Взаимодействие философии и науки  

Отправная точка философии — миф, его осмысление, рассуж&дения на его тему. Мифология отвечает на вопрос о начале и про&исхождении мира, философия — о его смысле, целостном функ&ционировании и о смысле жизни человека.
Преемственность мыс&ли сближает философию с наукой, и недаром основы науки зало&жены тоже в Древней Греции. Наука идет от видимых вещей, и ее выводы проверяются ими. Скажем, в физике гипотеза кварков — частиц, из которых состоят все тела, после их обнаружения стала теорией. Но философские, так сказать, «кварки» никогда не будут открыты, поскольку главные философские утверждения не про&веряемы опытом. Они находятся как бы за природой, почему Ари- стотель и назвал их метафизикой («мета» — предлог «за», «фю- зис» — природа). Именно отсутствием окончательных ответов на вечные вопросы о смысле жизни и человеческого существования отличается философия от науки, с одной стороны, и от религии — с другой.
Философские системы нельзя полностью подтвердить или оп&ровергнуть: они говорят о мире в целом, претендуя на вселенский масштаб. Критерий истинности — практика — к ним не приме&ним. Когда выступают с нападками на какое-либо направление, его представители могут попросить: «Опровергните нас!» Если это удастся, значит, данные взгляды вообще не философские. Науч&ные положения имеют конкретные следствия, которые могут быть проверены непосредственно или с помощью соответствующей аппаратуры. Философские положения не имеют проверяемых след&ствий.
Но в отличие от религии философские построения основыва&ются на научных данных, тогда как для религии основным явля&ется Откровение, а его нелегко модифицировать под влиянием новых научных открытий. Наука занимается трансцендентальным (посюсторонним), религия — трансцендентным (потусторонним). Для философии характерно рассмотрение обеих областей в един&стве. Все связано со всем в мире и духе. Философия, которой при&сущи неудовлетворенность хождением по равнине опытной науки и постоянное стремление вверх с опасностью упасть в пропасть, является связующим звеном между наукой и религией. В качестве платы за стремление все объять выступает невозможность для филосо&фов опереться на факт, как на каменную стену, подобно ученым, и неспособность силой веры привести в восторг толпу, подобно религиозным деятелям. Философы сомневаются и поэтому рискуют в глазах обывателей показаться смешными и наивными.
Философия — торжество духа, не отягощенного материей. Цен&ность ее определяется не тем, насколько она ближе к данным органов чувств, а тем, насколько силен дух сам по себе. «Задача философии состоит вообще в том, чтобы свести вещи к мыслям, и именно к определенным мыслям»[165]. Философия, таким обра&зом, понимается как относительно замкнутое царство духа, по&строенное на эмпирическом базисе, который сам в него не вхо&дит (в отличие от науки, которая состоит из двух частей — эмпи&рической и теоретической).
Философия основывается на духе, который не может изме&ниться в своих чертах, пока существует человечество как вид. На&ука же в качестве высшего критерия имеет опыт, и сочетание опыта и рационального мышления может увести ее от реальности человеческого духа. Ученый объективирует себя в науке, а пыта- ясь снова обрести себя как целостную неповторимую личность, обращается к философии.
В отличие от ученого, которого можно уподобить стрелку, стре&ляющему при ясной погоде и могущему проверить, попал он в мишень или нет, философа можно уподобить стрелку, стреляюще&му в кромешной мгле. Он не может никогда узнать, попал он или нет, а может только поверить в свою удачливость и убедить себя.
Гипотетичность философских положений не может привести к отказу от философии. Воздержание от суждений, провозглашен&ное скептиками, заклеймено Гегелем как «скудость мысли». Фи&лософия не может быть научно безупречна, но отсюда не следует, что она имеет дело только с мнением. Философия является инстру&ментом обсуждения сокровенных человеческих желаний. Цель фило&софской «стрельбы» — блаженство, а побуждают «стрелять» пси&хологическая потребность в вере в вечное существование и задача создания внутреннего, духовного мира.
Философские положения недоказуемы, как научные доказуемы обращением к опыту или как логические теоремы — обращением к разуму, но в этом нет необходимости. Философская система, чтобы проникнуть в души людей, должна прежде всего удовлет&ворять их основным потребностям и идеалам. Значит ли, что в этом случае нет места истине? Отнюдь. Мышление имеет здесь дело с особым родом истины — истиной философской.
В отличие от науки с приматом чувственного опыта и религии с культом авторитета в философии большое значение приобретает интуиция. Философское знание — знание об Универсуме, и оно может считаться полноценным в том случае, если имеется метод постижения целого. Формальная логика тут не подходит, так как слабое и отрывочное знание реальности не дает возможности по&строить бесконечно длинную цепь логических умозаключений (да это и в принципе невозможно). Провалы преодолеваются с по&мощью озарения, которое дополняет недостающие звенья. Нельзя доказать истинность определенного воззрения об Универсуме (на это не способен ни один гений), можно лишь интуитивно ощу&щать свою правоту. Логичность мышления и большое количество знаний соединяются в философской системе со способностью к целостному восприятию, которая, возможно, не инструмент разу&ма, а свойство души. Посредством него определяют красивое, спра&ведливое и т.д.
Индивидуальный характер философских систем и оснований для них сообщает то отличие философии от науки (сближая ее с ис&кусством), что философией может заниматься каждый при доста&точной глубине его мышления, даже не овладев категориальным аппаратом и содержанием дисциплины. Философствовать можно с нуля, с создания собственного категориального базиса. В этом случае вряд ли изобретешь велосипед, но лучше все же знать о существовании велосипеда и владеть им, чтобы быстрее достичь цели.
Ученые находят готовыми основания своей деятельности, в том числе теоретический фундамент. Наука основывается на эмпири&чески подтвержденном авторитете. Ученые порой используют до&стижения наук для философии.
Если ученый переходит, напри&мер, от вывода о бесконечно малых величинах в математике к представлению о монадах как основных единицах мира, как Лейб&ниц, то его несомненно можно назвать философом в той же мере, как и создателем дифференциального и интегрального исчисле&ния.
Отмечалось, что философия имеет дело с ценностями во всем их многообразии. «Как у Сократа, так и в первых диалогах Плато&на философское сознание простирается на знание во всем его объеме, причем оно сознательно противополагается знанию, ог&раниченному познанием действительности. Оно охватывает также и определение ценностей, правил и целей»[166]. Философское миро&понимание строится на основе охвата всех данных о реальности и представлений о цели и смысле человеческого существования.
Последнее особенно важно. Философия науки интересна толь&ко ученым. Она определяет родовые свойства человека — пределы и возможности познания им себя и мира. Если изменится взгляд на какой-нибудь гносеологический вопрос, то иной станет точка отсчета, а структура социальных взаимоотношений останется преж&ней. Решение гносеологического вопроса затрагивает всех и нико&го в особенности. Так же точно людей в большинстве своем при&влекает и наука, выявляющая общее в природе. Ученый работает на общее в человеке, и все его выводы относятся к родовым свой&ствам. Считают ли, что Солнце вращается вокруг Земли, или уз&нали, что Земля вращается вокруг Солнца — для индивидуальных свойств человека и структуры взаимоотношений людей это не имеет значения.
Этическая философия, обращенная к индивидуальным свой&ствам человека, привлекает внимание человека как индивида. Это же относится к большинству разделов философии. То, что в фи&лософии ценностный аспект имеет гораздо большее значение, чем в науке, ведет к тому, что так называемые всеобщие ее законы (отражающие стремление представить философию как науку, ис&пользовавшиеся идеологами для придания веса и видимости объек&тивности своим взглядам) заслуживают, скорее, названия прин&ципов. Философские взгляды нельзя рассматривать в виде теории, подобно научной. Это учения, объединяющиеся вокруг общей идеи.
Конечно, это не противоречит тому факту, что в философии вызревают новые научные направления, для которых она являет- ся питательной средой. Так было с наукой вообще, которая заро&дилась в античное время, так происходит и сейчас с различными качественно новыми областями исследований. В свою очередь, как только в науке возникает серьезная ситуация, ставящая под воп&рос ее основания, она обращается к философии. Теоретический разброд в физике элементарных частиц привел к углубленному интересу к философии. Казавшаяся само собой разумеющейся па&радигма Демокрита сменилась интересом к Платону (у Гейзен- берга, например). И так в любой кризисный момент в науке.
Наука представляет аргументы в пользу какой-либо философ&ской системы, дает эмпирический материал, на основе которого выдвигаются философские гипотезы. В этом ее философское зна&чение, и отсюда понятна борьба за философские выводы из науч&ных открытий. Наука предоставляет информацию для философии, оставляя широкое поле для философских размышлений по пово&ду ее развития. Различные затруднения науки и теории познания на руку философии.
Философский анализ научных понятий формирует категории, из которых строится здание философской системы. Правда, для того чтобы войти в ткань философии, научные понятия должны быть модифицированы с целью их согласования в единой системе. Так, впрочем, поступает и наука. Философский анализ научных понятий полезен и тем, что связанная с ним унификация поня&тий способствует синтезу различных областей знания.
В последнее время много спорили о том, какие общенаучные понятия можно считать философскими категориями, а какие нельзя. Данный спор в известной мере бесплоден. Если научное понятие вошло в живую ткань философской системы (такое понятие не&обязательно должно бьггь общенаучным, но последнее скорее вы&полнит эту роль в связи с универсальностью философии), оно — философская категория. Сам по себе факт общенаучности спо&собствует, но не является здесь гарантом.
Конечно, философам следует очень осмотрительно привлекать научные понятия и данные для подтверждения своих гипотез. На&ука быстро прогрессирует, в то время как философские труды, посвященные вечным проблемам, рассчитаны на века. Проходит время, и на смену прежним научным результатам приходят но&вые, а если философ основывался на прежних, его концепция теряет доверие. Философской системе нежелательно спорить с современной ей наукой, но относительно поддержки все обстоит сложнее: иногда подтверждение сегодня может повредить в буду&щем.
Истинный философ с известной долей скептицизма относит&ся ко всему. Принятие в полном объеме достижений науки в фи&лософскую систему не что иное, как перекрашивание фасада. Философ же хочет построить новое здание и поэтому вынужден переосмыслить современную ему науку. Критическая функция философии по отношению к науке остается одной из ее традици&онных задач. Тем не менее наука способна быть фундаментом фи&лософского познания и составить с ним плодотворный синтез.
Контрольные вопросы
  1. Каковы характерные черты науки?
  2. В чем сходство и различия между философией и наукой?
  3. Какие понятия называются общенаучными?
  4. В чем их отличие от философских категорий?
  5. Чем занимается философия науки?
  6. Что можно назвать научной философией?
  7. В чем ее отличие от религиозной философии?
  8. Каких вы знаете ученых, которые были одновременно философами?

Рекомендуемая литература
Лйер А. Философия и наука // Вопросы философии. — 1962. — № 1.
Кун Т. Структура научных революций. — М., 1975.
Поппер К. Логика и рост научного знания. — М., 1983.
Рассел Б. Человеческое познание. Его сфера и границы. — М., 1957.
Структура и развитие науки / Сост. Б.С.Грязнов, В.Н.Садовский. — М., 1978.
Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. — М., 1986.
 
<< | >>
Источник: Горелов А. А.. Основы философии : учебник для студ. сред. проф. учеб. заведений / А. А.Горелов. — 9-е изд., стер. — М. : Издатель&ский центр «Академия»,2010. — 256 с.. 2010

Еще по теме   Взаимодействие философии и науки  :

  1. ВЗАИМОСВЯЗЬ ФИЛОСОФИИ И НАУКИ ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ НАУКИ
  2. А.В. Захаров. Дидактические материалы курса "Философия", Раздел 1, "Фундаментальная философия", Часть 1 для вечернего отделения механико-математического факультета РГУ подготовлены ассистентом Захаровым А.В. и рекомендованы кафедрой философии и методологии науки факультета философии и культурологии. Протокол № 3 от 19 октября 2001, 2001
  3. § 3. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ФИЛОСОФИИ НАУКИ КАК НАПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ
  4. § 2. ПРЕДМЕТНАЯ СФЕРА ФИЛОСОФИИ НАУКИ
  5. ФИЛОСОФИЯ НАУКИ
  6. Глава 3. Философия науки
  7. Глава 3. Философия науки
  8. ФИЛОСОФИЯ НАУКИ
  9. 1. Предмет философии науки
  10. ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ НАУКИ.
  11. О ПЕРСПЕКТИВАХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ФИЛОСОФИИ И НАУКИ