<<
>>

1. Общая характеристика и классификация объектов и зон вне пределов Союза ССР,на которые распространяется советское уголовное законодательство

Уголовная юрисдикция Союза ССР и сфера применения советского уголовного закона, как уже было сказано, охватывают всю территорию Союза ССР и, как правило-, не распространяются за ее пределами.

Но поскольку имеются территории, не находящиеся под суверенитетом какого-либо государства, открытые моря и океаны, Антарктида, космическое пространство, советская уголовная юрисдикция в соответствии с общепризнанными нормами международного права распространяется на объекты, находящиеся в этом территориальном пространстве и принадлежащие Советскому Союзу. Это — континентальный шельф Союза ССР, подводные кабели в открытом море, любое морское судно, плывущее в открытом море или находящееся в Антарктике, любое воздушное судно, находящееся в воздушном пространстве над открытым морем или над Антарктикой, искусственные космические тела и национальные научно-технические сооружения на других планетах, запущешые Союзом ССР. Над преступлениями, совершенными на этих объектах, осуществляется советская уголовная юрисдикция так, как если бы эти преступления были совершены на территории Союза ССР.

На находящиеся на территории иностранного государства объекты, принадлежащие Союзу ССР, советская уголовная юрисдикция, как правило, не распространяется, однако отдельные объекты такого рода в соответствии с общепризнанными нормами международного права и национальным законодательством иностранных государств все же подлежат советской уголовкой юрисдикции. Так как эти объекты различны, то меж-

84

дународно-правовая регламентация вопросов уголовной юрисдикции над ними тоже различна. В силу этого необходимо различать две группы принадлежащих Союзу ССР объектов, находящихся на территории иностранного государства.

Первую группу составляют объекты, на которые советская уголовная юрисдикция распространяется повсеместно и безоговорочно на основании соответствующей международно-правовой регламентации: находящиеся на иностранной территории советские военно-морские и военно-воздушные суда.

На этих объектах осуществляется советская уголовная юрисдикция так, как если бы преступление было совершено в Союзе ССР на территории одной из республик.

Вторую группу составляют объекты, на которые советская уголовная юрисдикция распространяется не повсеместно и безоговорочно, а только при наличии целого ряда условий: невоенные морские и воздушные суда, находящиеся на территории иностранного государства. На этих объектах в большинстве случаев осуществляется уголовная юрисдикция того иностранного государства, на территории которого находится этот объект. Однако, при определенных условиях, на основании общепризнанных норм международного права или равноправных двухсторонних договоров Союза ССР с иностранными государствами или, наконец, исходя из суверенной воли того иностранного государства, на территории которого совершено преступление, над советским морским или воздушным невоенным судном может быть осуществлена советская уголовная юрисдикция.

В этих случаях, как мы покажем, осуществление советской уголовной юрисдикции также должно основываться н.а территориальном принципе действия советского уголовного закона в пространстве, т. е. так, как если бы преступление было совершено в Союзе ССР на территории соответствующей союзной республики. Эти вопросы осуществления советской уголовной юрисдикции не нашли должного освещения в юридической литературе и совершенно не освещены в литературе по уголовному праву1.

Вопросы реализации уголовной юрисдикции на отдельных объектах, находящихся вне пределов Союза ССР, нуждаются в самостоятельном анализе, так как их правовой статус и правовая регламентация деятельности лиц, находящихся на этих« объектах, различны.

В науке советского уголовного права вопрос об объектах и зонах, находящихся вье пределов Союза ССР, на которые должна быть распространена советская уголовная юрисдикция,

85

решается по-разному, зачастую вопреки положениям, отстаиваемым советской наукой международного права. Поэтому необходимо остановиться на наиболее спорных и, как нам кажется, наиболее значимых для права применения советских уголовных законов вопросах.

Речь пойдет, во-первых, о помещениях советских дипломатических представительств за границей, во-вторых, о зоне дислокации советских войск в братских социалистических государствах, ибо, как полагают некоторые авторы, на эти объекты и зоны распространяется советская уголовная юрисдикция, и, наконец, в-третьих, о временно оккупированной советскими войсками территории в связи с военными действиями во время войны.

Многие советские криминалисты к территории Советского Союза приравнивают территории, занимаемые советскими посольствами в иностранных государствах и территории дислокации советских вринских частей, находящихся за границей на основании соглашений, заключенных с соответствующими органами2. С этой точкой зрения нельзя согласиться. Во-первых, признание советских посольств за границей частью территории СССР не обеспечило бы лучшей их охраны от преступных посягательств в капиталистических государствах и в то же время означало бы признание экстерриториальности помещений посольств капиталистических государств в СССР (на началах взаимности) и безнаказанности многих преступлений3. Во-вторых, эта точка зрения противоречит нормам международного права. Из Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961' г., установившей, что помещение дипломатического представительства и частная резиденция дипломатического агента неприкосновенны, что они имеют право пользоваться флагами и эмблемами своей страны, вовсе не следует, что помещение дипломатического представительства, резиденция дипломатического агента и средства передвижения перестают быть территорией государства пребывания дипломатического представительства. Из того, что дипломатический агент пользуется иммунитетом от уголовной юрисдикции страны пребывания (совершенное им преступное деяние не может быть предметом рассмотрения су-деоьых и следственных органов местной власти без особого на то разрешения) и его личность неприкосновенна (о» не подлежит аресту или задержанию), не вытекает, что совершенное им преступление в помещении дипломатического представительства в резиденции или в средствах передвижения не может быть признано совершенным на территории государства пребывания дипломатического представительства.

Если в этом случае аккредитовавшее государство отказывается от иммунитета своего дип-

86

ломатического агента, он может быть привлечен к уголовной ответственнссти за совершенное им преступление в государстве пребывания4.

Следует отметить, что еще русские дореволюционные ученые в области международного права отвергали экстерриториальность помещений посольств и дипломатических резиденций5. Советская6 и иностранная7 доктрины международного права не признают экстерриториальности помещений, занимаемых дипломатическими представительствами, резиденций глав дипломатического представительства и жилых помещений членов дипломатического персонала8. В противоположность советской науке международного права теория советского уголовного права без всякого основания утверждает принцип внеземельности (экстерриториальности)9. Если таксе утверждение было в какой-то мере объяснимо до 1958 г., когда Основные начала уголовного законодательства и уголовные кодексы союзных республик, говоря о правах представителей, пользовались термитом «право экстерриториальности10 (хотя имелось в виду неподсудность судебным учреждениям), то после 1958 г. нет никаких оснований ни для того, чтобы пользоваться этим термином, ни для признания по существу экстерриториальности помещений дипломатических посольств и жилищ дипломатов11.

Кроме того, чтобы признать несостоятельной теорию экстерриториальности помещений дипломатических представительств, достаточно сослаться на ст. 37 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., из которой следует, что члены семьи дипломатического агента — граждане государства пребывания — за совершенные ими преступления должны отвечать по законам страны пребывания, даже если они совершили это преступление на территории посольства с использованием помещения посольства или средств передвижения; члены обслуживающего персонала за преступные деяния, совершенные ими не при исполнении своих обязанностей, также отвечают по законам места пребывания и независимо от того, совершили ли они преступление в помещении представительства или нет.

Таким образом, вовсе не все лица, совершившие преступления на территории или в помещении советского представительства, а также в принадлежащих Союзу ССР средствах передвижения, отвечают по советским законам. Советские дипломатические представители и прочие лица, пользующиеся дипломатическим иммунитетом, за совершенные ими в стране пребывания преступления отвечают перед советским судом и по советским законам не в соответствии с территориальным принципом, а в соответствии с принципом гражданства.

Следует

87

также учесть, что Союз ССР не признает и осуждает практику дипломатического убежища12.

Перейдем к рассмотрению правового режима зон дислокации советских войск за границей. Нельзя согласиться с мнением А. А. Герцензона, С. Т. Келиной и Ю. И. Ляпунова, что территория расположения советских воинских частей, находящихся за границей на основании соглашений, заключенных с иностранными государствами, или на основании международных договоров, приравнивается к территории Советского Союза13. Эта точка зрения прямо противоречит соглашениям, заключенным Союзом ССР с социалистическими странами, на территории которых находятся советские воинские части. Двухсторонними договорами о правовом положении советских войск, находящихся временно и только в оборонительных целях на территории других социалистических государств на основе Варшавского договора, закреплено глубокое уважение к суверенитету этих государств. Лица, входящие в состав советских войск, и члены их семей, как правило, отвечают по законам государства, на территории которого они совершили преступления. Исключения из общего правила составляют случаи совершения лицами, входящими в состав советских войск или членов их семей, преступлений только против Советского Союза либо против лиц, входящих в состав советских войск или членов их семей, а также случаи совершения преступлений в связи с исполнением служебных обязанностей14. Аналогично решен вопрос о юрисдикции в договоре об арендуемых у Союза ССР территориях15.

Союз ССР не претендует на привилегированное положение для советских военнослужащих на территории зарубежных социалистических государств в вопросах уголовной ответственности; наоборот, предъявляет повышенную требовательность к поведению своих военнослужащих, в первую очередь, в плане уважения к правопорядку, установленному законами этих государств.

В отличие от советских войск, иностранные войска, в особенности американские, находятся в привилегированном положении, на что неоднократно указывалось в советской юридической литературе16.

Осуществление Конвенции о статусе вооруженных сил стран — участниц НАТО от 19 июня 1951 г. привело к фактическому иммунитету иностранных военнослужащих в странах НАТО17.

Последним вопросом, заслуживающим самостоятельного рассмотрения с позиций распространения советской уголовной юрисдикции и действия советских уголовных законов га зоны, находящиеся вне пределов Союза ССР, является вопрос о дей-

88

ствии советских уголовных законов на временно оккупированной территории в связи с военными действиями. Этот вопрос был особенно актуален в годы Великой Отечественной войны и непосредственно после ее окончания, поэтому освещен в трудах советских ученых того периода. Теоретического значения он не потерял и в настоящее время. Решение этого вопроса советскими учеными нам представляется правильным.

М. Д. Шаргородский, исходя из национального законодательства, норм международного права и специальных соглашений, заключенных между соответствующими государствами, в отношении действия советских уголовных законов на территории вражеского государства различает три группы лиц: 1) советские военнослужащие и советские гражданские лица; 2) граждане вражеского государства, на территории которого находятся советские войска и 3) военнослужащие вражеского государства, на территории которого находятся советские войска. М. Д. Шаргородский считает, что советские граждане (как военнослужащие, так и гражданские лица) на территории, занятой советскими войсками, за все преступления подсудны советским судам по советским законам. Иностранные граждане (как гражданские лица, так и военнослужащие), совершившие преступления против советских граждан на территориях, занятых советскими войсками, также должны быть подсудны советским судам по советским уголовным законам18. Мы полностью-согласны с этим положением, однако, считаем, что оно исходиг из реального принципа действия уголовного закона в пространстве, который должен быть отражен в праве применения советских уголовных законов.

Вопрос о действии уголовного законодательства в отношении местного населения территории, занятой советскими войсками, М. Д. Шаргородский рассматривает применительно к конкретным историческим условиям, имея в виду особое отношение к тем территориям, занятым советскими войсками в период Отечественной войны, где действовало фашистское законодательство. В этих странах в отношении местного населения должно было быть восстановлено ранее действовавшее (дофашистское) законодательство или введено новое законодательство, свободно установленное освобожденными народами19. Компетенция судов Германии была установлена после ее оккупации в соответствии с приштым Контрольным Советом законом о реорганизации немецкой судебной системы20.

Вспрос о действии советских уголовных законов на оккупированной территории вражеских государств в отношении мест-

89

\

ного населения решался в соответствии с Приложением к Гаагской конвенции 1907 г. — «Положением о законах и обычаях сухопутной войны», в ст. 43 которого говорится, что «с фактическим переходом власти из рук законного правительства к занявшему территорию неприятелю последний обязан принять все зависящие от него меры к тому, чтобы, насколько возможно, восстановить и обеспечить общественный порядок и общественную жизнь, уважая существующие в стране законы, буде к тому не встретится неодолимого препятствия»21. Такова же по содержанию ст. 64 Женевской конвенции о защите мирного населения во время войК'Ы от 12 августа 1949 г. Последующие статьи Женевской конвенции о защите мирного населения во время войны регулируют порядок вступления в силу изданных оккупирующей державой постановлений, предусматривающих уголовную ответствениэсть, деятельность военных судов, при-мекение смертной казни в отношении покровительствуемых лиц, привлечение к уголовной ответственности за действия, совершенные до оккупации, процессуальный порядок рассмотрения уголовного дела, основания и порядок интернирования лиц по соображениям безопасности (ст. 65—78)22.

Вопросы юрисдикции на территории союзного государства в период войны или после ее окончания, если па этой территории временно находятся советские войска, решаются путем соглашений между Советским Союзом и соответствующим союзным государством-3. Эти соглашения свидетельствуют о том, что уголовные дела о преступлениях, совершенных несоветскими гражданами i а территории государств-союзников после вступления советских войск, во всех случаях, даже если они были направлены против советских вооруженных сил, оставались подсудными судам этих государств и рассматривались на основании законов этих государств. Исключение было допущено только в отношении преступлений, совершенных в зоне военных действий. Союзные государства добровольно передавали свои права осуществлять юрисдикцию на своей территории — в зоне военных действий — советским государственным органам в интересах обеспечения собственной государственной безопасности, во имя победы над общим врагом, т. е. в соответствии с жизненными интересами своей страны и своего' народа.

Таким образом, мы приходим к выводу, что за исключением временно оккупированной вражеской территории во время войны, нет таких объектов и зон на сухопутной территории иностранного государства, на которые распространяется советская уголовная юрисдикция.

90

<< | >>
Источник: М. И. БЛУМ. Действие советского уголовного закона в пространстве. Учебное пособие. РЕДАКЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКИП ОТДЕЛ ЛГУ им. ПЕТРА СТУЧКИ. РИГА 1974. 1974

Еще по теме 1. Общая характеристика и классификация объектов и зон вне пределов Союза ССР,на которые распространяется советское уголовное законодательство:

  1. § 1. Способы защиты гражданских прав
  2. 1. Общая характеристика и классификация объектов и зон вне пределов Союза ССР,на которые распространяется советское уголовное законодательство
  3. Тема: ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА. СИСТЕМА ДЕЙСТВУЮЩЕГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА В ПРОСТРАНСТВЕ И ВО ВРЕМЕНИ
  4. Параграф второй. Методология общего сравнительного правоведения
  5. § 3. Личностный фактор развития эколого-правовой науки
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -