<<
>>

Глава I  ПОНЯТИЕ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ


Имущественные оношения, обусловленные использованием товарно-данежной формы,— это главный и решающий предмет гражданскоправового регулирования. Для того чтобы определить, какие общественные отношения являются имущественными и какие из этих имущественных отношений регулируются гражданским правом, необходимо раскрыть содержание понятия имущественных отношений, выяснить их место и роль в социально-экономической структуре социалистического общества.

1. Во всяком обществе имущественные отношения тесно связаны с производственными отношениями, составляющими его базис. Классическая характеристика производственных отношений содержится в предисловии к «К критике политической экономии» Маркса. «В общественном производстве своей жизни,— писал К.Маркс,— люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил»[3].
В. И. Ленин, говоря о материальных, производственных отношениях, подчеркивал, что они складываются помимо воли и сознания человека, как результат (форма) деятельности человека, направленной на поддержание его существования[4].
Исходя из этих отправных положений, в литературе указывают, что производственные отношения в широком смысле слова охватывают все формы экономических отношений между людьми. Сюда входят и общественное разделение труда между городом и деревней, отношения обмена (в том числе купли-продажи), способы распределения общественного дохода. Но из всей совокупности производственных отношений, образующих экономическую структуру общества, основным, определяющим все другие отношения, является отношение людей к средствам производства, формы соединения производителей со средствами производства, а значит, и формы собственности. Поэтому формы собственности, отношение людей к средствам производства определяют положение людей и различных социальных групп, их взаимоотношения, связанные с обменом их деятельностью, способом распределения продуктов[5].
Такая характеристика производственных отношений означает, что в них не входят отношения технического разделения труда, т. е. трудовой кооперации людей, совместно работающих в одном производственном коллективе. Производственные отношения в марксистской литературе обычно рассматривались как общественно- производственные отношения и отделялись от производственно-технических отношений. Однако в последние годы в советской литературе по историческому материализму имели место попытки расширить содержание производственных отношений путем включения в них и отношений технической кооперации на предприятии. При этом общественно-производственные отношения, составляющие экономический базис общества, именуют первой стороной производственных отношений. Второй же стороной производственных отношений считают отношения, связанные с разделением труда между непосредственными производителями, в частности, отношения между инженерно-техническими работниками и рабочими, отношения между рабочими и т. д. При этом правильно указывается, что отношения, связанные с разделением труда между непосредственными производителями, не безразличны к первой или главной стороне производственных отношений[6].

Но нет никакого сомнения в том, что отношения технической кооперации труда (производственно-технические отношения) не являются имущественными отношениями. Имущественные отношения— категория, связанная с категорией общественно-производственных отношений. Имущественные отношения — это прежде всего отношения между собственниками или отношения, связанные  с собственностью. Поэтому понятие имущественных отношений может быть раскрыто лишь в связи с анализом понятия общественно-производственных отношений, кото-рые мы в дальнейшем будем называть просто производственными отношениями.
2. Классическое положение марксизма, что производственные отношения во всяком обществе существуют объективно, независимо от воли людей, тесно связано с тем, что в любом обществе складывается объективно-необходимая цепь событий, независимая от нашего общественного сознания, не охватываемая им полностью никогда[7]. Это,положение относится не только к антагонистическим общественным формациям, оно действует и при социализме. Сознательное строительство новой экономики в социалистическом обществе, предвидение на основе познаваемых закономерностей его развития необходимости совершенствования данных производственных отношений не устраняет объективности их существования, но устраняет стихийность экономического развития. Производственные отношения, как известно, являются объективными, не зависящими от воли людей, во-первых, потому, что каждый участник общественного производства, вступая в него, вынужден считаться с теми предпосылками и условиями, которые даны всем предшествующим развитием общества, приспосабливаться к этим условиям, и, во-вторых, потому, что участники производства не могут предвидеть всех общественных результатов их деятельности.
3. Но люди, вступающие в производственные отношения, одарены сознанием, волей. Каждый преследует определенные цели. История делается людьми. Поэтому каждое отдельное действие человека, составляющее содержание конкретного отношения, из которого лишь в конечном счете складываются независимые от воли действующего результаты,— это сознательное, волевое, целеустремленное действие. Нельзя противопоставлять субъективное объективному. «Сознательная деятельность людей зависит от объективных обстоятельств их жизни и вместе с тем она же их изменяет»[8]. Это означает, что объективные условия и деятельность людей надо рассматривать в их взаимодействии. «Закономерный ход событий, в котором участвуют люди, осуществляется не помимо, а через посредство воли людей, не помимо, а через посредство их сознательных действий»[9]. Это положение в полной мере применимо к объяснению процесса формирования производственных отношений. .„Правильно было отмечено Н. Г. Александровым, что всякое конкретное экономическое отношение, как отношение между отдельными лицами, составляя единичное звено в цепи экономического развития, которая в целом является необходимой, независимой от воли людей, представляет собой как данное индивидуализированное отношение неразрывное •единство материального содержания и волевого опосредство-вания [10].
Производственные отношения как объективные, материальные отношения — это определенный результат общественно-производственной деятельности людей. Этот результат, однако, возникает вследствие волевых актов людей и потому не может быть оторван от этих актов, от их поведения. Нельзя не согласиться с утверждением немецкого юриста Рольфа Шюсселера, что материальные общественные отношения проявляются на поверхности как взаимные действия отдельных участников, т. е. как волевые отношения, хотя они в своей основе, в своей сущности — объективные отношения. Налицо, следовательно, диалектическое единство объективного и субъективного, общего и отдельного, общественного и индивидуального. Материальные общественные отношения существуют как единство объективно-обусловленных отношений и внешних связей, обусловленных индивидуальными волевыми актами их участников. «Идет ли речь об общественных трудовых отношениях, или об отношениях 'обмена, или об отношениях собственности, они всегда выступают в их реальном существовании как волевые отноше- , ния участвующих в них субъектов»[11]. Через внешние связи, т. е.  через волевые отношения, проявляется объективная закономерность, т. е. те предпосылки или готовые условия, с которыми встречаются люди, вступающие в процесс общественного производства, а также те результаты, которые возникают из их деятельности независимо от их воли[12].
Охарактеризованные выше, волевые отношения – необходимый момент или форма проявления  материальных, отношений.Вместе с тем волевые отношения как экономические акты нельзя считать идеологическими, если исходить из  того, что идеологические явления  отражают и  выражают    различные    виды коллективного, общественного   (классового,  народного  и т. д.)
сознания[13]. А именно из этого надо исходить, имея   в виду, что производственные   отношения — это   отношения   материальные. Поэтому  конкретные  волевые  экономические  акты   (например,
акты   обмена   товаров),   будучи   проявлением   и   вместе   с  тем источником   формирования   производственных   отношений   данного  общества, должны  рассматриваться  как их необходимый элемент, а не как идеологические отношения.
     4. В работах некоторых советских юристов правильно указывается,  что  производственные  отношения -возникают  в  процессе сознательной волевой деятельности людей, хотя как пред-
посылка и  результат этой деятельности независимы от сознания людей. Но вместе с тем отдельные авторы полагают, что эти акты и возникающие из них отношения являются волевыми идеологическими отношениями. На этой позиции, например, стоит М. П. Карпушин, который пришел к выводу, что объектом правового регулирования выступают волевые идеологические отношения в сфере хозяйства, отражающие экономические , (производственные) отношения [14].
Верно, что предметом правового регулирования являются волевые отношения, что правовое отношение — это урегулированное правом волевое отношение. Но М. П. Карпушин не прав, полагая, что все волевые отношения, в том числе и те, которые складываются в сфере общественного производства,— это идеологические отношения и что поэтому нет принципиальной разницы между волевыми отношениями, санкционированными государством посредством юридических норм (правоотношениями) и волевыми отношениями людей, не санкционированными этими нормами. Хотя М. П. Карпушин и подчеркивает неразрывную связь базисных и волевых (в сфере хозяйства) отношений, он одновременно и разъединяет их, считая волевые экономические акты идеологическими.
Идеологическими волевые отношения, обслуживающие сферу производства материальных благ, становятся лишь тогда,, когда они преломятся через коллективное сознание, через волю господствующего класса [15]. Как известно, эта воля, поскольку она направлена на закрепление отношений, поддержание которых обеспечивается возможностью государственного принуждения, становится непосредственным источником правовых норм. Материальное содержание отражено в волевом экономическом отношении, ибо оно опирается на существующие вне сознания людей условия и результаты общественно-производственной деятельности людей; вместе с тем воспроизводство и изменение этих условий и результатов невозможно вне сознательных действий людей.
Какие выводы можно сделать из сказанного для выяснения соотношения права и экономики?
Мы утверждаем, что воздействие на поведение участников, общественного производства — это в конечном счете воздействие на производственные отношения, ибо тем самым осуществляется воздействие на итог, объективный результат деятельности участников. Этот результат, в свою очередь, определяет поведение тех, кто вступает в общественный процесс производства. Юридические нормы устанавливают рамки поведения людей, или, что означает то же самое, регулируют это поведение в соответствии с интересами господствующего в данном обществе класса. Право, регулируя поведение людей, воздейству--ет на их волю и тем самым оказывает воздействие на производственные отношения, закрепляет и развивает их в том направлении, которое обеспечивает сохранение, упрочение и развитие данного общества[16].
Но если право и иные виды надстроечных явлений воздействуют на производственные отношения, рассматриваемые как начальное (исходное) условие и как результат (итог) общественно-производственной деятельности людей[17], не непосредственно, а путем регулирования поведения людей в их индивидуальных конкретных отношениях, можно ли поставить знак равенства между имущественными отношениями и производственными отношениями? Так, например, акт распоряжения имуществом — это несомненно имущественное отношение. Но можно ли отдельный акт купли-продажи, совершенный двумя конкретными лицами, акт сдачи в аренду вещи или акт дарения считать производственным отношением? Чтобы ответить на этот вопрос, надо установить содержание понятия имущественных отношений.
5. Основоположники марксизма рассматривали имущественные отношения _в двояком смысле, в двух аспектах. В одних •случаях Маркс и Энгельс, говоря "об отношениях собственности (имущественных отношениях), имеют в виду производственные отношения, ,в других — рассматривают их как юридическое выражение производственных отношений. В «Нищете философии» Маркс указывает на то, что «определить буржуазную собственность— это значит не что иное, как дать описание всех общественных отношений буржуазного производства»[18]. В письме к Швейцеру от 24 января 1865 г. Маркс различает отношения собственности как производственные отношения и как юридическое выражение последних, говоря, что на вопрос о то, что такое буржуазная собственность, «можно было ответить только критическим анализом «.политической экономии», обнимающей совокупность этих отношений собственности не в их юридическом выражении как волевых отношений, а в их реальной форме, т. е. как производственных отношений» [19].
В знаменитом предисловии к «К критике политической экономии», в котором, как известно, в сжатом виде была сформулирована суть материалистического понимания истории развития общества, Маркс писал: «На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходит в противоречие с существующими производственными отношениями, или — что является только юридическим выражением этого — с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались»[20]. Очевидно, что здесь отношения собственности (имущественные отношения) рассматриваются не как производственные отношения, а как юридическая форма выражения этих отношений. Этой неоднозначности понятия отношений собственности, точнее, рассмотрению Марксом и Энгельсом этих отношен? и в различных аспектах — экономическом и юридическом недостаточно уделяют внимание авторы, исследующие понятие экjномического базиса и его соотношение с правовой надстройкой. В результате отношения собственности (имущественные отношения) нередко отождествляются с производственными отношениями и вместе с тем рассматриваются как юридическая, форма этих отношений. При этом забывают, что производственные отношения включают в себя экономические отношения собственности, но не исчерпываются ими.
Свидетельством  недостаточной  ясности  в определении природы собственности, имущественных отношений и их места в системе производственных отношений могут быть, например, высказывания, содержащиеся в монографии М. В. Колганова «Собственность в социалистическом обществе». М. В. Колганов считает, что имущественные отношения людей ничем не отличаются от их производственных отношений, что «марксизм рассматривает собственность как присвоение средств производства и других материальных благ и одновременно как совокупность имущественных или, что то же, производственных отношений людей, которые складываются на этой основе»[21].„Таким образом, но мнению М. В. Колганова, собственность, присвоение производственные отношения, имущественные отношения — это однозначные категории. Авторы книги «Исторический материализм», характеризуя господствующую форму собственности как основу данного способа производства, утверждают, что форма собственности — это, «употребляя юридическое выражение, имущественные отношения»[22]. Что хотели сказать авторы, неясно: то ли, что имущественные отношения—юридический синоним, то ли, что они юридическое выражение производственных отношений.
Мы не можем согласиться ни с М. В. Колгановым и другими авторами, ставящими зна-к равенства между собственностью и производственными отношениями и отождествляющими эти отношения с имущественными, ни с теми, кто рассматривает имущественные отношения как юридические отношения.
Несомненно, что собственность в экономическом смысле в определенной исторически обусловленной ее форме является составной и основной частью производственных отношений. Но нельзя отождествлять собственность со всей совокупностью Производственных отношений. Поэтому, задача заключается в том, чтобы раскрыть содержание собственности, в зкономическим смысле как явления, не тождественного всей совокупности производственных отношений[23] и отличного от права собственности. Подчеркивая примат экономики над правом, Маркс указывал на то, что вещь «'Становится вещью, действительной собсгвенностью, только в процессе общения и независимо от права»[24]. Маркс здесь имел в виду частную собственность и хотел оказать, что не право создает частную собственность, что она возникает в связи с определенным уровнем развития общественного производства. Маркс указывает здесь на генезис частной собственности. Она возникает в процессе общественного разделения труда как результат этого разделения и его выражение. Поэтому Маркс приходит к выводу, что «разделение труда и частная собственность, это — тождественные выражения: в одном случае говорится по отношению к деятельности то же самое, что в другом — по отношению к продукту деятельности»[25]. Право лишь санкционирует то, что уже стало фактом, что возникло в процессе экономического развития общества. Разумеется, после того, как право возникло, оно, как и всякое надстроечное явление, приобретает относительную самостоятельность в своем развитии и оказывает обратное влияние на развитие экономики, в частности, содействует претворению возможностей, обусловленных экономическим развитием, в действительность.
       Люди не могут обмениваться вещами в товарном обществе, не признавая друг друга собственниками обмениваемых вещей, независимо от того, признано это законом или нет. Общеизвестно классическое высказывание Маркса по этому вопросу во второй главе первого тома «Капитала». Характеризуя предпосылки обмена товаров, Маркс говорит: «Товары не могут сами отправляться на рынок и обмениваться... Чтобы данные вещи могли относиться друг к другу как товары, товаровладельцы должны относиться друг к другу как лица, воля которых распоряжается этими вещами». Поэтому, указывает далее Маркс, товаровладельцы  «должны  признавать  друг в друге  частных собственников. Это  юридическое  отношение,  формой которого является   договор,— все равно, закреплен ли он законом    или нет,— есть волевое отношение, в котором отражается экономическое отношение. Содержание этого юридического, или волевого, отношения дано самим экономическим отношением»[26].
Это высказывание Маркса обычно приводится в обоснование волевого характера юридического отношения, опосредствующего акт обмена. Но, как уже отмечалось нами ранее[27], слова Маркса надо понимать не в том смысле, что при каждом акте обмена между товаровладельцами вновь и вновь совершается взаимный психологический акт признания ими друг друга частными собственниками, а в том, что такое признание уже молчаливо предполагается независимо от того, способен или не способен тот или иной индивид к волевому акту. Поэтому, продолжая характеристику акта обмена как волевого отношения, Маркс в дальнейшем подчеркивает, что люди должны молчаливо относиться друг .к другу как к частным, собственникам для. того, чтобы отчуждение стало взаимным [28].
Могут, однако, сказать, что Маркс в приведенном выше высказывании рассматривает акт обмена, основанный на взаимном молчаливом признании каждого из его участников собственником обмениваемой им вещи, как юридическое отношение [29],
Для того чтобы раскрыть ход рассуждений Маркса о соотношении экономического акта обмена и его юридической формы, а в связи с этим о понятии частной собственности в товарном обществе, необходимо обратиться к не менее важному высказыванию Маркса в замечаниях на книгу буржуазного экономиста Адольфа Вагнера. Здесь Маркс, комментируя упомянутое место из первого тома «Капитала», пишет: «При анализе товарного обращения я показал, что при товарном обмене обменивающиеся лишь молчаливо признают друг друга равными личностями и собственниками обмениваемых ими благ; они делают это уже тогда, когда они предлагают друг другу свои блага и совершают покупку. Это фактическое отношение, возникающее лишь благодаря самому обмену и в обмене, получает позднее правовую форму в виде договора и т. д.; но эта форма не создает ни своего содержания, обмена, ни существующих в ней отношений лиц друг к другу, а наоборот» [30].
В третьем томе «Капитала» Маркс не менее четко обращает внимание на то, что экономические акты — это волевые акты,, получающие свое выражение в соответствующих юридических формах. «Справедливость сделок, совершающихся между агентами производства,— пишет он,— основана на том, что эти •сделки как естественное следствие вытекают из отношений производства. Юридические формы, в которых проявляются эти экономические сделки как волевые действия участников, как выражения их общей воли и как обязательства, к выполнению которых каждую из сторон принуждает государство,— эти юридические формы, будучи только формами, не могут сами определить этого содержания сделок. Они только выражают его»[31].
Для того чтобы обмен вещами был осуществлен, надо, чтобы каждый товаровладелец рассматривал не только другого, но и с е б я в качестве собственника вещи, т. е. необходимо, чтобы он относился к вещи как к своей, независимо от того, признано это законом или нет. Право лишь., санкционирует эти отношения, когда они станут типичными, повторяющимися, т. е. право — это официальное признание фактически сложившихся отношений.
. .Непосредственное содержание права собственности составляют волевые отношения, потому что волевые экономические акты — необходимая форма движения производственных отношений. Но тем самым право является формой выражения экономических отношений как отношений общественно-производственных. На это неоднократно указывали классики марксизма. Следовательно, в праве, как в специфическом идеологическом общественном отношении, т. е. в таком, которое возникло как продукт воли господствующего класса, закрепляется то поведение, которое необходимо для существования и развития господствующих в данном обществе производственных отношений.
6. Различный уровень развития производительных сил и связанные с этим различные формы общения людей в процессе производства материальных благ, т. е. различные способы производства, определяют различные формы собственности. Собственность— это общественное отношение. Но нельзя отождествлять производственные отношения с собственностью. Собственность — это часть производственных отношений, их ядро. Равным образом нельзя собственность отождествлять с присвоением, если его понимать как обмен веществ между человеком и природой. Собственность как экономическая категория, как определенная исторически сложившаяся форма есть усло-вие присвоения предметов природы, т. е. производства, осуществляемого в определенной общественной форме.
Если Маркс называет тавтологией утверждение, что собственность (присвоение)—это условие производства, то лишь потому, что присвоение он здесь понимает как процесс производства, как обмен веществ между человеком и природой, как усвоение человеком предметов природы. Ибо в дальнейшем он говорит о том, что «смешно, однако, делать отсюда прыжок к определенной форме собственности, например к частной собственности»[32]. Как известно, в классово-антагонистическом обществе присваивают результаты производства не непосредственные производители, а собственники условий (средств) производства. Поэтому утверждение, что в основе производственных отношений каждой общественной формации лежит соответствующая форма собственности, определяющая другие стороны производственных отношений, имеет смысл лишь в том случае, если собственность здесь понимается как вытекающая из данной общественной организации тр.уда предпосылка воспроизводства этой системь организации труда и распределения его результатов.
При определении собственности как основного производств венного отношения надо'исходить из той ее характеристики, которую дает Маркс в работе «Фермы, предшествующие капиталистическому производству». Он пишет: «Собственность, поскольку она есть только известное отношение к условиям производства как к своим (что касается отдельного человека, то это отношение создано коллективом, объявлено законом и гарантировано им; следовательно, наличное бытие производителя является бытием в объективных условиях, принадлежащих ему) осуществляется только через само производство»[33].
Значит ли это, что Маркс определяет собственность как отношение между человеком или коллективом людей и вещами? Конечно, нет, хотя, как это ни странно, в этом упрекают, тех, кто определяет собственность как отношение индивида или коллектива к средствам производства и к его результатам (продуктам труда) как к своим[34].
Та или иная форма собственности выражает собой распределение средств производства и его результатов между определенными лицами, между классами. Собственность—это состояние присвоенности материальных благ. Форма собственности выражает статические моменты, характеризующие данный способ производства,— начальный и конечный этапы процесса общественного производства, причем, разумеется, конечный этап снова становится начальным, ибо процесс воспроизводства материальной жизни продолжается [35].
Непосредственное производство, распределение, обмен и потребление — это различные взаимосвязанные стадии единого процесса общественного производства. Производство — воздействие людей на природу при помощи орудий труда, совершаемое в определенной общественной форме, т. е. в зависимости от того, как сочетаются объективные и субъективные факторы производства, что является определяющим в этом процессе.
Система распределения как в отношении его результатов, так и в отношении формы обусловливается системой производства. Но, будучи следствием производства, распределение одновременно выступает по отношению к его участникам как общественный закон, определяющий их положение в сфере производства. В этом смысле распределение — наличие средств производства у одних и отсутствие их у других, наличие средств производства в руках отдельных коллективов или в руках всего общества — предшествует производству. Кроме того, указывает Маркс, «если рассматривать целые общества, то представляется, будто распределение еще с одной стороны предшествует производству и определяет его в качестве как бы предэко-номического факта» в таких случаях, например, как раздел земли завоевателями между собой, при обращении побежденных в рабство, или когда народ путем революции разбивает крупную земельную собственность на парцеллы и придает, следовательно, этим новым распределением новый характер производству [36]. Таким предэкономическим фактором выступает и национализация средств производства, осуществляемая рабочим классом, завоевавшим государственную власть и установившим новый способ производства.
Предэкономическим указанное распределение является в том смысле, что оно служит основой или предпосылкой для развития нового способа производства. Но новое распределение обусловлено вызревшим в недрах старого общества новым способом производства или хотя бы наличием предпосылок его появления. Следовательно, продолжает сохраняться зависимость распределения от определенной формы производства.
Таким образом, прежде чем распределение становится распределением продуктов, оно есть: 1) распределение орудий производства, 2) подведение индивидов под определенные производственные отношения. Поэтому распределение продуктов — результат этого распределения, которое включено в процесс производства и обусловливает его организацию.
Данный Марксом анализ соотношения производства и распределения является ключом для уяснения природы собственности как формы, в которой находит свое выражение распределение средств производства и продуктов труда, если брать это распределение не как процесс, не как динамику, а как момент статический, как результат процесса распределения, как состояние присвоенности указанных материальных благ, их принадлежности индивиду или коллективу.
Распределение, рассматриваемое как начальная и конечная стадия производства, выступает в сознании тех, в чьих руках находятся  результаты  распределения,  в  виде  их  отношения к этим результатам (т. е. к вещам) как к своим. Совершенно ясно, что речь идет не о робинзонаде. Вне общества, вне общественных связей не было и не может быть отношения субъекта к вещи как к своей. Поэтому обычно   и   говорят, что собственность — это  общественное  отношение  по    поводу   вещей — средств производства и продуктов труда. Но это отношение опосредствуется через отношение к вещи как к своей в силу причин, описанных выше [37]. Отношение отдельного лица или коллектива к вещи как к своей неразрывно связано, как уже отмечалось,  с молчаливым признанием   этого   факта   другими лицами. Источники, причины, формы этого признания коренятся в классовой структуре общества, в способе производства. Иначе говоря, отношение лиц по поводу вещей и отношение к вещи как к своей или как к чужой — это две стороны одного и того же волевого экономического отношения. «Мое» может отличаться от «чужого», от «твоего» только в обществе [38].
7. Разумеется, собственность как составная часть производственных отношений объективно существует также и вне сознания участников общественного производства. Государственная собственность, кооперативно-колхозная собственность, личная собственность в социалистическом обществе — это существующие вне сознания его членов отношения. Но в силу изложенных нами причин состояние присвоенности вещей, отношение к ним как к своим, т. е. волевое отношение, является необходимым моментом в воспроизводстве данного способа производства. Та или иная форма собственности проявляется через указанное выше волевое отношение и не может существовать без него. Это волевое отношение, будучи необходимым элементом экономического содержания собственности, закрепляется правовыми нормами, на основе которых развиваются правовые отношения собственности. Непосредственным источником таких правовых норм является правосознание господствующего класса.
Из сказанного вытекает, что характеристика собственности как отношения субъекта к вещи как к своей ни в какой мере не противоречит тому положению, что собственность (точнее та или иная ее форма)—это общественное отношение. Но производственные отношения нельзя отделить от их материальной основы. Речь идет о..результатах распределения средств производства, равно как и о результатах производственной деятельности- -людей, т. е. о начальной и о конечной предпосылках процесса производства. Это и есть исторически сложившаяся форма собственности, которая выступает в сознании индивида или .коллектива в виде их отношения к материальным факторам производства и его результатам как к своим.
8. Утверждая, что собственность как отношение лица или коллектива к вещи как к своей фиксирует статику обществен-го производства, мы лишь подчеркиваем основную и определяющую черту собственности. Но было бы неправильно понимать, что такое определение собственности исключает возможность производительного или потребительского использования вещи ее собственником. Это противоречило бы действительности.
Производственный процесс включает в себя производительное потребление средств производства и протекает в" рамках 'осуществления власти собственника. Но произведенный продукт остается собственностью того, кто владеет средствами производства. В капиталистическом предприятии средства производства принадлежат капиталисту, ему же принадлежит и произведенная непосредственными производителями продукция. В социалистическом предприятии трудящиеся прилагают труд к общественным средствам производства, составляющим всенародную и кооперативно-колхозную собственность.
В связи с действием при социализме экономических законов,, обусловливающих хозяйственный расчет и связанную с ним имущественную обособленность государственных предприятий, закрепленные за предприятием основные и оборотные фонды и. •произведенная им продукция, будучи собственностью государства, вместе с тем находятся во владении государственного-предприятия как участника процесса расширенного социалистического воспроизводства и поэтому рассматриваются как имущество данного предприятия. Хотя отношения между государственными предприятиями по поводу этого имущества и не являются отношениями собственников, они все же имущественные отношения,- о чем будет сказано подробнее в гл. II.
Потребительское использование вещи собственником также осуществляется в рамках власти данного собственника, т. е, его отношения к вещи как к своей, и продолжается до тех пор,. пока вещь не будет полностью потреблена.
Как при производительном, так и при потребительском использовании вещей собственником осуществляется движение собственности, но вещи в их первоначальном или преобразованном виде принадлежат прежнему собственнику. Лишь в том случае, если собственник отчуждает вещь, она переходит в собственность другого лица. Отчуждение как акт распоряжения, вещью входит в содержание собственности, но это — последний акт собственника, в котором он проявляет свое отношение к вещи как к своей. Отчуждение продукции одним государственным, социалистическим предприятием другому хотя и не влечет за собой смены собственников (единым и единственным собственником остается социалистическое государство), но означает переход этой продукции во владение и пользование другого предприятия. Здесь мы встречаемся с иной, чем ранее были описаны, формой движения собственности, которую мы называем динамикой общественного производства. Эта динамика имеет место и в тех случаях, когда вещь передается во временное владение и пользование другому лицу (например, аренда имущества) при сохранении титула собственности у лица, передавшего эту вещь.
Таким образом, отношения, связанные с динамикой общест-.венного производства, поскольку под ней подразумеваются возникающие из общественного разделения труда распределение и обмен, связывающие производство в одно целое, развиваются на основе данной формы собственности и выступают как отношения движения собственности[39].
Не всякие отношения по поводу вещей являются отношениями собственности. Таких отношений, например, нет между лицами, связанными между собой техническим разделением труда в одном предприятии, по поводу предмета их труда. Отношения технической кооперации труда — это не отношения собственности. Отношения собственности связаны с действиями или воздержанием от действий, в которых проявляется различие «моего» и «твоего», «своего» и «чужого», «коллективного» и «индивидуального», либо с молчаливым признанием такого различия. Там, где нет такого различия, нельзя говорить об отношениях собственности или, что то же, об имущественных отношениях.
К этой характеристике имущественных отношений присоединился С. С. Алексеев, опубликовавший первую в советской .цивилистической литературе монографию, посвященную предмету советского гражданского права.
С. С. Алексеев в основном разделяет сформулированные автором этих строк в 1958 году на научной сессии отделений общественных наук Академии наук СССР положения об имущественных отношениях как о волевых отношениях собственности, не тождественных производственным отношениям, но являющихся их стороной. Вместе с тем, учитывая высказывания •основоположников марксизма об имущественных отношениях как о юридическом выражении производственных отношений, он полагает, что «имущественные отношения как волевые отношения собственности являются юридическим выражением производственных отношений потому, что они способны на реагирование со стороны права». Это означает, продолжает далее С. С. Алексеев, что «в классовом обществе имущественные отношения объективно требуют правового регулирования»[40]. С. С. Алексеев прав, указывая, что в классовом обществе имущественные отношения объективно требуют правового регулирования, однако следует различать эти отношения как волевую сторону производственных отношений и имущественные правоотношения [41].
Имущественные отношения — это отношения собственности. Но это не только отношения между собственниками. Имущественные отношения включают в себя. такие отношения, но не исчерпываются ими. Это волевые отношения, связанные с различными формами использования объектов собственности. Они, как показано, охватывают не только соответствующую форму собственности, как основу данного способа производства (в его . статике), но и его динамику, его движение. Имущественные отношения, будучи волевыми, охватывают процесс распределения средств производства и результатов труда, процесс обмена, экономический оборот.
Поскольку .речь идет о распределении и обмене, — это, разумеется, не только отношения, вытекающие из отчуждения вещей,,. но и иные отношения, связанные с другими видами распоряжения вещами и их использованием на основе данной формы собственности. Если отношения отчуждения юридически регулируются институтом купли-продажи, налогами и иными способами изъятия имущества в государственный бюджет и для государственных нужд, то иные имущественные отношения, не связанные со сменой собственников, регулируются другими правовыми институтами (имущественный наем, безвозмездное пользование и т. д.). В социалистическом обществе данный список пополняется неизвестными буржуазному праву институтами: это — предоставление земли, принадлежащей государству (в тех странах, где осуществлена национализация земли), колхозам (производственным сельскохозяйственным кооперативам) в вечное безвозмездное пользование и иные институты социалистического землепользования, образование у государственных предприятий основных и оборотных фондов и перераспределение их между предприятиями, отчуждение на основе имущественной обособленности и хозяйственного расчета государственного предприятия его продукции другим предприятиям при сохранении у государства права собственности на это имущество и т. д.
9. В эксплуататорском обществе имущественные отношения — прежде всего отношения между собственниками средств производства и непосредственными производителями, лишенными этих средств. В рамках имущественных отношений собственники средств производства присваивают прибавочный продукт, созданный производителями. Поэтому в капиталистическом обществе имущественными являются и отношения, вытекающие из наемного, труда, ибо рабочая сила там — товар.
В социалистическом обществе имущественные отношения развиваются на основе государственной, кооперативно-колхозной собственности, собственности общественных организаций и личной собственности. На первой фазе коммунизма существует всенародная собственность на орудия и средства производства как единая собственность, имеющая единственного субъекта — государство. Члены социалистического общества не имеют каких-либо долей (паев) в объектах этой собственности, не являются ее долевыми участниками, они лишь сообща, все вместе как общество в целом, как единый коллектив владеют орудиями и средствами производства. Поэтому речь идет не о множестве субъектов, а о едином субъекте всенародной собственности. Никто из членов социалистического общества не может относиться к народному богатству или к его части как к своему в смысле индивидуального его присвоения. Такое отношение имеется только у общества в целом, выступающего в лице государства. Конечно, каждый трудящийся сознает или должен сознавать, что, работая на общество, он работает на себя, что он прилагает свой труд наряду и совместно с другими работниками к общенародному достоянию, что общественное богатство, в которое и он вложил трудовую лепту, служит для удовлетворения интересов народа в целом и его личных интересов. Но сочетание общественных и личных интересов при социализме не означает их отождествления, сохраняется и различие не только между общенародной (государственной) 'Собственностью и •собственностью индивидуальной, но и между государственной и иными формами коллективной собственности. Как уже отмечено, внутри единого фонда государственной собственности также 'складываются и развиваются имущественные отношения, участниками которых являются государственные организации и предприятия.
Кроме государства как коллективного собственника, в общественном процессе производства распределения и потребления при социализме выступают другие коллективные собетвенники—колхозы, иные кооперативные и общественные организации. Отношения между этими коллективами, а также отношения между ними, с одной стороны, и государством, с другой—это отношения между различными собственниками и, значит, имущественные отношения.
На первой фазе коммунизма сохраняется индивидуальная (личная) собственность на предметы потребления. Имущественные отношения при социализме возникают не только между государством .как собственником средств производства, составляющих всенародное достояние, и иными- коллективными собственниками, с одной стороны, и гражданами—с другой, но и между гражданами как личными собственниками. Вознаграждение, уплачиваемое государственным предприятием или учреждением его работникам, а также доход, полученный членами колхоза или иной кооперативной организации в соответствии с экономическим законом распределения по труду, является личной собственностью этих работников. Заработная плата или иной трудовой доход — основной источник личной собственности на предметы потребления. Поэтому и трудовые отношения при социализме в части, относящейся к распределению по труду, являются имущественными отношениями.
По мере перехода к коммунизму все больше возрастает значение общественных форм удовлетворения индивидуальных потребностей, т. е. их удовлетворение за счет общественных фондов[42]. Но полное и безвозмездное удовлетворение обществом материальных и культурных потребностей граждан осуществится лишь во второй фазе коммунизма, когда на основе высокого уровня развития производительных сил будет достигнуто такое изобилие продуктов, что каждый член общества сможет получать их по потребностям, равно как и безотказно удовлетворять свои культурные потребности, а также будет добровольно трудиться по своим способностям. Как известно, помимо бурного роста техники, для этого необходима высокая коммунистическая сознательность. Такие условия пока еще не достигнуты. Поэтому в настоящий период, т. е. в период развернутого строительства коммунистического общества, наряду с возрастающим удельным весом удовлетворения потребностей граждан за счет общественных фондов, сохраняет свое значение и личная собственность как одна из важнейших форм удовлетворения индивидуальных потребностей.
Необходимо, однако, чтобы имущественные права, вытекающие из личной собственности, использовались собственником в соответствии с ее социально-экономическим назначением, т. е. для удовлетворения гражданином своих потребительских нужд. Социалистическое право содержит в себе такие положения, правильное применение которых обеспечит использование личной 'собственности в соответствии с ее назначением и позволит пресекать всякого рода частнособственнические извращения[43].
Имущественные отношения возникают также внутри колхоза между его членами и артелью в целом в связи с. членством в артели, в частности з связи с распределением доходов между колхозниками по количеству и качеству труда, вложенного каждым из них в общественное хозяйство. Кроме того, разнообразные имущественные отношения складываются в сфере колхозного производства в связи с распределением артельных доходов после выполнения плана продажи государству в порядке контрактации сельскохозяйственной продукции. Это, в частности, отношения, вытекающие из различного рода отчислений в неделимые фонды и их использования.
Никакое государство не может существовать без бюджета, за счет средств которого осуществляются функции государства.
Государственные финансы охватывают отношения по распределению и перераспределению определенной части народного дохода[44]. В социалистическом обществе государственные финансы, отраженные в государственном бюджете, включают в себя как первоначальное распределение части национального дохода, так и перераспределение уже образовавшихся денежных накоплений. Между государством в целом и субъектами финансового обложения (например, социалистическими предприятиями, передающими часть своих доходов в форме налога с оборота, отчислений от прибыли, амортизационных отчислений в государственный бюджет) возникают имущественные отношения. Равным образом имущественными являются и отношения между государством и теми организациями, которым выдаются соответствующие денежные средства из расходной части бюджета. Но это особый вид имущественных отношений, отличный от имущественных отношений, регулируемых гражданским правом (см. об этом гл. VI).
10. В советской юридической литературе понятие имущественных отношений мало исследовано.
В учебнике по гражданскому праву для юридических вузов, изданном в 1938 году, отсутствует четкая характеристика имущественных отношений. С одной стороны, имущественные отно-шения отождествляются с производственными отношениями, с другой стороны — смешиваются с имущественными правоотношениями. Авторы сначала утверждают, что нормы гражданского права регулируют имущественные и некоторые неимущественные правоотношения, а вслед за тем указывают, что в основе социалистических имущественных отношений лежит социалистическая и личная собственность[45]. Дальнейшего раскрытия понятие имущественных отношений в учебнике не получил.
В учебнике для юридических вузов 1944 года имущественные отношения и имущественные правоотношения не смешиваются, но понятие имущественных отношений не определено. Авторы лишь констатируют, что советское гражданское право регулирует имущественные отношения между социалистическими организациями, между социалистическими организациями и гражданами и между гражданами, и отгранчивают имущественные отношения, регулируемые гражданским правом, как оперативно-хозяйственные отношения от имущественных отношений, регулируемых административным правом в сфере хозяйственного управления, т. е. при осуществлении государством исполнительно-распорядительной деятельности[46].
Не раскрыто понятие имущественных отношений и в учебнике по гражданскому праву для юридических вузов, изданном в 1950 году. Здесь лишь указывается, что имущественные отношения, регулируемые гражданским правом, связаны с принципом вознаграждения по труду, с преобразованным законом стоимости и хозяйственным расчетом. Далее отграничиваются имущественные отношения, возникающие в сфере обращения (регулируемые гражданским правом), от имущественных отношений, возникающих в сфере хозяйственного управления (регулируемых административным правом)[47].
Попытка определить понятие имущественных отношений была дана автором настоящей работы в учебнике по советскому гражданскому праву для юридических школ, изданном в 1950 году. Имущественные отношения были охарактеризованы как та часть производственных отношений, которая выражает собой распределение средств производства, распоряжение ими и связанный с этим процесс распределения результатов труда и распоряжения ими в данном обществе. «Производственные отношения,— отмечалось далее ;в учебнике,— не исчерпываются имущественными отношениями, но последние составляют основу или ядро производственных отношений данного общества. Имущественные отношения входят в базис»[48].
Участники дискуссии о предмете советского гражданского права и о системе советского права не внесли чего-либо нового з понятие имущественных отношений. Спор шел главным образом о разграничении имущественных отношений, регулируемых гражданским правом, и имущественных отношений, регулируемых другими отраслями права, а не о раскрытии содержания понятия имущественных отношений. Большинство авторов, затрагивавших в связи с указанной проблемой вопрос Об имущественных отношениях, исходили из них как из данных, существующих отношений, не останавливаясь на том, каково их место в системе общественных отношений, какова их сущность. Те же, кто касался вопроса о природе имущественных отношений, характеризовали их как отношения собственности и связывали имущественные отношения, регулируемые гражданским правом, с экономическим оборотом, с действием закона стоимости, с эквивалентностью, с хозрасчетом. Но вопрос о волевом характере имущественных отношений не ставился. Все участники дискуссии признали также, что наряду с имущественными отношениями, регулируемыми гражданским правом, существуют имущественные отношения, регулируемые административным правом. В обоснование этого указывали на то, что социалистическое государство осуществляет единство политического и хозяйственного руководства, что планирование и регулирование хозяйственной деятельности, управление государственными пред-приятиями связано с возникновением имущественных отношений между исполнительно-распорядительными государственным!! органами и государственными предприятиями.
В редакционной статье журнала «Советское государство и право», посвященной итогам дискуссии о предмете гражданского права, в основном было воспроизведено то определение имущественных отношений, которое дано в учебнике по советскому гражданскому праву для юридических школ 1950 года[49].
В 1958 году, после длительного перерыва, появились новые учебные пособия по советскому гражданскому праву[50]. Их авторы, определяя предмет гражданского .права, не ограничиваются констатацией существования имущественных отношений, но, пытаются раскрыть и их содержание. С. И. Вильнянский под имущественными отношениями донимает отношения, которые складываются в социалистическом обществе в процессе лрошзад-ства, обмена и распределения. Далее он констатирует, что не все имущественные отношения регулируются нормами гражданского права: значительная часть имущественных отношений регулируется в порядке государственного управления[51]. Таким образом, имущественные отношения отождествляются С. И. Виль-нянским с производственными отношениями.
О. С. Иоффе основную особенность имущественных отношений, отличающую их от всех других общественных отношений, видит в том, что они обладают определенной экономической ценностью. Поэтому он определяет имущественные отношения, как такие общественные отношения, «которые обладают определенной экономической ценностью ввиду их связи со средствами производства, предметами потребления и иными продуктами труда человека»[52]. Нормы гражданского права, по мнению О. С. Иоффе, регулируют имущественные отношения лишь в определенной форме их выражения, а именно в стоимостной форме[53]. О. С. Иоффе, как это видно из данной им характеристики имущественных отношений, не дает ответа на вопрос, являются ли они производственными или нет.
Едва ли можно говорить о том, что общественные отношения обладают экономической ценностью. Сами по себе общественные отношения, т. е. отношения между людьми, экономической оценке не подлежат. Можно было бы лишь сказать, что они возникают и развиваются по поводу экономических ценностей.
В  учебнике  по  советскому  гражданскому  праву,  подготовленном коллективом  преподавателей юридического факультета Московского   университета,   имущественные   отношения   кратко -характеризуются как те «волевые отношения, в которых производственные  отношения  находят  свое  выражение  в  общественной жизни как отношения между лицами по поводу принадлежности или перехода имущественных благ»[54]. Как нами отмечено, С. С. Алексеев также исходит из трактовки имущественных отношений как волевых отношений собственности. К характеристике имущественных отношений как волевого выражения" существующих в данном обществе производственных отношений по распределению    средств производства и распоряжению ими, а также связанных с ними отношений по распределению результатов труда.и распоряжению ими присоединились авторы учебного    пособия  по  советскому    гражданскому    праву под ред.. проф. В. А. Рясенцева[55].
Из этого обзора советской правовой литературы, относящейся -к уяснению понятия имущественных отношений, видно, что в .последние годы все больше завоевывает признание-трактовка этих отношений как волевой стороны производственных отношений, хотя и в настоящее время, как и в прошлом, в ряде работ они отождествляются с производственными отношениями (или их частью), либо характеризуются как общественные отношения, связанные с собственностью, либо определяются через •самих себя. Но все авторы, говорящие об имущественных отношениях как о предмете правового регулирования, по существу молчаливо допускают, что это отношения волевые, ибо регулировать можно только доведение людей.
<< | >>
Источник: С.Н. БРАТУСЬ. ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА ГОСУДАРСТВЕННОЕ     ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮРИДИЧЕСКОЙ    ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА—1963, – 196 С.. 1963

Еще по теме Глава I  ПОНЯТИЕ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ:

  1. § 2. Понятие и цели организации управления
  2. Глава I  ПОНЯТИЕ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
  3. Глава  II ИМУЩЕСТВЕННЫЕ  И  ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  4. Глава   VII  ОПРЕДЕЛЕНИЕ   СОВЕТСКОГО   ГРАЖДАНСКОГО   ПРАВА
  5. Глава десятая Собственность и корпоративные отношения
  6. §1. Разработка теоретических основ и особенности развития правового регулирования общественных отношений в условиях НЭПа
  7. §§136-137. Отеческая власть §136. Понятие и юридические отношени
  8. 3. Понимание собственности и имущественных отношений в уголовном праве
  9. 1. Основание уголовно-правового запрета в сфере имущественных отношений
  10. 1. Объективные признаки имущественных преступлений
  11. 1. Имущественные преступления, выражающиеся в изъятии чужого имущества: проблемы совершенствования законодательной и судебной практики
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -