<<
>>

Князева Е.В. РОЛЬ ПРИНЦИПА диспозитивности В СЕМЕЙНО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРАХ

Введенный в действие с 1 марта 1996 года Семейный кодекс Российской Федерации предоставил право участникам семейных отношений заключать договоры соглашение об уплате алиментов, брачный контракт, соглашение о разделе общего имущества супругов.

Конечно, это не означает, что между супругами (бывшими супругами) и другими участниками семейных отношений ранее не заключались договоры имущественного характера, но ввиду отсутствия правовой регламентации эти соглашения в случае их добровольного неисполнения не могли быть исполнены принудительно.

Алиментные обязательства традиционно регулировались императивными нормами семейного права, которые не допускали возможность заключения договоров о предоставлении содержания. При императивном порядке алиментирования законом четко был указан круг участников алиментных обязательств, порядок и форма уплаты, основания для полного или частичного освобождения плательщика от выполнения данной обязанности. Существовавший порядок нормативной регламентации алиментных отношений приводил к тому, что даже в случае добровольного выполнения алиментной обязанности плательщиком у получателя было право обратиться в суд с иском о взыскании алиментов Целесообразность предъявления таких исков объяснялась отсутствием уверенности получателя алиментов в том, что плательщик не откажется от добровольного предоставления содержания.

В настоящее время, с принятием СК нормативное регулирование алиментных отношений кардинальным образом изменено По существу оно стало диспозитивным, когда сторонам алиментных обязательств предоставлено право достигать согласия по широкому спектру вопросов: о размере, порядке,

114

форме, сроках предоставления содержания Алиментные обязательства возникают либо в силу заключенного договора либо вследствие судебного решения. Причем, несмотря на то, что соглашение об уплате алиментов может быть заключено только по воле сторон алиментных обязательств, само алиментное обязательство может возникнуть н помимо воли сторон.

Если плательщик алиментов отказывается добровольно предоставлять содержание получателю, последний (либо его законный представитель) вправе обратиться в суд с требованием об уплате алиментов. То есть, в отличие от гражданско-правового обязательства, когда договор является безусловным основанием его возникновения, алиментное обязательство возникает, прежде всего, как следствие обязанности по содержанию одного лица другим ввиду прямого указания закона СК позволил сторонам самим урегулировать данные отношения

Интересным представляется вопрос о том, какие лица могут заключить алиментное соглашение Здесь действующее законодательство специалистами толкуется по-разному.

Так, М.В Антокольская полагает, что соглашения об уплате алиментов могут быть заключены как между лицами, имеющими право на взыскание алиментов в судебном порядке, так и не обладающими таким правом, поскольку в данном случае речь идет о добровольном принятии на себя алиментной обязанности . С данной точкой зрения трудно согласиться, ибо, согласно статьи 99 СК, одной из сторон алиментного соглашения является лицо, обязанное уплачивать алименты. И хотя в самой норме нет уточнения, что это лицо является обязанным в силу закона, следует сделать вывод, что речь идет именно об этих лицах, указанных в нормах трех предшествующих глав (13, 14, 15)СК.

Условия взыскания алиментов для различного круга лиц неодинаковы некоторые из них вправе претендовать на алименты в зависимости от нуждаемости (нетрудоспособные совершеннолетние дети— ст 85 СК, нетрудоспособные родители — ст. 87 СК, нетрудоспособный супруг— ст. 89 СК). Для других лиц право на получение алиментов возникает в случае их нуждаемости и возможности плательщика предоставлять содержание (бывшие супруги — ст. 90 СК ); иные имеют право получать алименты в случае нуждаемости, возможности плательщика выплачивать алименты и невозмож-

1   Комментарий к Семенному кодексу Российской Федерации Отв ред ИМ Кузнецова М  1996 С 276

115

ности получения их от более близких родственников (нетрудоспособные: бабушка и дедушка от трудоспособных совершеннолетних внуков — ст.

95 СК, отчим и мачеха от трудоспособных совершеннолетних пасынков и падчериц — ст. 97 СК, несовершеннолетние внуки от дедушки и бабушки— ст. 94 СК) и, наконец, нетрудоспособные фактические воспитатели имеют право на алименты при условии нуждаемости и невозможности получения алиментов от близких родственников — ст. 96 СК. Только для алиментного обеспечения несовершеннолетних детей родителями законодатель не выдвигает никаких условий, поэтому только родителей можно признать бесспорно обязанными выплачивать алименты несовершеннолетним детям. Вес остальные участники семейных правоотношений относятся к числу лиц, обязанных уплачивать алименты, лишь условно. Плательщиками они становятся лишь при наличии выше перечисленных условий, поскольку факты нуждаемости получателя, наличия достаточных средств у плательщика для уплаты алиментов и невозможности получения алиментов от иных лиц практически могут быть установлены только судом. Когда же лицо, не обязанное по закону предоставлять содержание другому лицу, добровольно принимает на себя эту обязанность, данную сделку следовало бы рассматривать как договор дарения. В противном случае, практически неограниченный круг лиц, который вправе заключать алиментное соглашение, получаст возможность злоупотреблять правом. СК предусмотрел возможность заключать соглашение об уплате алиментов в твердой денежной сумме, а также путем компенсации за счет иного имущества (п. 2 ст. 104 СК). Возможна такая ситуация, скорее всего редкая, но вполне вероятная, когда сделки по отчуждению имущества между довольно широким кругом родственников будут камуфлироваться под соглашение об уплате алиментов с целью уклонения от уплаты налогов, поскольку получатель алиментов освобожден от уплаты подоходного налога.

Круг лиц, указанных в главах 13 — 15 СК, которые могут быть стороной алиментного соглашения (супруги; дети — родители; братья— сестры; бабушки, дедушки —внуки; фактические воспитатели— воспитанники; мачеха, отчим —пасынки, падчерицы), ограничить невозможно.

Поэтому следует признать, что принцип диспозитивности в регулировании алиментных обязательств, проявляющийся и в том, что практически любые участники семейных отношений свободно могут заключить указанный договор, имеет ранее указанный нс-

П6

достаток— т.е. стороны могут заключать притворные сделки. И если вышеуказанные лица имеют право заключать алиментное соглашение, то трудно согласиться с мнением М.В. Антокольской, полагающей, что алиментное соглашение могут заключить лица, вообще не отнесенные законом к числу обязанных выплачивать алименты: опекуны и их подопечные, фактические супруги и т.д.1

Правовое регулирование отношений супругов по поводу принадлежащего им имущества кардинальным образом изменилось в связи с принятием Семейного кодекса РФ. До этого оно осуществлялось в основном императивными нормами Кодекса о браке и семье РСФСР, которые не предусматривали договорного регулирования. Следует отметить, что возможность заключать договоры имущественного характера между супругами существовала в отечественном праве еще в первые послереволюционные годы, в так называемых декларативных нормах. «Кодекс 1918 года норму о праве супругов вступать между собою в имущественные договорные отношения сопроводил указанием о том, что соглашение между супругами, направленные к умалению имущественных прав супруга, недействительны» . А в соответствии со ст. 13 Кодекса законов о браке, семье и опеке (введенным в действие с 1927 года) супруги могли «вступать между собой во все дозволенные законом имущественно-договорные отношения». Но, несмотря на, это «имущественных договоров между супругами (подобных распространенным в буржуазном обществе так называемых брачных договоров) в советском быту почти в судах не встречается»".

Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года (далее КоБС) не содержал норм, позволяющих супругам заключать договоры по поводу их имущества. Хотя возможность их существования не исключалась, что объяснялось правоспособностью и дееспособностью супругов.

Тем не менее супруги могли заключать договоры гражданско-правового характера. Соглашений имущественного плана, возникающих непосредственно из семейных отношений, урегулированных нормами права, до введения в действие СК в КоБСс не было. Правда, было

1 Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. Отв. Ред. И.М. Кузнецова. М. 1996. С. 276.

1  Свердлов Г.М. Советское семейное право. М. 1958. С. 180. 1   Свердлов Г.М. Ука?. соч. С. 180.

117

право у супругов произвести раздел имущества, при этом «если пожелают, свое соглашение о разделе оформить в нотариальном порядке» .

Современный Семейный кодекс предлагает для регулирования имущественных отношений супругов два режима — законный и договорный. «Законный режим имущества супругов в СК воспроизводит в основном оправдавшие себя на практике положения о совместной собственности супругов на имущество, нажитое ими в период брака»". Таким образом, незначительно изменены нормы КоБСа о собственности каждого из супругов, о возможности признания имущества каждого из супругов их совместной собственностью. Но скудное правовое регламентирование имущественных отношений супругов в ранее действовавшем семейном законодательстве не отвечало духу нашего времени.

Законный режим имущества предполагает в основном императивное регулирование отношений, применяется в случае, когда супруги не заключили брачный договор (п. 1 ст. 33 СК). Необходимо отметить, что при отсутствии брачного договора, когда действует законный режим имущества супругов, не исключается в регулировании семейных отношений между супругами следование принципу диспозитивности, предполагающего свободу сторон. Причем, указанный принцип проявляется не только тогда, когда регулирование осуществляется на основе диспозитивных норм, «предоставляющих участникам правоотношений возможность по-иному формулировать определенные в них условия»3, но и в том случае, когда сторонам предоставлено право заключать какие-либо соглашения. Ряд норм седьмой главы СК по своей сути являются диспози-тивными в широком смысле, т.е.

в данном случае отношения регулируются не только императивными предписаниями, но и соглашением супругов. В частности, осуществляя правомочия собственника (ст. 35 СК), супруги владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом по взаимному согласию, которое невозможно без свободного волеизъявления сторон. Согласно п. 2 ст. 38 СК при разделе общего имущества супруги вправе заключить соглашение. И хотя в указанной норме нет прямого указания на возможность супругов самостояте-

' Пергамент Л И. Краткий популярный справочник о браке и семье М 1982 С 45

г Массвич М Г Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. Отв. ред И.М. Кузнецова М. 1996. С 276

1 Монахов Л Б , Ярошенко Т.В. Проблема диспозитивности в теории права//Государство и право' теория и практика Калининград. 1996 С 54.

118

льно определять свои имущественные доли, следует сделать вывод, что данное право у них существует, что подтверждается другой, диапозитивной нормой (п. 1 ст. 39 СК). Т.е. даже в рамках законного рсж

има действует принцип диспозитивности. Он проявляется в том, что супруги свободны в заключении целого ряда договоров, непосредственно регулирующих их имущественные отношения.

Действующий Семейный кодекс помимо более детального регулирования, чем в КоБС, законного режима имущества супругов, установил договорный режим, в соответствии с которым супругам (будущим супругам) предоставлена возможность решать имущественные отношения путем заключения брачного договора. Следует отметить, что название двух названных режимов— законного и договорного— является не совсем удачным, ибо логично предположить, что в случае, когда действует законный режим имущества супругов исключается регулирование отношений посредством заключенного между супругами договора, что не соответствует действительности. Как было отмечено ранее, в рамках законного режима супруги вправе заключать ряд договоров (о разделе имущества, о порядке пользования имуществом). Кроме того, нормами о договорном режиме имущества супругов регулируются отношения сторон только в связи с заключением брачного договора.

Впервые возможность заключения брачного договора в нашей стране появилась с момента введения в действие первой части ГК РФ, т.е. с 1995 года. «Дальнейшую детализацию этот институт получил в главе 8 СК РФ»1. Согласно ст. 40 СК, брачным договором признается соглашение супругов или лиц, вступающих в брак, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Здесь достаточно подробно определены правовая природа брачного договора, форма его заключения, содержание, основания его изменения, расторжения, признания его недействительным".

Отношения"сторон, заключающих брачный договор, регулируются нормами СК и ГК. Это дало основания некоторым

1   Одинцов А В. Договорное регулирование семейных имущественных отношсний.//Правоведенис  1999. № 4. С. 68.

-   Нечаева A.M. Семейное право М  1998. С. 136.

119

авторам утверждать, что брачный договор «следует рассматривать в качестве института гражданского права»1. Данное утверждение является не бесспорным. Во-первых, потому что нормы гражданского права применяются для регулирования отношений субсидиарно, в соответствии со ст. 4 СК. Во-вторых, данный договор регулирует имущественные отношения только между супругами — субъектами семейных правоотношений, только в связи с их совместной семейной жизнью. В-третьих, при невозможности реального исполнения принятых на себя обязательств имеется ряд дополнительных оснований, не существующих в гражданском праве, для освобождения должника от ответственности. Поэтому можно предположить, что принцип надлежащего исполнения обязательств применительно к брачному договору будет трудно применить. Не исключено, что существующие специальные основания признания брачного контракта недействительным (п. 2 ст. 44 СК) и общие условия его изменения и расторжения (прежде всего, п. 1 ст. 451 ГК) позволят многим супругам-должникам не исполнять принятые на себя обязательства. Объяснить это можно длящимся характером отношений супругов и невозможностью прогнозирования имущественного и семейного положения сторон в отдаленной перспективе. Например, в соответствии с п. I ст. 451 ГК основанием для изменения или расторжения договора является существенное изменение обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора. К существенно изменившимся обстоятельствам, затрудняющим исполнение обязательств по брачному договору, как представляется, могут быть отнесены самые разнообразные факты реальной жизни: потеря высокооплачиваемой работы, тяжелая болезнь лица, утрата имущества в результате форс-мажорных обстоятельств, банкротство индивидуального предпринимателя, необходимость содержания нетрудоспособных иждивенцев и т.д. Данный перечень, безусловно, не является исчерпывающим. Поэтому при ненадлежащем исполнении обязательств по брачному договору вряд ли можно рассчитывать на применение общепринятых гражданско-правовых способов защиты нарушенного права: возмещения убытков, взыскания неустойки, присуждения к исполнению обязанности в натуре и т.д.

' Антокольская М.В. Место семейного права в системе отраслей права в свете реформы законодательства о браке п семье //Семейное право России: проблемы развития. С. 45.; ЧефрановаЕ.А. Имущественные отношения в российской семье. М. 1997. С. 53; Масевич М.Г. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. Отв. ред. И.М. Кузнецова. М. 1996. С. 115.

120

Несмотря на то, что, то доминирует точка зрения о детальной правовой регламентации отношений сторон в брачном договоре, следует отметить, что анализ ряда норм семейного права позволяет сделать вывод о необходимости уточнения некоторых из них. Так, п. 2 ст. 44 СК позволяет признать условия брачного договора, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, недействительными. При этом законодатель не уточняет, в какой момент— заключения или исполнения договора— супруг поставлен в такое положение. В результате возникает неопределенность в правовом регулировании, в случаях, если должник по брачному договору не может выполнить обязательство ввиду крайне неблагоприятного положения, возникшего после заключения договора (например, по указанным выше обстоятельствам). Поэтому не ясно, с каким заявлением он должен обращаться в суд: с требованием о признании договора недействительным (согласно п. 2 ст. 44 СК) или с требованием об изменении или расторжении договора в связи с существенно изменившимися обстоятельствами (согласно п. 1 ст. 451 ГК и п. 2 ст. 43 СК)? По мнению автора, в данной ситуации следовало бы договор изменить или расторгнуть, а не признать его недействительным, ибо в противном случае любой брачный договор может быть признан недействительным, так как в жизни любой семьи неизбежны изменения семейного и материального положения супругов. Кроме того, в случае признания недействительным брачного договора права и обязанности сторон не считаются возникшими с момента заключения договора. Здесь также нет ясности, какова судьба обязательств по данному договору, возникших с момента заключения брачного контракта, до того момента, когда должник был поставлен в крайне неблагоприятное положение. Если же п. 2 ст. 44 СК дополнить указанием, что брачный договор может быть признан недействительным по требованию супруга полностью или в части «если условия договора ставят этого супруга при заключении договора в крайне неблагоприятное положение», то по существу речь идет о кабальной сделке. Данное основание, т.е. заключение сделки на крайне невыгодных для себя условиях является общепризнанным для оспаривания сделки (п. 1 ст. 179 ГК), поэтому сомнительна целесообразность п. 2 ст. 44 СК, поскольку она фактически дублирует указанную норму ГК.

121

<< | >>
Источник: А Е. АБОВА. Защита прав граждан и юридических лиц в Российским и зарубежном праве (проблемы теории и практики). Сборник статей и тезисов аспирантов и молодых ученых. — М.: МЗ Пресс,2002. — 160с.. 2002

Еще по теме Князева Е.В. РОЛЬ ПРИНЦИПА диспозитивности В СЕМЕЙНО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРАХ:

  1. 16. Религиозные правовые системы. Источники индусского и мусульманского права.
  2. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ В РОМАНО-ГЕРМАНСКОИ ПРАВОВОЙ СЕМЬЕ.
  3. Статья 118. Подсудность по выбору истца
  4. Принципы построения системы нормативно-правовых актов
  5. 3. Реализация принципа диспозитивности в делах о банкротстве
  6. Содержание
  7. 9. Общие принципы влияния условий гражданско-правовых договоров на налоговые правоотношения
  8. 10. Роль бухгалтера в организации договорной работы фирмы
  9. Князева Е.В. РОЛЬ ПРИНЦИПА диспозитивности В СЕМЕЙНО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРАХ
  10. § 3.  Принцип диспозитивности
  11. Принцип верховенства права и правовые стандарты осуществления правосудия: проблемы их реализации в России
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -