<<
>>

  § 47. Исторический очерк науки в свете философских идей Логическое и историческое

  До изложения краткого очерка истории науки определим подход, при котором это возможно сделать. История науки, как и любая история, за свою «жизнь» накопила столько чрезвычайно важной информации, что встает почти неразрешимый вопрос: какие факты, черты, достижения науки, какие ее стороны следует воспроизвести, чтобы в сознании удержать представление о целом? Пусть это будут едва обозначенные этапы ее развития, ибо в другом случае «здравый рассудок» обычного грамотного и культурного человека утонет в результатах своей фрагментарной начитанности и мы еще раз на себе удостоверимся в тезисе Гераклита, что «многознание не научает быть умным».
В основание подхода положим диалектический принцип единства исторического и логического. Согласно философскому энциклопедическому словарю, историческое и логическое суть «философские категории, характеризующие отношение между исторически развивающейся действительностью и ее отражением в теоретическом познании. Историческое — процесс становления и развития объекта; логическое — теоретическое воспроизведение развитого и развивающегося объекта во всех его существенных, закономерных связях и отношениях».6
358
Первооткрывателем этого принципа является Г. Гегель. Правда, по Гегелю, этот принцип является формой развития Абсолютного Духа, и «логическое» предпослано «историческому», выступает первоначально как система объективных понятий, обладающих свойством самодвижения. А затем понятия составляют объективные законы истории, образующие естественную преемственность в духовной жизни человека и общества. Материалистическая диалектика решает вопрос в пользу первичности реального исторического процесса. А «логическое» выступает как отраженные в сознании повторяющиеся связи действительности.
Это принципиальное решение вопроса о соотношении данных категорий — только одна сторона дела. Она свидетельствует о следующем: исторический и логический методы означают одно и то же, с той разницей, что последний освобожден от исторической формы и от случайностей, свойственных действительному становлению объекта. Логический метод нацелен на воспроизведение сущности процесса, имеет свою последовательность смены форм, которая при соответствующих условиях его применения может представлять действительный исторический процесс.
Но есть и другая сторона: диалектика познания, особенно научного и современного, исходит из признания относительной самостоятельности развития идеального (субъективной реальности) и материального (объективной реальности). Тем более что термин «логическое» чаще всего употребляется в значении «теоретического» познания, то есть уровня, имеющего свой объект, свои источники, свой язык и свою динамику. Утверждение генезисно- го единства исторического и логического не всегда означает адекватность знания, полученного при помощи логического метода. В связи с этим необходимо устанавливать конкретно-исторический характер данного соотношения.
При наличии преемственности ступеней развития объекта, временной последовательности его исторических и логических форм не всегда сохраняются все черты первоначальной, более примитивной формы. То есть рассмотрение формы объекта в более развитом виде настоящего предполагает глубокий анализ не только ретроспективы, но и перспективы ее развертывания. Анализ наиболее полно развитой формы создает возможности видения наиболее перспективных черт и линий менее развитых форм. Как сказал Маркс: «Анатомия человека — ключ к анатомии обезьяны».7 Но здесь возникает опасность неучета разнообразия исторических путей развития, игнорирования ряда побочных факторов, которые могли бы, а возможно, и могут повлиять на дальнейшее усложнение структуры процесса и образование новых форм знания действительности.
Являясь одним из важных принципов диалектического познания, единство исторического и логического служит методологическим основанием метанауки, то есть науки о науке, становлении и функционировании такого сложного объекта, как современная система научного познания.
Отсюда следует, что история науки может быть представлена как целое, если в качестве устойчивого основания выбрать становление и развитие методологии теоретического (научного) познания. В пользу данного заключения свидетельствует тот факт, что эмпирическое познание длительное время (до XVII в.) не имело своих средств и способов.
Далее, теоретическое познание свойственно всей науке, любым ее областям, а стало быть, кроме специфических методов, свойственных конкретным научным дисциплинам и обусловленных особенностью предмета познания, существуют общие принципы и нормы, характерные для них как теоретических форм научной деятельности.
Следующим аргументом может служить то, что в силу относительной независимости от общественной практики оно может развиваться в любую эпоху. И это развитие индифферентно по отношению к идеологии и власти, к лидерству других областей знания и редко меняет свое качество, когда научные революции смыкаются с революционными изменениями других областей социального организма. И, наконец, самое главное: методологические принципы выполняют функции как основания, так и способа систематизации и организации знания. То есть позволяют раскрыть структуру знания как такового.
Производство научного знания уходит в далекую древность. Его элементы возникли в V?IV тыс. до н. э. в Вавилоне, Египте, Ассирии. Исследователи отмечают наличие календаря, солнечных и водяных часов; употребление единиц длины, площади, объема; использование математических уравнений 1 и 2 степени; определение квадрата, прямоугольника, круга. Были определенные познания в области медицины, химии и т.д. Собственно, наука и породила философию.

«В своих простейших формах наука возникает вместе с обществом в качестве обыденного сознания, опыта, практики, фактов, профессионализма. Все эти формы науки развивались вместе с ростом значения труда в обществе, прежде всего с изготовлением орудий труда. Орудия труда — результат прогресса профессионализма. И с тех пор профессионализм является основой общественной жизни. И он действительно детерминирует общественную жизнь, обеспечивая общество средствами существования за счет профессионального труда. Это было уже осознано у древних греков. «Наука плотника» и т.п. и тогда составляла основу общества, что констатировал Платон словами Сократа. Одновременно уже тогда была ясна недостаточность той науки и необходимость качественного роста профессионализма. И пока нет «республики наук» по Дж. Локку».8 На определенном этапе стала осознаваться недостаточность обыденного профессионализма. Возникает мышление о всеобщем, едином и целом. И это мышление стало следовать науке, использовать ее достижения и приемы. Появилась философская картина мира.
Античная наука
Античная наука (с VI в. до н.э.) функционирует в рамках натурфилософии. Наряду с общефилософскими проблемами (многообразия и единства мира, его основы, соотношения идеального и материального), исследовались частные явления и процессы действительности (описывались созвездия, свойства магнита, геометрические аксиомы, устанавливались значения числовых соотношений). Философы были учеными, ученые — философами (Фалес, Пифагор, Демокрит, Аристотель). Известно требование к желающим поступать в платоновскую Академию: «Не знающий геометрии да не войдет, ибо ему не за что зацепиться Для философии».
С античности начинается формирование способов получения и обоснования тех или иных принципиальных философских утверждений (например, школа элеатов — Парменид, Зенон — доказывали путем рассуждения отсутствие движения в сущности мира). Сократ и Платон вырабатывали своеобразную технологию рассуждений, ведущую к подтверждению или отрицанию различного рода смысловых высказываний. Вопросно-ответное мышле- ние, которым пользовался Сократ, и знаменитые диалоги Платона, в которых Сократ играет ведущую роль, свидетельствуют о рождении логики как необходимого способа познания. Правда, она еще не была формализована, но уже отвечала критериям научности.
Объективной причиной появления логики является «необходимость фиксации наиболее общих свойств и отношений между предметами, явлениями, процессами реальности — свойств и отношений, например, такого рода: если некоторый (произвольный, любой) объект есть часть какого-то другого объекта, а этот последний, в свою очередь, есть часть какого-то третьего, то первый объект есть часть третьего объекта; ни один предмет не может одновременно обладать таким-то свойством (признаком) и вместе с тем не обладать им».9 Математический язык был еще не развит настолько, чтобы пользоваться им для доказательства философских истин. Естественный язык, в силу его заинтересованности, эмоциональности, многозначности, также не подходил для науч-
361
ных обобщений. И был найден выход. Великие умы античности в естественном языке «отыскали такую часть, бесстрастную и однозначно действующую, которая была пригодна для их целей, — логику. Эта часть мышления и языка, — или, прибегая к эллинскому понятию, логос, как воплощение их единства — хотя она и не была формализована, то есть представлена с помощью какой- либо символики, тем не менее была достаточно надежна, ибо состояла из правил: схем, форм рассуждений, фактически всегда присутствующих в языково-мыслительной сфере (отсюда прилагательное «формальная» в термине «формальная логика»)».10
Научной программе Платона, кроме блестящей демонстрации значения и разработки форм рассуждения, свойственно открытие гносеологически содержательной процедуры идеализации. Его философское мировоззрение, согласно которому сущностью мира является объёктивная, иерархически организованная пирамида идей, позволяет взглянуть на эту сущность как на абстрагированный связный мир теории.
Аристотель выступает систематизатором научных знаний (математики, физики, астрономии, биологии). Это стало возможным благодаря тому, что была создана пропедевтическая теория логики, явившаяся основанием классификации наук. В отличие от предшествующих философов, он отделил логические принципы и схемы рассуждений от их содержания. Выделив именно форму, он разрабатывает схему дедуктивного вывода, механизм дедукции, создает систему силлогизмов, в которой представлены все правильные силлогистические умозаключения. На основе этой системы действует дедуктивно-аксиоматический метод, позволяющий организовать всю совокупность философского и научного знания.
Философия, так же как и все науки, делится на теоретическую, разрабатывающую знание ради знания; практическую, обслуживающую деятельность, и пойетическую (творческую). Приоритеты отданы теоретическому, умозрительному знанию, а среди всех наук — теоретической философии. «Знать» для Аристотеля означает «знать первые причины». «Всякое научное знание есть знание об общем». То есть в основу научного познания следует положить знание универсалий (общих понятий), к которым прежде всего относятся четыре первые причины. Это формальная причина, обозначающая сущность вещи, материальная, указывающая на субстрат, движущая, выражающая творящее начало, и целевая. Универсалии создают возможность структурирования слитных и целостных впечатлений чувственности, изучения объекта поэлементно логическим путем или при помощи дедуктивного метода.
На основе этого метода Аристотелем была создана система наук. Так, «физическая философия», или «наука о природе», последовательно включает в себя абстрактные «принципы природы» и теорию движения; космологию и теорию элементов; метеорологию; психический трактат и биологические работы. Как видим, организация научного знания развертывается от теоретических принципов к частнонаучным дисциплинам. Кроме учения о причинах, в качестве абстрактных «принципов природы» выступают определение времени, случайности и необходимости, границы вещей, обоснование неиссякаемости творящей природы, бесконечности — все эти понятия составляют «начало» систематизации наук.
Вместе с тем даны определения предмета отдельных дисциплин. Предмет математики, например, это существенные свойства вещей, абстрагированные умом. Они неотделимы от вещей и неподвижны. Физика изучает природу рожденную. Ее предмет подвижен. Она исследует то, из чего рождается вещь; то, от чего движется, то есть материю, сущность, форму. Сущность вещей, имеющих начала движения в самих себе, отделяет естественное (содержащее вцутренний источник) и искусственное (что создает человек). Биология исследует живые объекты. Аристотель дал определение жизни, выступил с концепцией ее самозарождения. Хотя биологический объект и неприятен для изучения, ибо связан с процессами разложения природы, но важен и целесообразен. Следует подчеркнуть, что в данных работах философ использует индуктивный метод, лежащий в основе эмпирического естествознания. Он изучает способность жизни к самообеспечению, независимому росту и распаду. Аристотелем было описано пятьсот видов живых организмов, создана их классификация. Все это явилось результатом тщательных наблюдений и впоследствии было высоко оценено Ч. Дарвином.
Таким образом, великий систематизатор античности создал науку о научности мышления. Он сделал мышление главным объектом исследования. Показал философские основания такой науки, теоретическое и методологическое значение главных универсалий. Предопределил общую структуру научного знания и деятельности по его получению. Аристотелевская концепция логики, особенно разработка дедуктивного метода, оказала большое влияние на древнегреческую математику, и прежде всего на труд Евклида.
Особенно интенсивно развивается наука в период эллинизма (ІІІ-П вв. до н.э.). Для него характерно начало отделения науки от философии. Центр науки и культуры переместился из Афин СУПІ вв. до н.э.) в Александрию. Для Александрии ІІІ-Н вв. характерны попытки осуществления государственной организации и финансирования науки. Известны богатейшая библиотека, музей (Мусейон) и школа, действовавшие в Александрии. Для этого времени характерны открытия в области математики, механики (статики) твердых и жидких тел. Имена ученых, сделавших эти открытия, столь знамениты, что вошли в учебники новейшего времени. Это Евклид, создавший систему элементарной геометрии, которая отличается логической строгостью и^езукоризненност^ю и до сих пор может служить образцом научности; Архимед, решавший задачи по вычислению объемов и площадей, положивший начало гидростатике; Эратосфен, Аристарх Самосский, Гиппарх, Птолемей (особенно значима его «Математическая система»), представляющие цвет астрономической науки и определившие ее развитие на ближайшее тысячелетие.
<< | >>
Источник: Звездкина Э. Ф. и др.. Теория философии/Э. Ф. Звездкина й др. — М.: Филол. о-во «СЛОВО»; Изд-во Эксмо,2004. — 448 с.. 2004

Еще по теме   § 47. Исторический очерк науки в свете философских идей Логическое и историческое:

  1. 2. Историко-философская школа уголовного права
  2. IV. Состояние науки уголовного права к началу шестидесятых годов XIX в.
  3. Очерк научного творчества Л. С. Выготского
  4.   § 47. Исторический очерк науки в свете философских идей Логическое и историческое
  5.   Статья вторая  
  6.   ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ  
  7. Приложение Вильгельм фон Гумбольдт и немецкая философская классика
  8. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]
  9. ЧЕЛОВЕК И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ В ФИЛОСОФСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО
  10. о поэзии СОЧИНЕНИЕ АРИСТОТЕЛЯ. ПЕРЕВЕЛ, ИЗЛОЖИЛ II ОБЪЯСНИЛ Б. ОРДЫНСКИЙ. МОСКВА. 1854
  11. О СВЯЗИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И СТИЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  12. § 2. Юридическая герменевтика на современном этапе развития российской юридической науки
  13. ГЛАВА ТРЕТЬЯ Общие принципы марксистской теории в свете диалектики общего и особенного, сущности и явления
  14. ИСТОРИОГРАФИЯ ВОПРОСА
  15. Пушкин. Очерк творчества
  16. ТРУДЫ томской ДИАЛЕКТОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ