<<
>>

Глава I ИСТОРИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ

Геологические исследования центральных районов Европейской части СССР по существу явились началом познания геологического строения территории нашей страны. На базе этих исследований в зна­чительной степени происходило становление русской геологической науки, разрабатывались и формировались ее теоретические основы. Почти за двести лет, прошедших с тех пор, как в литературе появились первые сведения о геологическом строении центральных областей Рос­сии, опубликовано громадное число работ, посвященных различным во­просам геологии этой территории.

Еще большее количество рукопис­ных материалов хранится в фондах различных геологических орга­низаций.

Ниже кратко охарактеризованы основные периоды развития зна­ний о геологическом строении рассматриваемой территории с отраже­нием для каждого из них главнейших работ.

История геологического изучения рассматриваемой территории рас­падается на два основных этапа — дореволюционный и послереволю­ционный. Каждый из этих этапов в свою очередь подразделяется на ряд периодов, отличающихся друг от друга по характеру и объему прово­дившихся геологических исследований.

Дореволюционный этап[1]. Первые сведения о геологическом строе­нии рассматриваемой территории были получены экспедициями Акаде­мии наук во второй половине XVIII века. Наиболее крупные исследова­ния того времени по геологии рассматриваемых областей связаны с именами С. Г. Гмелина (1771); И. Н. Лепехина; В. Зуева (1787); В. М. Севергина, Н. П. Рычкова, П. С. Палласа.

В первой половине XIX века возникли: Московское общество ис­пытателей природы (1805 г.), а также Минералогическое (1817 г.) и Географическое (1845 г.) общества, которые развили интенсивную дея­тельность по естественно-историческому изучению территории России. В 1825 г. был организован Ученый комитет военного корпуса горных инженеров, который начал выпускать «Горный журнал» —старейшее в России периодическое издание, освещавшее вопросы геологии.

Начало систематических геологических исследований Центральных районов связано с именем основателя Московского общества испыта­телей природы Г. И. Фишера фон Вальдгейма. Им впервые дано общее описание геологии Московской губернии (Fischer de Waldheim, 1837), в котором хотя и нет еще правильного определения возраста развитых здесь пород и последовательности их залегания, однако уже заложены основы палеонтологической характеристики отложений Подмосковья. Несколько позже геологические исследования в пределах Калужской, Тульской, Московской и Тверской губерний проводили А. И. Оливьери (1840, 1844), Г. П. Гельмерсен (1841в) и Д. И. Соколов (1842). Неко­торые данные по геологии рассматриваемой территории содержатся в описаниях Максимовича (1825), Леопольда Буха, А. А. Кейзерлинга и Блазиузиса. К первой половине XIX столетия относится начало поис­ково-разведочных работ в Подмосковном угольном бассейне и органи­зация там постоянной добычи угля.

Обобщение всех накопившихся к тому времени материалов, а так­же результаты собственных наблюдений позволили Г. П. Гельмерсену, возглавлявшему Ученый комитет корпуса горных инженеров, опублико­вать в «Горном журнале» в 1841 г. первую обзорную геологическую карту Европейской России в масштабе 60 верст в дюйме (1 :2520ООО).

В 1840—1841 гг. крупнейший английский геолог Р. И. Мурчисон со­вершил большую экспедицию по территории Европейской России и Урала. В результате этих исследований он обосновал пермскую систе­му, выделение которой было подготовлено работами Д.

И. Соколова (1842), подтвердил существование Центрального девонского поля, о котором ранее писал Г. П. Гельмерсен, и опубликовал в 1845 г. на английском языке большую работу, содержащую региональное описа­ние геологии Европейской части России и Уральских гор. Первый том, снабженный геологической картой, посвящен геологическому описанию, данному в стратиграфической последовательности. Второй том, напи­санный в основном спутниками Р. И. Мурчисона русским палеонтоло­гом А. А. Кейзерлингом и французским палеонтологом Ф. Е. Верней- лем, содержит палеонтологическое описание.

В 1849 г. работа Мурчисона вышла в русском переводе А. Д. Озер­ского, который внес много дополнений и в текст, и в карту, показал участие русских геологов в изучении фауны.

Работа Р. И. Мурчисона вместе с вышеупомянутой картой Г. П. Гельмерсена явилась той исходной геологической основой, на ко­торой развивались в дальнейшем геологические исследования на рас­сматриваемой территории во второй половине XIX века.

В 50—70-е годы, вплоть до образования Геологического комитета в 1882 г., геологические исследования проводились многими учеными, опубликовавшими геологические описания значительных территорий центральной России, в основном в границах тех или иных губерний или уездов.

В Московской губернии эти исследования проводили Г. Е. Щуров- ский (1867), Г. А. Траутшольд (1872а, 18726), в Тверской — И. И. Бок (1871), И. И. Лагузен (1871), П. В. Еремеев (1871), А. Ю. Дитмар (1871), в Смоленской — Фельдман (1855), А. Ю. Дитмар (1873), в Костромской и Ярославской — П. Пикторский (1866, 1867), Г. Е. Щу- ровский (1867), К. О. Милашевич (1881), в Рязанской — Г. Д. Рома­новский (1854, 1857а), Н. П. Барбот-де-Марни (1872), в Калужской — Г. Е. Щуровский (1867), в Тульской — П. В. Еремеев (1853), во Вла­димирской— А. А. Крылов (1881). Опубликованные этими исследова­телями работы обычно содержали мелкомасштабные геологические карты обследованной территории с описанием фактического материала (обнажений) и развитых здесь пород в стратиграфической последова­тельности.

В 50-х годах для решения вопросов водоснабжения Москвы и вы­яснения характера угленосности на участке между Москвой и Тулой было проведено бурение скважин (близ Серпухова, Подольска и в Мо­скве), обосновавших представление о геологическом строении значи­тельной части центральных областей Европейской России. Скважина в Подольске глубиной 232 м прошла юрские отложения, а также весь разрез каменноугольных отложений и вскрыла на глубину 18 м девон­ские породы. Результаты бурения были опубликованы в ряде статей Г. Д. Романовского (18576, 1860, 1863) и Г. Е. Щуровского (1866а).

В 1876 г. по инициативе Г. П. Гельмерсена на территории Подмос­ковного бассейна была начата крупномасштабная геологическая съем­ка, которую проводили А. О. Струве, И. И. Лагузен, А. А. Краснополь­ский и А. Игнатьев. Съемка завершилась изданием в 1881 г. геологиче­ской карты южной части Подмосковного бассейна в масштабе 4 версты в дюйме (Струве, 1881).

Наряду с региональными геологическими исследованиями в этот период были проведены специальные работы по изучению отдельных вопросов геологии центральных районов России. К ним относятся ра­боты Г. Д. Романовского —о Подмосковном каменноугольном бассейне (1854, 1861) и верхнем девоне Подмосковья (1864), Г. П. Гельмер­сена— о девонских отложениях средней России (1856), Г. А. Траут- шольда — о стратиграфии юрских и меловых отложений. Большое зна­чение имели работы К. Ф. Рулье (Rouiller, 1844, 1846, 1847 и др.), круп­ного русского геолога, палеонтолога и зоолога, описавшего юрские иско­паемые Подмосковья и заложившего прочную основу стратиграфиче­ского изучения юрских отложений средней России.

К концу этого пе­риода относится появление первых работ по стратиграфии юрских отложений Подмосковья С. Н. Никитина (1880, 1881).

В 1882 г. в Петербурге был создан Геологический комитет. Роль этого учреждения в изучении геологического строения и общем разви­тии геологических знаний в России чрезвычайно велика: со времени его организации начинается новый период в геологическом изучении нашей страны. Первая и основная задача, которую поставил перед со­бой Геологический комитет, — проведение региональной геологической съемки территории Европейской России в масштабе 10 верст в дюйме.

Уже в 1884 г. вышло описание 56 листа геологической карты Евро­пейской России, составленного С. Н. Никитиным. Позже им были опуб­ликованы геологические карты 71 (1885а) и 57 листов (18906), пло­щадь которых вместе с 56 листом охватывает почти всю центральную и северо-восточную части рассматриваемой территории. С. Н. Никити­ным много сделано для выяснения стратиграфии и характера распро­странения подмосковного карбона, юры и мела (18836, 1886а, 1888, 1890а), им была сопоставлена стратиграфия русской юры с юрой За­падной Европы и дано описание фауны аммонитов среднерусской юры. Впервые этим исследователем была использована применительно к цен­тральным районам' Русской платформы теория древнего материкового оледенения, разработанная П. А. Кропоткиным главным образом для Финляндии, и восстановлено положение границы материкового оледе­нения на Русской равнине (18856). С. Н. Никитиным сделаны правиль­ные выводы о большой древности рельефа рассматриваемой территории.

Из листов 10-верстной карты, площадь которых попадает в пре­делы описываемой в настоящем томе территории, кроме листов, сни­мавшихся С. Н. Никитиным, в дореволюционное время были изданы еще только два — 72 и 73. Съемка первого из них была произведена Н. М. Сибирцевым (1896), а второго Н. А. Богословским (1906). Эти листы захватывают восточную и юго-восточную части рассматриваемой территории и входят в ее пределы своими западными половинами. На протяжении многих лет геологические исследования на площади 43 ли­ста (Тверская и Смоленская губернии) проводил В. Г. Хименков (1910, 1912, 1913, 1914, 1915).

В конце XIX века в Центральных районах работала экспедиция для исследования источников главнейших рек Европейской России, гид­рогеологическими исследованиями которой руководил С. Н. Никитин.

Эти работы содержали подробное описание фактического материала и сопровождались геологическими картами 10-верстного масштаба (Ни­китин, Наливкин, 1896; Никитин, 1899 и др.).

Большой вклад в изучение геологии описываемых областей внесли работы Комиссии по исследованию фосфоритов, проводившиеся под ру­ководством Я. В. Самойлова и А. Д. Архангельского в период с 1908 по 1915 г. На описываемой территории фосфоритоносные отложения изучал в основном А. П. Иванов, который опубликовал ряд ра­бот (1909, 1910, 1911, 1912, 1913, 1914, 1915а, б), содержащих геологи­ческое описание значительных площадей в пределах Костромской, Ря­занской, Московской, Тверской, Ярославской, Калужской и Смоленской губерний.

Кроме перечисленных исследователей изучением геологии Цен­тральных областей в описываемый период занимались и многие другие крупные ученые, труды которых до настоящего времени не потеряли своего значения. Среди них Н. Н. Боголюбов, проводивший на протяже­нии многих лет исследования в Калужской губернии и некоторых дру­гих районах (1899а, б, 1903, 1904а, б и др.), М. М. Пригоровский, опуб­ликовавший ряд работ по геологии южной части Московской и Рязан­ской губерний (1909, 1911 и др.), К- Д. Глинка, описавший четвертич­ные отложения северо-западной части описываемой территории (1901, 1902, 1904 и др.), А. Н. Розанов, изучавший юрские отложения Подмос­ковья (1909, 1912).

Большое значение для создания современных представлений о стра­тиграфии девонских отложений рассматриваемых областей имели ис­следования П. Н. Венюкова (1884, 1886), каменноугольных отложе­ний—А. О. Струве (1886), А. П. Иванова (1910), К. И. Лисицына (1911), пермских и триасовых отложений — В. П. Амалицкого (1886, 1892), Н. Н. Яковлева (1916а, б), мезозойских и четвертичных образо­ваний—А. П. Павлова (1894, 1900) и Н. И. Криштафовича (1893).

К концу дореволюционного этапа геологического изучения рассмат­риваемой территории были сформулированы общие представления о ее геологическом строении, установлены и в общих чертах описаны все известные здесь в настоящее время геологические системы (кроме до­девонских, палеогеновых и неогеновых отложений), для большинства систем заложены основы уже близкого к современному стратиграфиче­ского расчленения, изучена ископаемая фауна.

Послереволюционный этап. После Великой Октябрьской социали­стической революции началась новая эпоха в геологическом изучении нашей страны. Геологические исследования на территории центра Евро­пейской части СССР были возобновлены в первые же годы существо­вания Советской власти. В 1918 г. было организовано Московское от­деление Геологического комитета, преобразованное впоследствии в Московский геологоразведочный трест, а затем — в Московское гео­логическое управление (ныне Геологическое управление центральных районов). С тех пор и до настоящего времени этой организации при­надлежит ведущая роль в изучении геологического строения террито­рии центральных областей Европейской части СССР.

В первые годы Советской власти геологические исследования про­водились в очень ограниченном объеме, носили региональный характер и по своему характеру являлись продолжением геологических исследо­ваний предреволюционных лет. С начала 20-годов были возобновлены 10-верстные геологические съемки. Почти вся западная часть террито­рии (лист 43) была охвачена съемками В. Г. Хименкова (1923, 1934); на северо-западе (лист 42) съемку вели Д. В. Соколов^ (1925),

А. Н. Давыдова и А. И. Москвитин (1939), а на самой западной окраи­не (восточная часть листа 28) А. М. Жирмунский (1932) и А. А. Алей­ников. Юго-западная часть территории (восточная четверть листа 29 и лист 44) снималась Г. Ф. Мирчинком в 1933 г., А. М. Жирмунским (1928, 1931 г.), С. А. Добровым и А. Э. Константинович (4936). Вновь была покрыта 10-верстной теологической съемкой площадь 56 листа (Сомов, 1939; Козлова, 1939) и частично 57 листа (Е. А. Молдавская); при этом были значительно уточнены ранее составленные С. Н. Никити­ным (1884, 18906) геологические карты этих листов. На северо-востоке 10-верстные съемки проводились на площади 70 (Люткевич, 1939), 89 (Кром, 1934) и 88 (Зоричева, 1941) листов, которые входят в пределы рассматриваемой территории лишь небольшими участками. На востоке территории, в пределах снятого еще Н. М. Сибирцевым (1896) 72 листа, производили 10-верстные съемки Е. А. Молдавская (1933а), М. С. Шве­цов (1933) и 3. М. Старостина (1934). В южной части рассматривае­мой территории, площадь которой полностью обнимает 58 лист, 10­верстную съемку в этот период проводили М. С. Швецов (1932),

А. П. Иванов и Е. А. Иванова (1936), Н. А. Преображенский (1933), М. М. Пригоровский.

В результате перечисленных выше работ описываемая территория полностью была заснята в 10-верстном масштабе. Долгое время, а для северных и северо-восточных районов почти до настоящего времени, эти работы являлись основным материалом, на котором базировались пред­ставления о геологии рассматриваемой территории.

Почти одновременно с 10-верстными съемками начали проводиться детальные геологические съемки на территории Подмосковного уголь­ного бассейна, в окрестностях Москвы и других крупных городов.

В пределах южного крыла Подмосковного бассейна крупномас­штабные съемки производились М. М. Пригоровским и М. А. Леонтье­вой (Тульская область), А. В. Симоновым, А. Г. Фомичевым и П. А. Герасимовым (юго-запад Рязанской области), М. П. Цукановым и В. И. Ечеистовой (юго-восток Рязанской области) и др.

На западном крыле Подмосковного бассейна детальные геологиче­ские съемки были сосредоточены преимущественно в центральной и во­сточной частях Смоленской, в юго-западной части Калининской и на западе Калужской областей. Съемка проводилась здесь В. М. Вересо­вой, Д. И. Погуляевым, Н. И. Ворониным, П. П. Дрожжевой, Е. М. Ве- .ликовской, Н. С. Ильиной, Н. Е. Ковалевым, В. Н. Козловой, Д. М. Ко­ненковым, Н. В. Кулясовой, А. В. Костюкевич-Тизенгаузеном, Н. В. Са­прыкиной, Д. Н. Тарасовым, Е. Я. Шабловским, Е. В. Шанцером, Д. Н. Утехиным и др.

Систематические крупномасштабные геологические съемки в Под­московье были начаты в 1929 г. под руководством Б. М. Даньшина гео­логами Московского геологоразведочного треста А. Н. Сокольской, М. В. Шмидт, Е. А. Ивановой, М. А. Недошивиной, А. Э. Константино­вич, П. А. Герасимовым, А. В. Симоновым, Н. В. Сапрыкиной и др. Съемки эти проводились без глубокого бурения, поэтому обоснован­ность материалов, полученных в результате этих работ, в особенности по дочетвертичным отложениям была недостаточной.

Детальные геологические съемки в этот период были проведены также в долине р. Волги, главным образом в районе от г. Калинина до г. Рыбинска, а также в районах, прилегающих к крупным промыш­ленным центрам, таким как Ярославль, Иваново и т. п. (С. А. Добров,

A. Г. Завидонова, Ю. К- Зограф, А. В. Иванов, А. Э. Константинович,

B. В. Попов, Н. В. Родионов, А. С. Рябченков, А. И. Сокольская, Е. Д. Сомкина, Н. В. Сапрыкина, М. В. Шмидт и др.).

В 1931—1936 гг. Б. М. Даньшиным были обобщены материалы по­листных детальных съемок Москвы и ее окрестностей. В 1935 г.

В. С. Яблоковым и С. М. Россовой была составлена сводка по дочетвер­тичным породам южного крыла Подмосковного бассейна.

Значительно меньше полевых исследований проводилось в то время в северной и в особенности в северо-восточной частях описываемой территории. Кроме работ, связанных с 10-верстной геологической съем­кой, в этот период здесь были проведены исследования Д. И. Гордее­вым (1929а, 19296), М. И. Соколовым (1925, 1929) и др.

Накопившиеся в результате геологических работ материалы по­служили основой для составления в течение этого периода ряда свод­ных геологических описаний. В первую очередь к ним следует отнести изданную в 1932—1934 гг. серию «Геология и полезные ископаемые районов Московской области», включающую около 80 очерков, каж­дый из которых содержит описание геологического строения и полезных ископаемых одного из районов Московской области. Авторами очерков являлись Б. М. Даныпин, С. А. Добров, П. В. Дорофеев, В. А. Жуков,

A. Г. Завидонова, Е. А. Иванова, Ю. П. Карпинский, А. Э. Константи­нович, Н. И. Николаев, Р. М. Пистрак, Н. В. Сапрыкина, А. Н. Соколь­ская, С. А. Хакман, В. Г. Хименков, М. С. Швецов, М. В. Шмидт,

B. С. Яблоков и др. ’

Описанию геологического строения различных участков Московской области посвящены также многочисленные работы В. Г. Хименкова (1924, 1925, 1926 и др.), а также статьи М. С. Швецова (1928, 1931),

C. А. Доброва (1932) и др. Геологическое описание территории г. Моск­вы сделано Б. М. Даньшиным (1934). Сводное геологическое описание района г. Тулы дано А. П. Ивановым и Е. А. Ивановой (1929).

В течение этого периода составлены сводные геологические описа­ния ряда областей: по геологии и полезным ископаемым Западной об­ласти (Жирмунский, 1930; Погуляев, 1935), по геологическому строе­нию Московской (Даныпин, 1936), Калининской (Москвитин, 1939а) и Ивановской промышленных областей (Гордеев, 1931).

Фактический материал, полученный в результате геологических ис­следований, послужил основанием для большого числа работ, посвя­щенных решению некоторых вопросов стратиграфии. Так, для разра­ботки стратиграфии девонских отложений Центральных областей наи­большее значение в этот период имели работы Д. В. Наливкича (1923, 1925, 1930, 1937 и др.), который заново переработал материалы по фау­не среднерусского девона и дал возрастное расчленение последнего, внеся значительные уточнения в стратиграфическую схему П. Н. Веню- кова. Большие работы по изучению девонских отложений Г лавного и Центрального девонских полей были проведены Р. Ф. Геккером (1933, 1934 и др.). Следует также упомянуть работы Б. М. Даньшина о данко- во-лебедянских отложениях (19376), А. Д. Архангельского (1922, 1924), предложившего название «семилукский горизонт» и выделившего щи- гровский горизонт.

Еще больше в этот период было сделано по изучению каменно­угольных отложений, особенно нижнего карбона. Основную роль среди этих исследований сыграли работы М. С. Швецова (1922, 1925, 1927 и др.), который еще в 1922 г. убедительно доказал неудовлетворитель­ность стратиграфической схемы А. О. Струве и, в частности, предло­жил окончательно отделить серпуховский'ярус от нижележащей толщи «продуктусового яруса». В 1932 г. М. С. Швецов (1932) обосновал и предложил новую стратиграфическую схему для нижнего и среднего карбона Подмосковного бассейна. В последующие годы стратиграфи­ческая схема нижнего карбона, по М. С. Швецову, получила подтверж­дение других исследователей, а в 1951 г. она была признана эталонной для всей Европейской части СССР.

Для создания современной стратиграфической схемы среднего и верхнего карбона наибольшее значение имели исследования А. П. Ива­нова в Московской и смежных областях, стратиграфические результаты которых были опубликованы им в 1926 г. Он впервые подробно описал выделенные по петрографическим и палеонтологическим признакам ве­рейский, каширский, подольский и мячковский горизонты московского яруса, в верхнекаменноугольных отложениях он выделил тегулиферо- вый и омфалотроховый горизонты. Отдельные вопросы стратиграфии каменноугольных отложений рассматривались также в работах Б. М. Даныпина (1936), 3. А. Богдановой (1929, 1932), Т. Г. Сарычевой (1928, 1933а, б и др.), В. Г. Хименкова (1927, 1934), А. Э. Ульмера (1938), В. С. Яблокова (1929) и многих других.

Описанию пермских и триасовых отложений было посвящено срав­нительно небольшое число работ. К ним относятся исследования И. И. Крома (1932, 1937а, б и др.), Е. М. Люткевича (1938), А. Н. Ма- заровича (1934, 1939а, б), Ф. М. Кузьмина (1933) и некоторые другие.

Изучением стратиграфии юрских и меловых отложений рассматри­ваемой территории в 20—30-е годы занимались С. А. Добров (1922, 1929 и др.), Н. Т. Зонов (1937а, б, в и др.), Е. В. Милановский (1926)* и А. Н. Розанов (1922 и др.).

Особенно много по сравнению с дореволюционным периодом было сделано в области изучения четвертичных отложений. Работами А. П. Павлова (1922, 1936), Г. Ф. Мирчинка (1928, 1930 и др )

А. М. Жирмунского (1929 и др.), Б. М. Даныпина (19336 и др.) и дру­гих геологов была разработана довольно детально стратиграфия чет­вертичных отложений центра Европейской части СССР, установлено на­личие здесь следов не менее трех оледенений, намечены границы рас­пространения этих оледенений и произведено их сопоставление с ледни­ковыми эпохами Западной Европы. К концу 30-х годов появились ра­боты И. П. Герасимова и К- К. Маркова (1939), А. И. Москвитина (1936а, 19396), в которых были даны новые более детализированные стратиграфические схемы, послужившие основой создания современ­ных стратиграфических схем четвертичных отложений Центральных районов.

В различных местах описываемой территории было изучено боль­шое количество разрезов межледниковых отложений, положивших на­чало палеоботаническому обоснованию стратиграфических схем (Докту- ровский, 1923, 1937 и др.; Жирмунский, 1931; Костюкевич-Тизенгаузен, 1932; Соколов, 1936; Сукачев, 1928 и др.). Результаты палеоботаниче­ских исследований обобщены В. Н. Сукачевым (1938) в работе по исто­рии растительности СССР в плейстоцене.

В это же время были заложены основы геоморфологического изу­чения рассматриваемой территории. Большую роль в этом сыграли геоморфологи Московского университета во главе с А. А. Борзовым.

Логическим завершением всех геологических работ, проведенных в течение рассматриваемого периода и в предшествующее ему время, явилось создание сводной мелкомасштабной геологической карты СССР. Еще в 1922 г. А. Д. Архангельским были составлены московская и яро­славская ее части, в 1933—1934 гг. они были пересоставлены Е. М. Ве- ликовской, Н. Л. Кудрявцевой и А. А. Балтийской под общей редакцией А. Д. Архангельского. К концу этого периода было закончено состав­ление и вышло в свет первое издание этой сводки по рассматриваемой территории (Б. П. Асаткин и В. А. Котлуков, Б. М. Даныпин, А. А. Бал­тийская и Е. М. Великовская, М. П. Казаков).

В заключение обзора основных геологических работ довоенного периода следует сказать, что в 1940 г. было окончено бурение Боенской скважины в г. Москве, впервые вскрывшей на этой территории породы кристаллического фундамента и положившей начало изучению глубо­ких горизонтов Московской синеклизы.

В период Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.) полевые исследования в пределах рассматриваемой территории почти не прово­дились. В течение этого времени выполнялся ряд сводных камеральных работ, связанных главным образом с военными нуждами. Одной из та­ких крупных работ было составление полистной комплексной сводки, охватившей большую часть рассматриваемой территории, кроме край­них северных и северо-восточных ее районов. В составлении данной сводки участвовал большой коллектив геологов ГУЦР — Д. Н. Утехин, Е. М. Пирогова, А. В. Симонов, И. Е. Малярова, А. Э. Константинович,

С. А. Добров, П. А. Герасимов, В. Н. Козлова, М. А. Недошивина, Л. А. Юшко, Н. Г. Комиссаров, Н. А. Молгачева, Т. Г. Тимохина, Н. А. Титова, Я. А. Сыроквашина и др. Общее руководство работой осуществлял Д. В. Соколов.

Вскоре после окончания Великой Отечественной войны Геологиче­ским управлением центральных районов (ГУЦР) была начата систе­матическая полистная государственная среднемасштабная геологиче­ская съемка, сопровождавшаяся бурением картировочных скважин и в ряде случаев специальными геофизическими (электроразведочными) работами. Эта съемка положила начало качественно новому этапу изу­чения территории с оценкой перспектив ее на полезные ископаемые. Съемка велась по единой методике под руководством А. В. Симонова, И. Н. Леоненко, Е. М. Пироговой, С. М. Шика, принимали участие в методическом руководстве этими работами также П. А. Герасимов,

B. И. Ечеистова, М. И. Лопатников, Д. Н. Утехин, С. Л. Бреслав и др.

В 1954 г. Всесоюзным гидрогеологическим трестом была начата полистная комплексная геологогидрогеологическая средне- и крупномас­штабная съемка в Мещерской низменности, задачей которой было по­лучение материалов для разработки ирригационных мероприятий по осушению Мещеры.

К концу 50-х годов вся южная часть рассматриваемой территории, включающая Подмосковный каменноугольный бассейн, Мещеру и при­легающие к ним районы Подмосковья, была покрыта среднемасштабной геологической съемкой. В геологической съемке этой площади прини­мали участие: И. Н. Леоненко, Д. Н. Утехин, В. И. Ечеистова,

C. М. Шик, Е. Я. Уманская, 3. И. Деева, М. П. Цуканов, Е. Е. Соко­лова, Е. К. Евтехова, И. П. Апполонова, С. Л. Бреслав, Б. А. Яковлев, М. И. Лопатников, Г. С. Третьяков, Т. И. Столярова, С. Я. Гоффенше- фер, М. Е. Меркулова, Е. Я. Уманская, А. А. Семенов, В. А. Головко,

С. И. Гольц, Б. М. Кордун, А. А. Смурова, Е. А. Балашкова, Н. Л. Куд­рявцева и др.

В 60-е годы интенсивные геологосъемочные работы велись в север­ной, восточной и северо-восточной частях рассматриваемой территории. В Московской, Калининской, Ярославской, Ивановской, Владимирской и Костромской областях в этих съемках принимали участие геологи Г. В. Абрамов, С. В. Алехин, И. П. Апполонова, Н. Г. Бородин, С. Я. Гоффеншефер, В. В. Дашевский, П. А. Дворцов, В. К. Кузнецов, О. Н. Лаврович, Г. Ф. Симонова, Т. И. Столярова, А. А. Семенов, Л. Т. Семененко, Н. И. Строк, И. И. Шипилов, Е. А. Шулешкина, А. И. Цукурова, П. А. Большакова, С. И. Гольц, А. И. Евсеенков, Б. М. Кордун, И. Н. Лобачев, В. Р. Лозовский, А. А. Медем, А. А. Ки­риченко, А. Г. Олферьев, Т. Н. Штыхалюк и др.

К 1969 г. практически вся рассматриваемая территория, кроме не­скольких очень небольших ее участков, была покрыта геологической съемкой среднего масштаба. .

Следует сказать, что в процессе геологосъемочных работ был по­лучен большой палеонтологический материал, изучение которого позво­лило установить для многих горизонтов этой территории руководящие микрофаунистические комплексы: для девонских и каменноугольных отложений это сделано главным образом Р. Б. Самойловой, Е. В. Фо­миной, Р. Ф. Смирновой; для пермских и триасовых — Е. М. Мишиной и Г. Н. Чернышевой; для юрских и меловых Е. В. Фоминой, Е. Я. Уман- ской и Л. И. Кратенко. Широко применялись также палинологические исследования, в процессе которых были уточнены руководящие споро­во-пыльцевые комплексы девонских и каменноугольных (Л. А. Юшко, Н. И. Умнова, В. Т. Умнова, М. Ф. Заварзина), верхнепермских и ниж­нетриасовых (М. К. Кюнтцель), юрских и меловых (И. А. Добруцкая, В. В. Филиппова, Л. А. Юшко, В. И. Кочетова) отложений. Решающее значение для датирования неогеновых и четвертичных отложений имели спорово-пыльцевые исследования, проводившиеся М. А. Недошивиной,

A. А. Гузман, М. Н. Валуевой, В. В. Писаревой и др. Литологические и минералогические исследования производились И. Д. Зхусом, Л. С. Гомберг, Ф. И. Красновской, М. И. Великановой и др.

Рассматриваемая территория вследствие развития на большей ча­сти ее сплошного покрова четвертичных отложений значительной мощ­ности характеризуется чрезвычайно слабой обнаженностью, а часто и полным отсутствием выходов на поверхность дочетвертичных пород. Однако большой объем картировочного бурения, сопровождавшего геологическую съемку, а также использование данных скважин, про­буренных до проведения геологической съемки, позволили существенно уточнить распространение ряда горизонтов, установить границу распро­странения продуктивных каменноугольных отложений, для северо-вос­тока (Костромская область) впервые расчленить широко распростра­ненные здесь триасовые отложения, а для северо-запада впервые про­извести расчленение фаменских отложений, палеонтологически дока­зать присутствие в Московской, Рязанской, Смоленской и Костромской областях неогеновых отложений. Много новых данных получено по стратиграфии четвертичных отложений, а также о рельефе подстилаю­щей их поверхности.

Кроме полистных геологической и гидрогеологической съемок в те­чение послевоенного периода в разных частях рассматриваемой терри­тории проводились структурно-геологические съемки разного масштаба, имевшие целью выявить структурные формы, благоприятные для по­становки поискового бурения на нефть и газ или пригодные для исполь­зования в качестве подземных газохранилищ. В этих работах участво­вали геологи О. Н. Иванов, И. В. Кузнецов, О. И. Кузьмин, А. В. Кац­ман, Е. И. Нефедова, Н. В. Панова, А. А. Чаадаева, Г. А. Гладышева,

B. П. Козлов, В. В. Белов, В. П. Ступаков, Я. Я. Шапиро и др. В ре­зультате проведенных исследований по различным горизонтам камен­ноугольных, пермских и мезозойских отложений был выявлен и при­близительно оконтурен целый ряд поднятий.

Начало изучению глубинной геологии рассматриваемой территории было положено уже упоминавшейся Боенской скважиной, законченной перед Великой Отечественной войной. В течение первого послевоенного десятилетия (1946—1955 гг.) на территории рассматриваемых областей и в непосредственной близости от них было пройдено около 25 опорных и глубоких структурных скважин, а после небольшого перерыва начи­ная с 1959 г. ГУЦР был пробурен еще ряд глубоких скважин (рис. 2,

2 Зак. 861

табл. 1). В результате всех этих работ на описываемой территории было более или менее равномерно освещено строение палеозоя, про­терозоя и архея. Большой материал по строению глубоких горизонтов, некоторых участков был получен в процессе работ, проводившихся в связи с поисками структур для подземных газохранилищ (А. Н. Диа­нов, А. М. Мастерков, М. А. Смиляр и др.).

В первое послевоенное пятилетие (1946—1950 гг.) было по суще­ству положено начало планомерного изучения рассматриваемой терри-

Рис. 2. Схема расположения глубоких скважин (см. табл. 1)

/ — граница территории, рассматриваемой в настоящем томе «Геология СССР»; 2 — местоположе­ние скважины и ее номер; 3 — местоположение группы скважин

тории геофизическими методами. Вначале геофизические исследования проводились главным образом на территории Московской, Тульской и Калужской областей и представлены были в основном электроразведоч­ными работами методом ВЭЗ, наземными магниторазведочными рабо­тами и в очень небольшой степени гравиметрйческими съемками. В это время (1947 г.) были проведены первые аэромагнитные съемки и в не­большом объеме сейсморазведочные работы.

В 50-е годы объем геофизических исследований резко возрос. В это время проводились преимущественно магнитометрические и гра­виметрические съемки. На основе этих материалов было проведено районирование магнитных и гравитационных полей, выполнено сопо­ставление его результатов с данными бурения и сейсморазведкой. Сводка и геологическая интерпретация результатов среднемасштабной аэромагнитной съемки на всей рассматриваемой территории была про­ведена В. Н. Зандером и др.

Таблица 1

на ри­сунке

Название скважин Абсолютная

отметка

устья

скважины,

лс

Глубина,^

м

Возраст пород на забое Годы

бурения

61 Алагырская (Балахониха) 170,28 1370 А 1949—1951
39 Балахнинская 75,6 1775 А 1947—1949
86 Барятинская 211,15 777 Ptxk 1947—1949
103 Бобриковская 197,25 - 942,1 А 1963
56 Боенская (Старобоенская) 1 141 1675 А 1929—1949
64 (г. Москва)

Боровская р-1

со 200 1314 Pt3R3? 1947—1949
20 Валдайская р-2 со 198,33 1671 1948—1949
85 Веневская 136,5 1157 Ptinih 1960—1962.
2 Вологодская 114,52 2236,6 Pt2pvi? 1949—1951
.62 Вяземская ■ 245,4 1257,75 А 1960—1961
107 Горловская 179,5 937,4 Pt2 1960—1961
84 Гурьевская 174 1008,4 D2pr 1964—1964
. 24 Даниловская 157 1967—1968
114 Данковская 157,54 724,7 Pt, 1962
73 Домнинская (Алексинская) 197,16 1251,5 A 1962—1963
55 Дороховская 127,6 821 D3p 1959—1969-
71 Зарайская 1-р 125 1300 Pt3p 1952
72 Зарайская 5-р 116 1166 Pt3p 1957
80 Зарайская 112 500 182 1145 D,pr 1963—1964
82 Захаровская 30-р 199,49 2104 Plokv 1960—1961
57 Звенигородская 169,9 900,2 D3t 1961—1963
100 Зубовополянская 119,1 1536,3 A 1951
42 Зубцовская (Дзержинская) р-1 О) 192 1444,5 A 1949
41 Зубцовская р-2 • 190,53 1424 A 1949
54 Ивановская (Болотская) 164,25 1100 D2s 1941—1943
98 Каверинская р-1 132,3 2444 Pt3kv 1951-1953
77 Калужская (Плетеневская) р-1-бис 145 1055,69 A 1947—1949
78 Калужская (Воротынская) 2 164,5 1063,85 A 1948—1949
75 Калужская (Метихинская) р-3 151,3 1041 A 1949—1949
76 Калужская р-4 147 1081,5 A 1948—1949
74 Калужская (Якшуновская) 5 135 1057,9 A 1949—1959
79 Калужская (Шамординская) 6 —. 1054,9 A 1950
59 Капотнинская 127 1170 Dotnr
70 Касимовская 124 1105,1 D,nr-i 1965—1966
111 Костюковичская 148,8 517,35 Pt3R3 1948—1949
7 Котельническая 124,97 1923 A" 1948—1949
92 Краинская 137,7 886,7 A 1962—1963
21 Краснохолмская 156,73 1393,3 On 1963—1964
17 Крестцовская 1-р 63,87 1759,2 A 1952-1953
18 Крестцовская 2-р 67,76 1835,5 Pt„? 1951—1953
19 Крестцовская 3-р 87,43 1247,5 Pt3vd 1952—1953
33 КуВШИНОВСК ‘Я 230,21 1305 Pt3pV, 1962—1963
83 Ливадийская 128,65 1051,4 D3pr 1963—1963
43 ЛыСКОВСКцЯ 68,59 1531,87 A 1950—1951
14 Любимская р-1 142,9 2100 Otv 1951—1952
13 Любимская р-2 101 967 D3ev—lv 1954—1954
11 Любимская Л-1 109 2260,3 Pt3vd 1964—1965>
9 Любимская Л-2 116,5 2915 Pt3pv, 1964—1966
10 Любимская Л-3 106,5 3304 1965—1966
12 Любимская Л-4 111,25 3205 Pt3R3 1966—1968
26 Макарьевская) 100 2930 A 1963—1964
28 Максатихинская 135,41 1896,3 A? 1963—1963
50 Монинская 131,4 1000 D3p 1963—1964
109 Морсовская 112,39 1754 Pt3ppi 1948—1950
88 Мосоловская 124,7 1665 Pt3vr 1947—1950
45 Мытищинская 150,09 1204 D2pr 1961—1962

2*

Продолжение табл. 1

ша ри­сунке

Название скважин Абсолютная

отметка

устья

скважины,

м

Глубина,

м

Возраст пород на забое Годы

бурения

30 Некрасовская (Малосольская) 104,59 2798,5 Pt3Vl? 1962—1964
40 Нелидовская 191,6 1335,85 А 1959-1960
‘ 53 Непейцинская 1 165,49 1580 А 1949—1951
52 Непейцинская 2 162,35 1660 А 1950—1951
51 Непейцинская р-3 155,93 1659 А 1951—1952
•95 Новомосковская 102 800 203,72 970,6 Pt3 1958—1959
•96 Новомосковская 102 801 210,37 981,2 Pt2 1959
87 Обидимская 155,33 1010 Р«з 1964—1965
1 Опаринская 152,7 2237,15 А 1961—1962
58 Павловопосадская со 132 1966
•38 Переелавль-Залесская 208,66 2195,9 А 1961—1962
8 Пестовская 147 1612,6 А 1950
91 Петелинская 191,96 959,4 А 1962-1963
116 Пичаевская 163,5 698,7 . D3p 1963
113 Полужская площадь (Выгоничи, 144 503 А 1960—1961
№ 55)
110 Плавская 160,41 720,11 Pti 1947—1948
44 Поваровская 220,03 1779,8 Ptjmh 1950-1951
37 Редкинская 132,7 1753 А 1948—1950
31 Решминская 117,63 2786 А? 1962—1963
105 Рогнединская площадь, № 9 178,48 720 Pti? 1958—1959
65 Руднянская 1967
22 Рыбинская 5-р 104,65 2039 Cmjn 1963-1964
23 Рыбинская Р-2 125 2813 Pt2 1967
108 Ряжская 128,25 1033,71 Pti 1949—1950
81 Рязанская 4 132,15 1146,3 Pt3pvi 1957
99 Сборнинская (Цнинская) 110,9 617,12 Dml—p 1934—1937
439 Серпуховская 169,5 1314,8 Pti 1950
57 Смоленская 1 174,16 1239,05 Pti 1959—1960
68 Смоленская 2 171,3 1129,05 Pti 1960—1961
106 Смородинская 2 230,2 944,2 Pt2 1950—1951
104 Смородинская 3 229,8 923,5 Pt2 1950—1951
4 Солигаличская р-1 143,7 2408 Pt3R3 1942—1952
5 Солигаличская р-3 135,7 2079 Pf,rd 1949—1952
3 Солигаличская 2 1967
•97 Сомовская 113 600 119,88 1222 D2pr 1964
89 Сомовская (Строевская) 114 300 112,1 1340,9 Pt3 1964-1965
102 Сомовская (Славинская) 114 301 135,2 1282,2 Pt3 1965
36 Старицкая 204? 1554 A 1951
16 Старорусская со20 964 A 1946—1946
112 Стругово-Будская 150,3 587,5 A 1961—1962
25 Судиславская 150,1 2833 Pt3vd 1965—1967
32 Сухобезводная 140 1062 C2b 1958—1959
34 Оболсуновская 115,95 645 c2 1959—1960
101 Токмовская 144,33 954,6 A ' 1948—1948
35 Торопецкая 183,64 1276,8 Pt3R3 1964—1965
94 Тульская (Мясоедовская) 2 сг,230 938,6 A 1948—1949
90 Тульская (Новобасовская) р-3 239,8 1002,25 A 1949—1950
93 Тульская (Яснополянская) р-4 224,8 967 PtjVl? 1949-1950
■66 Тумская со120 102,8 A? 1962—1963
29 Тутаевская 131,37 1169,25 D,fr 1965—1966
115 Чаплыгинская 131,8 860 Pti 1962-1962
27 Черкушинская 105 1250 Ctv 1959—1960
6 Чухломская 157 2603 Pt3vd 1964—1966
15 Шарьинская 114,3 2604,8 Pt3rd 1950—1951
50 Шатурская 149,52 1563,2 Pt3rd? 1961—1963
46 Щелковская 7-р 151,93 1387 A 1959—1960
47 Щелковская 10-р 147,83 1498 A 1961—1962
48 Щелковская 22-р 149,2 1572,7 A 1960
49 Щелковская 60-р 153,84 1189,2 A 1964
«63 Ярцевская 211,75 1046,3 A 1966-1967

60-е годы характеризуются широким развитием геофизических ра­бот в связи с поисками нефтяных и газовых месторождений. За этот , период большая часть территории была покрыта точечным зондирова- ’ ниєм КМПВ и пересечена рядом сейсмических профилей КМПВ вкрест простирания структур, выполнен большой объем сейсморазведочных ра­бот МОВ для картирования структуры осадочных отложений, значи­

тельная часть территории покрыта электроразведкой ТТ и ЗСМ.

Результаты региональных геофизических исследований и данные глубокого бурения позволили по-новому представить тектоническое строение Московской синеклизы, определить простирание основных тек­тонических элементов, получить данные о мощности осадочного ком­плекса, высказать предположение о блоковом строении кристалличе­ского фундамента.

Значительный фактический материал по геологии рассматриваемой территории был получен в результате работ, связанных с поисками и. разведкой различных видов полезных ископаемых, возобновившихся сразу же после окончания Великой Отечественной войны. Наибольший геологический материал дали работы, связанные с поисками и развед­кой бурого угля на территории Подмосковного каменноугольного бас­сейна. Изучение керна разведочных и поисковых скважин позволило» произвести^ детальное стратиграфическое расчленение визейских отло­жений этой территории, провести сопоставление их разрезов, изучить фациальный состав и палеогеографические условия времени их накоп­ления. Много данных главным образом по литологии и строению кар­бонатных толщ каменноугольных отложений было получено в резуль­тате поисково-разведочных работ на известняки, доломиты, пески и песчано-гравийный материал.

Очень ценный геологический материал был получен в результате обработки громадного количества буровых на воду скважин, пройден­ных на описываемой площади в послевоенные, в особенности в 60-е го­ды. Это помогло установить мощность четвертичных отложений, распро­странение, мощность и глубины залегания литологических толщ до­четвертичных отложений и т. д.

В послевоенные годы был проведен большой объем инженерно­геологических исследований, в первую очередь связанных с восстанов­лением разрушенных и затопленных во время войны шахт Подмосков­ного бассейна. Много инженерно-геологических изысканий было прове­дено на территории Москвы и ее окрестностей, в создании которых при­нимали участие В. П. Касаткина, Н. А. Княгиничева, Е. В. Власова, Б. Э. Урбан, И. Р. Кутателадзе и др.

Большой геологический материал был получен при инженерно-гео­логических изысканиях, проводившихся в бассейнах рек Верхней Вол­ги и Оки. В комплекс изысканий входили также и инженерно-геологи­ческие съемки, охватившие значительные участки долин Волги, Оки и их притоков (Н. И. Сакьянов, В. Г. Хименков, А. А. Лазарев, Б. Д. Лео­нов, Ц. Я. Мирская, Ю. В. Малиновский, А. В. Лопатникова и др.). В результате этих съемок были впервые на данных участках детально закартированы террасы р. Волги.

Относительно небольшой по объему, но чрезвычайно важный по геологическому значению материал был собран в процессе различных тематических исследований, проводившихся с целью решения тех или иных преимущественно стратиграфических вопросов. Так, описания вы­ходов данково-лебедянских отложений были произведены В. Г. Махлае- вым, средне- и верхнекаменноугольных отложений — И. В. Хворовой; многочисленные разрезы юрских и меловых отложений за многие годы полевых исследований описаны и изучены П. А. Герасимовым, а четвер^ тичных отложений — А. И. Москвитиным, В. П. Гричуком, Н. С. Чебо­таревой и др.

Из приведенного обзора основных видов геологических работ, про­водившихся после окончания Великой Отечественной войны, видно, что в течение этого периода шло чрезвычайно интенсивное накопление •фактического материала о геологическом строении рассматриваемой территории, что вызвало появление большого числа сводных работ.

В 1948 г. коллективом авторов (А. А. Бакиров, П. А. Герасимов, С. А. Добров, Е. И. Иванова, А. Э. Константинович, А. С. Корина,

B. Н. Крестовников, В. И. Лучицкий, Г. Ф. Мирчинк, А. В. Симонов, Е. В. Шанцер, М. С. Швецов и др. под общей редакцией М. С. Швецова,

C. А. Хакмана и В. С. Яблокова) была составлена сводка по геоло­гическому строению описываемой территории.

До сих пор это одна из наиболее полных и наиболее важных работ по геологии центральных областей Европейской части СССР.

В 1951 г. ВНИИгаз опубликовал сборник «К геологии центральных областей Русской платформы», содержащий предварительные итоги обработки материалов опорного бурения. Ряд сводок по геологическому строению центральных областей Русской платформы в связи с пробле­мой их нефтегазоносности были опубликованы в это время А. А. Баки­ровым (19486, 1951 г.).

Материалы по геологии центральных районов Русской платформы, полученные в результате первого этапа опорного бурения, были обоб­щены в двух больших монографиях: в работе П. Г. Суворова и др. «Центральные области Русской платформы» (1957) и в работе С. Н. Не- читайло и др. «Геологическое строение центральных областей Русской платформы в связи с оценкой перспектив их нефтегазоносности» (1957).

В 1962 г. в серии томов «Геология месторождений угля и горючих сланцев СССР» вышла из печати монография, посвященная описанию Подмосковного бассейна и других месторождений угля центральных и восточных областей Европейской части РСФСР (под редакцией В. А. Котлукова, К. Ю. Волкова, Г. И. Лугового, А. Т. Бобрышева, В. Г. Виноградова, В. С. Огаркова и А. В. Симонова). В этой книге впервые дана всесторонняя характеристика Подмосковного бассейна — история его исследования и разведки, геологического строения, угленос­ности и т. д.

В 1966 г. был опубликован первый том многотомного издания «Гид­рогеология СССР», в котором описывается почти вся территория, рас­сматриваемая в настоящей работе (кроме Ивановской и Костромской ■областей). В разделах «Геологическое строение» (С. М. Шик) и «Тек­тоника» (К. Ю. Волков) этой работы дано довольно полное обобщение результатов всех основных проведенных к тому времени геологических исследований на площади Центральных областей и отражен современ­ный уровень знаний о геологическом строении рассматриваемой терри­тории.

В той или иной степени новые данные по геологии Центральных областей, полученные в послевоенное время, нашли отражение в ряде сводных работ, рассматривающих геологию Русской платформы в це­лом. К их числу относятся: «Атлас литолого-фациальных карт Русской платформы» (1953), «Атлас литолого-палеогеографических карт Рус­ской платформы и ее геосинклинального обрамления» (том 1, 1960; том 2, 1961), «История геологического развития Русской платформы и ее обрамления» (1964); работы В. В. Белоусова (1944), А. Б. Ронова (1949), А. П. Виноградова (1960) и др.

Геологический материал, полученный по территории Центральных районов в послевоенный период, послужил основой для многочисленных работ по отдельным вопросам геологии этой территории. Строение кри­сталлического фундамента было освещено в работах А. А. Бакирова (1954а, б), Э. Э. Фотиади (1947), В. Н. Зандера и др. (1967), В. Н. Тро­ицкого и др. В них были рассмотрены основные черты погребенного рельефа кристаллического фундамента, глубины его залегания, общие представления о его возрасте, структуре и вещественном составе.

Проблемам стратиграфии и сопоставления древнейших осадочных толщ залегающих на кристаллическом фундаменте под палеонтологи­чески охарактеризованными кембрийскими отложениями, посвящены работы Е. М. Люткевича (1952), Б. С. Соколова (1952, 1953), Д. Н. Уте­хина (1958), Н. С. Шатского (1952а, б).

Описания нижнепалеозойских отложений, вскрытых глубокими скважинами, содержатся в работах Т. Н. Алиховой (1960), Л. М. Би­риной (1954), А. Г. Завидоновой (1951), 3. П. Ивановой (1957 и др.), А. В. Копелиович (1950, 1951), Р. М. Пистрак (1953), Р. М. Пистрак и др. (1951) и др. Этими исследованиями с полной достоверностью установлены для рассматриваемой территории фаунистически охарак­теризованные отложения ордовикской и кембрийской систем.

Большое количество работ было посвящено в этот период описа­нию девонских отложений. Наиболее значительной из них является со­ставленная коллективом сотрудников ВНИГНИ во главе с М. Ф. Фи­липповой монография «Девонские отложения центральных областей Русской платформы» (1958). Большой вклад в разработку стратигра­фии девонских отложений внесен многолетними исследованиями А. И. Ляшенко (1959 и др.), выделившим в составе этих отложений ряд новых горизонтов и давшим монографическое описание брахиопод де­вона Русской платформы. Девонские отложения центральной части Рус­ской платформы описываются по материалам опорного бурения также в работах Р. М. Пистрак (19506), Н. Н. Тихоновича (1948, 1951),

М. И. Толстихиной (1952а, б и др.). В северной части Московской си­неклизы они описываются в ряде работ Л. М. Бириной (1952, 1957 и др.), а южной части —в работе С. В. Тихомирова (1953).

Большое внимание многих исследователей в течение рассматривае­мого периода привлекали пограничные слои девонских и каменноуголь­ных отложений в связи с вопросом о границе между этими системами. Этот вопрос дискутировался в работах Л. М. Бириной (1948а, 19496), Р. Б. Самойловой (1954), В. А. Чижовой (1962), Л. П. Гроздиловой (1959) и др. •

В работе коллектива авторов ВНИГНИ во главе с И. С. Ильиной «Каменноугольные отложения центральных областей Русской платфор­мы» (1958) обобщен богатый фактический материал по каменноуголь­ным отложениям, полученный при бурении глубоких скважин. Вопросы стратиграфии, фаций и палеогеографии карбона Центральных областей в целом рассматривались также и Л. М. Бириной (1949а).

Основная масса исследований по каменноугольным отложениям касается нижнего отдела, стратиграфии которого посвящены работы Л. М. Бириной (1953а), И. Е. Заниной (19566), В. М. Познера (1951), Д. М. Раузер-Черноусовой (1948а, б), А. Э. Ульмера (1946), М. С. Шве­цова (1952, 1954) и др. Впервые на южном крыле Подмосковного бас­сейна выделены угленосные отложения радаевского горизонта (Умнова и др., 1960). Итоги изучения строения угольных пластов и вещества углей Подмосковного бассейна изложены в «Атласе углей Подмосков­ного бассейна» (1962).

Значительно меньшее количество работ посвящено средне- и верх­некаменноугольным отложениям. Из них наиболее значительной явля­ется работа Е. А. Ивановой и И. В. Хворовой «Стратиграфия среднего и верхнего карбона западной части Московской синеклизы» (1955). Кроме того, для разработки стратиграфии среднего карбона имеют большое значение работы Д. М. Раузер-Черноусовой, Е. А. Рейтлингер и др. (1954), М. В. Хворовой (1953), М. С. Швецова (1952) и др.

Отдельные вопросы стратиграфии и литологии каменноугольных отложений, условий их образования и угленосности рассматриваются в работах К. Ю. Волкова (1957), И. Д. Зхуса (1954, 1955 и др.), В. А. Котлукова (1956 и др.), А. С. Корженевской; В. М. Познера (1964), Е. А. Рейтлингер (1959), К. К. Рождественской (1960), Р. Б. Са­мойловой, Р. Ф. Смирновой и Е. Ф. Фоминой (1954), Д. Н. Утехина (1960), В. Ф. Шульги (1956, 1958), В. С. Яблокова (1957, 1967) и мно­гих других.

Сводка материалов по пермским отложениям, полученных опор­ными скважинами, была произведена А. А. Бакировым (1949), Т. В. Ма­каровой (1957). Стратиграфическое описание пермских отложений цен­тральной части Русской платформы дано Д. Л. Степановым и И. Н. Форш (1966). Фундаментальный труд о татарском ярусе цен­тральных и восточных областей Русской платформы, являющийся ре­зультатом многолетних исследований, опубликован В. И. Игнатьевым (1963). Описание фауны остракод татарского яруса Русской платформы произведено Н. И. Кашеваровой (1950), остракод верхнепермских от­ложений—3. Д. Белоусовой (1962), по фауне остракод татарские от­ложения Костромской области были расчленены Е. М. Мишиной (19656).

Стратиграфия триасовых отложений освещена в работах Д. Л. Фрухт (1958), В. И. Игнатьева (1956а), Е. М. Мишиной (1965а), В. Р. Лозовского (1965). Палинологическая характеристика верхне­пермских и нижнетриасовых отложений восточной части Костромской области дана М. К. Кюнтцель (1965).

Из работ рассматриваемого периода, посвященных описанию юр­ских и меловых отложений Центральных областей, наиболее значитель­ными являются труды П. А. Герасимова, Н. Т. Сазонова и И. Г. Сазо­новой (Герасимов, 1955а, б, 1957, 1960а, б, 1962 и др., Сазонов, 1951, 1953а, б, 1957 и др., Сазонова, 1954, 1956, 1958 и др.). Отдельные во­просы стратиграфии юрских отложений рассматривались также в ра­ботах А. И. Волковой (1952), Н. П. Михайлова (1957, 1966 и др.). В работах К. И. Кузнецовой (1965), Е. В. Мятлюк (1961), Е. Я. Уман- ской (1965) и других приводятся данные о микрофауне юрских отло­жений (фораминиферы), а в статьях Н. А. Болховитиной (1951, 1953 и др.), Н. А. Добруцкой и В. В. Филипповой (1965) охарактеризованы спорово-пыльцевые комплексы меловых, преимущественно нижнемело­вых отложений.

Единственной сводкой по верхнемеловым отложениям Центральных районов явилась работа О. В. Флеровой и А. Д. Гуровой (1958).

' Сведения о палеогеновых и неогеновых отложениях освещены в ра­ботах Б. И. Даныпина (1947), Ю. А. Петроковича (1947), А. И. Москви- тина (1965, 1966 и др.), М. С. Махлиной (1966), Ю. И. Иосифовой (1966, 1967, 1969), И. Н. Салова (1958), Р. А. Ильховского (1962) и др.

Очень много внимания в послевоенный период уделялось четвер­тичным отложениям, которым по сравнению с другими системами по­священо наибольшее количество работ. Сводкой всех имевшихся к тому времени материалов по верхнему плейстоцену Европейской части СССР явилась монография А. И. Москвитина «Вюрмская эпоха (неоплейсто­цен) в Европейской части СССР» (1950), в которой им обосновывается существование в верхнем плейстоцене двух оледенений. Несколько ра­бот А. И. Москвитина (1946, 1961а и др.) посвящены обоснованию са­мостоятельности московского, оледенения, в ряде исследований им раз­работана схема стратиграфии четвертичных отложений Европейской части СССР (1957, 1965, 1967 и др.).

Большое значение для разработки стратиграфии четвертичных от­ложений рассматриваемой территории имели работы С. М. Шика (1957, 1958а, 19586, 1959 и др.). Палеоботаническому обоснованию расчлене­ния четвертичных отложений этой территории посвящен также ряд работ В. П. Гричука (1946, 1950, 1960, 1961а, б и др.). Вопросы уточ­нения границ распространения московского и валдайского ледников, а также стратиграфия четвертичных отложений области их распростра­нения рассмотрены в работах Н. С. Чеботаревой (19486, 1949, 19536, 1959, 1962, 1967 и др.). Важное значение в развитии знаний о страти­графии четвертичных отложений рассматриваемой территории имеет монография «Рельеф и стратиграфия четвертичных отложений северо­запада Русской равнины» (1961), написанная коллективом авторов во главе с К. К- Марковым. Отдельные вопросы четвертичной геологии и геоморфологии описываемой территории рассматриваются также в ра­ботах А. А. Асеева (1954, 1959 и др.), С. Л. Бреслава (1960, 1967),

С. М. Гольца (1963, 1967 и др.), И. Н. Лобачева (1965), М. И. Лопат- никова и С. М. Шика (1962, 1963), В. А. Новского (1945), Г. В. Оби- диентовой (1948, 1962 и др.), А. С. Рябченкова (1961а, б), И. Н. Сало- ва (1954, 1962), А. И. Спиридонова (1950, 1957 и др.), В. Н. Сукачева и др. (1958, 1961, 1962, 1965 и др.), К. А. Ушко (1959) и многих других.

Тектоническая структура всей или значительной части рассматри­ваемой территории была описана В. А. Жуковым (1945), А. А. Баки­ровым (1951), Е. А. Кудиновой (1961), К. Ю. Волковым, Д. Н. Утехиным, Б. А. Яковлевым и др. Структура осадочного чехла в Подмосковном бассейне рассмотрена в работах К. Ю. Волкова (1956), М. И. Грайзера (1951, 1956а), Д. Н. Утехина (1944) и др. Материалы по тектонике Центральных районов содержатся также в ряде сводных работ (Мир- чинк, Бакиров, 1951; Пистрак, 1950а; Соболевская, 1951; Шатский, 1946; Фотиади, 1958 и др.).

Подводя итог сказанному, можно сделать следующие выводы. В течение длительного дореволюционного этапа геологического изучения центральных областей Европейской части СССР было установлено раз­витие здесь, кроме повсеместно залегающих с поверхности четвертичных пород, отложений девонской, каменноугольной, пермской, триасовой, юрской и меловой систем. Для девонской, каменноугольной, юрской и меловой систем были разработаны основы их стратиграфического рас­членения; для четвертичных отложений установлен ледниковый генезис большей их части. В общих чертах выявлен характер распространения этих систем, составлены первые обзорные геологические карты и начаты систематические мелкомасштабные геологические съемки.

Период от Октябрьской революции до начала Великой Отечествен­ной войны явился временем завершения мелкомасштабной геологиче­ской съемки, начала крупно- и среднемасштабных геологических съемок на отдельных, наиболее важных в промышленном отношении, участках территории и начала интенсивных геологоразведочных и инженерно-гео­логических работ.

Широкий размах геологические исследования получили в послево­енное время. Главными видами геологических работ этого периода яви­лись систематическая среднемасштабная геологическая съемка, завер­шенная к настоящему времени практически на всей рассматриваемой территории, изучение глубинной геологии с помощью глубоких опорных, структурно-картировочных и поисковых на нефть скважин, а также ши­рокого комплекса геофизических работ, поисково-разведочные работы на различные виды минерального сырья, в первую очередь на бурый уголь в пределах Подмосковного каменноугольного бассейна. В резуль­тате этих работ были получены новые данные о строении и распростра­нении архейских, нижнє-, средне- и верхнепротерозойских, кембрийских и ордовикских отложений, значительно уточнились представления о стратиграфии, палеогеографии и условиях образования отложений отдельных горизонтов и толщ среднего и нижнего карбона и девона, а также пермских, мезозойских и четвертичных отложений. В итоге гео­физических исследований и бурения глубоких скважин выявлены основ­ные черты тектонического строения фундамента платформы, протерозой­ских и древнепалеозойских отложений. Наиболее полно изучена рас­сматриваемая территория в границах Подмосковного каменноугольного бассейна.

Перечень скважин, приведенных на рис. 2

(по материалам К. Ю. Волкова, Ю. Т. Кузьменко, Б. А. Яковлева)

<< | >>
Источник: А. В. Сидоренко. Геология СССР. Том IV. Центр Европейской части СССР. Геологическое описание. М., изд-во «Недра», 1971, 742 стр.. 1971

Еще по теме Глава I ИСТОРИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ:

  1. Глава IVДиалектика
  2. Глава 1. Судьба Н. Я. Данилевского (школа жизни, наук и общений)
  3. Глава 1 В стране тотемов
  4. Глава одиннадцатая РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК В XIX—XX Вв.
  5. Глава 18. Конституционные акты Российской Федерации и Республики Башкортостан о правовом статусе республики
  6. Склонность XIX столетия к изучению истории
  7. Глава IV Диалектика
  8. Глава 6. Особо охраняемые земли
  9. Глава 8.Управление в области использования и охраны земель
  10. 2. ИСТОРИОГРАФИЯ ПЕРВОБЫТНОЙ ИСТОРИИ
  11. Глава I ИСТОРИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. Глава I ИСТОРИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ
  14. СОДЕРЖАНИЕ