Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

  4.14.6. Философские и методологические проблемы наук о государстве и праве  

Философия права является одной из ведущих философских дисциплин, имеющих важное методологическое значение для наук юридического цикла. Она исследует основания права, его онтологические, гносеологические и ценностные функции, которые всегда были предметом философского интереса.
Философия права в истории свого развития утвердила естественные права человека и положила их в основу концепций права, государства и правовой политики. Свободы и права индивида, которых придерживались западные общества, были обоснованы Т. Гоббсом, Дж. Локком и Ж.Ж. Руссо. Среди базовых принципов центральное место занимали естественные права и общественный договор. В современных дискуссиях эти понятия нередко теряют свою онтологичность и рассматриваются не как некие социальные реалии, а как модели объяснения.

В западных обществах существует своего рода общественный договор, который действует на протяжении пятисот лет их успешного развития. Этот договор основан на рациональности, автономии индивида, эффективности в достижении целей, праве, свободе в поиске других благ на основе свободы, законодательном регулировании. Естественное состояние представляет собой идеальную модель статусного равенства, а общественный договор — модель возможностей согласованного совместного функционирования в обществе, достигнутую на основе принципа морального равенства людей. Известный западный политолог У. Кимлика пишет: «Прежде всего мы должны воспринимать договор не как гарантию согласия, явно выраженного или гипотетического, а как прием, позволяющий просеивать следствия определенных моральных посылок при рассмотрении равенства людей в моральном отношении. Мы используем идею естественного состояния не для объяснения исторического происхождения общества или для установления исторических обязательств правительств и индивидов, а для моделирования идеи равенства индивидов в моральном отношении»[382]. И далее: «Идея естественного состояния представляет, таким образом, не антропологическое утверждение о досоциальном существовании людей, а требование отсутствия природной подчиненности одних людей другим»[383]. (Относи- тельно многих обществ можно говорить об этом состоянии так же, как об онтологической реальности для больших масс населения.)
Право является важнейшим источником норм. И в этом отношении оно интересует философию так же, как мораль или наука.
Философские и методологические проблемы наук о государстве и праве опираются на философию права, но ставят вопросы более конкретного содержания, в том числе и те, которые возникают в рамках правовых дисциплин и правовой практики, касаются социальных норм и лежат на пересечении интересов разных научных дисциплин. Примером может служить обсуждение социологом П. Сорокиным сущности преступления. Он анализирует имеющиеся взгляды на преступление. Согласно одному из них, уголовные правонарушения отличаются от других действий своим содержанием, а именно нанесением вреда человеческим потребностям. Однако, по мнению Сорокина, нет таких одинаковых действий, включая убийство, которые всеми кодексами были бы признаны в качестве преступления. Так, переход из православия в язычество в России долгое время считался преступлением, а в Европе смена религии не относится к таковым.
Другое разбираемое Сорокиным понимание преступления состоит в том, чтобы рассмотреть его как такое правонарушение, которое направлено против наиболее важных интересов человека или социальной группы.
По этому поводу Сорокин приводит следующий пример: брамин остался бы ненаказанным за убийство человека нижней касты, но был бы признан преступником, если бы купил молока.
Сорокин критикует также трактовку преступления как противоправного деяния, совершенного вменяемым человеком. Преступление невменяемого человека не перестает быть преступлением.
Им критикуются определения преступления, даваемые уголовным позитивным правом и зафиксированные в уголовных уложениях, отличающиеся между собой в разных странах; отклоняются утилитаристские концепции, считающие, что преступник отвергает позитивные нормы, так как можно указать социальные нормы, не имеющие утилитарного значения.
Не принимается им и определение Э. Дюркгейма, считающего поступок преступным, если он оскорбляет сильные и определенные состояния коллективного сознания из-за трудностей определения этих состояний.

В результате этой критики П. Сорокин приходит к пониманию, что преступление является психологическим явлением и соответствует определению, которое ему представляется инвариантным: «...преступные или запрещенные акты суть акты, противоречащие "дозволенно-долж- ному" шаблону поведения»[384]. И это относится как к индивиду, так и к группе. Эти всеобщие оценки преступления соответствуют психическо- му складу людей, как тех, кто совершает преступление, так и тех, кто считает, что оно свершилось.
Таким образом, устанавливается не уголовно-процессуальное, а своего рода экзистенциально-психологическое истолкование преступления в его всеобщем понимании. И если его можно оспорить (а это возможно сделать, например указав на недостаточную различимость преступления и нарушения моральной нормы), методология работы с многообразием значений и нахождением инварианта представляет интерес. Суть этой методологии состоит в понимании того, что «объект мышления становится гораздо понятней по мере накопления различных перспектив, в которых его можно рассматривать»[385].
Хотя Сорокин — социолог, но это его размышление можно отнести скорее к философскому, так как сфера дефиниций — преимущественная сфера интересов философа.
Философов интересует соотношение права и блага. Есть разные трактовки. Одни исходят из первичности права и свободы по отношению к благу и индивидуального блага по отношению к общественному благу (неолиберальные концепции), другие считают первичным благо по отношению к праву, свободе, а общественное благо — по отношению к индивидуальному (перфекционизм, велферизм). Перфекционизм построен на идее естественной доброты людей, искаженной эгоизмом и утилитаризмом, которая должна работать и в социальных условиях. Велферизм считает, что благополучие необходимо всем людям независимо от их достоинств. Велферизм ориентирован на помощь людям, перфекционизм — на их улучшение. Все три концепции имеют правовое воплощение.
Неолиберальная точка зрения утверждает приоритет права над благом из-за невозможности выделить какое-либо одно благо или одну позитивную ценность в качестве источника всех прочих благ и ценностей, из-за того, что люди по-разному оценивают блага и различные вещи считают хорошими. Но право и свобода рассматриваются неолибералами как источник разнообразных благ. Радикальные либералы считают, что общественное благо слагается из суммы индивидуальных благ. Неверность последнего тезиса доказана Дж. Нойманом в так называемой «дилемме заключенных», когда преследующие свои индивидуальные интересы заключенные получают больший срок, чем если бы они выдвигали свои аргументы, учитывая интересы другого. Среди либералов имеются приверженцы направления, предлагающего максимизировать минимум благ (Дж. Роулз), или выравнять исходный старт.
Наиболее приемлемой является концепция Роулза — справедливости как честности. Ее суть состоит в утверждении, что любой человек подвержен в обществе риску (болезни, потеря работы, несчастья, аварии и пр.).

Представляя себя в этой ситуации, он приобщается к положению тех, кто уже находится в подобном состоянии. Как честный человек, любой должен признать, что, будь он сам в таком положении, он хотел бы максимизировать получаемые блага. Честность заставляет его согласиться на максимизацию минимума. Таким образом, Роулз выступает не только с социальной позиции, которая может быть воплощена в праве в виде требования к каждому разделить судьбу другого. Это требование социального государства.
Согласно Ю. Хабермасу, закон имеет силу в моральном смысле, когда он может быть «принят в перспективе каждого». Философ считает, что необходимы как равное обращение с каждым, так и солидарная ответственность за каждого.
Этическое пространство России ослаблено потому, что именно этот закон в ней разрушен капитализмом, спутавшим право жадного и сильного с экономической рациональностью, присущей развитым капиталистическим странам. Бедный может быть виновен в своей бедности. Но когда богатый, к тому же нечестно наживший свои богатства и лишенный сострадания, считает его заведомо виновным и заведомо недостойным лучшей жизни и когда он даже говорит, что большое количество населения является лишним из-за своей неэффективности, для этики и морали в подобном обществе нет места. Нет места и для права. «Сложные общества не могут сохранять свою целостность за счет одних только чувств, которые, подобно чувствам симпатии или доверия, ориентированы на ближнюю сферу. Нравственное поведение требует-"искусственных" добродетелей, прежде всего настроенности на справедливость»[386]. К таким искусственным добродетелям, возможно, следует отнести то, что Роулз не признает первичность блага перед правом. Напротив, он считает, что, только опираясь на Конституцию, на законы, можно сформировать то этическое пространство, которое создаст питательную среду для адекватных правоустановлений.

Современный научный дискурс в политологии и науке о праве в качестве универсалии использовал понятие индивида. На Западе речь всегда шла об индивидуальных правах. Эта единица измерения прав могла считаться универсальной, поскольку признание прав индивида было всеобщим, глобальным и безусловным. Юридические документы XX в. также построены на принципах современного либерального дискурса. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 т. утверждает моральное равенство всех людей. Подобное равенство наделяет их неотъемлемыми правами, и это считается возможным прежде всего в связи с ответными моральными и прочими обязательствами людей. Так, статья 1 гласит: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе брат- ства»[387]. В ст. 2 говорится: «Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения. Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которым человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или как- либо иначе ограниченной в своем суверенитете»[388].
Как видим, права имеют характер, безотносительный к групповой принадлежности индивида, не зависят от нее, и тем самым решение проблемы групповой дискриминации — расовой, половой, языковой, религиозной — пресекается не посредством предоставления особых прав этим группам, а посредством обеспечения равных прав всем гражданам. Даже те права, которые характеризуют общество в целом, получают в данной Декларации интерпретацию в качестве прав каждого индивида. Статья 28 провозглашает: «Каждый человек имеет право на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в настоящей Декларации, могут быть полностью осуществлены»[389]. Другая «социальная» статья (№ 29) гласит: «Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности»[390].
Однако сегодня увеличивается количество концепций, требующих обеспечения групповых прав в тех случаях, когда отсутствует исходное равенство прав. Групповое право дает возможность дополнительной компенсации для установления подлинного равенства индивидов перед законом. Между либерализмом и коммунитаризмом в истолковании права есть серьезные разногласия и споры.
Обозначенные проблемы не исчерпывают всех форм взаимодействия философии и наук о государстве и праве.
Вопросы для самопроверки
  1. Взаимоотношение между философией права и философско-методологи- ческими проблемами наук о государстве и праве.
  2. Проблема естественных прав и общественного договора. Классические трактовки (Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.Ж. Руссо).

  1. Проблема естественных прав и общественного договора. Классические трактовки. Современные трактовки (У. Кимлика).
  2. Благо и право.
  3. Свобода и право.
  4. Сущность преступления.

Темы рефератов
    1. Анализ философско-методологических проблем правовой науки как способ постановки новых проблем.
    2. Классическая концепция естественных прав.
    3. Современная концепция естественных прав.
    4. Государство и право.
    5. Велферизм и перфекционизм.
    6. Либеральная концепция права.
    7. Индивидуальные и групповые права.
    8. Сущность преступления.

Литература
Дворин Р. О правах всерьез. М., 2004. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990.
Матюхин А. Государство в сфере права. Институциональный подход. Алма- Ата, 2000.
Нарсесянц B.C. Философия права. М., 1997. Розин В.М. Юридическое мышление. Алма-Ата. 2000. Русская философия права: Онтология. СПб., 1999. Сорокин П. Преступление и кара, подвиг и награда. СПб., 1999. Чечерин В.А. Основные концепции естественного права. М., 1988. Ященко А С. Философия права Владимира Соловьева. Теория федерализма. СПб., 1999.
<< | >>
Источник: В. В. Миронов. Современные философские проблемы естественных, технических и социально-гуманитарных наук : учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. — М. : Гардарики,2006. — 639 с.. 2006

Еще по теме   4.14.6. Философские и методологические проблемы наук о государстве и праве  :

  1. 2. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА В СИСТЕМЕ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК И ЕЕ СООТНОШЕНИЕ С ДРУГИМИ ГУМАНИТАРНЫМИ НАУКАМИ
  2. 4.14. Философские проблемы специальных наук 4.14.1. Философские и методологические проблемы филологических дисциплин  
  3.   4.14.4. Философские и методологические проблемы исторической науки  
  4.   4.14.5. Философские и методологические проблемы социологической науки  
  5.   4.14.6. Философские и методологические проблемы наук о государстве и праве  
  6. ФУНКЦИИ НАУКИ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
  7. Тема 1. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА КАК НАУКА И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА
  8. МЕСТО ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК
  9. 4. Литература к разделу "Правоохранительные проблемы в теории государства и права"
  10. §1.4. Место теории государства и права в системе научного знания вообще, гуманитарных наук в частности и юриспруденции в особенности
  11. 1.5. Роль практики в науке о государстве и праве
  12. 1.6. Теория государства и права в системе юридических наук
  13. Тема 1. Теория государства и права как наука. Предмет, методология, функции