<<
>>

Глава четвертая. Последующие издания Свода законов гражданских в 1842 и 1857 гг.; продолжения к Своду законов и вопрос о продолжениях к своду вообще

Значительные изменения, последовавшие в Своде законов 1832 г., на основании позднейших узаконений, вошедших в состав шести продолжений, побудили графа Блудова уже в самом начале 1840 г.

представить государю императору предположения о новом издании свода, состоявшие в следующем: 1) план свода изд. 1832 г. сохранить и в новом издании; 2) все статьи последнего продолжения за 1832-1838 гг. внести в состав нового издания свода; 3) все повторения, встречающиеся в своде, по возможности исключить; 4) для каждого устава или отдельного положения установить особую нумерацию статей; 5) приложения к уставам и особым положениям помещать непосредственно за текстом статей оных, а не в конце тома. Вместе с тем граф Блудов коснулся вопроса, в каком виде свод должен быть издан (т.е. в форме ли уложений или свода). Император, утвердив это предположение графа Блудова 11 января 1840 г., начертал: "необходимо издать по-прежнему". Вследствие этого уже 25 того же января 1840 г. граф Блудов представлял*(155) на высочайшее воззрение о порядке приготовления общего свода к новому изданию, причем высказывал, что целью сего издания должно быть не одно соединение вышедших с 1832 по 1840 г. продолжений свода с первым его текстом. Надобно при сем случае изыскать способы усовершенствовать самый свод: а) разместив приличнейшим образом, нежели то было возможно в продолжениях, те узаконения, кои обнародованы после 1832 г.; б) исправив вкравшиеся противоречия, неполноты и другие ошибки; в) исключив повторения, оказывающиеся ненужными; г) сделав свод вообще более удобным в употреблении, но не изменяя его главных оснований, разделений, плана и даже выражений, получивших силу закона, не допуская никаких, необходимостью не указанных, перемен, стараясь, напротив, чтобы второе издание свода, будучи лучше первого, однако же, так сказать, не портило его и чтоб частный, особенно небогатый, человек не был принужден покупать все тома сего издания, а мог продолжать пользоваться прежним и с тем вместе всеми выгодами нового.
Граф Блудов, находя возможным сохранить, при новом издании Свода законов, число томов свода и весь их порядок, предполагал также сохранять в каждом томе и в каждом собрании законов, учреждений и уставов прежний порядок книг, разделов, глав, отделений, подразделений, даже по возможности и прежнюю нумерацию статей и пунктов*(156). Вместе с тем граф высказывал следующее.

1) Есть установления, кои после издания свода 1832 года получили другие предназначения или места, как, например, комиссия прошений, которая исключена из установлений, к государственному совету принадлежащих, или управление государственных имуществ, которое совершенно преобразовано. Редактор должен определить: где быть сим учреждениям в порядке прочих. Все такие положения, помещенные в продолжении, могут быть внесены в свод особенными разделами*(157).

2) После 1832 г. состоялись многие пространные наказы и положения. Доселе они помещались в приложениях к тексту свода, вовсе не по приличию. Редакторы должны приискать им места в самом тексте, с сохранением целости их*(158). Таковы суть: наказ губернаторам, положение о производстве дел в губернских правлениях, наказ земской полиции и проч. Разным образом в новое издание свода будут включены и таковые пространные положения и уставы, обнародование которых не замедлит последовать.

3) В самом своде 1832 года помещено в приложениях многое такое, что, вследствие издания новых однородных законов, может с большей удобностью и пользой составить целые особые разделы в тексте. Например, уставы о рекрутстве евреев, жителей остзейских губерний, военных поселян, малороссийских казаков, бывшей шляхты, обывателей архангельских и тому подобные. Гораздо лучше их поместить в тексте, хотя и в особом от общего рекрутского устава разделе, под названием особенных рекрутских уставов.

4) В своде 1832 года многие тома содержат в себе по несколько разнородных учреждений или уставов. Тексты их помещены один за другим непосредственно, и нумерация статей их есть общая, непрерывная, а приложения каждого учреждения или устава собраны все вместе в конце тома; оттого желающие иметь которое-либо учреждение отдельно от других частей не могут купить его.

В новом издании можно будет каждое учреждение и каждый устав, вместе со всеми его приложениями, не исключая и оглавления, поместить хотя и в одном томе, но особо, дав каждому и особую нумерацию статей; сим облегчатся и будут точнее все правки и ссылки на свод.

5) Равным образом в Своде законов изд. 1832 г. немалое число статей одинакового содержания повторяются в различных томах и уставах, нередко с целью большей полноты изложения и для лучшего ознакомления читателя с постановлениями устава или учреждения, в особенности пока не имелось алфавитного указателя к своду. Такие повторения можно без неудобства исключить, удержав такого рода статьи в одном, наиболее соответствующем им месте. Точно так же встречается, что некоторые правила изложены в одном томе свода, а изъятия из них - в других. От этого изъятия получают вид как бы противоречий; очевидно, необходимо соединить в одно место правила с их изъятиями.

6) Свод законов не есть новое законоположение; он и был и должен быть лишь собранием, почти буквальным, того, что издано в течение двух столетий и сохраняет доселе свою силу. Посему редакторам не дозволяется делать и в самых выражениях первого издания свода никаких изменений, кроме тех, кои указаны в продолжениях оного или же разрешены, или будут впоследствии разрешены высочайше утвержденными мнениями Государственного совета, или особыми высочайшими повелениями. Равным образом, и при внесении в свод новых положений и постановлений, должно держаться по возможности слов и слога подлинных актов, выписывая новый закон целыми статьями или пунктами так, как он в подлиннике. Если бы, однако, были замечены в каком-либо положении явно излишние повторения или выражения весьма не полные и мало понятные, то для исправления сего, по надлежащем с кем следует сношении, может быть испрашиваемо высочайшее соизволение через Государственный совет или непосредственно.

Немного позднее (см. всепод. докл. 20 февраля 1841 года, N 15) Блудов докладывал, что, когда в существе статей свода встретятся противоречия, происшедшие или от ошибки первых редакторов свода, или от несогласия между собой самых законов, из коих извлечены статьи оного, или же когда будет признано, что в какой-либо статье смысл первоначального закона выражен несовершенно, или что в самом сем законе, а потому и в своде, есть темнота, которую можно и полезно объяснить в новом издании свода, он, граф Блудов, по точной силе высочайшего повеления от 26 января 1840 года, будет испрашивать высочайшие разрешения непосредственно или через Государственный совет, всякий раз составляя особые записки с объяснениями существа вопроса и встреченных сомнений.

Когда же сии сомнения будут относиться не к существу закона, а лишь к форме изложения, к удобнейшему расположению предметов, исключению ненужных повторений, соединению постановлений однородных или лучшему, более логическому и сообразнейшему с общим планом свода размещению их, он, граф Блудов, будет разрешать сомнения редакторов на основании правил 25 января 1840 г., не изменяя не токмо принятого в своде порядка в расположении предметов, но даже без необходимой надобности и выражений оного, получивших силу закона; он будет стараться всего более дать редакции нового издания то единство, от коего в продолжениях были нередко допускаемы иногда довольно важные отступления.

Обращаясь затем к узаконениям, не вошедшим в первое издание свода, как-то: 1) к местным законам губерний остзейских, 2) местным изъятиям по правам состояний, законам гражданским и обрядам судопроизводства, сохраняющим свою силу в губерниях Черниговской и Полтавской, и 3) местным законам в губерниях Киевской, Подольской, Волынской, Минской, Виленской и Гродненской, остающимся в силе и за последовавшим 25 июня 1840 года указом, граф Блудов докладывал, что хотя многие из них уже и собраны, но не вполне еще и что по многим статьям допущены произвольные отступления и толкования по злоупотреблению местных властей, отчего возникли различные сомнения, которые могут быть устранены не иначе, как путем тщательного сличения общего и местного законодательства, а равно и порядка, ныне наблюдаемого с точным разумом предписания закона. Кроме того, многие из этих местных постановлений вовсе не согласны ни с духом нашего законодательства, ни с правильными понятия о государственном хозяйстве и должны быть отменены.

Но при новом издании свода, которое будет скоро приведено к окончанию*(159), II отделение не может входить в подробное рассмотрение существа сих местных изъятий и потому должно будет ограничиться оставлением в своде, с надлежащими однако же исправлениями и дополнениями, тех изъятий и по остзейским губерниям, которые в нем уже помещены*(160).

По окончании же нового издания общего свода надлежит приступить к обозрению и поверке всех местных изъятий, дабы потом издавать их в виде приложения к общему или местному своду в особом томе, расположив его по плану свода, с означением даже тех статей, к которым сии особенные постановления имеют относиться.

Касательно статей Литовского статута, которые в действии по губерниям Черниговской и Полтавской, граф Блудов полагал внести в непродолжительном времени в Государственный совет особую записку, в коей подробно показать будут как статьи Литовского статута, с приложением проекта редакции, так и порядок размещения их по общему своду.

В губерниях Киевской, Подольской, Волынской, Минской, Виленской, Гродненской и области Белостокской, указом 15 июня 1840 года, действие прежних местных законов заменено общим законодательством империи, но с тем вместе, по высочайше утвержденному журналу западного комитета, положено поместить в Своде законов те постановления, которые относятся к некоторым, особым в тамошнем крае классам людей или родам имущества и основаны на постановлениях, изданных самим российским правительством*(161). Все сии постановления касаются большей частью прав состояния и удобно могут быть размещены, по принадлежности, в виде особых отделений, подразделений, статей, или даже пунктов.

Равным образом граф Блудов обратил внимание и на те части прежнего издания Свода законов и продолжений, которые не должны бы были входить в оные.

При первоначальном составлении свода принято было за правило не вносить постановлений временных или заключающих в себе такие распоряжения, которые, по существу своему изменяясь и долженствуя изменяться беспрестанно, не утверждаются и не могут быть утверждаемы верховной властью. Впоследствии однако же, вероятно, по желанию дать каждому предмету сколь возможно более полноты, в продолжениях с 1833 по 1839 год были допущены отступления от сего коренного правила.

Между тем от сего происходят разные и большие неудобства.

Во-первых, объем Свода законов чрезвычайно увеличивается через помещение в оном обширных постановлений, которые заключают в себе только применение общих правил, помещенных в тексте свода, к частным заведениям или учреждениям и почти всегда, относясь к предметам однородным или подобным, суть не что иное, как повторение того или другого лишь иными, а иногда и теми же самыми словами.

Во-вторых, изменяясь очень часто по распоряжениям министров или других главных начальств, или же по истечении сроков, назначенных для их действия, сии постановления не имеют одного из главных свойств закона - твердости и нередко перестают быть нужны в то самое время, как выходят из печати в продолжениях свода. Наконец, II отделение и не имеет возможности следить за всеми переменами, делаемыми в сих постановлениях, и от этого нередко*(162) наблюдаемый на самом деле порядок существенно различается от порядка, означенного в сих приложениях к Своду законов.

Граф Блудов полагал, продолжая помещать в Полном собрании законов все удостоившиеся высочайшего утверждения или одобрения уставы частных заведений и учреждений, не включать их в новое издание свода, а только упоминать о них, когда нужно, со ссылкой на Полное собрание законов.

Что же касается положений и уставов по тем частям законодательства, которые не вошли в состав Свода законов 1832 года, то, по мнению графа Блудова, хотя и было бы желательно собрать и ввести в свод все такого рода узаконения (что, несомненно, должно будет привести в исполнение, но для сего требуются обширные предварительные работы и соображения, а также сношения с разными ведомствами, вероятно, весьма продолжительные, а затем немалое время потребуется на составление проектов статей и целых сводов, а также их проверку и ревизию. Это все может отдалить на несколько лет самое издание свода законов, которое, однако, крайне необходимо. Ввиду практической цели лучше отложить на сей раз составление обширнейшего общего свода законов и ограничиться подновлением существующего, которое, в свою очередь, послужит основанием для нового обширнейшего и важнейшего труда, ибо тогда можно будет, не спеша, собрать материалы, начертать план для всех более существенных дополнений к своду и иметь их в готовности к изданию третьему, которое через несколько лет также будет необходимо, по естественному движению дел и успеху законодательства. Так, во многих министерствах и главных управлениях составляются новые важные уставы и положения: устав о колониях, устав о беглых, уставы врачебный, лесной и проч. По всей вероятности, они, в скором времени, может быть, даже прежде отпечатания свода вторым изданием, будут обнародованы, и сие ведет ко второму из представившихся вопросов: не лучше ли на несколько времени отложить сие издание, дабы ввести в оное как означенные выше сего уставы, так и приготовляемые проекты уложения о преступлениях и наказаниях и устава уголовного судопроизводства, вследствие чего не только весь XV том и часть тома XIV должны измениться, но по необходимой связи законов о наказаниях со всеми частями законодательства и другие тома свода подвергнутся некоторым переменам, более или менее значительным.

Отсрочка же нового издания свода была бы и неполезна, и неудобна. Со времени последнего продолжения издано немало обширных и важных положений, изменивших значительное количество статей законов (как, напр., манифест 1 июня 1839 г. о введении единообразного курса монет и переложения всех сумм на серебро; высочайше утвержденное мнение Государственного совета 4 июля 1841 года об умножении гербового сбора; уставы, изданные по Министерству государственных имуществ, и т.д.), которые необходимо было бы перепечатать, потому что без этого не уменьшится трудность справок и ссылок на законы, рассеянные в своде и разных продолжениях. Составление подобного продолжения почти столь же трудно, как и приготовление всего свода к новому изданию, и оным не была бы достигнута главнейшая и важнейшая для удобств в употреблении цель - соединение всех постановлений в одно целое. При новом издании свода можно будет внести в оное все узаконения по 31 декабря 1841 г.

Однако при самом изготовлении нового издания свода законов, имевшийся в наличности законодательный материал принудил графа Блудова отступить во многом от первоначальных его намерений при составлении оного, о чем он и представлял на высочайшее воззрение 31 декабря 1845 года (N 58).

Так, оказалось, что план свода 1832 года не мог быть сохранен вполне: 1) вследствие перенесения приложений (находившихся в продолжениях) в текст свода (как, напр., наказа гражданским губернаторам, учреждения Министерства государственных имуществ и т.д.); 2) вследствие включения в свод постановлений новых, изданных после 1832 года, как, напр., положения о пробирных палатках, о депозитной кассе при коммерческом банке, о дворянском губернском банке в Нижнем Новгороде и т.д., составивших особые главы в подлежащих уставах; 3) вследствие перемещений различных правил, изложенных в том же томе или из одного тома в другой, сделанных для соединения правил однородных или исправления несообразностей; напр., законы о правах состояния малороссийских казаков находились по своду 1832 года в своде учреждений губернских, а законы о правах состояний инородцев на островах американской компании - в уставе торговом. Те и другие перенесены в свод законов о состояниях при новом издании; 4) вследствие исключения повторений, которые были исключаемы лишь в том случае, когда известный предмет находится в одном уставе в целом своем объеме, а в другом сделана из него ссылка. Но другого рода повторения, допущенные с намерением дать каждой части управления полное, так сказать, по ее ведомству законодательство, или кажущиеся только по форме своей буквальными повторениями, но на деле рассматривающие один и тот же предмет в разных видах, не могли быть уничтожены без нарушения полноты уставов, а также стройности и ясности их изложения, а потому были сохранены при новом издании свода.

Вышеозначенные изменения не могли не оказать влияния на нумерацию статей свода, которую невозможно было сохранить.

Кроме того, произошли изменения и в самом тексте свода 1832 года, несмотря на то, что он, по словам Блудова, был высочайше утвержденный закон. Такие изменения текста являлись необходимыми в следующих случаях: а) когда первоначальный текст был совершенно заменен новыми узаконениями; б) когда он был дополняем или изменяем новыми постановлениями; в) когда в тексте одного устава в своде встречалось противоречие с текстом другого устава; г) когда в министерствах или главных управлениях возникали по статьям вопросы, которые были основаны на составленных законодательным порядком узаконениях.

При изготовлении нового издания представлялись всякого рода вопросы и сомнения, из коих одни касались только формы изложения (как-то: исключение повторений, удобнейшее расположение предметов), другие же возникали от существа статей (как-то: противоречия, темнота, неясность), которые полезно было устранить при новом издании. Сверх того, возникали вопросы по замеченным, со времени составления свода, противоречиям между буквой закона и порядком практического оных исполнения. Все эти вопросы, вызывавшие сношения с различными министерствами и главноуправляющими, а затем представленные на высочайшее государя императора усмотрение или непосредственно, или через Государственный совет, немало замедлили ход работ по составлению нового издания свода, для внесения в которое новых постановлений было определено, по всеподданнейшему докладу 2 апреля 1842 г., N 32, крайним сроком 1 июля 1842 г., а затем, согласно докладу 10 декабря 1842 г., N 91, высочайше разрешено было помещать в новое издание свода и те постановления, кои состоялись после 1 июля, когда только сие возможно, без остановки печатания.

Свод законов издания 1842 г. был обнародован при указе Правительствующему сенату 4 марта 1843 г. (2-е П. С. З. N 16584), причем, между прочим, повелевалось: 1) отныне впредь, то есть со времени обнародования сего указа и получения книг нового издания Общего свода законов империи в каждом по принадлежности присутственном месте или управлении, ссылаться в делах вместо статей первого издания Свода законов и продолжений его на статьи изд. 1842 г., и 2) дабы предотвратить всякое для частных лиц затруднение в их действиях по делам и предоставить им достаточное время для навыка в употреблении Общего свода законов по новому изданию - принять правилом, чтобы до 1 января 1844 г. прошения, в коих ссылки на законы будут еще по прежнему изданию свода или продолжению оного, не были, по сей одной причине, возвращаемы просителям и т.д.

Несмотря на исключения некоторых повторений и многих временных или частных постановлений, в Своде законов изд. 1842 г. имеется до 52 328 статей в тексте и около 7040 в приложениях (всего до 59 400 статей) и около 890 форм, и образцов всякого рода, т.е. почти в полтора раза более, нежели в первом издании свода. Число томов свода осталось то же (пятнадцать), и хотя состав томов вообще также не подвергся особенным изменениям, тем не менее во многих томах и уставах (входящих в их состав) было сделано немало дополнений и исправлений, из числа которых главнейшими являются следующие.

В первом томе в учреждении Правительствующего сената введены статьи, относящиеся до учрежденных в Варшаве указом 6 сентября 1841 г. двух департаментов Сената (9 и 10) и общего их собрания, вместо Государственного совета и высшей палаты царства Польского. Кроме того, в изложении статей учреждения министерств возвратились к порядку, принятому в самом законе 1811 г. об учреждениях министерств, т.е. общий наказ министрам помещен непосредственно за общим образованием министерств, а частные наказы министрам финансов и внутренних дел - также непосредственно за особенным сих министерств образованием*(163). Так как департаменты Министерства финансов были учреждаемы или присоединяемы к оному в разное время, то и образования их были помещены в учреждения сего министерства не по какой-либо общей системе, основанной на однородности или ближайшей связи предметов его ведомства. Так, за департаментом горных и соляных дел поставлен департамент внешней торговли, за ним департамент разных податей и сборов, потом департамент мануфактур и внутренней торговли и, наконец, департамент казначейства с главным казначейством и канцелярии министерства. При новом издании свода департамент мануфактур и внутренней торговли поставлен вслед за департаментом внешней торговли. Что касается горной части, то управление оной было преобразовано и почти вовсе отделено от прочих частей Министерства финансов, хотя оставалось под начальством того же лица, которое управляет министерством, но по горной части имеет однако же особое звание, именно главноуправляющий корпусом горных инженеров. Это управление имеет вид особого полного министерства (составленного из горного департамента, горного штаба, горного совета, горного аудиториата, горного ученого комитета), а потому все учреждения оного в Своде законов соединены вместе и помещены после всех департаментов Министерства финансов, именно вслед за казначейством, с наименованием: управление монетной, горной и соляной части.

По Министерству внутренних дел вышло в 1840 г. расписание предметов канцелярии министра, которое, как высочайше утвержденное, внесено также в Свод законов.

Положение о комиссии прошений, состоявшей до 1835 г. при Государственном совете в виде особого, не принадлежавшего к нему учреждения, но получившей в 1835 г. новое образование, признано всего более удобным поместить в первом томе, после всех учреждений, в нем содержащихся, так как в комиссию прошений, состоящую под непосредственным ведением его величества, по свойству дел ее, могут поступать жалобы на все учреждения, о которых содержатся правила в этом томе. Кроме того, введены учреждения Министерства государственных имуществ и государственного контроля, а также статут ордена св. Станислава и составленный свод постановлений о медалях и почетных кафтанах. Вместе с тем, на основании всеподданнейшего доклада 12 марта 1842 г., N 23, все учреждения орденские соединены в одну книгу под заглавием: учреждения орденов и других знаков отличия, а самые статуты орденов расположены по их старшинству, как они изложены в общем статуте орденов, изданном императором Павлом 5 апреля 1797 г.

Второй том, согласно новейшим, в последнее время изданным узаконениям (как-то: общий наказ гражданским губернаторам, устав о порядке делопроизводства в губернских правлениях, учреждение земской полиции и наказ чинам и служителям оной, учреждение палат государственных имуществ и подведомственных им управлений, инструкция уездным казначействам, положение об управлении самоедов, калмыков, войск: донского, оренбургского, черноморского и других), во многом весьма существенно переделан.

В составе третьего тома, вследствие многочисленных дополнений и пояснений, изданных в последнее время, о производстве в чины, о наградах по службе гражданской, о пенсиях, классах должностей и т.д., сделано также множество дополнений и исправлений.

В пятом томе сделано согласование прежних правил о питейном сборе и акцизе с новыми откупными условиями. В этот же том вошел совершенно новый устав об акцизе с приготовленного табака.

В томе шестом главнейшие исправления состоят в дополнении оного по циркулярным предписаниям Министерства финансов.

В седьмом томе много изменено вследствие перемены в монетной системе; сверх того, помещенные в оном уставы горный и соляной дополнены важными, изданными в последнее десятилетие постановлениями.

В томе восьмом оставлены по-прежнему устав о казенных имениях, с отделением статей о порядке губернского и окружного управления сими имениями и попечительстве о крестьянах, которые, относясь к губернским учреждениям Министерства государственных имуществ, помещены во II томе свода нового издания.

Кроме того, согласно вновь изданным узаконениям, коими многие из прежних постоянных постановлений сего устава обращены в меры преходящие, временные, перенесено из текста означенного устава в приложения к нему все, что касается арендного содержания имений на прежних правилах, разумея под сим и отдачу имений в содержание с торгов, как меру, допускаемую лишь в особых случаях, впредь до окончания люстрации.

Вследствие такого перемещения устав значительно сократился и вместе с тем признано удобным разделить его уже не на разделы, а просто на главы, по свойству постановлений, в тексте остающихся, с присовокуплением краткого, в нескольких статьях, к оным введения, под названием: положения общие.

Самое заглавие устава заменено другим, более сообразным со свойством входящих в оный постановлений, именно он назван уставом о хозяйственном управлении населенных казенных имений*(164).

Том девятый Свода законов в издании 1832 года назывался иногда сводом законов о состоянии людей в государстве, иногда же просто сводом законов о состояниях. Для единообразия в означении сей части свода ей присвоено название свода законов о состояниях, чему соответствует и самое разделение тома IX на две книги, 1-я "о разных родах состояний и различии прав, им присвоенных", 2-я - об актах состояний.

Раздел четвертый, под заглавием о сельских обывателях, заключал только законы о свободных сельских обывателях; законы же о крепостном состоянии составляли особый раздел.

Так как по статье 2 тома IX полагаются только четыре состояния природных обывателей империи и не упоминается о крепостных людях как о состоянии отдельном, а также в главе первой раздела четвертого (ст. 381-390), при исчислении сельских обывателей, водворенных на помещичьих землях, поименованы и крестьяне помещичьи, то принято было статьи, относящиеся до крепостных крестьян, изложить в том же разделе IV, но в составе особой главы.

<< | >>
Источник: Майков П.М.. О Своде законов Российской империи (под редакцией и с предисловием В.А. Томсинова). 2006 г. – 189 с.. 2006

Еще по теме Глава четвертая. Последующие издания Свода законов гражданских в 1842 и 1857 гг.; продолжения к Своду законов и вопрос о продолжениях к своду вообще:

  1. IX. Общие итоги второго периода в истории науки уголовного права в России
  2. 56. Уложение о наказаниях 1845 г. и Устав о наказаниях 1864 г
  3. Библиографический указатель
  4. Глава 1. Судьба Н. Я. Данилевского (школа жизни, наук и общений)
  5. Глава четвертая. Последующие издания Свода законов гражданских в 1842 и 1857 гг.; продолжения к Своду законов и вопрос о продолжениях к своду вообще
  6. Вместе с тем принятое в своде 1832 года выражение "крестьяне казенные", заменено названием государственных крестьян или поселян, употребляемым во всех новейших законах и в особенности в уставах, изданных Министерством государственных имуществ.
  7. Глава пятая. Об издании различных томов Свода законов с 1857 года по 1905 год
  8. Разработка нового устава почтового была возложена на министра внутренних дел еще высочайшим повелением 23 октября 1870 года (П. С. З. N 48837), для чего была составлена особая комиссия.
  9. Глава шестая. Некоторые отзывы печати о Своде законов
  10. Примечания
  11. Терминологический словарь
  12. РАЗДЕЛ III. ПРАВОВЫЕ АКТЫ И ДОКУМЕНТЫ 1822-1892 гг.
  13. X (Второе издание Свода 1842 г.)
  14. Высшее управление в эпоху абсолютизма (XVIII - XIX вв.)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -