<<
>>

Важнейшие законы, относящиеся к гражданскому состоянию и семейному праву

Мы выше сказали, что германские фашисты издали весьма мало новых законов, изменяющих действующее гражданское право. Как мы видели, они также и не собираются сказать что- либо особо новое в этой области.

Наибольшее, на что они претендуют, это откопать в старых, давно отживших свой век кодексах и в судебной практике то, что годится для укрепления классовых позиций финансовой и монополистической олигархии и что вместе с тем может быть выдано как продукт истинно- германского происхождения. Однако нельзя сказать, что они за истекшие три года пребывания у власти не успели выявить в своем гражданско-правовом творчестве своего настоящего лица, лица самого реакционного человеконенавистничества, самого зверского классового порабощения трудящихся масс. Законодательство вобласти гражданского права является прекрасной иллюстрацией классовой природы расовой теории и нацио- нал-шовинистической практики. Bce мероприятия, обосновываемые расистскими соображениями, включают в свое содержание так называемую борьбу с марксизмом, ликвидацию основных завоеваний трудящихся масс в течение последних полутораста лет классовой борьбы. При этом наиболее убедительные аргументы своей истинной социальной природы фашисты дали немецкой трудящейся женщине.

Поскольку подданство составляет во многих случаях предпосылку гражданской правоспособности, мы остановимся прежде всего на законодательстве «Третьей империи» о подданстве. Здесь в первую очередь следует отметить закон 5 февраля 1934 г. о подданстве. C упразднением государственной автономии отдельных земель упразднено и подданство этих земель. Если закон 30 января 1934 г. о новом построении империи (Gesetz Ober den Neuaufban des Reiches) упразднил союзный характер германского государства и прокламировал Германию в качестве единого государства, то этим самым было устранено основание для различия между прусским, баварским, саксонским подданством и т.

д. Законом 5 февраля 1934 г. введено ввиду этого единое германское подданство.

Законом 14 июля 1933 г. устанавливается лишение германского гражданства ряда категорий граждан. B этом законе расистские и классовые мотивы слиты воёдино. Лица, вступившие

в. германское поддан.стьо после 9 ноября 1%18 r., могут бьп лишены подданства, если это представляется целесообразныі Далее, могут быть лишены подданства лица, которые nod 30 января 1933 г. уехали за границу или в Саарскую област если они своим поведением нарушили верность в отношени немецкого государства. Имущество этих лиц может* быть коі фисковано. В исполнительном законе 26 июня 1933 г. приводятс в качестве примера лица, подпадающие под действие закон о лишении подданства. Это—восточные евреи (Ostjuden), лиц; совершившие тяжелые'преступления против блага немецкого н< рода и его государства. Лишение гражданства распространяете не только на то лицо, которое непосредственно подвергаете этой мере бгранийения правоспособности, но и на тех лиц, по; данство которых является деривативным (производным) от ег подданства, т. e. на супруга, детей и т. д. Характерно в это законе то, что в случае лишения гражданства основания этог лишения заинтересованному лицу не должны быть сообщаемі . - Венцом германского фашистского законодательства о по; данстве является принятый 15 сентября 1935 г. рейхстаго в Нюрнберге закон о гражданстве (Reichsburgergesetz). Истйнк< немецкие Марковы и Пуришкевичи с торжеством констатирп вали, что наконец-то осуществились их давнишние чаяния, чт наконец-то получило законодательное оформление то, что 'д сих пор было одним лишь программным требованием. Как из вестно, 4, 5 и 6 пункты из 25 пунктов так называемой програм мы Гитлера гласят: «4. Гражданином государства может быт только тот, кто принадлежит к немецкому народу. Принадл< жать к немецкому народу может только тот, в чьих жилах'к чет немецкая кровь, без различия вероисповедания. Поэтом евреи не могут принадлежать к немецкому народу. 5. Кто н является гражданином государства, может жить в Германй только на правах гостя и подлежит законам о чужестранца> 6.

Право участвовать в управлении и законодательстве государ ства может принадлежать только гражданину государства. По этому мы требуем, чтобы каждую, общественную должнреть, без различно какую и безразлично на- службе ли империй, одноп из союзных государств или общины, могли занимать тольк< граждане государства...». He в пример другим пунктам програм мы, как, например, требованию о национализации трестов о борьбе с процентным рабством, o.- наделении землей беззе мельных, которые не только не выполнены, но частью вычерк нуты из программы, частью объявлены требованиями «крити канов и нытиков», влекущими за собой устранение в концла герь, — эти пункты программы, реализующие антисемитизм Fi деле, не только выполнены, но и перевыполнены. Перевыполне ние состоит в том, что заодно с евреями объявлены чужестран цами все те, которые не доказали, что они желают и способнн служить верой и правдой гитлеровскому режиму. Закон от Ij сентября 1935 г. о гражданстве является блестящим доказательі ством тождества классовых оснований антисемитизма и социаль 44

Сюда следует также отнесїи закон от l8 октября «ІЭЗб г. об охране здорового брака. Нет никакого сомнения, что фашистские геростраты гитлеровского толка одними этими постановле- ! ниями увековечили в истории отныне пресловутый Нюрнберг- I ский рейхстаг. Созванный, как всегда, для парада, рейхстаг на этот раз заседал не в Берлине, а в Нюрнберге. Занятые более важным строительством, фашисты не удосужились, очевидно, еще отремонтировать подожженное геринговскими молодцами здание рейхстага в Берлине. Зал оперы Кролля, где после пожара рейхстага Гитлер выступал перед «народным представительством>, оказался, очевидно, мало торжественным для принятия столь важных законов. Заседание так называемого рейхстага было приурочено к нацистскому партийному съезду, который по установленной гитлеровцами традиции созывается в Нюрнберге.

Очень плохи дела немецких фашистов. Изолированные внешнеполитически, постепенно изолируемые внутри страны ввиду продолжающегося сужения социальной базы, катясь в бездну хозяйственного кризиса, лицом к лицу с растущим продовольственным кризисом, когда нехватает самых необходимых продуктов питания (картофеля, мяса, масла, яиц и т. n.), гитлеровцы могут держаться только благодаря периодическому впрыскиванию яда антисоветской пропаганды, антисемитизма, милитаристских эксцессов и т. д. Этот яд им так же необходим, как еврейские погромы, как армяно-тюркская резня, как процесс Бейлиса были необходимы царскому самодержавию в России. Делаются отчаянные попытки отвести в националистическое шовинистическое русло настроения рабочих и трудящихся масс, которые находят свое яркое выражение в голодных бунтах рабочих Веддинга, в росте революционного движения, в экономических забастовках, в симпатиях к героической компартии Германии и ее вождю т. Тельману. Этот яд необходим еще и для того, чтобы отвести мысль от успехов социализма в СССР, где нет ни безработицы, ни голода, где жить «стало лучше, жить стало веселее». Таким очередным шприцом яда и был Нюрнбергский партейтаг 1936 г. и решения состоявшегося одновременно с ним рейхстага. Основноена- значение законодательства Нюрнбергского рейхстага состояло в том, чтобы поддержать дух фашистской опричины новой порцией антисемитизма и воинствующего национализма. O законе о гражданстве мы уже сказали. Здесь мы остановимся на законе о защите немецкой крови и немецкой чести и об изданном в его развитие исполнительном законе от 14 ноября 1935 г. Комментатор этого закона Амтсгерихтсрат Массфеллер в статье в «Juri- stische Wochenschrift> (№ 49 от 7 декабря 1935 г.) отмечает, что в отличие от обычного порядка подписания исполнительных законов (Verordmuig) одними министрами, исполнительный закон от 14 ноября 1935 г. подписан «самим» Гитлером. B этом, по мнению комментатора, выявляется особое, принципиальное политическое значение закона. Основное содержание закона, это — запрещение смешанных браков между евреями и неевреями.
Ta-

#

Наказание — каторжные работы.

Запрещены браки между метисами % евреями. Они, как ука- ано выше, в общем приравниваются к немцам. Они, следова- ■ельно, вправе вступить в брак с немцем. Ho они не должны роизводить на свет потомство с «малоценной», «низкокачествен- ой» немецкой кровью.

Метис Уг еврея имеет право вступить в брак с немцем только разрешения министра внутренних дел или заместителя «вож- я». Закон говорит, что при даче такого разрешения учитывается «телесные и душевные свойства и качество характера, дли- ельность проживания в Германии, а также участие просителя іли его отца в войне и прочие данные из прошлого его семьи».

Следующее постановление закона относится к внебрачным [оловым сношениям. Они запрещены между евреями и герман- кими подданными немецкой и немецкородственной расы и вреями и метисами ¼ евреями. За нарушение закона несет yro~ [овную ответственность мужчина. Наказание—.тюрьма или ка- opra.

Нарушением немецкой чести является исполнение немкой pa- от в домашнем хозяйстве еврея. Запрещается еврею пользо- аться в домашнем хозяйстве услугами немки моложе 45 лет. ta нарушение этого запрета установлено уголовное наказание — юрьма до одного года или штраф, или то и другое.

Ввиду изложенных постановлений вступить теперь в брак t фашистской Германии —- дело не простое. Требуется предста- ление официальной справки об отсутствии расовых препятствий ;o вступлению в брак. Естественно стремление уйти от этого по- ицейского режима и добиваться заключения брака за грани- ,ей. Закон поэтому специально оговаривает, что недействителен акже брак, заключенный за границей, если поездка за границу ля заключения брака и заключение брака за границей вызваны ыли стремлением обойти настоящий закон.

He ограничиваясь изложенными постановлениями, дающими остаточный простор для вмешательства полиции в личные дела раждан, закон содержит общую норму, которая целиком отдает удьбу людей в руки фашистской полиции.

Статья 6 исполни- ельного закона определяет: «Брак не должен быть заключен, сли от него следует ожидать потомства, представляющего пасность в смысле сохранения в чистоте немецкой крови». Эта уманная статья закона чрезвычайно характерна для правового іежима, царящего в фашистской Германии, типична для харак- еристики прочности прав гражданина. Любой бюрократ из іітандесамта может быть обеспокоен за чистокровность потом- тва, и этого достаточно для запрещения брака. Свобода административного усмотрения в делах, связанных с осуществлением ізлагаемого закона, сказывается и в общей норме, которой за- анчивается закон, и которая гласит, что Гитлер вправе делать ізъятия из закона. Вождь все может. Он может обратить еврея нееврея, от двух четвертей еврея отнять одну четверть еврея

ь

Фашизм и гражд. право ' ^У

и т. д. Это по-фашистски называется «миф вождя». Ha обще- человеческом языке это называется безудержный произвол над человеческой личностью, топтание в грязь самых интимных ее отношений.

K той же области полицейского вмешательства в личные дела граждан следует отнести закон 18 октября 1935 г. о защит& на следственного здоровья немецкого народа. По этому закону брак не может быть заключен если: 1) один из брачущихсі болен заразной болезнью, внушающей опасение серьезного по вреждении здоровья другого брачущегося или потомства, 2) один из брачущихся состоит под постоянной или времещ ной опекой, 3) один из брачущихся душевно болен, И C точкн зрения интересов общества брак нежелателен, 4) один из брачущихся страдает болезнью, указанной в законе о предупре ждении больного потомства. Последнее запрещение недействительно тогда, когда другой брачущийся бесплоден.

B связи с этими постановлениями вводится правило о том; что для оформления брака брачущиеся обязаны представит> врачебное свидетельство о том, что они не страдают какою-либо из указанных выше болезней. Оценивая эти правила, нужно сказать, что дело, конечно, не в том, что закон объявляет нежелательными браки мёжду лицами, от которых может родиться больное потомство, и не в том, что имеется в виду гіредупре ждение заражения одного супруга другим какой-либо болезнью, а в том полицейском режиме регулирования взаимоотношений, который он вводит. Для сопоставления стоит сравнить этот закон с советским кодексом о браке, семье и опеке издания 1926 г. Советский закон, жестко наказывая и супруга за зараже^ ние другого супруга венерической болезнью ѵ(см- 150 УК), сознательно отказался от принудительного вмешательства в интимную жизнь брачущихся, не требует от них принудительного освидетельствования, а преследуя в этой области воспитательные задачи, требует 'одного, чтоб супруги были взаимно осведомлены о состоянии здоровья каждого из них. Так регулируется этот вопрос в обществе и государстве, основанном на уважении к личности человека. Ho требовать от государства гитлеровского типа уважения к человеку это все равно, что требовать справедливости от героя болршой дороги. Недаром т. Димитров характеризует строй германского фашизма как господство политических бандитов. B осуществлении своих изуверских неистовств они не знают никаких преград. И если нужно для осуществления их сумасбродных идей поставить под подозрение весь многомиллионный германский народ, ЧТО все Пред: ставители его больны «дурными» болезнями, то гитлеровцы npei этим не остановятся. Отныне каждый подданный гитлеровской империи поставлен под подозрение, он іяожет вступить в брак только в том случае, если он снимет с себя это подозрение представлением медицинского свидетельства.

Брак, заключенный вопреки указанным запретам, недействителен, если брачущиеся сознательно содействовали представле;

нию неверного свидетельства. Иск о признании недействитель- ности брака может быть предъявлен только прокурором. За вступление взапрещенный брак наказание .>- тюрьма не ниже трех месяцев.

Семейное право современной Германии является одним из наиболее реакционных. Эта характеристика его в особенности относится к тому положению, которое в нем отводится женщине, и в еще большей мере к положению так называемых внебрачных детей. Уже Германское гражданское уложение издания 1900 г. пошло по пути ухудшения правового положения женщины и ребенка по сравнению с тем их положением, которое обеспечивало им старое Прусское земское уложение 1794 г. B настоящее время, после прихода к власти фашистского правительства Гитлера, мы являемся свидетелями дальнейшего включения в семейное право Германии самых реакционных и самых унизительнЫх для женщины и ребенка постановлений. Наибольшая гнусность заключается в том, что архиреакционные, проникнутые самой отравленной классовой ненавистью постановления преподносятся под покровом пышных фраз о защите женщин, о любви к детям, об осуществлении справедливости BO взаимоотношениях между полами, об искоренении буржуазного духа из действующего законодательства и т. д. Подойдем поближе к изданным национал-социалистами законам, относящимся к семейному праву.

Здесь раньще всего заслуживает внимания закон 1 июня 1933 г. «О содействии вступлению в брак». Это не самостоятельный закон, а пятый раздел закона 1 июня І933 г. «Об уменьшении безработицы» (Gesetz zur Vermmdrung der Arbeitslosigkeit vom І Juni 1933. RGB. 1933, № i60).

Вступление в брак как одно из средств уменьшения безработицы! Люди, мало знакомые с идеями и «идеалами» национал- социализма, не в состоянии даже и представить себе связи между этими двумя общественными явлениями, но в фашистской Германии это одна из наиболее «реальных» мер к сокращению безработицы. Разумёется, здесь,- как и в отношении всей так называемой борьбы с безработицей в фашистской Германии, речь идет не о действительном устранении безработицы, а о чисто статистическом маневре, во-первых, и о снятии с социального страхования и социального обеспечения целых категорий рабочих, работниц и служащих, во-вторыХі И в данном случае лица, исключенные из числа безработных, как во многих других случаях, не получают работы, соответствующей их квалификации, а как во многих других случаях исключаются из их нормальной производственной полезной деятельности или консервируются в состоянии уже не временной, а постоянной безработицы.

«Всякой незамужней немецкой женщине мы дадим материальную возможность выйти замуж, выдав ей из средств государства приданое. Всякий трудящийся, не имеющий средств жениться и устроить свой домашний очаг, получит от нас эту 4* 51

возможность». Эти обещания фигурировали ь предвыборным ' воззваниях национал-социалистов до прихода их к власти, они ' украшали всє заборы, рекламные столбы и страницы фашист^ ской печати после захвата власти. И вот, наконец, опубликован 1 этот долгообещанный закон об «Ehestandsdarlehen», о *ссудах по случаю вступления в брак. Этот закон прокламировался не столько как одно из средств борьбы с безработицей, сколько как принципиальноемероприятие национал-социалистов, направленное на преодоление капитализма в его наиболее отвратительных социальных проявлениях. Капитализм — это ведь разрушение семьи, капитализм — это ведь обречение миллионов мужчин и женщин на безбрачие, сотен тысяч женщин на проституцию.

Демагогической декламации на эту тему сколько угодно в национал-социалистической агитации и пропагандё. Ho вот пришли национал-социалисты к власти и наносят якобы решитель ный удар этому самому омерзительному бичу капитализма. Каждая немка получит мужа! Каждому немцу будет обеспечен семейный очаг! Это ли не социализм? Притом социализм «конструктивный», «положительный», оздоровляющий общество в ca- ,мом его корне. Ибо он имеет своим объектом то, что согласно; учению, пропагандируемому национал-социалистами в унисон с самой устарелой буржуазной социологией, составляет основную, ячейку общества, именно семью.

Посмотрим однако, как выглядит это «социальное реформаторство» в его жизненной действительности.

Основное условие для получения ссуды, которая не может превышать одной тысячи марок, заключается в том, что женщина отказывается от занимаемой ею должности в предприятии и обязывается не брать никакой работы до тех пор, пока муж будет иметь работу, дающую ему не менее 125 марок в месяц.; Ссуда в несколько сот марок выдается не наличными деньгами^ а в виде бон, дающих право приобрести в определенных магазинах, указанных местным финансовым органом, мебель, одежду и другие хозяйственные принадлежности. Ссуда эта подлежит возврату ежемесячными уплатами, равными одному про-,; центу выданной суммы. За возврат ссуды оба супруга несут со-'; лидарную друг за друга ответственность. Работодатель мужа обязан по закону удерживать из его заработка при каждой выдаче соответствующую сумму. Практически таким образом де- Ц^ю сводится к тому, что за некоторое количество домашней рухляди (мебели, кухонного обзаведения и т. п.) трудящаяся: женщина обязана отказаться от самостоятельного положения в; общественном производственном процессе, уже завоеванном ею jj и от самостоятельного заработка в будущем.

Чтобы понять, что означает этот отказ от работы в современной Германии, надо иметь в виду драконовские законы фа шистов о так называемой Schwarzarbeit, т. e. о каком-либо под- ; собном заработке без официальной регистрации. Концентраци-,, онный лагерь — наиболее мягкое возмездие за такое преступ-» ление, как стирка белья, как уборка квартиры и т. n., если эта;

работа выполняется не при условии' официального найма и регистрации. Так вот, доколе муж будет иметь 125 марок в месяц, жена, как бы велики расходы семьи ни были, не вправе иметь какой-либо заработок, хотя бы он состоял в вознаграждении за стирку белья и другие домашние работы.

Ho получение этой натуральной ссуды обусловливается не только лишением трудящейся женщины ее основного права -— права на труд, превращением ее в домашнюю рабыню.

Для получения ссуды необходимо также, чтобы супруги подали заявление о своей постоянной готовности стать на защиту «Третьей империи», т. e. фашистской Германии. Ho и этих унизительных условий недостаточно для получения в долг некоторого количества предметов домашнего обзаведения. K этому еще присоединяется условие, что супруги не страдают какой- либо заразительной болезнью, в удостоверение чего они должны подвергнуться специальному медицинскому исследованию[13]. Ho если даже и эта процедура проделана, трудящаяся чета не может быть уверена в том, что она будет облагодетельствована «ссудой на женитьбу», ибо местный финансовый орган вправе отказать в выдаче ссуды под тем предлогом, что выдача ее противоречила бы общему благу (Gemeinwohl), или потому, что супруги по своему образу жизни не дают гарантии того, что они возвратят ссуду.

Для социальной характеристики этого закона важно еще отметить финансовую базу, на которой построена вся эта авантюра. Оказывается, главным источником является налог на тех же трудящихся. Вводится надбавка к подоходному налогу, главная часть поступлений которого — это налог на зарплату. Только те лица из получающих зарплату освобождаются от этого дополнительного налога, которые имеют на своем иждивении детей.

Есть еще одно постановление в этом законе, которое используется фашистами в их демагогической агитации, но которое по существу опять-таки является средством эксплоатации нужды обездоленных масс и еще дальнейшего увеличения нужды. Это постановление о том, что при рождении ребенка 25% полученной ссуды списывается в погашение. Если учесть, что средний размер ссуды — это 500 марок, т. e. точнее не 500 марок, а несколько предметов мебели, кухонной утвари и т. n., то в вознаграждение и в поощрение деторождения обещано списание ¼ этой стоимости за каждого рожденного на свет ребенка.

Так выглядит первый по времени национал-социалистический закон, относящийся к семейному праву, широковещательно провозглашенный куском социализма, социализмом дела — «Sozia- lismus der Tat».

He менее характерным является второй по времени национал социалистский закон, относящийся к семейному праву, а имен но закон 23 ноября 1933 г. о злоупотреблении вступлением i брак.Этот закон является пока единственным законом, внесшиь изменение в Германское гражданское уложение. Какая же со циальная проблема первостепенной важности так озабачивалі национал-социалистов, что она удостоилась быть первой, разре шение которой потребовало изменения Гражданского уложения Это оказывается проблема поддержания чистоты крови благо родных немецких фамилий. Одним из заветов национал-социализма в области семейных взаимоотношений это Ebenburtigkeit1 т. e. равенство социального положения супругов. Крестьянин должен жениться на крестьянке, дворянин на дворянке и т. д. Аргументация фашистов заключается примерно в следующем, Так, дескать, жили наши деды в отдаленные, но славные времена средневековья. Только капитализм с его рационализмом, материализмом и либерализмом пошатнул эти исконные основы «здорового быта». Назад к средневековью с его сословными, цеховыми и прочими социальными перегородками, долой всякие мезальянсы! Женитьба какого-нибудь знатного человека на работнице, на крестьянке происходит большею частью согласно мировоззрению национал-социализма не по действительной любви и взаимному влечению для создания семьи, а исключительно из расчета, из-за стремления «неблагородной» женщины получить «благородную» фамилию мужа. Благочестивая «Третья им- мерия» не должна защищать такого брака. Такой брак должен быть признан недействительным. Дети, происходящие от такого брака, должны быть признаны «внебрачными», незаконнорожденными. Проблема «изничтожения» таких браков настолько важна, что иски о признании их вдчтожными должны предъявляться исключительно прокурором. Даже расторжение такого брака путем развода, даже естественное расторжение брака из- за смерти одного и даже обоих супругов, не освобождает прокурора от возложенных на него забот по обереганию чистоты крови благородного семейства, отпрыск которого позволил себе вступить в «неравный брак». Если от этого брака произошло потомство, то в случае расторжения брака разводом или из-за смерти одного из супругов иск о признании брака ничтожным и детей внебрачными должен быть предъявлен к потомству.

Это реакционное изуверское законодательство проводится под демагогическим девизом о борьбе с индивидуализмом и материализмом в праве, о приоритете интересов «общества» в целом, перед интересами отдельного лица, о Gemeinnutz vor Eigen- nutz и т. д. Интересы, дескать, немецкого народа в целом неотложно требуют поддержания чистоты крови благородных немецких фамилий. Эта забота настолько беспокоит фашистского законодателя, что он стремится уничтожить не только заключенные браки, но и предотвратить засорение благородных семейств,воз- можное и другим путем, а именно в порядке усыновления (адоптации). Договоры об адоптации впредь будут вступать в силу 54

лишь после утверждения их соответствующей Verwaltungsbehor- de. Эта Behorde вправе отказать в утверждении адоптации в следующих случаях: 1) когда нет законных предпосылок для адоптации, 2) .когда имеются сомнения относительно того, что адоптацией действительно уетановляются семейные отношения и 3) когда с точки зрения адоптирующей семьи или с точки зрения публичных интересов нежелательно установление семейных отношений между адоптирующим и адоптируемым.

Если первый изложенный нами закон ярко характеризует материальное, экономическое и социальное содержание национал- социалистического законодательства по семейному праву, то настоящий закон весьма характерен с точки зрения выявления в нем взглядов партии, именующей себя «социалистической» и национальной, пропагандирующей отрицание классовых различий, сливающей всех граждан в единое, согласованное во всех его частях народное целое, Volksgememschaft, на действительное и представляющееся им желательным социальное взаимоотношение различных имущественных грудп в народе, разделенном на классы. Он характерен, далее, в том отношении, что наглядно выявляет полицейские устремления фашистского государства, присваивающего себе функции вмешательства во все области личных и имущественных взаимоотношений граждан между собой и ставящего под свою опеку все их действия, хотя бы эти действия относились к их самым интимным личным взаимоотношениям.

Весьма показательным в смысле выявления реакционной сущности всего социального реформаторства национал-социалистов в том числе и характерных для него реакционных тенденций в области семейного права является закон о подворно-имущественном владении от 29 сентября 1933 r. (Reichserbhofgesetz). Закон этот преследует цель создать в деревне в лице кулацкого и крепкого среднезажиточного крестьянства прочную социальную опору для удушения рабочего класса и осуществления внешней империалистической политики. Перед лицом этой задачи побледнела вся выспренняя декламация национал-социалистов о святости семьи, о семье как об основной ячейке государства. Ибо по сути дела все законодательство о подворноимущественном владении направлено на разложение семьи. Этот закон устанавливает начало единонаследия в крестьянском имуществе. Устанавливается принцип единонаследия притом исключительно по мужской линии. Жена не имеет права наследования после мужа. Дочь не является наследницей не только тогдз, когда у нее есть брат, она должна отступить со своими наследственными притязаниями перед дядей и дедом. Какие же права имеют другие члены семьи, если только один из нескольких сыновей является наследником? Они должны ограничиться только алиментными лритязаниями, правом найти «убежище» в доме отца в трудных случаях жизни, притом только тогда, когда не сами они своим поведением вызвали это трудное для себя положение. Установив эти нормы наследования, закон вместе с

тем однако не обеспечивает и праза тех, которые на его осіц вании должны получить в свою собственность наследственн< подворное имущество, ибо над всеми этими правами господсі вует усмотрение созданных для командования над крестьянство сословных учреждений в лице Anerbenbehorde и крестьянских на чальников (Bauernfuhrer). Эти суды по крестьянским дел*ш впрг ве перетасовать все предусмотренные в законе степен родства в порядке наследования, признав имущество нг следством не для первой степени, а для четвертой степени, на значив в пределах одной и той же степени не то лицо, кото рое избрал наследодатель, или которое имеет право наследова ния согласно существующему обычаю, а иное лицо по своем] усмотрению.

Типичная для всего социального законодательства национал- социалистов непроходимая пропасть между программой и практикой, между словом и делом в области обеспечения прав тру дящихся и здесь выступает огромным обвинением всему нацио нал-социалистическому режиму. И в этом законе, как и в двух раньше изложенных, мы видим ракрепление полицейского усмотрения фашистского государственного аппарата, как основного фактора, регулирующего самые жизненные интересы граждан, B одном случае (при ссудах на женитьбу) это финансовый инспектор, в другом (при «неравных» браках) — это прокурор, в третьем — это крестьянский начальник.

Подчинение семейноправовых взаимоотношений граждан интересам фашистской политики мы видим, далее, в законе о восстановлении профессионального чиновничества. B этом законе мы видим букет, получающийся из сочетания расистских, т. e. изуверских, шовинистических, человеконенавистнических тенденций и установок с реакционными и утопическими установками по вопросу о роли и призвании женщины. Фактически огромная часть женщин лишена возможности получить службу в государственном учреждении, так как лишь по достижении 35-летнего возраста женщина может быть принята на государственную службу. K этому надо присоединить общеизвестное явление в области рабочего вопроса в капиталистических странах, заключающееся в вытеснении работников среднего и пожилого возраста молодыми рабочими силами. B условиях всеобщего кризиса капитализма 35-летний возраст —- это уже почти тот возраст, который вытесняется из производства. Так вот только по достижении этого возраста женщина в «Третьей империи» может получить право на работу в государственном учреждении. Лишний образец фашистского лицемерия. Ho и та женщина, которая имеет уже службу в государственном учреждении, немедленно ее лишается в том случае, когда кто-нибудь из членов ее семьи имеет заработок, «обеспечивающий» семью и без ее заработка. Это означает по-фашистски поддерживать крепость семьи и семейных связей!

O нашумевшем на весь мир правиле о том, что государственный служащий или служащая подлежат немедленному увольне- 5 (образец этого Merkblatt опубликован в RGB, 1933, № 138), что никаких плохих последствий для здоровья стерилизация не имеет, в частности, что стерилизация не влечет за собой потери половой способности и полового влечения, однако всякий, кто имеет хотя бы самое слабое представление о психических и физиологических основах половой деятельности и о значении ее нормального отправления для всей жизнедеятельности человека, поймет всю лицемерную фальшь фашистского здравоохранения.

Защитники этого нового вида варварства сознают, что ничего кроме отвращения ко всему режиму гнета и мракобесия эта мера вызвать в широких слоях населения не мОжет, и поэтому приводятся следующие социально-политические его обоснования. B Германии имеются в настоящее время 500—600 тыс. слабоумных, 280—300 тыс. душевнобольных, 100 тыс. эпилептиков и 50—80 тыс. других больных, подпадающих под действие закона о стерилизации. Bce эти отягощенные плохой наследственностью люди отличаются повышенной способностью к размножению. Если государство не вмешается в сферу половой жизни м

іИих субъектов, то это повлечет за собой относительное увеличение числа больных в составе всего народа, а следовательно и издержки государства на содержание этих больных. C другой стороны, люди здоровые проявляют большее самообладание, самоограничение в удовлетворении половой потребности. Этиздо- ровые люди обязаны нести тяжесть содержания на общественный счет больных. Такое положение несовместимо со всем мировоззрением национал-социализма. Этому надо положитьконец. Надо изгонять из общественного организма дурные, гнилые элементы. Gemeinnutz vor Eigennutz. «Требование, чтобы у дефективных людей была отнята возможность производить на свет таких же дефективных, есть требование ясного рассудка, и в своем планомерном осуществлении является самым гуманным актом. Это освободит миллионы людей от излишних страданий и будет содействовать общему оздоровлению». Так проповедует вождь в своем: «MeinKampf», с. 279.

Наследственные болезни, влекущие за собой стерилизацию:

1. Прирожденное слабоумие.

2. Шизофрения.

3. Циркулярное помешательство.

4. Наследственная эпилепсия.

5. Наследственная пляска св. Витта.

6. Наследственная слепота.

7. Наследственная глухота.

8. Тяжелое наследственное уродство.

Кроме того тяжелый алкоголизм.

Поскольку принудительная стерилизация проводится в Германии под насквозь демагогическим лозунгом Gemeinnutz vor Eigennutz, при осуществлении которого интересы, даже самые интимные, физического и морального существования отдельного лица ничто перед задачей проведения изуверской политики самого необузданного произвола, была сделана попытка принудительной стерилизации даже иностранцев. «Berliner Tageblatb (№ 410/1934 от 31 августа 1934 г.) воспроизводит сообщение итальянской печати о том, что в Висбаденский суд по наследственному оздоровлению (Erbgesundheitsgericht) поступило дело о стерилизации одной итальянки. B печати фашистской Италии была поднята по этому.поводу ожесточенная кампания. Вопрос о том, насколько в данном случае поведение фашистской печати Италии определялось соображениями элементарной гуманности, мы оставляем в стороне. Ho факт тот, что эта кампания не оказалась безрезультатной, и «Berliner Tageblatb опровергает сообщения итальянской печати в вышеуказанной заметке под заголовком «Кеіпе Sterilisierung von Auslandem».

B этой заметке не опровергается, что такое дело в суд поступило, но говорится, что суд постановил итальянку не стерилизовать.

Для разрешения вопросов о принудительной стерилизации образованы специальные «суды по наследственному оздоровлению».

65

5 «зшиэ.м и гражд право

Это суды двух инстанций. Суд первой инстанции состоит при «амтсгерихтах». Суд второй инстанции состоит при «ландгерих- тах». Это коллегиальные суды, состоящие из председателя, каковым в первой инстанции является член «амтсгерихта», а во второй инстанции член «ландгерихта», и двух членов-врачей. Дело в этом суде возбуждается по донесению участкового врача, по сообщению директоров лечебных заведений и мест заключения. Оно может быть возбуждено также и по собственному заявлению больного.

B отношении наследственных болезней врачи не обязаны соблюдать врачебную тайну. Наоборот, врачам грозит судебное преследование в случае несообщения суду известной им наследственной болезни своего пациента.

Судопроизводство в «судах по наследственному оздоровлению» негласное. Участники процесса обязаны соблюдатьтайну.

По постановлению суда больной подлежит хирургической операции в специальных больницах. Расходы ложатся на страховую кассу, к которой принадлежит больной, за незастрахованных несут расходы благотворительные учреждения или государство. Так как в Германии искусственный аборт является уго- лово-наказуемьш деянием, то многие женщины, которых нужда и бесправие лишают возможности иметь семью и стать матерью, увидели в законе о стерилизации выход из того тягчайшего положения, в которое ихставит закон, запрещающий искусственный аборт.

«Гуманный и справедливый» фашистский суд поспешил с соответствующим разъяснением. Как сообщает «Berliner Tageblatt» от 20 апреля 1936 г. № J88, Берлинский амтсгерихт вынес сле- дующее решение по одному разбиравшемуся им делу. Несовершеннолетняя Эмма A., страдающая наследственной эпилепсией и находящаяся с 1930 г. в больнице, забеременела. C согласия своего отца она подала заявление о стерилизации. Суд вынес следующее «гуманное» решение: ходатайство удовлетворить, Эмму А. стерилизовать, но операцию произвести после шести недель по разрешении от беременности. Закон о стерилизации на словах направлен против «наследственно больных» и «неполноценных». Ha деле закон о стерилизации является средством расправы с теми, кого капиталистическая эксплоатация лишила полноценности в качестве наемной рабочей силы и материала для ведения войн. Закон направлен против неимущих слоев населения и является орудием расправы с противниками фашистской диктатуры. Что такое неполноценность? Фашистский министр просвещения Руст цинично заявляет (циркуляр от 23 марта 1935 r.), что нуждаемость — это результат неполноценности...»

Ha 1 января 1935 г. уже подвергнуто стерилизации 56 тысяч человек, из которых 3000 человек умерли от операций \ [16]

Изложенное нами' гитлеровское законодательство о гражданстве, о семье и браке наглядно показывает реакционную сущность фашистского права. Оно ставит германский народ в условия, которые полтораста лет назад признаны были самой буржуазией противоречащими достоинству человека, его элементарным правам. Буржуазия пришла к власти под лозунгом прав человека и гражданина. Фашисты же ставят своей задачей вычеркнуть из сознания людей понятие «человек». Нет человека, есть только немецкий гражданин, немецкий подданный, соплеменник, еврей и т. д. Bce это — понятия, категории, резко отличные друг от друга. Так поучает национал-социализм. C точки зрения моральной и юридической это совершенно разноцен- ные фигуры, и не следует их объединять одним понятием «человек». «Человек» — это категория, выдвинутая буржуазно-демократической революцией конца 18 века, положившей конец феодализму, средневековью в ряде передовых стран Европы. Задача фашизма — восстановить средневековье и вытравить из кодексов это понятие. Такое предложение и внес союз национал-социалистических юристов, разрабатывавший проект изменений гражданского кодекса. «Правовое понятие «человек» в смысле § 1 Германского гражданского кодекса затушевывает и искажает различия между «соплеменником» (Volksgenosse), имперским гражданином, иностранцем, евреем и т. д.» х, — поэтому понятие это должно быть вычеркнуто из гражданского кодекса. Ha появившиеся в некоторых органах ежедневной прессы возражения против этого «оригинального» проекта последовал следующий ответ: «В некоторой части ежедневной прессы было высказано сомнение насчет того, что право с трудом может отказаться от понятия «человек». Ho дело ведь не в том, что юридическая терминология в том или ином случае по техническим соображениям нуждается в сокращенном термине «человек»; гораздо большее значение имеет необходимость устранить из центрального места в законодательстве такое понятие, которое является не чем иным как неприкрытым выражением идеи «равенства»2 (в немецком подлиннике пренебрежительно употребляется здесь не немецкое слово, а французское слово egalite, и ставится это слово в иронические кавычки). Для вящей убедительности делается ссылка на пример итальянских единомышленников, а именно на заключение, данное юридическим факультетом Падуанского университета по проекту гражданского кодекса Италии. Падуанские юристы-фашисты тоже внесли предложение вместо понятия «человек» ввести термины гражданин и иностранец. Рыбак рыбака видит издалека! Итак, «человек» — это сокращенный технический термин вроде «калорифер», «автобус» и т. д., но этот термин будит неприятные ассоциации о равенстве и тому подобных вещах, а потому — долой его, вон из гражданского кодекса!

<< | >>
Источник: Ф. Манфрид. Фашизм и Германское гражданское право. Москва, 1936. 1936

Еще по теме Важнейшие законы, относящиеся к гражданскому состоянию и семейному праву:

  1. 1. Защита прав кредиторов при реорганизации акционерного общества
  2. § 1. Способы защиты гражданских прав
  3. Глава   VI  СМЕЖНЫЕ С ГРАЖДАНСКИМ  ПРАВОМ ОТРАСЛИ СОВЕТСКОГО ПРАВА
  4. 2. КЛАССИФИКАЦИЯ  ОСНОВАНИЙ  ВОЗНИКНОВЕНИЯ  ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В  БУРЖУАЗНОМ ПРАВЕ
  5. Доклад и заключительное слово на конференции в г. Якутске 22 июня 2011 г. "Экономика, право и правоприменение"
  6. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  7. 1.3. Вопросы опекунства,  использование принципа дативности и  особые коллизий, возникающих в семейном праве России второй половины 19 века.
  8. Глава V Законодательство XII таблиц и право Квиритов
  9. I. Проверка компетенции немецких судов принимать решения в области международного права
  10. Раздел  II. ПРАВО (Общая теория права. Право: общетеоретические понятияи определения)
  11. 3.3. Гражданское Право[3]
  12. Полное собрание законов
  13. 2. 1. Создание Свода Законов 1832 г.
  14. 5. В. И. Ленин и кодификация советского права
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -