера, по Канту, выражает момент стремления к истине, определенный шаг на пути к ней. Как специфическое социально-психологическое явление вера является следствием опыта человека, который выступает основанием этой субъективной уверенности в предмете.
Несмотря на мистический характер системы Гегеля, он, так же как и Кант, связывал веру с мышлением, познанием и истиной. Он утверждает, что «первым отношением мысли к объективности является наивный образ мышления, который... содержит веру, что посредством размышления познается истина и что она обнаруживает перед сознанием то, что объекты суть поистине. В этой вере мышление приступает прямо к предметам, репродуцирует из себя содержание ощущений и созерцаний как содержание мысли и удовлетворяется этим содержанием, видя в нем истину. Все начальные ступени философии, все науки и даже повседневная деятельность и движение сознания живут в этой вере» .4
Таким образом, Гегель связывает термин «вера» с выражением «наивный образ мышления», которое познает предметы так, как они существуют на самом деле. По Гегелю, «вера— это тоже знание, только в своеобразной форме».5 Это наивно-реалистическое знание. Можно сказать, что гегелевская «вера» может играть важную роль в недопущении, преодолении различного рода иррациональных, иллюзорных представлений, искажающий восприятие объективного мира. Будучи специфической формой чувственного отношения к действительности, вера не может быть бессодержательной и движется по историческому пути познания вместе с мышлением.
В нерелигиозном сознании предметом веры выступают те или иные элементы структуры научного познания, которые существуют в форме гипотезы или теоретической концепции, доказательство которых относится к будущему. Вера в гипотезу играет большую роль в научном познании. Это — заинтересованное отношение к предмету познания, поэтому активизирует поиск, стимулирует сам процесс, психологически определяет выбор направления исследования. Хотя вера и отличается от знания в гносеологическом смыс- ie, она выступает необходимым компонентом развития тучного познания, глубинным источником знания.
Сложный характер имеет взаимосвязь между наукой и философией. Их различие обусловлено прежде всего предметом отражения. Наука отражает качественное разнооб- gt;азие мира. Она изучает отдельные стороны бытия и в дан- юм смысле обладает фрагментарностью. Каждая научная дисциплина имеет специфические предмет, границу приме- шмости, способы исследования. Единство мира проявляет-, )я в междисциплинарных связях в процессе интеграции' тучного знания. Взаимодействие наук — сложная проблема, требующая особого рассмотрения. Границы частных іаконов произвольно расширять, а тем более абсолютизи- ювать нельзя. Механизмы экстраполяции (перенесения выводов, полученных в результате наблюдения над одной [астью явления на другую часть) в научном познании тре- іуют тщательного контроля, логических и практических обоснований.
Предмет философии, как мы знаем, универсален. Раз- гичные философские учения часто акцентируют исследова- іие на решении частных проблем, но они всегда мыслятся положительно или отрицательно) в контексте универсальных. Разные философские направления по-разному относятся к науке. Некоторые пытаются ликвидировать философию і качестве самостоятельной дисциплины (логический пози- пивизм), снять всю мировоззренческую и даже гносеологи- [ескую проблематику. Другие выступают против науки как іазиса философствования (экзистенциализм). Как показы- іает история, философия и наука всегда были крепко взаи- юсвязаны. Наука испытывала на себе влияние философской методологии и служила подтверждением ее адекватно- ти. Она всегда была вынуждена использовать философские еоретические принципы для интерпретации своих откры- ий, для построения структуры научного знания. Фило- офские идеи, «гуляя» среди интеллигенции, оказывали [рогностическое и стимулирующее воздействие на харак- ер и направление научных исследований.
Науке свойственны критичность, преемственность, оп- еделенный уровень обобщения. Необходимым ее призна- :ом является наличие теоретического базиса и направлен- ного систематического эксперимента. Именно эти признаки отличают науку в современном понимании слова.
С точки зрения уровневости различают фундаментальное знание, соответствующее теоретическому уровню, и эмпирическое, прикладное. Фундаментальный и эмпирический уровни научного познания различаются прежде всего степенью обобщения, «удаленностью» от реальности. Но не только. Немаловажным является признак «ценности науки». Большинство считает ценной именно прикладную науку, ибо она наиболее динамично реагирует на нужды людей и способствует улучшению их жизни. Фундаментальное исследование, напротив, не имеет немедленного практического значения, не соотнесено ни с каким конечным результатом. Это знание — ищущее, получение которого нельзя планировать.
Задачи прикладного характера ставятся перед учеными извне. Фундаментальные проблемы возникают внутри самой науки, поэтому их решение нельзя прогнозировать исходя из внешних факторов развития общества. И несмотря на то, что фундаментальные исследования обыденным сознанием воспринимаются как менее ценные или вовсе бесполезные, общество вынуждено поддерживать высокий научный уровень, обусловленный такого рода знанием, поскольку оно «работает» на будущее. А будущее должно быть обеспечено в настоящем.
Взаимоотношения науки и общества достаточно сложны. Наука выполняет первичные и вторичные функции. К первичным относятся когнитивные и социальные функции следующего порядка. Это прежде всего производство нового знания, объяснение мира, создание научной картины мира. Некоторые крупные ученые, например Анри Пуанкаре, вообще считают, что наукой можно называть знание, раскрывающее нам, как устроен мир. Наука учит нас создавать машины, но она полезна не столько этим, сколько тем, что, создавая машины, мы создаем условия для того, чтобы больше времени заниматься наукой, отмечает ученый. К первичным социокультурным функциям можно отнести укрепление обороны, обеспечение идеологической позиции, поддержку престижности государства, ускорение научно- технического прогресса, способствование социальному прогрессу, обслуживание рыночных отношений и т.д. К вторичным социокультурным функциям относятся подпитка системы высшего образования, интеллектуализация общества, обеспечение других сфер деятельности.
Вся информация, выработанная обществом, делится на два больших раздела: естественнонаучное знание (знание о том, что существует независимо от человека, в противоположность искусственному — созданному человеком) и гуч манитарное знание (знание о человеке). Различие этих типов знания заключается в том, что первые сосредоточены на изучении объекта (понимаемого как часть объективной реальности), природы, а вторые имеют отношение прежде всего к самому субъекту, являются самопознанием. В настоящее время данные виды культуры чрезвычайно разделе- Hbji, однако все более проявляется необходимость целостного развития культуры, снятия ограниченностей в притязаниях на истину со стороны «физиков» и «лириков», развития естественной науки о человеке в его индивидуальном й социальном измерениях.
Развитие науки противоречиво, и не только в познавательном плане, но и в социокультурном. С одной стороны, известно, что наука является непосредственной производительной силой и демонстрирует небывалые успехи в деле освоения природы. С другой — она поставила человека и общество на грань возможной катастрофы (создание ядерного, химического и биологического оружия, экологический кризис). Надежды на всеобщее благосостояние и достижение с помощью науки счастливого будущего рухнули. Разрушилась функция «чуда», которая особенно проявилась в лозунгах XVII в. (типа «знание — сила»).

Противоречивые последствия НТР породили две противоположные идеологии относительно ценности науки: сциентизм и антисциентизм. Согласно сциентизму, естествознание является высшей ценностью всей культуры и способствует решению всех проблем, включая достижение личного бессмертия. Для сциентизма характерны абсолютизация стиля и методов точных наук, объявление их вершиной знания, отрицание социально-гуманитарной проблематики, как не имеющей познавательного значения. Наука здесь рассматривается как единственная в будущем сфера духовной культуры.
Противоположная идеология (антисциентизм) исходит из положения о принципиальной ограниченности возможностей науки в решении коренных человеческих проблем. Наука в данной идеологии оценивается как враждебная человеку сила, отрицательно влияющая на культуру. Отсюда возникновение и распространение различного рода мистики, которая и вовсе не способствует дальнейшему развитию культурных процессов. Но, несмотря на эти противоположные идеологии, все понимают, что существование современного общества без науки немыслимо. Проблема в том, что развитие самой науки обнаружило острую потребность в ее гуманизации у изменении политической стратегии с учетом данного направления, в общественном внимании к этическим вопросам в использовании достижений научного творчества.
<< | >>
Источник: Звездкина Э. Ф. и др.. Теория философии/Э. Ф. Звездкина й др. — М.: Филол. о-во «СЛОВО»; Изд-во Эксмо,2004. — 448 с.. 2004

Еще по теме § 46. Наука как часть культуры :

  1. 63. Наука как составная часть НТР
  2. § 46. Наука как часть культуры 
  3.   Научные дела в зеркале западной философии науки  
  4. Природа как объект естественных и гуманитарных наук  
  5.   2.4. Философские проблемы географии 2.4.1. Место географии в генетической классификации наук и ее внутренняя структура  
  6.   3.1. Философские проблемы техники 3.1.1. Философия техники и методология технических наук 
  7.   4.7. Коммуникативность в науках об обществе и культуре: методологические следствия и императивы  
  8. 4.11. Основные исследовательский программы социально-гуманитарных наук  
  9. 4.12. Разделение социально-гуманитарных наук на социальные и гуманитарные науки  
  10.   4.13. «Общество знания». Дисциплинарная структура и роль социально-гуманитарных наук в процессе социальных трансформаций  
  11. Взаимоотношение философии и науки: основные концепции
  12. • МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЙ АВТОРИТЕТ НАУКИ: " НАУКА КАК ИСТОЧНИК БЛАГА
  13. Науки о природе и науки о культуре
  14. Христианство и наука-1. О причинах слабого развития науки в эпоху господства христианства
  15. 3.2. Соотношение теории государства и правас другими юридическими науками