<<
>>

§ 2. Трактовка права Отцами Церкви и ее последствия в средние века

В той или иной степени в средневековой Европе наблюдается тен­денция к толкованию права в более широком смысле, нежели простой со­вокупности законов. Во многом это связано с позицией христианской Церкви. В церковной традиции такое расширение правовых границ опре­деляется как существование «неюридического права». Наглядная форма выражения подобных тенденций присутствует в европейской концепции «естественного права», которая в литературе оценивается в достаточной степени не корректно. Существует твердое научное убеждение, что «имен­но в XVI-XVII вв.

появилась концепция естественного права». В ее осно­ву легло понятие прирожденных каждому человеку личных свобод». Из этого родилась теория договорного государства, образованного свободны­ми гражданами.29 Параллельно утверждается, что произошел переход от теологического к юридическому мышлению. Однако этот процесс был бо­лее сложным, и его трактовка французскими просветителями лишь искази­ла существовавшие ранее представления. При обращении к истории во­проса и римскую древность исследователи не обоснованно ограничивают-

Рогов В.А. История уголовного права, террора и репрессий в Русском государстве XV-XVII вв. М. 1995, с.168-185.

28 Повесть о Варлааме и Иоасафе. Л. 1985, с. 150-152. ; а,

29 См.: Философия эпохи ранних буржуазных революций. М. 1983, с. 159. :, *

222

ся материалистическим подходом и полагают, что «естественное право» было плодом исключительно римской юриспруденции, из которой оно бы­ло рецепировано в средневековой Европе.30 Однако европейское естест­венное право разрабатывалось Отцами Церкви параллельно позднерим-скому и оно радикально отличалось от римского варианта. Данная работа не ставит целью подробно установить ход и этапы развития «естественно­го права» в Риме и мы отметим лишь некоторые моменты. Прежде всего, римская юриспруденция использовала при рецепции греческой «диалекти­ки» (II-I века до н.э.) аристотелевскую концепцию «естественного права» для разработки собственных гражданско-правовых институтов.31

Некоторые понятия и категории римской юриспруденции и научной мысли первых веков нашей эры деформировались или претерпели слож­ный симбиоз под влиянием христианских воззрений. Это произошло с бы­тующим в римской юридической теории понятием «естественного права», которое, по мнению П.Г. Виноградова, рассматривалось древними римля­нами и греками как естественно-природное состояние, противоположное юридической нормативности.32 На рубеже I и II веков нашей эры круп­нейший христианский теоретик Иустин Философ в «Увещевании к элли­нам» рассматривал законы и религию как единое, органическое и не­разрывное целое. Законодательная деятельность представлялась как не­отъемлемая часть всесторонней жизни народов. И законы, и религия были связаны неразрывными узами как с бытовой жизнью, так и с государствен­ным управлением. Древних законодателей, начиная с библейского Моисея, св. Иустин полагает «учителями» своих народов. Они используют законы для нравственного и морального воспитания людей, для постижения веры и «божественной истины».33 Наличие того явления, которое мы назвали «широким правом» прямо вытекает из первоначальных теоретических идей христианства. В богословии отмечались указания св. Иустина Фило­софа на особенности соотношения христианской веры и законодательства. Проживая на земле, христиане есть одновременно граждане и земные, и небесные.

Они повинуются законоположениям земным, но своей жизнью как бы «превосходят» эти земные законы.34 Это осуществляется через мо­раль, нравственность, этику, богопочитание и т.д. Перечисленные компо­ненты сближаются с «юридическим правом», образуют с ним единую сфе­ру нормативно-регулятивного воздействия на поведение. Так осознается «широкое право». Таким образом, база для оценки единого права уже за­ложена первыми теоретиками христианства. Через несколько десятилетий

30 Например: Малинин Ю.П. Общественно-политическая мысль позднесредневековой Франции XIV-XV века. Спб. 2000, с. 114-130.

31 Берман Г.Д. Западная традиция права: эпоха формирования. МГУ. 1998, с. 140.

32 Виноградов П.Г. Очерки по теории права. ПГ. 1915, с. 145.

33 Св. Иустин философ и мученик. М. 1995, с. 413^-15.

34 Иеромонах Тарасий (Курганский). Перелом в древнерусском богословии. М. 2003, с. 115.

223

после этого другой выдающийся теоретик христианства св. Ириней Лион­ский в книге критики против еретичества полагал возможным считать за­коны всеобъемлющими установлениями в самом широком смысле,

проявлением «вечного во временном и небесного в земном».35 Эта двойст­венность трактовки закона очень точно выражала сущность средневековой правовой теории. Во-первых, здесь отражена присущая христианству средневековья система «должного», своего рода категорический импера­тив всех правовых построений того времени. Во-вторых, подразумевается, безусловно, что соблюдение установленных правил является гарантией пе­рехода души человека в свое «нормальное» состояние в запредельном ми­ре (т.е. в рай).

Св. Ириней значительно раньше классической римской юриспруден­ции ввел в христианскую теорию понятие «естественного права» именно как систему «должного» для человека, как выходящую за юридические рамки концепцию всеобъемлющей ответственности перед Богом. Он пи­сал, что до появления государственного законодательства «естественные заповеди Закона» (т.е. естественные Ветхозаветные установления) соблю­дали люди, следовавшие указаниям Бога. Эта совокупность естественных заповедей, естественное право, не было разрушено в последующий госу­дарственный период развития человечества.36

Отцы Церкви первых веков христианства, проживая в эпоху развито­го римского права, знали юриспруденцию и никогда не ставили в один ряд римское «естественное право» и «естественный закон христианства». Бла­женный Августин (IV в.) раскрывает бытующее в римском обществе по­нимание «естественного закона» как далекое от права состояние чисто фи­зиологического закона потребностей людей. Он обратил внимание на то, что римляне вкладывают в это понятие «физиологические инстинкты, без которых человек не может существовать». Но подобные понятия не имеют отношение к праву юридическому.37 Для Отцов Церкви «естественный за­кон» однозначно связывался с первоначальными заповедями Бога и в этом сказывается главное отличие понимания явления с римскими юристами, а также разница трактовки «естественного права» в последующие столетия. Под естественным законом христианские теоретики понимали не природ-но-абстрактное состояние человека, не потребности человека и его права, не требования к миру и Богу, а совокупность требований Бога к человеку в виде правил первоначальных заповедей, т.е. обязанности человека перед Богом.

Хотя термином «естественное право» римские юристы стали пользо­ваться раньше христианских Святых, это не означает, что последние «вос­приняли» его концепцию у римлян. В истории права отмечалось принци­пиальное различие их концепций.

Римляне рассматривали его как плод

Сочинения святого Иринея, епископа Лионского. Спб. 1900, с. 343.

36 Сочинения св. Иринея, епископа Лионского, с. 347-348, 352.

37 Блаженный Августин. Творения. Т. 3. О граде Божьем. Кн. I-XII. Спб. 1998, с. 262.

224

«естественного человеческого разума».38 Эта существенная разница в сравнении с вышеуказанной позицией Святых. В кодификации Юстиниана ситуация инверсионна - прослеживается влияние «христианского естест­венного закона» на понимание естественного права в развитом римско-византийском варианте.39 Точное и исчерпывающее понятие «естества» дано св. Григорием Чудотворцем в VI в. н.э. как однозначно исключающее из своей сущности изолированного от Бога эгоцентрического человека. Это состояние «полностью тождественное» и «единосущее по естеству Святой Троице».40 Таким образом, естественный закон - это тождествен­ный и единосущный закону Божьему, данному в первоначальных запове­дях. И речь в них идет об обязанностях человека перед Богом, а не о домысленных протестантами правах человека и не о теории прав че­ловека под пером европейских «просветителей».

Зафиксированные Библией «законы Моисея» были первоосновой дальнейшего развития права в христианском понимании. Несколько веков это было признаваемо как западным, так и восточным христианством. От­цы Церкви первых веков утвердили аксиому о нравственном, политиче­ском и вообще всестороннем приоритете заповедей по отношению к праву. В III в. н.э. св. Климент Александрийский писал, что заповедь выступает «как образец правды и для стремящихся к ней, и для неправых».41 Отцы Церкви положили начало трактовки естественного права в последующие века (до протестантства и «просвещения»). Заметим, однако, что религиоз­ные мыслители позднесредневековой Европы все более склонялись к «со­вершенствованию техники юридического мышления» и позитивизации правовых понятий. В результате они же создавали предпосылки деформа­ции понимания «естественного права», которая проявилась в реформации и «просветительстве». В XIII в. философ и юрист, классический предста­витель средневековой науки, преподаватель университетов Оксфорда и Кембриджа Иоанн Дуне Скот рассматривал «естественное право» уже дос­таточно эклектично. С одной стороны, по изначальной христианской тра­диции оно как божественное право противопоставлялось праву человече­скому (т.е. положительному праву).42 С другой стороны понятие естест­венного права отграничивается от божественного закона и приобретает ис­ключительно сложный характер. «К естественному закону относятся не только практические принципы, но и все то, что непосредственно следует из них как необходимые выводы, необходимой дедукцией или доказатель­ными рассуждениями выведенные из них».43 Понимая под принципами, в

38 Трубецкой Е.Н. Труды по философии права. Спб. 2001, с. 149-150.

39 Тарановский Ф.В. Энциклопедия права. Спб. 2001, с. 206-207.

Творения св. Григория Чудотворца и св. Мефодия, епископа и мученика. М. 1996, с. 111-112, 121.

41 Отцы и учителя Церкви III века. 1996. Б.м. Т.1, с. 111.

42 Блаженный Иоанн Дуне Скот. Избранное. М. 2001, с. 540-541, 533.

43 Там же, с. 514-515.

225

частности, первоначальные заповеди, Дуне Скот старается представить их в виде чисто юридических нормативов и вся его конструкция создает поч­ву для юридизации «естественного права» в духе человеческих положи­тельных законов (т.е. светского права). Построения подобного рода облег­чали отход от христианского варианта в сторону светских трактовок у про­тестантов и «просветителей».

Для всего христианского средневекового мира было свойственно по­нимание права в более широком смысле, нежели обычной совокупности юридических норм. Это коренилось в библейских текстах и теории Святых Отцов. Комментирующий их св. Афанасий Великий (IV в.) установил, что право было дано людям еще до грехопадения в раю в виде не юриди­ческих установлений Господа. Оно было формой возможностей и обя­занностей для прародителей. «Данную людям благодать предварительно оградил законом и местом; ибо, введя их в рай свой, дал им закон». Нару­шение этих не юридических запретов Бога есть «преступление» с послед­ствиями куда более тяжелыми и опасными, нежели в сфере уголовной.44 Этот не «юридический закон», как широкую совокупность нормативов и правил отношения человека к природной и окружающей среде отстаивали пророки, «которые для всей вселенной были учителями».45 Однако запад­ноевропейская практика постепенно теряла это направление в теории и стала отдавать приоритеты в понимании первоначальных библейских пра­вовых установок и правил в область такой оценки «естественного права», которая склоняется к голой юридизации и оформляется в концепцию чело­веческих требований европейских «просветителей». В современной евро­пейской науке существует ясное представление об исходном развитии «ес­тественного права» как права божественного, как совокупности библей­ских правил. Однако реальное развитие этой сферы было значительно сложнее таких простых констатации. В период университетского препода­вания XII-XIII вв. существовали в целом различные концепции «теорий естественного права». Ведущий юрист «болонской школы» Грациан ут­верждал, что все законодательные установления и установления религиоз­ного права относятся к «естественному праву». Он так расширил его гра­ницы, что вышел даже за рамки самой нормативности, включив в предмет «практические правовые принципы» и логические системы доказательств. Его оппонент Дуне Скот был, пожалуй, ближе к римской трактовке, пола­гал, что правовые установления могут относиться к «естественному праву» (природные установления) и к божественным установлениям (божествен­ное положительное право как нормативно реализованное). Эта более узкая концепция относима к естественному закону тем, что «всегда одинаково

44 Св. Афанасий Великий. Творения. T.I. M. 1994, с. 195. , :

45 Там же, с. 206. . ,. .;. <

46 Берман Г.Д. Указ, соч., с. 105. . . •,,,...

226

обязательна для всех людей». Но в целом все эти разногласия имели це­лью выяснить вопрос об ответственности по праву божественному поло­жительному и естественному, чтобы определить роль и последствия хри­стианской кары. Хотели разобраться в обязанностях людей, что было пол­ностью инверсировано последующими «просветителями» в область прав людей.

Европейская юриспруденция восприняла такое двойственное поло­жение права и дала этому в эпоху средневековья оценку, близкую к перво­начальным позициям Святых Отцов. В XI-XII вв. Пьер Абеляр указывал на существование «естественного и позитивного» права. Позитивное право - это обычаи и законы, установленные людьми. Законы Божественные (Ветхий и Новый Завет) полагались естественным правом. Сюда относи­лись правила почитания родителей, почитания Бога, запреты на прелюбо-действие и т.д. Хотя единого мнения о соотношении этих ветвей права, по Абеляру, не было.48

В целом европейское отношение к праву, вытекающее из вышеука­занной полемики, способствовало оформлению такого понимания соотно­шения права и государства, которое было очень близко к русским средне­вековым теориям. Со времени законодательства Каролингов, писал Р. Эй-кен, «право явилось у нас учреждением, не пришедшим вместе с государ­ством и подчиненным его задачам, а напротив, стоящим выше всякой го­сударственной власти и установленным Богом, как естественный закон че­ловеческого разума. Вместе с сотворением человека Бог ввел естественное право», - говорится во вступительных словах к постановлениям Венского собора 1267 года.49 Следовательно, источником права было не государство, а Бог. Значительная часть европейских богословов и юристов считала ес­тественное право выше позитивного. На определенном этапе европейского развития, до изменения сути естественного права ренессансом и просве­щением, естественное право было мерилом справедливости права пози­тивного. В XIV-XV вв. словесное соглашение заключить договор было равнозначно фактическому его заключению, так как крупнейшие юристы ставили знак равенства между словом и религиозной клятвой. На Руси от­ношение к содержанию правовых норм Судебников было иным. В процес­се реализации нормы ее не свойственно было толковать с помощью иных категорий. Норма права должна была выполняться в соответствии с собст­венным содержанием. Отсюда и своеобразное построение статей Судебни­ков XIV-XVII вв., частое повторение текста, порой назойливое разъясне­ние его содержания. Еще под пером протестантов начался процесс пере­смотра естественного права в религиозном значении. В XVI-XVII вв. «но­вые рационалисты» углубили пересмотр его сути, лишили его библейской основы и «передвинули» в область человеческой самовлюбленности и эго-

47 Блаженный Иоанн Дуне Скот. Указ, соч., с. 513-517.

48 Абеляр Пьер. Теологические трактаты. М. 1995, с. 371-378.

49 Эйкен Р. Основные проблемы современной философии религии. Спб. 1910, с. 487.

227

центризма. На смену почитания Бога пришло почитание самого себя. Н.М. Коркунов отметил, что в концепции Гоббса «человек имеет право на все, что считает нужным для самосохранения». «Все имеют право на все».50 Происходила интенсивная «юридизация» права и быта, что и вело к гос­подству закона, но далеко не всегда имело положительные последствия. Господство закона юридического стало формой отхода от широкого пони­маемого права в догматико-юридическую сферу и, в конце концов, подчи­нило и «покрыло собой» самого Творца мира. Исследователи отмечали, что «взгляд на веру, как на закон, правовая точка зрения при определении отношений между Богом и человеком» были свойственны западной мысли уже со времен Тертуллиана (III в. н.э.)».51 В русской юридической жизни такой переход к господству юридического закона стал реализовываться в XVII в.

Однако идеи Восточной Церкви и русского средневековья не приве­ли к такому противопоставлению юридической сферы и религиозно-нравственной. Область единого поля «широкого права» достаточно гармо­нично присутствует в средневековой России периода Московской Руси. Правовая терминология подтверждает это. Понятие «люди право живу­щие» означало и жизнь по юридическому праву, и соответствие такой жизни всей совокупности правил и нормативов быта, морали, религии и т.д.52

В концепции Отцов Церкви высший авторитет Божьих заповедей и первоначальных библейских установок логически представлялся областью, из которой постепенно проистекало юридическое право. Шло как бы рас­ширение чисто юридических пределов за счет распространения в юриди­ческой сфере ответвлений от того, что именовалось «естественным зако­ном». Хотя сам термин был, вероятно, рецепирован из римского лексико­на, в него не вкладывался приоритет прав у субъектов.

Логическим завершением разрушения традиционных христианских естественно-правовых основ стала в Европе современная концепция прав человека, с патологически антиморальными содомскими установками и сверхнормальным превосходством безнравственности собственного «Я».

<< | >>
Источник: Рогов В.А., Рогов В.В.. Древнерусская правовая терминология в отношении к теории права. (Очерки IX - середины XVII вв.). М.: МГИУ,2006. – 269 с.. 2006

Еще по теме § 2. Трактовка права Отцами Церкви и ее последствия в средние века:

  1. 5. Политические учения Средневековья и Нового времени.
  2. О ФОРМЕ ДУШ
  3. ПОЭЗИЯ КАРАМЗИНА
  4. ИЗ ИСТОРИИ ЕВРОПЕЙСКОЙ РИТОРИКИ СО ВРЕМЕН ЕЕ ЗАРОЖДЕНИЯ. ФИЛОСОФСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ ОПЫТА РИТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ 
  5. 2. АВГУСТИН И ПУТЬ ВЕРЫ  
  6. Эпоха правового новаторства
  7. Афины и Иерусалим
  8. Глава 2. ФОРМИРОВАНИЕ ПРЕДПОСЫЛОК ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В НОВОЕ ВРЕМЯ
  9. Власть и монополия на законное насилие
  10. Политический реализм
  11. § 10. Мистически-субъективированная концепция права преп. Нила Сорского как явление правовой образованности и интеллектуальности
  12. § 7. Термины-категории «закон и обычай» в Уложении 1649 г.
  13. § 2. Трактовка права Отцами Церкви и ее последствия в средние века
  14. ГЛАВА ПЯТАЯ БЕСКОНЕЧНАЯ ВСЕЛЕННАЯ И БОГ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -