<<
>>

§ 1. Понятие и признаки договора о переводе электронных денежных средств

Далее в рамках настоящего исследования рассмотрим правоотношения, которые наиболее полно отражают содержание правоотношений, связанных с осуществлением перевода электронных денежных средств, а также часто встречаются на практике, а именно правоотношения, возникающие из договора о переводе электронных денежных средств и при возврате платежа по спорной операции при расчетах электронными денежными средствами.

Договор о переводе электронных денежных средств представляет собой непоименованный в ГК РФ договор об оказании услуги по переводу электронных денежных средств, заключаемый между специализированным субъектом в лице оператора электронных денежных средств и плательщиком - физическом лицом для личных нужд (например, для оплаты товаров, возврата заемных денежных средств, внесения благотворительного взноса), не связанных с предпринимательской деятельностью.

По договору о переводе электронных денежных средств одна сторона (оператор электронных денежных средств) обязуется осуществить перевод денежных средств клиента без открытия банковского счета с использованием платежного сервиса электронных денежных средств на указанный клиентом счет или указанному им лицу, а другая сторона - клиент оператора электронных денежных средств (плательщик) - принять надлежащим образом оказанные услуги по переводу электронных денежных средств и оплатить их[201].

Предметом договора о переводе электронных денежных средств выступает деятельность по переводу электронных денежных средств. В ст. 4 Закона № 161 перевод денежных средств квалифицируется как услуга, поэтому предметом договора о переводе электронных денежных средств является оказание услуг. То есть договор о переводе электронных денежных средств представляет собой договор оказания платежных услуг, по которому оператор электронных денежных средств оказывает платежную услугу по переводу электронных денежных средств[202] - предоставление получателю электронных денежных средств клиента в соответствии с п.

12 ст. 3 Закона № 161.

Согласно п. 1 ст. 4 Закона № 161 оператор по переводу денежных средств вправе оказывать клиенту услуги по переводу денежных средств при заключении с клиентом договора в рамках используемой формы безналичных расчетов. По п. 1 ст. 7 Закона № 161 применяемой формой безналичных расчетов при заключении договора о переводе электронных денежных средств выступает перевод электронных денежных средств.

Отличие перевода электронных денежных средств от перевода денежных средств состоит в обязательном использовании электронного средства платежа. При переводе денежных средств использование электронное средство платежа не является обязательным.

Переводы электронных денежных средств осуществляются стремительно по п. п. 10 и 11 ст. 7 Закона № 161: либо путем одновременного принятия оператором электронных денежных средств распоряжения клиента, уменьшения им остатка электронных денежных средств плательщика и увеличения им остатка электронных денежных средств получателя на сумму перевода; либо путем использования предоплаченной карты в срок не более трех рабочих дней после принятия оператором электронных денежных средств распоряжения клиента, если более короткий срок не предусмотрен договором, заключенным оператором электронных денежных средств с клиентом, либо правилами платежной системы. При этом перевод денежных средств по п. 5 ст. 5 Закона № 161 «осуществляется в срок не более трех рабочих дней начиная со дня списания денежных средств с банковского счета плательщика или со дня предоставления плательщиком наличных денежных средств в целях перевода денежных средств без открытия банковского счета».

Представляется, что договор о переводе электронных денежных средств по юридической сущности выступает разновидностью договора возмездного оказания услуг. В соответствии с п. 1 ст. 779 ГК РФ исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги, то есть по договору о переводе электронных денежных средств оператор электронных денежных средств (исполнитель) обязуется по распоряжению (по заданию) клиента оказать платежную услугу (осуществить определенную деятельность - перевод электронных денежных средств), а клиент обязуется принять надлежащим образом оказанную платежную услугу и оплатить такую услугу[203].

Как и любой договор возмездного оказания услуг, по общему правилу договор о переводе электронных денежных средств является консенсуальным, двусторонним и возмездным.

Согласно п. 2 ст. 779 ГК РФ положения главы 39 ГК РФ о возмездном оказании услуг имеют универсальный характер и подлежат применению к любому договору оказания услуг независимо от характера такой услуги, «за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53...». Следовательно, правила главы 39 ГК РФ применяются к правовому регулированию договора о переводе электронных денежных средств, поскольку договор о переводе электронных денежных средств является непоименованным в ГК РФ договором, а его предметом выступает возмездная деятельность по переводу электронных денежных средств. Однако в законодательстве РФ существует отдельное регулирование правил перевода денежных средств, в частности, ст. ст. 4, 5, 6 Закона № 161, что подтверждает наименование ст. 7 Закона № 161 - «особенности осуществления перевода электронных денежных средств». Таким образом, глава 39 ГК РФ применяется для регулирования вопросов, не входящих в предмет регулирования законодательства о правилах перевода денежных средств.

В исключение из общего правила, согласно которому обязательства из оказания услуг строятся по модели максимального приложения усилий, к договору о переводе денежных средств или электронных денежных средств применима иная модель, более свойственная другому объекту гражданских прав (работам, а не оказанию услуг), - модель достижения результата. В соответствии с п. 11 ст. 5 Закона № 161 обязательство оператора по переводу денежных средств перед клиентом прекращается «в момент наступления его окончательности».

Согласно п. 10 ст. 7 Закона № 161 перевод электронных денежных средств осуществляется путем одновременного совершения нескольких действий оператором электронных денежных средств: принятия распоряжения клиента; уменьшения остатка электронных денежных средств плательщика; увеличения остатка электронных денежных средств.

Следовательно, перевод электронных денежных средств считается произведенным только в момент завершения последнего из трех перечисленных действий[204]. Важно отметить, что выбор модели обязательства не является правом сторон, поэтому оператор электронных денежных средств не может по своему усмотрению заключать договор о переводе электронных денежных средств по модели максимального приложения усилий[205].

Поскольку перевод электронных денежных средств проводится с обязательным использованием электронного средства платежа, возникает вопрос о соотношении договора о переводе электронных денежных средств и договора об использовании электронного средства платежа.

В юридической доктрине высказывается мнение о том, что договор о переводе электронных денежных средств и договор об использовании электронного средства платежа следует рассматривать как единое основание для возникновения обязательства по переводу электронных денежных средств. Например, В.Ю. Иванов считает, что существуют не два разных договора, а одно соглашение между потребителем и оператором электронных денежных средств - договор об использовании электронного средства платежа в целях осуществления переводов электронных денежных средств (далее - «договор «электронное средство платежа - электронные денежные средства»»)[206].

При формировании конструкции договор «электронное средство платежа - электронные денежные средства» В.Ю. Иванов определяет его как возмезднобезвозмездный договор: «оплата за перевод электронных денежных средств осуществляется, как правило, получателем платежа, а электронное средство платежа предоставляется физическим лицам оператором бесплатно»[207].

В соответствии с п. 1 ст. 9 Закона № 161 электронное средство платежа применяется на основании договора об использовании электронного средства платежа, однако фактически указанного договора как такового не существует. На практике операторы денежных средств включают условие об использовании конкретного электронного средства платежа в соответствующий договор: например, условие об использовании банковской карты - в договор банковского счета, а условие об использовании электронного кошелька, предоплаченной банковской карты, онлайн-банкинга - в договор о переводе электронных денежных средств.

При этом никакого «объединенного договора» это не создает, имеется в виду лишь договор о переводе электронных денежных средств с условием об использовании электронного средства платежа, а также с иными условиями, поскольку отношения между оператором и клиентом не исчерпываются лишь использованием электронного средства платежа[208].

Поскольку договор о переводе электронных денежных средств заключается не с получателем платежа, а с плательщиком, то именно последний обязан оплатить предоставленные ему оператором электронных денежных средств услуги. Обычная практика или заведенный некоторыми операторами порядок перевода электронных денежных средств не может детерминировать возмездную или безвозмездную природу договора. В ст. 9 Закона № 161 не указано, является ли договор об использовании электронного средства платежа возмездным, следовательно, необходимо руководствоваться общими нормами гражданского законодательства РФ, согласно которым договор считается возмездным, если иное не вытекает из закона, договора или существа последнего. К тому же современная практика исходит из того, что некоторые операторы электронных денежных средств устанавливают плату, например, за совершение операций с электронным средством платежа или за предоставление и поддержание электронного средства платежа. В качестве одного из примеров следует выделить установление абонентской платы за ведение «неактивного» электронного кошелька[209].

Таким образом, законодатель не исключает возможности существования самостоятельного договора об использовании электронного средства платежа, однако на практике такой договор заключается исключительно при переводе денежных средств. При переводе электронных денежных средств условие об использовании электронного средства платежа включается в договор о переводе электронных денежных средств[210].

Далее обратимся к анализу признаков договора о переводе электронных денежных средств. Договор о переводе электронных денежных средств является двусторонним (синаллагматическим) консенсуальным договором, заключаемым по общему правилу по конструкции договора с исполнением третьему лицу.

Рассматривая двусторонний характер договора о переводе электронных денежных средств, обозначим, что одной из сторон договора является клиент - физическое лицо: гражданин РФ, лицо без гражданства или иностранец, на котором лежит обязанность оплаты предоставленных платежных услуг. Другая сторона согласно п. 3 ст. 3 Закона № 161 - оператор электронных денежных средств - организация, осуществляющая перевод электронных денежных средств без открытия банковского счета, которой согласно ст. 12 Закона № 161 может выступать кредитная организация, банк или небанковская кредитная организация, управомоченная осуществлять перевод электронных денежных средств без открытия банковских счетов на основании выданной ей лицензии Банка России. На стороне оператора электронных денежных средств лежит обязанность по оказанию платежной услуги (перевод электронных денежных средств).

Также двусторонними являются договоры, опосредующие перевод электронных денежных средств, когда клиентами оператора электронных денежных средств выступают юридические лица или индивидуальные предприниматели, осуществляющие переводы в процессе предпринимательской деятельности. Например, договор об информационно-технологическом взаимодействии заключается между оператором электронных денежных средств и торгово-сервисной организацией, когда оператор электронных денежных средств выступает в качестве посредника в переводе между держателем банковской карты и торгово-сервисной организации, исполняя распоряжение держателя банковской карты о переводе электронных денежных средств в пользу торгово-сервисной организации[211]. Предметом данного договора является оказание информационных и технологических услуг, в том числе по сбору, обработке и передаче информации о переводах физических лиц - держателей банковских карт - без открытия счета в пользу торгово-сервисной организации, то есть на ее расчетный счет, открытый в кредитной организации[212]. По сути, оператор электронных денежных средств обязуется принимать платежи с держателей банковской карты посредством использования электронного средства платежа в виде банковской карты в пользу торгово-сервисной организации.

При этом по договору об информационно-технологическом взаимодействии между оператором электронных денежных средств и торгово-сервисной организацией у каждой стороны есть и права, и корреспондирующие им обязанности. Например, оператор электронных денежных средств обязан оказывать торгово-сервисной организации информационные и технологические услуги, охранять конфиденциальность информации, в том числе о количестве и сумме переводов электронных денежных средств, а на торгово-сервисную организацию возлагаются обязанности оплачивать оказанные услуги, уведомлять оператора электронных денежных средств о планируемом изменении перечня реализуемых товаров в определенный срок, не продавать запрещенные к продаже в соответствии с законодательством РФ товары, также охранять конфиденциальность информации, в том числе о количестве и сумме переводов электронных денежных средств[213].

Г оворя о договоре о переводе электронных денежных средств как о договоре с исполнением третьему лицу, необходимо обратить внимание на дефект законодательной техники, отраженный в п. 7 ст. 7 Закона № 161. Данный пункт начинается следующим образом: «Перевод электронных денежных средств осуществляется на основании распоряжений плательщиков в пользу получателей средств». Такая формулировка приводит к неверному выводу о перманентной характеристике договора о переводе электронных денежных средств как договора

в пользу третьего лица, согласно которой по ст. 430 ГК РФ третье лицо вправе требовать исполнения обязательств по договору в его адрес, при выражении третьим лицом намерения воспользоваться соответствующим правом стороны договора не могут самостоятельно решить вопрос об изменении и расторжении договора. Однако в п. 7 ст. 7 Закона № 161 установлено, что перевод электронных денежных средств осуществляется исключительно на основании распоряжения клиента, поэтому верным представляется понимание договора о переводе электронных денежных средств как договора с исполнением третьему лицу, а не договора в пользу третьего лица214.

Конструкция договора о переводе электронных денежных средств как договора с исполнением третьему лицу является наиболее распространенной, но не единственной или обязательной. Зачастую встречается исполнение договора о переводе электронных денежных средств не в адрес третьего лица, а в адрес самого клиента, когда плательщик и получатель совпадают в одном лице: например, электронные денежные средства переводятся на расчетный счет клиента в другой кредитной организации.

При этом существует лишь одно исключение из правила о договоре о переводе электронных денежных средств, который трактуется как договор с исполнением третьему лицу. Согласно ст. 6 Закона № 161 перевод электронных денежных средств при безналичных расчетах в форме прямого дебетования (в форме перевода денежных средств по требованию получателя средств) может осуществляться на основании требований получателей средств. Следовательно, в данном случае лишь при безналичных расчетах в форме прямого дебетования, а не в форме перевода электронных денежных средств, может идти речь о применении конструкции договора с исполнением в пользу третьего лица.

С учетом изложенного считаем, что п. 7 ст. 7 Закона № 161 целесообразно изложить в следующей редакции: «Перевод электронных денежных средств

осуществляется на основании распоряжений плательщиков с исполнением получателю средств (плательщику или третьему лицу). Перевод электронных денежных средств может осуществляться в пользу третьего лица на основании требований получателей средств в соответствии со статьей 6 настоящего Федерального закона с учетом особенностей перевода электронных денежных средств, за исключением случаев использования электронных средств платежа, предусмотренных частью 4 статьи 10 настоящего Федерального закона»[214].

Мы полагаем, что договор о переводе электронных денежных средств является консенсуальным договором. При этом в литературе встречается и противоположная точка зрения, согласно которой договор о переводе электронных денежных средств - реальный и считается заключенным с момента предоставления клиентом денежных средств оператору электронных денежных средств.

В.С. Лощилин указывает, что до момента предоставления денежных средств клиентом оператору электронных денежных средств «у сторон не возникает и не может возникать каких-либо взаимных прав и обязанностей, а после предоставления денежных средств у банка возникает обязанность выполнить их перевод по указанным реквизитам и у клиента - право требовать такого перевода»[215].

Ученые, поддерживающие тезис о реальности договора о переводе электронных денежных средств, в подтверждение своей позиции традиционно указывают на п. 18 ст. 3 и п. 4 ст. 7 Закона № 161. Однако данный аргумент нельзя считать убедительным, поскольку из текста названных норм напрямую не следует то, что договор о переводе электронных денежных средств является реальным. Бесспорно, электронные денежные средства становятся объектом гражданских прав только с момента предварительного предоставления денег оператору для дальнейшего их перечисления получателям, однако приведенные нормы не

предусматривают, что именно с этого момента возникают права и обязанности по договору о переводе электронных денежных средств.

На наш взгляд, концепция реальности договора о переводе электронных денежных средств является неверной. Во-первых, исходя из п. 2 ст. 433 ГК РФ по общему правилу любой договор считается консенсуальным, если иное не предусмотрено законом. На реальный характер договора банковского вклада указывает п. 1 ст. 834 ГК РФ: «одной из сторон данного договора является банк, принявший поступившую от другой стороны или поступившую для нее денежную сумму, следовательно, до поступления денежной суммы договор банковского вклада не считается заключенным». В отношении договора о переводе электронных денежных средств аналогичные нормы в законодательстве РФ отсутствуют - договор о переводе электронных денежных средств считается заключенным в момент получения оператором электронных денежных средств, направившим оферту, ее акцепта от клиента217. При этом существенным отличием договора банковского вклада от договора о переводе электронных денежных средств выступает согласно ст. 837 ГК РФ обязанность банка выдать вклад вкладчику. Устанавливается гарантия защиты интересов вкладчика - право по вкладу любого вида потребовать возврата такого вклада в любое время (право требовать досрочного исполнения). Банк обязан исполнить соответствующее указание вкладчика по его первому требованию - в минимально возможный с учетом обстоятельств срок. Кроме того, в зависимости от распределения прав и обязанностей между сторонами договор банковского счета является односторонним - у вкладчика отсутствуют обязанности.

Во-вторых, норма п. 2 ст. 433 ГК РФ содержит положение о том, что, если по закону для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества. В рассматриваемой же ситуации факт предоставления денежных

средств со стороны клиента оператору электронных денежных средств важен именно для исполнения договора о переводе электронных денежных средств, а не для его заключения[216].

В-третьих, консенсуальный характер договора о переводе электронных денежных средств может подтверждаться консенсуальным характером договора, порождающего правоотношения по переводу денежных средств в рамках договора банковского счета, сходные с правоотношениями по переводу электронных денежных средств. Согласно ст. 845 ГК РФ по моменту заключения договор банковского счета является консенсуальным. Договор банковского счета и договор о переводе электронных денежных средств опосредуют осуществление расчетов. Кроме того, путем системного толкования норм гражданского законодательства РФ можно заключить, что если не законодатель, то правоприменители рассматривают перевод электронных денежных средств как одну из форм безналичных расчетов[217]. Договор о переводе электронных денежных средств считается заключенным с момента достижения соглашения по всем существенным условиям, то есть является консенсуальным[218].

Кроме того, договор об информационно-технологическом взаимодействии также признается заключенным между оператором электронных денежных средств и торгово-сервисной организацией с момента достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям в требуемой форме. Согласно п. 1 ст. 779 ГК РФ договоры возмездного оказания услуг определяются законодателем как консенсуальные, и в отношении договора об информационно-технологическом взаимодействии отсутствует императивное предписание законодателя о его реальности, поэтому согласно ст. 433 ГК РФ мы приходим к выводу о необходимости признания указанного договора как консенсуального по моменту

221

заключения .

Договор о переводе электронных денежных средств является договором присоединения, поскольку его условия в одностороннем порядке определяются оператором электронных денежных средств и формулируются в оферте о заключении договора о переводе электронных денежных средств - на практике посредством их опубликования в информационно-коммуникационной сети Интернет на сайте оператора электронных денежных средств[219] [220].

Клиент принимает соответствующие условия посредством совершения акцепта, который может осуществляться путем выражения волеизъявления на принятие разработанных оператором условий способом, также установленным оператором, например, «кликом» по кнопке «согласен, условия принимаю», открытием электронного средства платежа на сайте оператора электронных денежных средств. Клиент не имеет права влиять на условия договора, он лишь принимает предлагаемые оператором электронных денежных средств условия путем присоединения к договору в целом. Таким образом, существует определенное экономическое неравенство между клиентом и оператором электронных денежных средств.

Отметим, что законодатель стремится изменить сложившуюся ситуацию путем постепенного перехода от принципа обязательности соблюдения условий договора присоединения к принципу защиты слабой стороны. В соответствии с п. 2 ст. 428 ГК РФ присоединившаяся сторона вправе в определенных случаях требовать изменения или расторжения договора присоединения - если он не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает присоединившуюся сторону прав, обычно предоставляемых по договорам данного вида; исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение ее обязательств; содержит иные явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы, если бы могла участвовать в согласовании договора.

Кроме того, в п. 2 ст. 428 ГК РФ указано, если присоединившаяся к договору сторона требует в суде изменения или расторжения договора присоединения, такое изменение или расторжение будет действовать с обратной силой с момента заключения договора присоединения, а не с даты вступления в силу решения суда.

Зачастую в опубликованных в сети Интернет операторами электронных денежных средств договорах о переводе электронных денежных средств не отражаются соответствующие условия п. 2 ст. 428 ГК РФ, что объясняется стремлением операторов минимизировать риск возникновения споров. К настоящему моменту практике неизвестны споры об изменении в судебном порядке договора о переводе электронных денежных средств клиентами, то есть пока что клиентами не реализуется право участвовать в формировании содержания договора о переводе электронных денежных средств.

Важно отметить, что договор о переводе электронных денежных средств является договором присоединения независимо от того, включено ли в договор между оператором электронных денежных средств и физическим лицом прямое указание об этом. Согласно ст. 428 ГК РФ действие правил о договоре присоединения распространяется на такой договор, поскольку его условия определены одной из сторон, оператором электронных денежных средств, а другая сторона (клиент) в силу явного неравенства переговорных возможностей не могла требовать изменения их редакции.

Договор о переводе электронных денежных средств является публичным договором, несмотря на то, что данное положение отсутствует в Законе № 161, а также не установлена обязанность оператора электронных денежных средств указывать в тексте предлагаемого к заключению с клиентом договора о переводе электронных денежных средств на его публичность[221]. Оператор электронных денежных средств осуществляет предпринимательскую деятельность, оказывая клиентам платежные услуги, а договор о переводе электронных денежных средств устанавливает его обязанность предоставить услуги каждому, кто к нему обратится.

В соответствии со ст. 426 ГК РФ заключение публичного договора влечет следующие последствия. Во-первых, оператор электронных денежных средств не вправе отказываться от заключения договора с конкретным клиентом при наличии возможности его исполнить. При необоснованном уклонении оператора электронных денежных средств от заключения договора клиент может понудить его к этому. Во-вторых, оператор электронных денежных средств не может оказывать предпочтение одному лицу перед другим при заключении договора. В- третьих, цена, которую взимает оператор электронных денежных средств за свои услуги, должна быть одинаковой для потребителя соответствующей категории.

Иной точки зрения придерживается В.Ю. Иванов, полагающий, что договор о переводе электронных денежных средств с использованием электронного средства платежа не является публичным, поскольку согласно п. 2 ст. 9 Закона № 161 оператор по переводу денежных средств вправе отказать клиенту в заключении договора об использовании электронного средства платежа[222].

Однако, необходимо учитывать, что указанная норма устанавливает непубличный характер именно договора об использовании электронного средства платежа, то есть она посвящена переводу денежных средств и может применяться при переводе электронных денежных средств только в случае непротиворечия ее существу отношений по переводу электронных денежных средств. В ст. 10 Закона № 161, посвященной особенностям перевода электронных денежных средств, данная норма не повторяется, что может быть обусловлено одной из двух причин: оператор электронных денежных средств лишен права отказаться от заключения договора о переводе электронных денежных средств с конкретным клиентом, или к переводу электронных денежных средств в данном случае применяются общие правила о переводе денежных средств. Однозначный ответ из текста указанного закона не вытекает, поэтому вопрос, является договор о переводе электронных денежных средств публичным, либо он, как и договор об использовании электронного средства платежа при переводе денежных средств, является непубличным, должен решаться исходя из общих правил и принципов гражданского права .

Полагаем, что установление непубличного характера противоречит существу договора о переводе электронных денежных средств. Цель постановки вопроса о публичном характере договора состоит именно в защите «слабой» стороны, клиента, в целях сохранения равенства сторон. Несомненно, клиент является «заложником» заранее определенных оператором электронных денежных средств условий договора о переводе электронных денежных средств в силу того, что договор о переводе электронных денежных средств представляет собой договор присоединения, условия которого разрабатываются оператором и не могут быть изменены клиентом. Признак публичности договора о переводе электронных денежных средств позволяет нивелировать риск необоснованного ущемления прав клиентов при переводе электронных денежных средств[223] [224].

Кроме того, следует учитывать, что на практике заключение договора о переводе электронных денежных средств осуществляется посредством акцепта клиентом публичной оферты оператора электронных денежных средств. В соответствии со ст. 437 ГК РФ публичная оферта - содержащее все существенные условия договора предложение, которое может быть принято любым лицом. Следовательно, договор о переводе электронных денежных средств считается заключенным с момента акцепта любым и каждым откликнувшимся клиентом публичной оферты оператора. Возможность последующего отказа от заключения договора оферентом после получения им акцепта вызвала бы неопределенность и ущемление прав клиентов, которые лишаются тем самым возможности перевода электронных денежных средств[225].

Таким образом, представляется, что непубличный характер договора об использовании электронного средства платежа не свидетельствует о таком же непубличном характере договора о переводе денежных средств, в том числе электронных денежных средств. В соответствии с п. 1.6 Памятки «Об электронных денежных средствах» Информационного письма Банка России от 11 марта 2016 г. № ИН-017-45/12 «О предоставлении клиентам - физическим лицам информации об особенностях оказания услуг по переводу электронных денежных средств»[226] за оказание услуг по переводу электронных денежных средств кредитная организация может взимать с клиента комиссионное вознаграждение согласно условиям заключенного договора, кредитная организация может отказать клиенту в заключении договора об использовании электронного средства платежа, однако о возможности отказаться от заключения договора о переводе электронных денежных средств в данном акте не упоминается.

В отличие от перевода электронных денежных средств, который не может быть осуществлен без предоставления клиенту электронного средства платежа, при переводе денежных средств отказ от заключения договора об использовании электронного средства платежа не нарушает прав клиентов, поскольку такой отказ не лишает их права осуществить перевод денежных средств иным способом. В данном случае отказ оператора по переводу денежных средств выдать клиенту электронное средство платежа не ограничивает прав последнего, поскольку он может располагать другим способом перевода денежных средств без использования электронного средства платежа, предусмотренным договором банковского счета или другим договором, выступающим основанием заключения договора об использовании электронного средства платежа[227].

Таким образом, непубличным в соответствии с законом является только договор об использовании электронного средства платежа. Договор о переводе денежных средств (договор банковского счета), как и договор о переводе электронных денежных средств, является публичным в силу их единой правовой природы. В случае перевода электронных денежных средств отдельный договор об использовании электронного средства платежа не заключается, поэтому п. 2 ст. 9 Закона № 161 о праве оператора по переводу денежных средств отказаться от заключения договора не может применяться к договору о переводе электронных денежных средств.

Договор о переводе электронных денежных средств является возмездным договором. В п. 3 ст. 423 ГК РФ установлена презумпция возмездности любого договора, если иное не предусмотрено правовыми актами, содержанием или существом такого договора.

Договору о переводе электронных денежных средств присущ возмездный характер, ведь оператор электронных денежных средств осуществляет предпринимательскую деятельность, ввиду чего вправе рассчитывать на встречное предоставление со стороны клиента за оказанные в его адрес услуги по переводу электронных денежных средств. Другим доказательством возмездного характера договора о переводе электронных денежных средств является его квалификация в качестве разновидности договора возмездного оказания услуг[228]. Кроме того, в п. 2 ст. 5 Закона № 161 указано, что перевод денежных средств осуществляется за счет денежных средств плательщика - в обязательствах по оказанию услуг формулировка «за счет заказчика» означает возложение всех расходов по оказанию услуги на заказчика[229].

По возмездному договору о переводе электронных денежных средств с клиентов операторами электронных денежных средств взимаются комиссии за осуществление различных платежных операций, например, при осуществлении клиентами переводов электронных денежных средств, при предоставлении денежных средств, при осуществлении возврата остатка электронных денежных средств2.

При этом несмотря на проанализированные в настоящем исследовании такие общие признаки договора банковского счета и договора о переводе электронных денежных средств как консенсуальность и публичность, необходимо обозначить и отличительные признаки указанных договоров.

Во-первых, с точки зрения имущественного предоставления договор банковского счета по общему правилу является безвозмездным, в то время как договор о переводе электронных денежных средств является возмездным. Встречным предоставлением выступает оплата услуг банка по обслуживанию соответствующего счета клиента, которую получает банк. В силу ст. 851 ГК РФ такая оплата услуг банка следует только в случаях, прямо предусмотренных договором банковского счета. Таким образом, договор банковского счета будет возмездным только в случаях, предусмотренных соответствующим договором.

При этом заслуживает критики обоснование наличия встречного имущественного предоставления в виде возможности использовать банком денежные средства на счете клиента. Однако при этом недостатком данного подхода является то, что может оказаться, что на счете клиента будут отсутствовать денежные средства, поэтому в таком случае банк не получит возможность использования соответствующих денежных средств. Иной вариант - объем [230] денежных средств на счете клиента будет незначительным, поэтому обслуживание счета клиента и расчеты по нему будут превышать ту сумму денежных средств, находящихся на счета клиента, которую банк может использовать.

Во-вторых, согласно ст. 846 ГК РФ на банка возложена обязанность по открытию счета клиенту при заключении договора банковского счета, а в рамках договора о переводе электронных денежных средств клиенту не открывается счет. При этом для исполнения соответствующей обязанности банком необходимым является предоставление клиентов документов для открытия счета. Обязанность открыть счет банком является встречной по отношению к обязанности клиента предоставить соответствующие документы.

В-третьих, в ст. 852 ГК РФ установлена диспозитивная обязанность банка уплачивать проценты за пользование денежными средствами, находящимися на счете, если иное не предусмотрено договором банковского счета. При этом как было проанализировано в настоящей диссертации, в рамках правового регулирования договора о переводе электронных денежных средств существует запрет начисления оператором электронных денежных средств процентов за пользование электронными денежными средствами.

Таким образом, нами сформулировано не закрепленное в законодательстве РФ и доктрине определение договора об оказании услуги по переводу электронных денежных средств с выделением впервые отличительных и значимых свойств: по договору о переводе электронных денежных средств одна сторона (оператор электронных денежных средств) обязуется осуществить перевод денежных средств клиента без открытия банковского счета с использованием платежного сервиса электронных денежных средств на указанный клиентом счет или указанному им лицу, а другая сторона - клиент оператора электронных денежных средств (плательщик) - принять надлежащим образом оказанные услуги по переводу электронных денежных средств и оплатить их. При этом договор о переводе электронных денежных средств является двусторонним (синаллагматическим) консенсуальным договором, заключаемым по общему правилу по конструкции договора с исполнением третьему лицу, относимым к категории договоров присоединения и публичных договоров.

<< | >>
Источник: ХРУСТАЛЕВА АННА ВАЛЕРЬЕВНА. ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЕЖНЫЕ СРЕДСТВА КАК ОБЪЕКТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Понятие и признаки договора о переводе электронных денежных средств:

  1. § 1. Юридическая природа и существенные признаки исключительных прав в сфере интеллектуальной деятельности
  2. § 5. Авторские договоры
  3. Глава 3.3. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРИЗНАКОВ ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ СОСТАВА ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  4. § 2. Объект и предмет хищения
  5. § 2. Мошенничество
  6. Понятие и квалификация экономических преступлений,включающих в себя получение имущества путем обмана
  7. Понятие электронного документа и его производных как доказательств
  8. Система сертификации средств защиты информации
  9. Системы тайного электронного голосования,
  10. Оглавление
  11. Введение
  12. § 1. Место электронных денежных средств среди объектов гражданских прав
  13. § 2. Правовая природа электронных денежных средств
  14. § 3. Соотношение понятий электронных денежных средств и электронного средства платежа
  15. § 1. Оператор электронных денежных средств
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -