<<
>>

§ 3. Посягательства со стороны граждан ; на деятельность судебно-следственных органов

Заведомо ложный донос. Декретом ВЦИК от 24 ноября 1921 г. «О наказаниях за ложные доносы»55 нредус- матривалась ответственность за заведомо ложный донос «органу судебной или следственной власти о совершении определенным лицом преступного деяния», за ложное показание при производстве дознания, следствия и судебного разбирательства и за «заведомо ложное сообщение в письменном заявлении государственному учреждению или должностному лицу илй в ответе на официальный запрос государственного учреждения или должностного лица о фактах или данных, касающихся деятельности государственных учреждений, должностных лиц, а также касающихся запрашиваемых сведений».

Дектрет ВЦЙК был принят еще до издания первого Уголовного кодекса РСФСР, что свидетельствует о большой опасности рассматриваемого преступления и необходимости борьбы с ним в годы становления Советского государства и права. Если бы указание на способы совершения преступления, упомянутые выше, имелось в редакции действующих норм об ответственности за ложные доносы, ложные показания и ложные сообщения, не возникло бы целого ряда спорных вопросов, связанных с применением этих норм на практике.

Общественная опасность ложного доноса состоит в том, что он побуждает судебно-следственные органы проводить доследственную проверку либо расследование дела, а это связано с необоснованными вызовами граждан, производством ревизий, рождает ложные подозрения в отношении отдельных лиц. Если к тому же созданы искусственные улики обвинения, то это может привести к необоснованному привлечению невиновных к уголовной ответственности. Ложный донос иногда имеет целью отомстить за законные действия руководителя, ревизора, травмировать его или близких ему лиц, причинить неприятность, добиться взыскания или увольнения от должности. Ложный донос посягает на отношения между судебно-следственными органами и гражданами.

Эти отношения являются непосредственным объектом преступления. Посягательством нарушается законная деятельность по отправлению правосудия и права граждан.

Проведенное С. Юдушкиным выборочное изучение судебной практики показало, что 37% ложных сообщений явились основанием для возбуждения уголовных дел. По своему характеру 63,2% ложных доносов содержали обвинение в тяжких преступлениях. Причем доносчики избрали наиболее сложные для разоблачения преступления, например, половые (21%), против личной собственности граждан (26,6%).[454] При ложном доносе виновные часто посягают только на нормальную деятельность органов правосудия, не пытаясь причинить вреда личности. В практике имели место ложные заявления об угоне автомобиля, когда его владелец, совершивший наезд, сам оставил машину и во избежание ответственности сделал ложное сообщение; сломавший в нетрезвом состоянии ногу заявил в милицию об избиении его неизвестными лицами, чтобы не уволили с завода, и т. п.

Согласно ст. 114 УПК РСФСР при получении подобных сообщений судебно-следственные органы должны принимать меры по закреплению следов совершенного преступления, задержанию подозреваемых, производству осмотра места происшествия, осуществлять оперативнорозыскные меры по раскрытию преступления.

Объективная сторона рассматриваемого деяния состоит в устном или письменном сообщении органам власти о совершении преступления. По УК РСФСР 1926 г. уголовно наказуемым считался «заведомо ложный донос органу судебно-следственной власти или иным, имеющим право возбуждать уголовное преследование должностным лицам» (например, органам дознания). В ст. 180 действующего УК РСФСР преступление определяется как «заведомо ложный донос о совершении преступления». Изменение законодательного определения ложного доноса вызвало разноречивые толкования этого понятия.

А.              Кузнецов определяет заведомо ложный донос как сообщение «в государственные органы или общественные организации ложных сведений о совершенном или готовящемся преступлении с целью добиться возбуждения уголовного дела и привлечения кого-либо к уголовной ответственности, либо направления расследования и рассмотрения дела по неправильному пути».[455] Этой же точки зрения придержваются И.

С. Власов и И. М. Тяжкова[456] и авторы Научного комментария УК РСФСР, изданного в Свердловске. Я. М. Кульберг,[457] С. Юдушкин[458] и другие категорически возражают против расширительного толкования ст. 180 УК РСФСР, полагая, что в ней имеется в виду ложный донос только тем органам, которые имеют право возбуждать уголовное дело. Мотивируя свою позицию, они ссылаются на ст. 110 УПК РСФСР, которая регламентирует порядок приема устных заявлений (обязательное разъяснение ответственности за ложный донос) и требования к письменным — чтобы они были подписаны заявителем. Представляется, что под ложным доносом следует понимать ложное сообщение судебно-следственным органам, а также местным и верховным органам власти, депутатам, партийным органам, т. е. тем лицам и учреждениям, которые по закону правомочны давать органам дознания и следствия указания о проверке сообщений в порядке ст. ст. 109 и 114 УПК РСФСР. Такое толкование ст. 180 УК РСФСР не является расширительным, во-первых, потому, что сам законодатель расширил сферу действия нормы, исключив из диспозиции ст. 95 УК РСФСР 1926 г. указание ка сообщение именно органам, имеющим право возбуждать уголовное преследование, во-вторых, ст. 108 УПК РСФСР, перечисляя поводы и основания к возбуждению дела, указывает целый ряд иных, чем сообщения граждан, поводов. Доносчик, сообщая, например, в высшие партийные или советские органы ложные сведения о преступлении, абсолютно уверен, что его заявление не останется без последствий. Наоборот, он может рассчитывать на еще больший эффект доноса, как это нередко случается на практике. Противник этой позиции С. Юдушкин по результатам выборочного изучения дел о ложных доносах отмечает, что 93,6%’ уголовных дел возбуждается после личного заявления, а 6,4% — после заявлений по почте и даже анонимных заявлений,[459] которые вообще не могут быть поводом к возбуждению дела. Сущность посягательства не меняется от , того, каким способом пытался лжедоносчик побудить

следственные органы привлечь к уголовной ответствен- »ности невиновное лицо — путем непосредственного сообщения следователю или дополнив это сообщение предложением, например, депутата о проведении расследования* /Важно установить характер доноса — а именно, что сообщается о совершении преступления, и таким образом побудить судебно-следственные органы к проведению про- дверки или расследования.

Цель возбуждения дела или /привлечения к уголовной ответственности не является /обязательным признаком состава, предусмотренного ч. 1 ст. 180 УК РСФСР, хотя этот аргумент выдвигается в качестве главного противниками нашей позиции.

I Укажем еще на одно обстоятельство, подтверждающее правильность нашей позиции. Согласно ст. 109 -УПК РСФСР не только заявление, но и всякое иное сообщение, например, в печати, исходящее от общественных 4 рганизаций, подлежит обязательной проверке и разрешению в 10-дневный срок. Поэтому при установление умысла доносчика использовать иные учреждения, чтобы побудить .судебно-следственный аппарат к проведению проверки їли расследования, его деяния также следует отнести к объективной стороне состава.[460]

По своему содержанию ложный донос должен характеризоваться наличием в нем сведений о совершенном 1шт готовящемся преступлении. Для наличия состава в /доносе не требуется указания на конкретное лицо. Если /сообщаемые сведения указывают на аморальные поступки -;Ели дисциплинарные проступки, административные правонарушения, то такой донос не подпадает под признаки *?ст. 180 УК РСФСР. Искажение лицом правовой оценки совершенного не образует ложного доноса. Преступление ^считается оконченным с момента поступления ложного ообщения в устной или письменной форме в упомянутые Ьыше органы. Подготовленный, но не отправленный дорос, либо не полученный адресатом, рассматривается как приготовление к преступлению, если нет признаков добровольного отказа.

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что он сообщает органу власти безусловно ложные, не соответствующие действительности сведения о совершенном преступлении, либо заведомо знёет о невиновности того, на кого доносит.[461] Добросовестное заблуждение 'в оценке сообщаемых сведений не образует состава ложного доноса. В опубликованных материалах судебной практики часто подчеркивается наличие цели заведомо ложного обвинения для состава ложного доноса.[462] Действительно, заведомо ложный донос всегда предполагает конкретную цель — возбуждение уголовного дела по сообщаемому ложному факту о совершении преступления.

Цель привлечения к уголовной ответственности оговариваемого лица, как и указание на Такое лицо, может вовсе отсутствовать. Виновный может преследовать и иные цели, например, оклеветать работника, опорочить работу учреждения, но для квалификации это не имеет значения.

Цель привлечения к уголовной ответственности конкретного лица предусмотрена в некоторых уголовных кодексах союзных республик (ЛатвССР, МССР); в других уголовных кодексах говорится о цели возбуждения дела, УК Грузии, УК УССР и УК БССР, как и УК РСФСР, не содержат указания на цель ложного доноса, но из содержания норм очевидна цель — возбуждение дела в отношении невиновного лица.

Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Наказание за ложный донос по ч. 1 ст. 180 УК РСФСР— лишение свободы на срок до 2 лет или исправительные работы на срок до 1 года.

Ложный донос признается совершенным при отягчающих обстоятельствах, если он соединен: с обвинением в особо опасном государственном или ином тяжком преступлении; с искусственным созданием доказательств обвинения; с корыстной целью. Перечень особо опасных государственных и тяжких преступлений указан в ст. .71 и

гл. I Особенной части УК РСФСР. Искусственное создание доказательств обвинения предполагает представление вместе с доносом каких-либо документов или вещественных доказательств, якобы указывающих на наличие преступления, подготовка «свидетелей», представление фальшивой фотозаписи, фотографий и т. п. Корыстная цель предполагает получение имущественных или иных благ в результате доноса. Например, получение большего материального вознаграждения при совместной с опороченным лицом работе, устранение его из очереди на жилье, в котором заинтересован доносчик, получение иных благ.

’ Наказание за ложный донос при отягчающих обстоятельствах — лишение свободы на срок от 2 до 7 лет.

В литературе справедливо рассматривают ложный дойное как наиболее опасную разновидность клеветы. Различие квалифицированного вида клеветы, в частности, соединенной с обвинением в совершении особо опасного или "тяжкого преступления, и квалифицированного ложного р доноса заключается, на наш взгляд, в том, что при клевеите измышления не адресованы органам государственной /власти с целью возбуждения уголовного дела.

При клевеите умысел направлен на то, чтобы опозорить другое лицо. ??Цель возбуждения дела или привлечения невиновного к к уголовной ответственности отсутствует. По результатам ?I ложного доноса часто возбуждается уголовное дело. До- [носчик, допрашиваемый в качестве свидетеля, подтверждает данные ложного, доноса. Ложный донос перерастает fb ложное показание, в связи с чем возникает вопрос о квалификации содеянного. В практике органы суда и /?следствия квалифицируют подобные случаи по совокупности ст. ст. 180 и 181 УК РСФСР. Представляется, что подтверждение виновным ложного доноса при допросах if/двляется реализацией того же замысла, осуществлением у|щ своих намерений на стадии предварительного или су- Цдебного следствия. Тот факт, что преступление считается доконченным с момента получения доноса компетентным Igjivорганом, не означает, что подтверждение виновным доноса при допросе образует новое умышленное преступление. ^мГакое деяние остается в рамках состава, указанного в Ст. 180 УК РСФСР, как по объективным, так и по субъективным признакам, и не нуждается в дополнительной квалификации. Подобное решение вопроса, хотя и по иным

основаниям, высказали М. Хабибуллин и В. Малков.[463]

Заведомо ложное показание. Осуществление государственной функции—отправления правосудия—предполагает участие в нем граждан. Они привлекаются к такому участию в качестве свидетелей, экспертов, переводчиков, потерпевших. Правовая и моральная их обязанность быть правдивыми и искренними при оказании суду помощи в установлении истины по делу. Попытка из чисто гуманных, казалось бы, побуждений смягчить участь обвиняемого на практике приводит иногда к обратному результату. В частности, изучение дел об автотранспортных преступлениях показало, что сердобольные свидетели склонны преуменьшать скорость движения автомобиля при наезде на пешехода. Исходя из таких показаний эксперт приходит к выводу, что водитель имел возможность остановить автомобиль, тогда как объективно ее не было. Если бы подобные показания не перепроверялись иными способами, многие водители были бы невинно осуждены. Всякое ложное показание, заключение, перевод, данные на предварительном следствии или в суде препятствуют установлению истины и принятию по делу правосудного решения. Опасность таких действий весьма велика: нарушается законность, права государства и граждан во всем объеме тех интересов, которые затрагиваются конкретным гражданским или уголовным делом.

Правовая обязанность давать правдивые показания (заключения) суду возлагается на свидетелей, экспертов, переводчиков, потерпевших ст. ст. 73, 75, 82, 57 УПК РСФСР и ст. 181 УК РСФСР. Дача заведомо ложного показания, заключения, перевода как на предварительном, так и в судебном разбирательстве уголовного дела или при рассмотрении гражданских дел, влечет ответственность по ст. 181 Уif РСФСР. Закон обеспечивает гарантии независимости упомянутых лиц от неправомерного воздействия со стороны посторонних граждан и работников органов правосудия. Ст. 183 УК РСФСР предусматривает уголовную ответственность за понуждение свидетелей, потерпевших, экспертов к даче ложного показания со стороны частных, а ст. 179 — должностных лиц.

Непосредственным объектом преступления являются отношения между судебно-следственными органами и свидетелем, потерпевшим, экспертом, переводчиком по поводу соблюдения законности при отправлении правосудия. Выводы суда по уголовному и гражданскому делу могут основываться и, как правило, основываются на фактах, сообщаемых свидетелями, потерпевшими, на заключениях экспертов. Полученные судом фактические данные являются доказательствами по делу. Переводчик не является источником доказательств по делу, однако гарантии правосудного решения и прав лица, не владеющего языком, на котором ведется судопроизводство, глухого, немого, объясняющегося знаками, во многом зависят от правильного перевода. В соответствии с требованиями УПК РСФСР свидетель, потерпевший, эксперт, переводчик предупреждаются об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного показания, заключения и неправильный йеревод.

С объективной стороны рассматриваемое преступление состоит в даче при производстве дознания, предварительного следствия или в суде заведомо ложного показания или заключения, или в осуществлении неправильного перевода. Ложность показаний свидетеля заключается в не соответствующем действительности сообщении о фактах и обстоятельствах, имеющих непосредственное отношение к делу, очевидцем которых он был или о которых ему достоверно известно. Ложность показаний может состоять и в искажении определенных фактов и обстоятельств. Вопрос о возможности совершения рассматриваемого преступления путем* бездействия в литературе решают различно. Отрицательного мнения придерживаются И. С. Ной,

А.              Т. Гужин.[464] И. С. Власов, возражая против этого, ссылается на то, что умолчание есть разновидность уклонения от дачи показаний.[465] Эта позиция нам представляется правильной. При явке допрашиваемого ему разъясняется ответственность за дачу ложных показаний и за отказ или уклонение от дачи показаний. Последнее предусмотрено и охватывается специальной нормой — ст. 182 УК РСФСР.

Необходимо, чтобы сообщаемые сведения непосредственно касались данного дела. Они могут относиться как к признакам состава совершенного преступления (по уголовным делам) или к обстоятельствам разбираемого иска (по гражданским делам), так и к личности обвиняемого, гражданского истца, потерпевшего, свидетеля. Согласно ст. 68 УПК РСФСР обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу, являются: событие преступления; виновность в нем обвиняемого и мотивы совершения; обстоятельства, влияющие на характер и степень ответственности; характер и размер причиненного преступлением ущерба; причины и условия совершения преступления. По гражданскому делу круг обстоятельств ограничивается^ предметом спора по делу. Не соответствующее действительности сообщение о фактах, не имеющих значения по данному делу, не является ложным показанием, поскольку в этом случае нет посягательства на охраняемый объект. Этого мнения придерживается

А.              Т. Гужин.[466] Ложность данного экспертом заключения может состоять в неправильном изложении фактов, установленных экспертизой, или умолчании о них, в неправильной оценке фактических обстоятельств или в неправильных, не соответствующих установленным фактам, выводах.

Неправильный перевод заключается в неверном переводе документов, свидетельских или иных показаний, вопросов и ответов, которые предлагаются переводчику в ходе предварительного или судебного следствия.

Преступление является оконченным в момент дачи ложного показания, заключения или неправильного перевода вне зависимости от того, какие это имело последствия. В литературе возникла полемика по вопросу о моменте окончания преступления в связи с тем, что возбуждать дело в отношении лжесвидетеля можно лишь по вступлении в силу приговора. Представляется, что это чисто процессуальный, а не уголовно-правовой вопрос. Независимо от сроков возможного возбуждения дела, объективная сторона преступления выполнена в момент окончания допроса. С этого момента начинается исчисление сроков давности.[467]

Субъективная сторона данного преступления может выражаться только в прямом умысле, поскольку закон требует заведомости при даче ложного показания, заключения или при неправильном переводе. Заведомость означает, что свидетель, эксперт, переводчик сознают ложность даваемого показания, заключения или неправильного перевода и желают ввести в заблуждение судебно-следственные органы. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР по делу У. указала, что «ответственность за заведомо ложные показания наступает в том случае, если установлено, что лицо, допрашиваемое в качестве свидетеля, дает заведомо ложные показания, то есть сознает, что сообщаемые им сведения являются неправильными, не соответствуют действительности».[468]

Мотивы ложного показания, заключения и неправильного перевода могут быть любыми: ревность, зависть, стремление выгородить виновного и другие побуждения. Добросовестное заблуждение, неправильное восприятие фактов, неправильный их анализ и т. п. обстоятельства, вызвавшие дачу неправильного показания, заключения или неправильный перевод, исключают уголовную ответственность.

Субъектом данного преступления может быть только лицо, вызванное в суд, либо в орган предварительного следствия или дознания в качестве свидетеля, потерпевшего, эксперта, переводчика. Не подлежит ответственности за дачу ложных показаний обвиняемый (по уголовным делам), истец или ответчик (по гражданским делам). «Уголовную ответственность за дачу ложных показаний несут только свидетели, эксперты и переводчики... привлеченный к уголовной ответственности за соучастие в убийстве, не может нести ответственности за дачу ложных показаний».[469] Потерпевший, поскольку его показания являются свидетельскими показаниями, подлежит уголовной ответственности за дачу ложных показаний наравне со свидетелем.

Санкция за заведомо ложное показание, заключение или неправильный перевод по ч. 1 ст. 181 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 1 года или исправительные работы на тот же срок.

Квалифицированный состав этого преступления (ч. 2 ст. 181) имеется в том случае, если те же действия соеднненьї с обвинением в особо опасном государственном или ином тяжком преступлении, либо с искусственным созданием доказательств обвинения, а равно совершены с корыстной целью. Эти признаки рассмотрены нами при анализе состава ложного доноса. Отметим, что корыстная цель при лжесвидетельстве чаще всего сопряжена с подкупом или с обещанием представления определенной благодарности за действия в интересах какого-либо лица. Безразлично, будут лн даваемые в таком случае показания создавать обвинительные или оправдывающие доказательства.

Наказание за это преступление по ч. 2 ст. 181 — лишение свободы на срок от 2 до 7 лет.

Лжесвидетельство часто вызвано подстрекательством со стороны заинтересованных лиц. Специальные виды подстрекательства — угроза убийством, насилием, истреблением имущества или подкуп выделены в специальный состав (ст. 183 УК РСФСР). Однако, доли в действиях лица нет упомянутых признаков (например, свидетеля склоняют к изменению показаний из родственных побуждений) , то нет состава преступления, предусмотренного ст. 483 УК РСФСР.[470] В таком случае, как правильно отметили В. Владимиров и В. Фельдблюм, наличествует простое подстрекательство к даче заведомо ложных показаний и действия виновного должны квалифицироваться по ст, ст. 17 и 181 УК РСФСР.[471]

Отказ или уклонение свидетеля или потерпевшего от дачи показаний или эксперта от дачи заключения в судебном заседании либо при производстве предварительного следствия или дознания, а равно воспрепятствование их явке или даче ими показаний органам суда я следствия влекут ответственность по ст. 182 УК РСФСР. Это деяние нарушает правильную, определенную законом деятельность органов правосудия.

Объективная сторона преступления выражается в различных формах действия или бездействия. В диспозиции ст. 182 УК РСФСР названы: отказ от дачи показаний со стороны свидетеля или потерпевшего и отказ от дачи заключения со стороны эксперта; уклонение тех же лиц от подобного вида обязанностей; воспрепятствование явке свидетеля, потерпевшего или эксперта в органы суда, следствия, дознания; воспрепятствование дачи ими показаний. Отказ от показаний или дачи заключения выражается н невыполнении гражданской обязанности свидетелями, потерпевшими, экспертами сообщать судебно-следственным органам интересующие их факты. Такая обязанность закреплена в ст. 73 УПК РСФСР. В литературе справедливо замечено, что уголовно наказуемым следует считать отказ без уважительной причины.74 Законным основанием отказа свидетеля от дачи показаний может быть, например, недопустимость разглашения государственной тайны. Эксперт вправе отказаться от дачи заключения по ряду оснований: неквалифицированности, неполноты представленных для исследования материалов, отсутствия необходимых условий для проведения экспертного исследования и др. Отказ может быть выражен в устной или письменной форме. Умолчание 6 достоверно известных фактах, когда свидетель, потерпевший дают показания, не является отказом от показания. Оно при соответствующих условиях может оцениваться как дача заведомо ложных показаний, если сообщенные данные искажают фактические обстоятельства по делу. Как отказ от показаний следует рассматривать нежелание давать показания вообще, либо по отдельным вопросам.

Согласно уголовно-процессуальному законодательству свидетель, потерпевший, эксперт предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний.

Г Уклонение от явки свидетеля, потерпевшего или эксперта состоит в неприбытии их по вызову в судебно-следственные органы без уважительной причины. Ст. 73 УПК РСФСР предоставляет лицу, производящему дознание, следователю, прокурору и суду право подвергнуть свидетеля, не явившегося без уважительных причин, приводу. Вопрос об уважительности или неуважительности причин неявки является вопросом факта, подлежащего специальному установлению в каждом отдельном случае. Уважительными причинами признаются, например, неполучение своевременно повестки, стихийное бедствие И Т. 0.

УК УССР и некоторых других союзных республик устанавливают уголовную ответственность за рассматриваемое преступление только в случае злостного уклонения указанных лиц от явки в судебно-следственные органы. Злостным уклонение считается в случае неоднократной неявки без уважительных причин по вызову судебноследственных органов. О злостном характере уклонения от явки может свидетельствовать перемена места жительства с целью скрыться от судебно-следственных органов* Воспрепятствование явке свидетеля, потерпевшего или даче ими показаний состоит в физическом или психическом воздействии на упомянутых лиц. Физическое воздействие может выражаться в создании таких условий, при которых лицо не может явиться по вызову — направление в командировку, непредоставление средств передвижения, незаконное лишение свободы и т. п.

Психическое воздействие заключается в угрозе применения насилия либо ущемления законных прав свидетеля, потерпевшего. Угроза убийством, причинением телесных повреждений должны квалифицироваться по совокупности по ст. ст. 182 и 207 УК РСФСР. Одной из форм воспрепятствования явке является обман лица в отношении сроков явки, ее места или значения.

Рассматриваемое преступление является оконченным с момента уклонения свидетеля, эксперта или переводчика от явки или отказа от дачи показания, заключения или с момента воспрепятствования явке или даче показаний вне зависимости от последствий этого.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновные лица должны сознавать, что они уклоняются от явки или отказываются по неуважительным причинам от выполнения своих обязанностей по оказанию содействия судебно-следственным органам, и желать этого, Мотивы

уклонения или отказа не имеют значения для квалификации действий виновных.

Субъектами этого преступления являются лица, достигшие 16-летнего возраста, вызванные в качестве свидетеля, эксперта или переводчика по требованию суда, органов предварительного следствия или дознания, а также иные лица, которые препятствовали явке или даче показаний.

Ст. 182 УК РСФСР предусматривает наказание в виде исправительных работ до 6 месяцев или штраф до 50 руб., или общественное порицание.

Понуждение свидетеля или потерпевшего к даче лож- г ных показаний или эксперта к даче ложного заключения, g либо подкуп этих лиц является одним из преступлений Ї; против правосудия, ответственность за которое установле- f на ст. 183 УК РСФСР. Эти действия направлены на то, # чтобы ввести в заблуждение органы правосудия и воспре- ?г пятствовать выяснению объективной истины по делу. Они I; причиняют ущерб правильной работе судебно-следствен- I ных органов. Понуждение свидетеля, потерпевшего или г эксперта направлено также на законные права и интер§- ^ сы этих лиц.

I              Уголовное законодательство РСФСР до принятия

!; УК РСФСР 1960 г. не устанавливало ответственности за ’ данное преступление. Включение в УК РСФСР (и в УК I других союзных республик) рассматриваемого преступле- і ния вызвано необходимостью обеспечения правильной ра- I" боты органов правосудия и охраны личности свидетеля, I потерпевшего, эксперта, правдивые показания которых ? имеют важное значение для отправления правосудия.

I              Объективная сторона данного преступления заключа-

I ется в активных действиях, выражающихся в понужде- 1 нии свидетеля, потерпевшего, эксперта или в подкупе |; этих лиц. Понуждение к отказу от дачи или к даче лож- I ных показаний или ложного заключения осуществляется I путем угрозы. Оно состоит в воздействии на психику сви- I детеля, потерпевшего, эксперта с целью вынудить их от- f казаться от дачи показаний или заключения, или дать Р судебно-следственным органам ложные показания или ?ложное заключение. Угроза — это психическое насилие, fe Ст. 183 УК РСФСР предусматривает следующие виды '/ угрозы: угроза убийством, совершением насилия, истреб- йением имущества свидетелю (эксперту) или близким ему лицам. Под насилием следует понимать все виды физического насилия (кроме убийства, которое предусмотрено специально): телесные повреждения, побои. Уничтожением имущества является умышленное повреждение или истребление имущества свидетеля, потерпевшего или эксперта, а равно их родственников, близких (супругов, детей, в том числе усыновленных).[472]

Объективная сторона рассматриваемого преступления может быть выражена и в подкупе. Подкуп состоит в обещании или предоставлении свидетелю, потерпевшему, эксперту материальных или иных личных выгод (например, денег, жилой площади, продвижения по службе и т. п.), при условии отказа от дачи или дачи ими ложных показаний или ложного заключения. Преступление является оконченным с момента осуществления в отношении свидетеля, потерпевшего, эксперта угрозы или с момента подкупа этих лиц, вне зависимости от того, достигнута цель или нет. Если виновный впоследствии реализовал свою угрозу (совершил убийство, нанес телесные повреждения, повредил имущество и т. п.), то он подлежит ответственности за совокупность преступлений: по ст. 183 УК РСФСР и по1 статье Уголовного кодекса, преду- сматривающей ответственность- за фактически причиненный вред.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление может быть совершено только с прямым умыслом Й с определенной целью. Виновный должен сознавать, что оказывает психическое воздействие путем угрозы иди подкупа на свидетеля, потерпевшего, эксперта и желать этого.

Субъектами рассмотренных преступлений могут быть только частные лица (как заинтересованные, так и не заинтересованные в исходе дела). Работники органов правосудия за аналогичные действия отвечают по ст. 179 УК РСФСР за понуждение к даче показаний.

Наказание по ст. 183 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 2 лет или исправительные работы на срок до 1 года.

Разглашение данных предварительного следствия или дознания без разрешения прокурора, следователя или лица, производящего дознание, может в значительной степени затруднить расследование дела и тем самым нарушить правильную работу судебно-следственных органов. Поэтому разглашение данных предварительного следствия или дознания является преступлением против правосудия, ответственность за которое установлена ст. 184 УК РСФСР.

Ст. 139 УПК РСФСР устанавливает недопустимость разглашения данных предварительного следствия и предусматривает, что в необходимых случаях следователь предупреждает свидетелей, потерпевшего, гражданского истца и других лиц, присутствующих при производстве следственных действий, о недопустимости разглашения без его разрешения данных предварительного следствия, отбирая подписку с предупреждением об ответственности по ст. 184 УК РСФСР.

Объективная сторона данного преступления состоит в разглашении данных предварительного следствия или дознания. Разглашение заключается в предании огласке этих сведений, в результате чего они стали достоянием хотя бы одного постороннего лица. Разглашение может быть осуществлено в различных формах: устно, путем сообщения этих данных (публично, в частном разговоре) или письменно (в письме, в печатном издании), или передачей постороннему лицу материалов предварительного следствия или дознания. К данным предварительного следствия или дознания относятся сведения о производстве обыска, о вызове лица в качестве свидетеля и т. д. Разглашение данных предварительного следствия или дознания наказуемо, если оно осуществлено без разрешения прокурора, следователя или лица, производящего дознание. В этой связи возникает вопрос о наказуемости разглашения сведений в случаях, когда от лица по каким- либо причинам не была отобрана подписка. Отобрание подписки лишь формальный момент, известная гарантия, мера, направленная к воздержанию от разглашения. Еслй подписка не отбиралась, но лицо было официально предупреждено, то разглашение данных следствия является наказуемым деянием. Преступление считается оконченным в момент разглашения данных предварительного следствия или дознания.

С субъективной стороны разглашение. данных предварительного следствия или дознания является умышленным преступлением, Виновный должен сознавать, что он без разрешения оглашает данные предварительного следствия или дознания и желает этого. Мотивы разглашения и цели, преследуемые лицом, не имеют значения для квалификации его действий.

К ответственности за разглашение данных предварительного следствия или дознания могут быть привлечены: свидетель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, защитник, эксперт и другие лица, достигшие 16-летнего возраста, которые были привлечены к производству, в связи с чем им и стали известны его материалы. Под другими лицами имеются в виду не оперативные работники органов следствия (например, секретарь), стажеры и т. п., которым в силу служебных обязанностей известны данные следствия, н при условии, что они знали о недопустимости разглашения. Если разглашение упомянутыми лицами совершено за плату, возможна квалификация по совокупности ст. ст. 184 и 173 УК РСФСР. В тех случаях, когда данные следствия, дознания разглашают должностные лица органов предварительного следствия, дознания или суда, которым они стали известны в силу их служебной деятельности, уголовная ответственность наступает за должностное преступление по ст. 170 или по ст. 172 УК РСФСР, а по уголовным кодексам некоторых союзных республик — по специальной статье, предусматривающей разглашение должностным лицом сведений, не составляющих государственную тайну, но не подлежащих оглашению (ст. 167 УК ЭССР), Если по своему содержанию эти сведения составляют государственную тайну, то ответственность должностного лица наступает по ст. ст. 75 и 184 УК РСФСР.

Наказание за разглашение данных предварительного следствия или дознания — исправительные работы на срок до 1 года или штраф до 50 руб.

Растрата, отчуждение или сокрытие имущества, подвергнутого описи или аресту причиняет ущерб правильной работе органов правосудия, поскольку эти действия лишают суд возможности осуществить возмещение ущерба, причиненного преступлением или гражданским правонарушением, или привести в исполнение конфискацию имущества. По непосредственному объекту это преступление отнесено к преступлениям против правосудия, ответственность за которые установлена ст. 185 УК РСФСР.

УПК РСФСР устанавливает обязанность следователя в целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущества наложить арест на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем. Арест имущества в порядке обеспечения иска предусмотрен и гражданским процессуальным законодательством. Имущество, на которое налагается арест, подвергается описи в порядке, предусмотренном ст. 175 УПК РСФСР.

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется совершением определенных действий: растратой или сокрытием имущества, подвергнутого описи или аресту.

Растрата состоит в издержании, израсходовании этого имущества (например, израсходование денежных средств). Она может заключаться в передаче этого имущества другому лицу любым способом, возмездно или безвозмездно (продажа, дарение, передача в пользование). Сокрытие имущества, подвергнутого описи или аресту, состоит в его утайке.

Субъективная сторона данного преступления выражается только в прямом умысле: виновный сознает, что растрачивает или скрывает имущество, подвергнутое описи или аресту, которое было ему вверено, и желает этого.

К ответственности по ст. 185 УК РСФСР может быть привлечено только лицо, которому это имущество было вверено, т. е. тот, кому была поручена охрана имущества, подвергнутого описи или аресту, и кто за него отвечает (включая собственника имущества и его родственников).

Наказание по ст. 185 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 1 года или исправительные работы на тот же срок.

<< | >>
Источник: Н. А. Беляев и др.. КУРС СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА. (Часть Особенная) т. 4. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА, 1978г.. 1978

Еще по теме § 3. Посягательства со стороны граждан ; на деятельность судебно-следственных органов:

  1. §2. Классификация преступлений против правосудия с учетом объекта посягательства и ее значение
  2. § 1. Понятие и система Особенной части уголовного права Российской Федерации
  3. § 1. Права граждан при подготовке к рассмотрению дел об административных правонарушениях
  4. Понятие и виды государственных органов
  5. 2. Коррупция: понятия, формы проявления и факторы, способствующие ее росту. Субъекты коррупционных отношений
  6. §3. Предупредительная деятельность правоохранительных органов
  7. Частнопредпринимательская деятельность
  8. § 3. Посягательства со стороны граждан ; на деятельность судебно-следственных органов
  9. § 1. Понятие и общая характеристика преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
  10. § 3. Конкретные виды преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -