>>

С каждым изданием описание русского литературного произношения пополнялось новыми сведениями, детализировалось.

В то же время — хотя и медленно — изменялись и самые рекомендуемые в книге нормы. Следя за рекомендуемыми в разных изданиях книги нормами, внимательный читатель может представить себе до известной степени эволюцию в области русских произносительных норм в течение последних почти четырех десятилетий.

В 5-е издание своей книги автор ввел небольшой очерк звуковой системы русского языка, а также дал схемы профиля артикуляций звуков русского языка. Однако автор считает нужным предупредить, что настоящая книга не есть русская фонетика, хотя он и пользуется фонетическими понятиями и терминами.

Сведения по фонетике должны сообщаться преподавателем по мере изучения русского произношения или должны черпаться учащимися из соответствующих пособий по русской и общей фонетике.

5-е издание книги пополнено обширным справочным отделом, где дан краткий очерк русской графики и орфографии и две таблицы— «От буквы к звуку» и «От звука к букве». Таблицы эти дают возможность наведения разнообразных справок о произношении написанного слова (1-я таблица) и о написании произнесенного слова (2-я таблица). Этот отдел много выиграл бы, если бы соотношения между произношением и правописанием строились исходя из фонологической системы русского языка. Однако практический характер книги не позволил автору этого сделать. Автор надеется осуществить это в отдельной книге, посвященной системе фонем русского литературного языка в ее отношении к устной (произносительно-слуховой) и письменной, графической (писанно-зрительной) реализации языка. Здесь же он изредка пользуется термином «фонема», полагая, что читатель получит необходимые разъяснения преподавателя или почерпнет их из книг, например из книги Р. И. Аванесова, В. Н. Сидорова «Очерк грамматики русского литературного языка» (М., 1945) или книги Р. И. Аванесова «Фонетика современного русского литературного языка» (М., 1956).

Книга предназначена прежде всего для работы с учащимися, родной язык которых русский. При работе с учащимися-нерус- скйми преподаватель должен исходить из звуковой системы их родного языка, из его артикуляционной базы, так как — как это было отмечено еще в предисловии к 1-му изданию — «трудности в усвоении русского произношения для представителей разных народов в зависимости от звукового строя их родного языка весьма различны».

В связи с тем что настоящая книга широко распространена не только среди учащихся-русских, но также и представителей народов Советского Союза и в зарубежных странах, автор считает нужным отметить, что, обучая нерусских русскому литературному произношению, следует ориентировать на нейтральный стиль в его отчетливом произношении («полный стиль» по Л. В. Щербе), отвлекаясь от особенностей, присущих разным другим стилям произношения. Необходимо прежде всего добиться правильной постановки произношения отдельных звуков, а затем уже и типичных для русского языка сочетаний звуков, помня при этом, что трудности усвоения русского языка не одинаковы для представителей разных языков в связи с различными артикуляционными базами этих языков. Так, например, надо добиться, чтобы звуки [т] и [д] отчетливо различались по глухости-звонкости (так как в ряде языков они различаются прежде всего по большей или меньшей силе взрыва), чтобы мягкие [т’], [д ], [с’], [з’] образовывались путем смычки или сближения передней части спинки языка ( йри кончике языка, примыкающем к нижним губам), а не кончиком языка, как в ряде языков; чтобы гласный [е] (после мягких согласных перед твердыми или на конце слова) имел [и]-образный приступ, чтобы гласный [о] после твердых согласных имел легкий [у] -образный приступ и т. п. Необходимо привить учащимся навыки правильного произношения в отношении ритмического строя русского слова с его редукцией гласных в безударных слогах и т. д.

Обучая русскому литературному произношению нерусских, надо отказаться от некоторых деталей в произношении, стремясь к некоему стандарту. Не претендуя на полноту, сделаем несколько конкретных замечаний. Следует, как указывалось, особое внимание уделить ритмической структуре русского слова с его редукцией безударных слогов. Однако двух ступеней редукции следует добиваться только для положения после твердых согласных ([гъллва], [голъву]); в положении после мягких согласных можно удовлетвориться одним [и]-образным звуком, который в книге обозначается при помощи разных знаков ([э] и [ие}), т. е. не различать безударных гласных в случаях типа [б’эр’иега], [д’иер’ёвн’эм]. При наличии вариантов, один из которых соответствует правописанию, другой нет, можно удовлетвориться

первым — т. е. [кр’ёпк’иі], [т’йх’иі], а не [кр’ёпкъі], [т’йхъі]

(крепкий, тихий)\ [вытаск’ивът’], (рлспах’ивът’], а не [вытаскъвът’], [распахъвът’], (вытаскивать, распахивать);

[моіус’], [6Ajyc’], [мылс’ъ], а не [моі'ус], [6Aj‘yc], [мылсъ] (моюсь, боюсь, мылся) и т. д.

Следует также отказаться от требования во всей полноте придерживаться правил ассимилятивного смягчения согласных: при наличии варианта с твердым согласным перед мягким допускать произношение с твердым согласным (имеется в виду произношение типа [дв’ёр’], [л’удмйлъ], [рлзд’в’йнут] (дверь, Людмила, раздвинут). Это тем более целесообразно, что и в произношении русских имеется тенденция к усилению позиций перечисленных выше и других, обычно более новых вариантов,

к их стремлению занять положение нормы по крайней мере в повседневном языковом общении.

При подаче схем артикуляций русского языка использован «Альбом артикуляций звуков русского языка» М. И. Мату- севич и Н. Н. Любимовой (М., 1963).

Автор посвящает эту книгу памяти своего учителя Дмитрия Николаевича Ушакова — основоположника русской орфоэпии, которому он обязан своим интересом к фонетике, орфоэпии и орфографии русского языка.

1971 г., Москва

| >>
Источник: Русское ЛИТЕРАТУРНОЕ ПРОИЗНОШЕНИЕ, ИЗДАНИЕ ШЕСТОЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ, МОСКВА «ПРОСВЕЩЕНИЕ» 1984. 1984

Еще по теме С каждым изданием описание русского литературного произношения пополнялось новыми сведениями, детализировалось.:

  1. С каждым изданием описание русского литературного произношения пополнялось новыми сведениями, детализировалось.