<<
>>

Постструктурализм и деконструктивизм


Структурализм достаточно быстро трансформируется в постструктурализм. Критика структурализма по таким направлениям, как отрицание субъекта, историзма, смысла, философии является радикализацией акта деятельности.
Так, критика субъекта - это выражение того, что человеческий субъект не обладает целостным сознанием, а обусловлен бессознательными структурами языка. Соответственно последующие "критики" касались знаковое™, коммуникативности и целостности структуры.
Основные критики структурализма - Лакан, Деррида, Фуко, Барт, Кристева, Делёз, Лиотар - при всем разнообразии позиций работали на обоснование нового принципа мышления, в котором основные параметры связаны с символом, знаком, пониманием Другого, воображением, дебиологазацией фрейдизма, представлением 234 субъективности как лингвистического продукта, личности как литературной условности, теорией социального текста и контекста культуры, феминистской критикой, манерой письма и др.
Развивая идеи бинарной оппозиции в различных областях человеческой жизни (господство-подчинение, природа-культура, означающее-означаемое, язык-речь), постструктуралисты заменяют их понятиями плюралъности, множественности.
Жиль Делёз и Феликс Гваттари образно выразили идею множественности метафоройризомы (корневища). Ризома - такой способ распространения множественности, как "движение желания" без определенной направленности и предсказуемости. Ризома - метафора современной культуры, с ее отрицанием упорядоченности и синхронности. Понимание мира как ризомы уничтожает как универсализм, так и смысл бинарных оппозиций.
В принципе, все проявления постструктурализма можно свести к нескольким доминирующим тенденциям: 1) критика классической (логоцентрической) западноевропейской метафизики; 2) попытка показать "изнанки" структуры в маргинальных, неструктурируе- мых полях реальности (желание, "хаосмос", жест, тело, множество и т. п.); 3) а-концептуализм, отвержение референции и приговор репрезентации; 4) введение схем неовитализма, противопоставляемых знанию. При этом позиции авторов ориентированы на текстовую или политическую реальность.
Постструктурализм развил процедуры децентрации, детеррито- риализации, деконструкции, которые затем были ассимилированы постмодернизмом.
Деконструктивизм явился переходной стадией к постмодернизму. Это интеллектуальное движение, инициированное Жаком Деррида, основано на новом способе осмысления и прочтения текстов, исходящем из деконструкции, которая может рассматриваться как философская позиция, политическая стратегия, способ чтения, метод анализа, противоположный европейской "метафизике" в изучении культуры и философии.
Деконструкция - это не отрицание и не разрушение, а исследовательская установка, которая помогает смыслостроительству и расшатывает старые понятия, чтобы заново обосновать, осуществить акт реконструкции, при этом раскрывая, развязывая, распутывая всю логическую цепь.
Деконструкция Ж. Деррида - продолжение традиций, заложенных аналитической философией, герменевтикой, лакановским психоанализом, структуралистской и постструктуралистской семиологией. Деконструкция (перестройка) традиционных дискурсов об истине, женщине, справедливости, о чужом, секретном и так далее оказывается преодолением прежних метафизических различий.
Своей задачей Деррида считает "справедливую деконструкцию", которая повествует о событии, отдавая должное памяти и одновременно сингулярным различиям, складывающимся на поверхности современности.
В американской традиции под деконструктивизмом понимают, прежде всего, специфический способ чтения и анализа текстов. Тщательное изучение, "выслеживание" вложенных в текст противоречий стало практиковаться, прежде всего, в так называемой Йельской школе, где последователи Жака Деррида и такие литературоведы, как Поль де Ман, Дж. Хиллис Миллер и Джеффри Хартман в своих исследованиях демонстрируют, как именно уровень значения, смысла, означаемого, сигнификата, семантики текста вступает в противоречие с уровнем означающего, риторических фигур, посредством которых знаки получают значение. Именно в литературных текстах яснее всего выступает "неразрешимость" дословного и фигурального истолкования.
Поль де Ман демонстрирует соединение тонкой аналитической техники и прагматической семиологии с философской деконструкцией, литературой, когнитивной эстетикой, эпистемологией и становится провозвестником "деконструктивной критики", утверждающей, что язык сконструирован, и его необходимо деконструировать, вернуть к самому себе, показать, что риторика ненадежна, что язык недостоверен, а текст почти бесконечно провокационен и достоин повторного прочтения.
Для де Мана деконструкция - это креативный процесс, руководимый стратегией, того, что от разбора ускользает. Это не интерпретация и не проецирование текста вовне (в сферу социально-смысловую, философско-литературную, этико-политико-коммуникатив- ную и тому подобное), а вскрытие конструкции порождающей среды, обеспечивающей его функционирование.
Деконструкция всегда интертекстуалъна и полифонична. Жак Деррида и Поль де Ман обращаются к текстам политики и философии, истолковывают Ницше, Руссо, Хайдеггера, Гёльдерлина, Сос- сюра и Гегеля как иконические знаки, исследуют этимологию и многоязычие, идиому и подпись. Все это влечет за собой как политикофилософский характер их концепций, так и постоянное возвращение к миметико-типографической проблематике. Философы и литераторы становятся фоном, на котором разворачиваются "разборки" Деррида, центрирующиеся вокруг проблемы деконструкции в Европе и Америке. Но это и текстовая практика освоения давно известных авторов. Текст Деррида неотделим от анализируемых текстов, от стратегии перевода латентно-виртуальных слоев оригинального французского текста на немецкий и английский.
Если удобства ради попытаться дать некий "срез" деконструкции в американской традиции, он обнаружит множество слоев: 1) политические, проявляющиеся в самом политическом дискурсе, или на границе политической, экономической и академической сфер; 2) этические (дискурсы во имя моральности и против искажения академических нравов, которые не исключают веру, строгий этический смысл, и даже определенную пуританскую чистоту приверженцев деконструкции); 3) религиозные (по Деррида, невозможно объяснить американские формы деконструкции без принятия во внимание различных религиозных традиций, их дискурсов, их институциональных (прежде всего академических) результатов; хотя оппозиция деконструкции часто проводится под флагом религии, мы видим в то же время мощное и оригинальное движение "деконструктивной теологии"); 4) технологические (деконструкция неотделима от критики techne и техницистской аргументации, но сама она ничто без ряда технических и систематических процедур); 5) академические (деконструкция "профессионализировала" академические профессии в 1960-1980 гг., усилила "разделение труда" между кафедрами и факультетами, специфицировала факультетские структуры).
Постструктурализм и деконструктивизм неразрывно связаны с постмодернизмом, ибо они узаконили новое прочтение философской классики и ясно обозначили новое культурное пространство бытия.
<< | >>
Источник: B.C. Стёпин. Философия: учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений / B.C. Стёпин [и др.]; под общ. ред. Я. С. Яскевич. - Мн.; РИВШ,2006. - 624 с.. 2006

Еще по теме Постструктурализм и деконструктивизм:

  1. ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
  2. РЕКОМЕНДОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
  3. 4.14. Философские проблемы специальных наук 4.14.1. Философские и методологические проблемы филологических дисциплин  
  4. 4. Аналитическая философия: Л.Витгенштейн
  5. Постструктурализм и деконструктивизм
  6. Постмодернизм
  7. Положение христианства в эпоху постмодернизма. Необходимость христианского просвещения
  8. Философская дискуссия и постмодернизм
  9. БИБЛИОГРАФИЯ
  10. Соотношение с другими направлениями современности
  11. Фредерик Джеймисон