<<
>>

«С БЛАГОДАРНОСТЬЮ ВСПОМИНАЮ СВОИХ УЧИТЕЛЕЙ И РЕШАЮ ЗАДАЧУ НОМЕР ОДИН - ПЛОТНО И СИСТЕМАТИЧЕСКИ ЗАНИМАЮСЬ ПОДГОТОВКОЙ МОЛОДОГО ПОПОЛНЕНИЯ»

Интервью директора

Ленинградской атомной станции В.И. Перегуды

Kopp.: Владимир Иванович, вы окончили Томский политехнический институт, один из самых славных «атомных» вузов...

В.И. Перегуда: В юности я увлекался радиоэлектроникой и, окончив в 1975 году среднюю школу в родном городе Свободный Амурской области, поехал в Томск поступать на факультет кибернетики. В институте намерение изменил - подал документы на физико-технический факультет на специальность «Физикоэнергетические установки».

Физико-энергетические установки - это ядерные реакторы. Они находились совсем рядом с Томском, в нескольких километрах от него, в Северске. Тогда этот город и его окрестности назывались Томском-7, комбинатом №816. Он стоял в одном ряду с такими центрами Минсредмаша, как Арзамас-16, Красноярск-26 и Красноярск-45. В Томске-7, известно м теперь всему миру как Сибирский химический комбинат (CXK), был создан полный ядерный топливный цикл. Он включал в себя пять уран-графитовых реакторов. На комбинате, крупнейшем в мире по производству оружейного плутония, работала чуть ли не половина населения Томской области. Школьником я не мог знать об этом, но, как только приехал в Томский политех, сразу ощутил близость грандиозного производства. Оно было интересным, оно притягивало. И я стал студентом-физтехом.

C благодарностью вспоминаю своих учителей Анатолия Алексеевича Силинского, Валерия Павловича Кривобокова, Александра Федоровича Лавренюка, Евгения Михайловича Травина, Анатолия Михайловича Кольчужкина, Валерия Павловича Ивакина, Феликса Петровича Кошелева, Владимира Ильича Бойко. Это были люди разного возраста, разного жизненного и производственного опыта. Силинский - физик-реакторщик, и при этом он прошёл, что называется, огонь и воду на производстве. Кривобоков окончил Томский политех за два года до моего поступления и был аспирантом. Потом стал кандидатом, доктором наук, профессором, основателем новой специальности - порошковой металлургии. По ней я проходил у него преддипломную практику и писал диплом. Было очень интересно: порошковая металлургия - это соединение несоединяемых, несплавляемых материалов, например, титана и алюминия. Мне пришлось перелопатить гору литературы на английском языке - на русском в открытой печати ничего не было. Кольчужкин, ученик Ландау, вёл у нас теоретическую физику. Он был великим изобретателем разных способов донести знания до студентов, вызвать у них интерес к знанию, умение проявить его и применить. На экзамене у Анатолия Михайловича нужно было ответить всего на один вопрос, но этот единственный ответ содержался в стандартной тетради из двенадцати листов. Ответ надо было излагать максимально подробно, логично, образно, литературным языком. Таким образом, Кольчужкин развивал у нас одновременно и научное и образное мышление, учил рассуждать, приводить данные и выстраивать логику. C годами он стал внешне похож на Эйнштейна. По характерам наши преподаватели тоже были очень разными: одни - люди душевные, другие - суровые. Валерий Павлович Ивакин, например, был человеком язвительным. Он поддевал нас и подначивал, держал в форме - перед ним опасно было обнаружить незнание.

В 1981 году я получил диплом инженера-физика и в числе 9 выпускников физико-технического факультета Томского политеха прибыл по распределению в город Курчатов на комсомольскую ударную стройку - Курскую атомную электростанцию. Она работала тогда двумя энергоблоками.

Нас, молодых, сразу направили на монтаж третьего энергоблока. Его пустили в 1983 году. Средний возраст тех, кто вводил в эксплуатацию третий энергоблок Курской АЭС, был 23 с половиной года! Молодые рабочие, молодые специалисты, молодые руководители. Нас, новоиспеченных инженеров, ставили на самостоятельную и ответственную работу - кураторами групп, начальниками смен...

Kopp.: Для этого нужно знать технологию, оборудование...

В.И. Перегуда: У нас была хорошая практика. Я, например, во время учебы в институте в общей сложности почти год пробыл на Билибинской АТЭЦ. Это была очень интересная, единственная в мире атомная станция - с водо-графитовыми реакторами на естественной циркуляции...

Корр: Билибинская АТЭЦ и Курская АЭС несоизмеримы...

В.И. Перегуда: Дисциплине, ответственности и умению принимать решения маленькая станция учит не хуже, чем большая. Организация труда на маленькой станции такая же. Мне Билибинская АТЭЦ дала много там я научился по-настоящему работать с технической документацией, с чертежами. Hy и, побывать на Чукотке это само по себе ценный опыт. Кончилась моя практика в Билибино тем, что главный инженер станции оставил у себя мой отчёт.

В Томском политехе обучение было построено так, что мы, начиная с третьего курса, постоянно видели реальное производство. На двух первых курсах у нас были общеобразовательные дисциплины, теория, затем мы давали подписку о неразглашении государственной тайны, получали допуски и вперед - на комбинат, за периметр, в производственную зону. Там наша учеба продолжалась. Мы учились по отчетам, по описаниям реальных процессов в оборудовании. Конечно, всего и во всех подробностях видеть не могли, но уникальную технику, оригинальные документы и отношения людей мы видели.

Kopp.: Нынешние студенты таким возможностям могут позавидовать. Сейчас ведь сплошь и рядом студенту предоставляется возможность искать практику самостоятельно. В результате молодого специалиста куратором не очень-то поставишь...

В.И. Перегуда: Не только в нашей отрасли высшее образование оказалось оторванным от производства, между вузами и предприятиями образовался провал. На Ленинградской атомной станции это привело к тому, что несколько лет назад средний возраст работников станции достиг 47 лет - предпенсионного порога для персонала основных подразделений. Став директо- ром, я занялся подготовкой молодого пополнения как решением задачи номер один - плотно и систематически. Сейчас у нас выстроена система трёхсторонних договоров: между студентом, институтом и нами, предприятием. Мы платим вузу за обучение студента определённой специальности, предоставляем ему рабочее место для практики и трудоустраиваем по окончании института. По результатам учёбы можем поддерживать успешных студентов своими стипендиями или грантами. Эта система даст хорошие результаты. Со временем. Ведь за год-два не то, что поколение атомщиков, одного специалиста для атомной станции не подготовить. Чтобы молодые специалисты приходили к нам и оставались в атомной энергетике, нужно в комплексе заниматься решением не только производственных вопросов, но и социальных.

Kopp.: В том числе жильем?

В.И. Перегуда: Жильём по-прежнему можно привлечь и удержать специалиста, но жилищные вопросы мы решаем по- новому. У нас на станции стартовала уникальная для отрасли программа обеспечения жильём. Во-первых, при участии концерна «Росэнергоатом» создаётся система льготного ипотечного кредитования - под 1 % годовых. Молодому специалисту мы оплачиваем к тому же первый взнос. Во-вторых, концерн начал целевое строительство жилья в Сосновом Бору. В-третьих, мы создаём систему ведомственного жилья, которым управляет специализированное предприятие.

Наши усилия по подготовке и привлечению на Ленинградскую атомную станцию молодых специалистов уже приносят первые плоды. Год от года я вижу на «Дне первогодка» всё больше новых лиц, причём хороших, с желанием в глазах работать и расти как специалисты.

Kopp.: А что вы пожелаете Институту ядерной энергетики в Сосновом Бору, основанному при непосредственном участии Анатолия Павловича Еперина и Валерия Ивановича Лебедева, ваших предшественников на посту руководителя Ленинградской АЭС?

В.И. Перегуда: Наращивать лабораторную и производственную базу. Нужно стремиться к тому, чтобы инженер мог выполнить любую задачу в работе с оборудованием, с металлом, с инструментом, не говоря уже о том, что инженер-физик должен

А.П. Еперин, В.И. Перегуда и В.И. Лебедев со студентами Института ядерной энергетики в Сосновом Бору

иметь навыки экспериментатора. В чем-то мы поможем Институту ядерной энергетики, а в чём-то ему нужно проявить инициативу. Я бы посоветовал плотнее сотрудничать с ПИМашем, с Петербургским политехом, использовать возможности Сосновоборского политехнического колледжа.

Интервью взял Николай. Кудряков

<< | >>
Источник: Б.Ф. Шубин. Томские политехники - на благо России: Книга шестая. M.: Водолей,2014. - 416 с.. 2014

Еще по теме «С БЛАГОДАРНОСТЬЮ ВСПОМИНАЮ СВОИХ УЧИТЕЛЕЙ И РЕШАЮ ЗАДАЧУ НОМЕР ОДИН - ПЛОТНО И СИСТЕМАТИЧЕСКИ ЗАНИМАЮСЬ ПОДГОТОВКОЙ МОЛОДОГО ПОПОЛНЕНИЯ»:

  1. Д. Помимо этого Банк России решает задачу контроля за деятельностью кредитных учреждений. Данную
  2. 16.3 Основные задачи, решаемые социальной статистикой
  3. Предисловие
  4. Глава 20. ЛИЧНОСТЬКАКУНИКАЛЬНАЯ СОЦИАЛЬНАЯСИСТЕМА  
  5. Урок 16. Логические задач
  6. Выступление в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ на Братусевских чтениях, состоявшихся 26 октября 2011 г. (Стенограмма)
  7. Союз науки и правотворчества Интервью журналу "Социалистическая законность"
  8. ЛЕКЦИЯ 3. Возникновение права и возникновение                          государства
  9. 23. РАЗМЫШЛЕНИЯ О СИМОНЕ ВИЗЕНТАЛЕ И КОНЦЕПЦИИ ГЕНОЦИДА СТИВЕН ДЖЕЙКОБС Steven Jacobs
  10. ГОРБАЧЕВЫ - ДИНАСТИЯ ГОРНЯКОВ (документальный очерк)
  11. «С БЛАГОДАРНОСТЬЮ ВСПОМИНАЮ СВОИХ УЧИТЕЛЕЙ И РЕШАЮ ЗАДАЧУ НОМЕР ОДИН - ПЛОТНО И СИСТЕМАТИЧЕСКИ ЗАНИМАЮСЬ ПОДГОТОВКОЙ МОЛОДОГО ПОПОЛНЕНИЯ»
  12. СОДЕРЖАНИЕ
  13. 1.5.4. Финансовое планирование в составе бизнес-планирования
  14. Глава 7. Основные формы переходного периода и пути их реализации
  15. III О ПРИЧИНАХ РАЗНОГЛАСИЯ С ФИЛОСОФИЕЙ О. КОНТА
  16. § 1.9. КАК РЕШАТЬ ЗАДАЧИ ПО КИНЕМАТИКЕ