<<
>>

«мы одной КРОВИ»

Интервью заместителя главного инженера Ленинградской атомной станции В.М. Слонимского

Kopp.: Владимир Михайлович, почему вы выбрали профессию атомщика и физико-технический факультет Томского политехнического института, чтобы обучиться ей?

В.М.

Слонимский: Я оканчивал школу в 1968 году. В конце 60-х профессия физика была в нашей стране романтической, благодаря таким художественным произведениям, как фильм «Девять дней одного года» и другие. Они привлекали молодёжь заниматься наукой и техникой. Из тех, кто знал об атомной отрасли не только по художественным произведениям, кто, как я, жил на территориях расположения атомных объектов, многие выбирали профессии атомщиков. Для примера могу сказать, что из моего класса, из тридцати человек, девять сразу после школы поступили на физтех. Наши родители работали в атомной отрасли, и это, естественно, накладывало отпечаток на наше представление о своём будущем. Мы выбирали профессию осознанно.

Kopp.: Сегодня в обществе популярна такая оценка деятельности, как успешность. Каковы её критерии, по-вашему, среди томских политехников?

В.М. Слонимский: Успешность - это в первую очередь хорошо сделанная своя работа. Среди выпускников физтеха карьера на втором месте. Мы получаем большее удовлетворение от полезной и нужной работы.

Kopp.: Такой, как, например, продление срока эксплуатации Ленинградской атомной станции?

В.М. Слонимский: Принятие решения о продлении срока эксплуатации энергоблоков нашей станции во многом зависе-

ло от команды, которая сложилась к тому времени на Ленинградской АЭС. Нужно отдать должное Анатолию Павловичу Еперину, выпускнику Томского политеха, который сколотил её. В команду вошли не только выпускники Томского политеха - много других незаурядных специалистов. И все работали как единый хорошо слаженный механизм. Причём, что мне нравилось, глобальные вопросы решались, конечно, в тиши кабинетов, но организовывалась работа руководителями первого уровня непосредственно на энергоблоках.

Анатолий Павлович проводил оперативки по ремонту, по модернизации на блочных щитах. И так как многие выпускники того же Томского физтеха работали в то время на разных должностях: от ВИУРа (ведущий инженер управления реактором) до начальника смены станции - в смену, они все были вовлечены в эту на самом деле великую работу, все были её соучастниками. Выделять при этом томичей было бы неправильно - все на станции приложили руки к её продлению, но закопёрщиком был всё-таки выпускник нашего института Анатолий Павлович Еперин!

Kopp.: Что вы можете назвать своим успехом в этом деле?

В.М. Слонимский: В разгар продления сроков службы энергоблоков я пришёл на свою нынешнюю должность заместителя главного инженера по подготовке персонала. Задачей нашего учебно-тренировочного центра было тогда привести полномасштабный тренажёр в соответствие с модернизированными на энергоблоке системами. На других атомных станциях такой глобальной модернизации полномасштабных тренажёров не было, финансирование этих работ велось по остаточному принципу. Мне удалось убедить всё наше руководство, что модернизация полномасштабных тренажёров должна идти если не параллель

но, то с небольшим отставанием от модернизации энергоблоков. И фактически мы получили модернизированные тренажёры с очень небольшим отставанием от ввода энергоблоков в эксплуатацию после модернизации. При этом мы применили уникальные технологии, например, создавая универсальный полномасштабный тренажёр первой очереди. Экономический эффект от реализации этого проекта составил больше пятисот миллионов рублей. Прямо скажу, что таких решений модернизации полномасштабных тренажёров в концерне «Росэнергоатом» ещё не было. У нас есть процедура периодического подтверждения соответствия тренажёра энергоблоку-прототипу: проводится анализ соответствия, выпускается решение и пишется перечень отклонений. Для наших полномасштабных тренажёров такие перечни всегда составляют от десяти до двадцати отклонений - две странички описаний мелочей, типа связь на коммутаторе иная.

На полномасштабных тренажёрах других станций бывают сотни отклонений. Без поддержки руководства у нас ничего бы не вышло, и я хочу сказать спасибо выпускникам Томского политеха - главным инженерам Олегу Георгиевичу Черникову, Константину Германовичу Кудрявцеву, заместителю главного инженера по ремонту Сергею Минаевичу Ковалёву. Хорошая поддержка у нас была со стороны представителей Ростехнадзора на станции, тоже выпускников Томского политеха - Геннадия Ивановича Полторакова и Равиля Ханифовича Латыпова.

Kopp.: Что закладывает Томский политех в души своих выпускников, что они сохраняют единение, созданное альма-матер, которое сплачивает даже разные поколения?

В.М. Слонимский: У физтеха было самое большое общежитие в Томском политехе - девятиэтажка, которую мы сами строили. По традиции первокурсники всегда подселялись к старшекурсникам, и те учили новичков студенческой жизни. Естественно, старшекурсники вели себя в отношении первокурсников C некоторой долей снисходительности, но унижения не было. И эта традиция братства продолжалась из года в год. Мы все праздники проводили в общежитии. Первыми в институте организовали студенческое кафе. Вместе отбивались от местных. Когда милиция нас разнимала, спрашивали: физтех? - и отпускали нашего брата.

Kopp.: Как это братство проявляется дальше, в работе, когда все на разных должностях, в разные годы пришли на производство?

В.М. Слонимский: Мы все знаем друг друга, знаем, кто есть кто. Как родственники, пусть даже кто-то кому-то чем-то не нравится, но мы все одной крови - это воспитание, которое нам дала наша альма-матер. И в работе мы всегда встаём плечом к плечу, помогаем друг другу.

Интервью взяла Ольга Петрова

<< | >>
Источник: Б.Ф. Шубин. Томские политехники - на благо России: Книга шестая. M.: Водолей,2014. - 416 с.. 2014

Еще по теме «мы одной КРОВИ»:

  1.   ЧАСТЬ ВТОРАЯ О ДВИЖЕНИИ СЕРДЦА И КРОВИ
  2. Выделение ДНК из крови с использованием Chelex
  3. § 4. Следы крови и выделений человеческого организма. Волосы. Запах человека
  4. 1. Стадия Человека Примитивного является переходной между состоянием живого вещества и разумного вещества
  5. Приемы и методы лечения в народной медицине Дагестана XIX века
  6. КРОВЬ
  7. 2.4. Особенности развития семейных отношений в народной среде  второй половины 19 века и влияние накопленного положительного опыта на правовую культуру семейных отношений последующих поколений.
  8. «мы одной КРОВИ»
  9. О движении сердца и крови
  10. ЭХО ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ
  11. 1.2. Гормоны и биологически активные вещества в сыво­ротке крови у людей разных типов телосложения.
  12. Евроатлантические противоречия по энергетическому вопросу в условиях «второго издания» холодной войны (1980-1982 гг.)
  13. МЕСТНАЯ КРОВО- И ПЛАЗМОПОТЕРЯ
  14. Качественные изменения клеток крови.