<<
>>

  4.14.4. Философские и методологические проблемы исторической науки  

Философия всегда относилась к истории как объекту своего изучения, что закрепилось в особом направлении исследования, называемом философией истории. Философия истории дает наиболее общие интерпретации всемирной истории, находя в ней тенденции и закономерности.
От взгляда на историю как хаос и произвол философы перешли к утверждению ее циклического характера (Дж. Вико). Позже циклические концепции опирались на идеи конечности цивилизационного развития. Философией истории занимались не только философы, но и историки. Так, русский историк XIX в. Н.Я. Данилевский и английский историк XX в. А.Тойнби связали циклический характер развития с изменениями культурно-исторических типов (термин Данилевского) или цивилизаций (Тойнби). На циклический характер истории указывал немецкий культуролог и философ О. Шпенглер. Идею прогресса разделяли М. Кондорсе,

И.О. Гердер, И. Гегель, К. Маркс и многие другие. К. Ясперс выдвинул концепцию осевого времени истории, т.е. однотипного, формирующего некоторую ось развития достижений в разных частях Земли.

Философия истории занимается выявлением смысла истории, ее движущих сил, сменой тенденций ее развития, прогнозированием будущего. История познается в форме рассказа о событии и научной истории, где метод описания, повествования также присутствует, но где соблюдаются методы научной реконструкции фактов, интерпретации, , адекватной изучаемой эпохи, критическая рефлексия.

Историческая наука более всего нуждается в философии истории при обсуждении проблем всемирной истории. Например, при написании многотомной всемирной истории необходимо выбрать философско-истори- ческую концепцию для нахождения рамок расположения материала. Трудно написать всемирную историю, следуя позитивистской концепции немецкого историка JI. Ранке, считавшего, что историю надо подать, как все, собственно, и происходило.

Возможно, это получится применительно к событиям небольшого формата, но не в отношении всемирной истории. Пишущие о всемирной истории должны сгруппировать известные им события в соответствии с определенным пониманием закономерностей истории. Факты выступают здесь не как события, а как фрагменты истины, получаемые в результате теоретического осмысления событий. Теоретический уровень присущ научному знанию, и получение эмпирического знания выступает здесь так же, как научная проблема.

Это означает, что, кроме философии истории, существуют философские проблемы исторической науки. Среди них весьма спорным является вопрос о теоретических построениях в исторической науке. По этому вопросу идет полемика.

Большинство исследователей, обсуждая проблему эмпирического — теоретического в общем виде, сходятся во мнении, что эмпирический объект наблюдаем в реальности, в ходе созерцания или эксперимента. Теоретический объект является идеальным, формируется в ходе теоретического познания. Как показал отечественный исследователь B.C. Швырев, это позволяет относительно самостоятельно оперировать с ним в ходе научной деятельности[379]. Иногда противоречия стремлений к научному изложению истории, к ее концептуализации, с одной стороны, и ее представлению в виде рассказа, литературного описания событий прошлого — с другой, трактуется как наличие «двух историй». Фихте делил историю на априорную (теоретическую) и апостериорную (эмпирическую). Им была поставлена проблема, которая до сих пор является предметом острых дискуссий: имеется ли теоретическая история или концептуализация историка строится на теориях других дисциплин — социальной философии, социоло- гии, политологии и пр. Доминирование культурцентристских программ в изучении истории, направленных на раскрытие уникальных, неповторимых черт истории, на формирование метода индивидуализации, применение таких подходов, как понимание, истолкование и интерпретация, делают преобладающим мнение о заемном характере теорий в исторической науке, по сравнению с мнением, что она производит их самостоятельно.

Последняя точка зрения аргументированно отстаивается новосибирскими методологами исторической науки (Н. Розовым и другими).

Критерий непосредственной наблюдаемости, так легко позволявший различать эмпирическое и теоретическое на ранних стадиях развития естествознания, вызвал там существенные трудности. Историческая наука в пшной мере столкнулась с ними, поскольку принцип наблюдаемости имеет в ней чисто условное значение: события прошлого нельзя повторить, увидеть. Они реконструируются из источников на таком уровне конкретности, что их можно себе представить. Эмпирические данные в научном познании, в историческом в частности, не тождественны наблюдаемым явлениям.

Историческая наука сталкивается с проблемой интерпретации источников, которая могла бы обеспечить наиболее достоверную эмпирическую базу. Специальная дисциплина — источниковедение — занимается этим вопросом.

Историография применяет методы, учитывающие историю исторической науки, и теорию исторического познания, вырабатывая правила отбора фактов и методы анализа источников, к явным или скрытым фило- софско-историческим концепциям. При этом философско-исторические концепции могут выступить не только мировоззренческой, но и методологической основой для исторической интерпретации. Формирование историографии как науки происходило в течение длительного времени. Осуществлялся анализ преобразования исторического источника и получения факта истории посредством интерпретации и критики источников, очищения их от напластаваний времени, искажений и выдумок. Метод критики источников является одним из центральных в историографии.

Историография строится как наука, дисциплина исторической науки, которая требует доказательности. Вместе с тем нарративный, описательный материал не исчезает из исторической науки, формируя историческое описание в качестве литературно приемлемого текста, дающего убедительную интерпретацию источников и воскрешающего исторические факты не в абстрактной форме, а в форме материала самой истории.

Литературный стиль, использование приемов литературной обработки источников, применение метафор, сравнений — все это делает исторические произведения культурными феноменами, дающими богатейший материал для многих наук и для культуры в целом.

Историческая наука пытается избежать презентизма, т.е. истолкования прошлого в терминах современности. Но презентизм полагал, что история нужна не для реконструкции прошлого, а как материал усвоения ее уроков при решении современных проблем. Это понимание пре- зентизм получил, опираясь на философию прагматизма.

Как и прочие дисциплины, историческая наука развивается на основе двух исследовательских программ — натуралистической и культурцент- ристской. В истории исторической науки натуралистические или объективирующие подходы были представлены позитивистской исторической школой JI. Ранке. Эмпирико-индуктивистская трактовка исторических фактов, убеждение, что историческая наука может преодолеть «инонауч- ность» ценностных интерпретаций и заимствовать более строгие методы нахождения объективности, во многих случаях превращали приемлемый научный метод редукции в редукционизм, устраняющий саму душу исторического процесса, его объективное ценностное содержание. Этой точке зрения не хватало необходимых предпосылок, состоящих в признании ценностного содержания исторических эпох и их роли в формировании мировоззрения. Однако, несмотря на опасность натуралистического редукционизма, сам метод применения натуралистической программы к истории не отрицался даже Риккертом, который впервые обосновал антинатуралистический подход для наук об истории и культуре. «Конечно, с естественно-научной точки зрения можно рассматривать всю действительность, а следовательно, и всю культуру, как природу, и изгнание из такого рассмотрения всех решительно точек зрения ценности не только возможно, но и необходимо. Но можно ли считать эту точку зрения единственно правомерной, отрицая тем самым всякое историческое образование понятий как произвольное, и не должно ли игнорирование ценности в естествознании принципиально ограничиваться сферою естественно-научного специального исследования?» — писал он[380].

Натуралистические трактовки истории связаны с позитивистской методологией, с попыткой сознательно объективировать исторический процесс.

Наиболее характерным примером является схема охватывающего закона Поппера—Гемпеля, согласно которой закономерности истории легко уподобить физическим. Подобно тому, как нить некой длины может выдержать только определенный груз, а при его увеличении рвется, можно сказать, что страна способна выдержать некий натиск, не превышающий определенных размеров. Например, раздел Польши так же закономерно определен превосходством объединенных сил Австрии, Пруссии и России, как обрыв нити — превышением допустимого груза. До известной степени этот пример кажется убедительным. Но история знает случаи, когда многократно превосходящие силы терпят поражение от более слабого, но крепкого духом, знающего, за что сражается, или более организованного противника, например поражение США во Вьетнаме. Натуралистическая программа может быть представлена в форме математического моделирования истории или задачи с ограниченными возможностями.

Позитивизм предполагал более значимым, чем ценности культуры, участие в истории масс, народных низов. JI. Ранке стремился, опираясь на документальные источники, описать исторические события так, как они происходили. Но этот метод был менее адекватен объекту и предмету исторической науки, чем антинатуралистический, культурцентрист- ский. Риккерт, соглашаясь со стремлением Ранке к объективности, полагал, что она достигается историком при учете ценностного мира истории и уникальности исторических событий. Он даже придавал значение оценке, которую дает историк своей эпохе, говоря, что Ранке «избежал одностороннего искажения и оценки фактов не благодаря безразличию, но благодаря универсальности своего сочувствия; так что даже сам великий мастер "объективной" истории... является в исторических трудах своих "сочувствующим человеком"»[381].

Преобладающей в исторической науке является культурцентристская программа. Философы-неокантианцы Г Риккерт и В. Виндельбанд в XIX в. впервые обнаружили «инонаучность» (другие критерии научности) истории и наук о культуре, большую ориентацию на субъективный фактор, понимание, интерпретацию смыслов, уникальность исторических событий и их неповторимость.

Они проводили различие между науками о природе и науками о культуре, исходя не только из их предмета либо метода, но и из понятия ценностей. Отнесение к ценности является процедурой установления фактов истории. Оценка этих фактов историками новых фактов не устанавливает. Виндельбанд считает оценку исторического прошлого задачей философа, а не историка. Ценности ушедших эпох интересуют историка, и благодаря их открытию историк приближается к общезначимому. Оценивание же этих ценностей не является задачей историка. Дж. Коллингвуд считал, что и ценностно-ориентированный подход имеет трудности, так как не может восстановить контекст исторических деяний, пытаясь проникнуть в ценности эпохи. Только ставящий такую проблему историк мог найти методологические средства для реконструкции ценностных предпосылок человека иной эпохи. По мнению Коллингвуда, это сделает историю познаваемой.

Культурцентристская исследовательская программа имманентно присуща исторической науке, ибо обращается к ценностям истории, к соотношению мотивов и ценностей людей, действующих в истории, ценности исторической эпохи и проблеме оценки ее историком в процессе развития исторического знания. Все эти три аспекта ценностного существования интересуют исследователей, выдвигая на центральное место исторической науки проблему объективности, суть которой состоит в способности отделить объективно присущее эпохе ценностное содержание от его оценки. Ценностное содержание исторических эпох неразрывно связано с тем, какая культурная схема, какой набор ценностей выступает в определенной эпохе в качестве программы деятельности людей. Историческое знание предполагает интерес не только к научным, но и к иным формам познавательной деятельности. Они отличаются от исторических дисциплин научными методами, отсутствием сконструированного предмета исследования, исследовательской программы, критериев доказательности исторического знания.

Философия играет решающую роль в осмыслении методов исторической науки.

Вопросы для самопроверки

  1. Как соотносится философия истории и философские проблемы исторической науки?
  2. Натурализм и объективизм в изучении истории.
  3. Антинатуралистическая исследовательская программа в изучении исторического процесса.
  4. Г. Риккерт и В. Виндельбанд о разделении наук о природе и наук о культуре. «Инонаучность» исторической науки.
  5. Эмпирическое и теоретическое в исторической науке.
  6. Соотношение ценностей и оценки в исторической науке.
  7. Презентизм.
  8. Дж. Коллингвуд о методах исторической науки.
  9. Источниковедение и методы исторической науки.

Темы рефератов

    1. Смысл и назначение истории (К. Ясперс).
    2. Дж. Коллингвуд о методах исторической науки.
    3. Основные исследовательские программы исторической науки.
    4. Идеографические и номотетические методы в исторической науке.
    5. Проблема факта в исторической науке.
    6. Презентизм и прагматизм в интерпретации истории.
    7. Ценность и оценка в исторической науке.

Литература

Виндельбанд В. Философия немецкой духовной жизни XIX столетия // Избранное. Дух и история. М., 1995.

Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. М., 1977.

Зиммель Г. Проблемы философии истории// Избранное. М., 1994.

Коллингвуд Дж. Идея истории. Автобиография. М., 1980.

Ланглуа Ф., Сеньобос Ш. Введение в изучение истории. СПб., 1899.

Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Философия русской истории. М., 2003. Псем М. Хронография. М., 1978.

Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. М., 1998. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994.

<< | >>
Источник: В. В. Миронов. Современные философские проблемы естественных, технических и социально-гуманитарных наук : учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. — М. : Гардарики,2006. — 639 с.. 2006

Еще по теме   4.14.4. Философские и методологические проблемы исторической науки  :

  1. В. К динамике потестарно-политических процессов в Восточной Африке: проблемы исторической
  2. ГЛАВА IIЛОГИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОБОСНОВАНИЯ ПОЛОЖИТЕЛЬНОЙ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ МЕТАФИЗИКИ КАК НАУКИ
  3. Методология истории и проблема исторической действительности  
  4.   1.6. Философско-методологические и исторические проблемы математизации знания 
  5. 4.14. Философские проблемы специальных наук 4.14.1. Философские и методологические проблемы филологических дисциплин  
  6.   4.14.2. Философско-методологические проблемы психологической науки  
  7.   4.14.4. Философские и методологические проблемы исторической науки  
  8.   4.14.5. Философские и методологические проблемы социологической науки  
  9.   4.14.6. Философские и методологические проблемы наук о государстве и праве  
  10.   4.14.7. Философско-методологические проблемы политической науки  
  11.   4.14.8. Философско-методологические проблемы экономической науки