<<
>>

§ 2. Назначение наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью

Статья 26 Основ уголовного законодательства, определяя сущность данного наказания, устанавливает, что оно может назначаться в качестве основной или дополнительной меры, обрисовывает основания, порядок его применения и те пределы, в которых оно может быть назначено.

Так, в этой статье Основ сказано: «Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может быть назначено судом на срок до пяти лет в качестве основного или дополнительного наказания.

Это наказание может быть назначено в случаях, когда по характеру совершенных виновным преступлений по должности или при занятии определенной деятельностью суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью».

Воспроизводя указанную статью Основ, УК союзных республик устанавливают (за исключением УК УССР) низший предел этого наказания - в один год (по УК Эстонской ССР - 6 месяцев), а также (например, ст. 31 УК УССР, ст. 29 УК РСФСР) определяют срок его исчисления в зависимости от того, присоединяется ли лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного наказания к лишению свободы или иному виду основного наказания.

Вопросам применения данного наказания в последние годы стало уделяться больше внимания[450], в судебной практике лишение права заниматься определенной деятельностью стало применяться чаще, хотя и сейчас применение этого наказания, на что неоднократно обращали внимание Верховный Суд СССР и Верховные Суды союзных республик, все еще недостаточно.

Как и в любом другом наказании, кара при лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (в дальнейшем в целях сокращения это наказание будет именоваться лишение права занимать определенные должности) находит свое выражение в самом факте осуждения лица приговором суда, чем от имени государства дается отрицательная оценка поведения осужденного.

Далее, особенности выражения кары в данном наказании заключаются в лишении гражданина конкретного субъективного права - как определенной социальной возможности. Данное наказание лишает осужденного субъективного права на занятие определенной должности или на занятие соответствующей деятельностью и тем самым временно ограничивает его правоспособность - то есть свободный выбор должности, профессиональной деятельности, определенных занятий в течение времени, указанного в приговоре.

Карательный элемент данного наказания заключается и в достаточно продолжительных сроках, в результате чего осужденный устраняется на значительное время из сферы своей прежней работы или деятельности, что причиняет ему моральные страдания, а равно затрагивает его имущественные интересы. Как свидетельствуют исследования, в подавляющем большинстве (больше половины случаев) это наказание назначалось на срок не менее 3 лет[451].

Как известно, право занимать определенную должность или заниматься определенной профессиональной деятельностью предполагает либо специальное образование, либо наличие соответствующей квалификации. Лишение права занимать такую должность или заниматься данной деятельностью препятствует в течение срока, указанного в приговоре, осуществлять эту функцию, что приводит или может привести к деквалификации, утрате необходимых навыков и пр.

Далее, лишение прав занимать определенные должности приводит к тому, что осужденный принужден, как правило, покинуть прежний коллектив, искать себе новое место работы или переходить на иную работу, часто нижеоплачиваемую и порой менее квалифицированную. Так, по выборочным данным, приблизительно 30 % осужденных вынуждены были при переходе на новую работу проходить вновь обучение, приобретать новую квалификацию. Около 40 % таких осужденных получали более низкую заработную плату, чем по прежней должности. Многие из них поэтому считают, что лишение права занимать определенные должности является более тяжким для них наказанием (при назначении даже на срок в один год), чем назначенное им основное наказание в виде исправительных работ на тот же срок[452].

Прав В. И. Тютюгин, когда он, рассматривая ситуации назначения лишения права занимать определенные должности в качестве дополнительного наказания к таким основным наказаниям, как штраф, увольнение от должности, замечает, что общее правило, согласно которому основное наказание должно быть более тяжким, чем дополнительное, в этих случаях терпит исключение. В этих ситуациях более существенное карательное и предупредительное воздействие оказывает именно такое дополнительное наказание, как лишение права занимать определенные должности.

Карательное воздействие этого наказания заключается и в том, что оно приводит к ограничению или утрате ряда трудовых льгот и преимуществ (связанный с этим наказанием переход на другую работу может повлечь за собой утрату лицом права на очередной отпуск, перерыв специального трудового стажа и пр.).

Наконец, лишение права занимать определенные должности, как и всякое наказание, влечет за собой судимость.

Таким образом, данное наказание может являться достаточно эффективным средством в борьбе с преступностью.

В законе довольно четко обрисованы основания применения лишения права занимать определенные должности.

Прежде всего, основанием применения данного наказания является связь совершенного виновным преступления с занимаемой им должностью или с занятием им определенной деятельностью (данное наказание, - говорит ст. 29 УК УССР, - может быть назначено, когда по характеру совершенных преступлений по должности или при занятии определенной деятельностью...).

Это основание, прежде всего, ограничивает пределы применения лишения права занимать определенные должности. Его нельзя назначить за совершение любого преступления. Там, где отсутствует непосредственная связь между характером совершенного преступления и занимаемой должностью или занятием определенной деятельностью, применение названного наказания недопустимо. Так, ошибочно было применено данное наказание по делу К. Последняя была осуждена по ч. 2 ст. 92 УК РСФСР к исправительным работам и сверх того к лишению права занимать должности, связанные с воспитанием детей, сроком на 3 года за то, что, работая заведующей детсадом, присваивала денежные средства.

Верховный Суд РСФСР, отменяя приговор в части этого дополнительного наказания, указал, что лишение права занимать должности, связанные с воспитанием детей, необоснованно, поскольку совершенное К. преступление не связано с воспитанием детей[453].

В связи с этим не соответствует действующему законодательству и практике его применения утверждение П. П. Осипова, что данное наказание может применяться, когда независимо от непосредственной связи преступного поведения с выполнением профессиональных функций подсудимый утратил моральное право на выполнение трудовой функции, требующей высокого личного престижа, авторитета[454]. Данная рекомендация и по существу не может быть принята, так как может привести к чрезмерно широкому применению рассматриваемого наказания, к излишнему ущемлению субъективных прав личности.

Следуя точному указанию закона, Пленум Верховного Суда УССР в постановлении от 29 апреля 1977 г. обратил внимание судов на то, что лишение права занимать определенные должности может быть назначено лишь в тех случаях, когда хищение совершено виновным с использованием своего служебного положения или в связи с занятием им определенной деятельностью[455].

На эту связь обращают внимание, обосновывая применение данного наказания, и многие криминалисты. Так, В. В. Сташис, исходя из непосредственной связи между совершенным преступлением и занимаемой должностью или деятельностью, обосновывает целесообразность применения данного наказания за такие преступления, как обман покупателей и заказчиков[456]. Обобщение практики, проведенное В. И. Тютюгиным, показывает, что суды назначают лишение права занимать определенные должности по статьям 84, 87, 155, 1551, 1561, 165, 167, 168, 172, 215, 2151, 215[457] УК УССР (статьям 92, 94, 156, 1561, 170, 172, 173, 175, 211, 2111, 2112 УК РСФСР), то есть за такие преступления, учинение которых по своему характеру непосредственно связано с выполнением лицом своих служебных полномочий, профессиональной или иной полезной деятельности.

Тем самым закон обрисовывает и общий для всех таких преступлений признак - противоправное использование виновным прав и полномочий по должности, профессиональной или иной деятельности.

Именно такое противоправное поведение приводит к утрате того доверия, которым лицо пользовалось со стороны государства, и влечет за собой лишение виновного права занимать в течение соответствующего срока определенную должность или заниматься определенной деятельностью.

Из приведенных положений следует и второе основание применения рассматриваемого наказания. Оно может быть назначено не любому лицу, а лишь тому, кто занимал определенную должность или занимался определенной деятельностью, то есть лишь специальному субъекту. Именно поэтому данное наказание относят к числу так называемых специальных наказаний, которые могут применяться лишь к определенному кругу лиц.

Достаточно обратиться к характеру тех преступлений, за совершение которых может быть применено лишение права занимать определенные должности, чтобы убедиться в том, что они могут быть совершены либо лишь специальными субъектами (например, хищение путем присвоения или растраты, обман покупателей, незаконное производство аборта врачом, неоказание лицом медицинского персонала помощи больному и пр.), либо не только общим, но и специальным субъектом (например, хищение в особо крупных размерах, незаконное производство аборта, повлекшее смерть женщины). В этих последних случаях такое наказание, как лишение права занимать определенную должность, может назначаться лишь специальным субъектам.

В качестве третьего основания применения лишения права занимать определенные должности в ст. 31 УК указано убеждение суда в том, что оставление виновного в прежней должности или занятие таким лицом определенной деятельностью в дальнейшем невозможно.

Это основание, как видно из его описания в законе, устанавливается судом в каждом конкретном деле на основе оценки его обстоятельств и личности виновного. Как показывают репрезентативные выборки, суды при этом принимают во внимание: характер занимаемой должности или деятельности, которые использовало лицо при совершении преступления; тяжесть наступивших в результате этого последствий; форму и степень вины; привлечение подсудимого ранее к дисциплинарной или административной ответственности за нарушения службы или в связи с определенной деятельностью; повторность совершения преступления, злостность самого злоупотребления правами или полномочиями; характер мотивов, например карьеризм, корысть и т.

п. Тяжесть наступивших последствий особенно часто принимается во внимание по делам об автотранспортных преступлениях. По ч. 1 ст. 211 УК РСФСР (ч. 1 ст. 215 УК УССР), как показывают выборочные исследования, суды лишают права управлять транспортными средствами в качестве дополнительного наказания примерно каждого второго осужденного, чаще в случаях, когда телесные повреждения причинены нескольким лицам. По ч. 2 этой статьи УК, где последствия (причинение тяжких телесных повреждений или смерть потерпевшего) более опасны, данное наказание назначалось примерно в отношении двух третей осужденных, а по ч. 3, где в качестве последствий указана гибель нескольких лиц, - практически всем осужденным[458].

Таким образом, основаниями назначения наказания в виде лишения права занимать определенные должности являются: 1) совершение преступления по должности или в связи с занятием определенной деятельностью; 2) специальным субъектом и при условии, 3) если конкретные обстоятельства дела приводят к убеждению, что сохранение за осужденным права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью в дальнейшем невозможно.

Если первые два основания устанавливаются на основе положений, указанных в ст. 31 УК УССР, то третье констатируется в результате тщательной оценки конкретных обстоятельств дела.

Кроме оснований закон определяет и порядок применения данного наказания, то есть устанавливает правила назначения этого наказания как в тех случаях, когда оно фигурирует в качестве основного, так и тогда, когда его применяют как дополнительное наказание.

Рассмотрим вначале порядок применения лишения права занимать определенные должности в качестве основного наказания.

Прежде всего, отметим, что лишение права занимать определенные должности может быть назначено в качестве основного наказания, лишь когда оно указано в таком качестве в санкции соответствующей статьи УК (в УК оно предусмотрено всегда в альтернативе с другими основными наказаниями). Его назначение возможно также и на основании ст. 44 УК УССР в порядке перехода к другому, более мягкому наказанию, хотя судебная практика таких случаев почти не знает.

Назначение данного наказания в качестве основного все еще редкое явление в судебной практике, на что обращают внимание многие исследователи. Причем большинство из них связывает это обстоятельство с недостатком самого исполнения этого наказания. Однако причина кроется не только в несовершенстве исполнения, но и в весьма ограниченном включении его в качестве основного в санкции соответствующих статей Особенной части УК союзных республик, которые решают этот вопрос весьма различно. В УК Эстонской ССР это наказание в качестве основного указано в санкциях 16 статей: УК УССР - 7; УК РСФСР - 5; УК Армянской, Белорусской, Таджикской и Туркменской союзных республик - 4; УК Грузинской, Казахской, Киргизской и Литовской ССР - 2 статей; в УК Азербайджанской, Латвийской и Узбекской ССР оно указано в санкции лишь одной статьи. УК Молдавской ССР вообще не указывает данного наказания как основного ни в одной из своих статей.

Такое решение вопроса в УК союзных республик резко сужает возможности судебной практики применять данное наказание, почему в литературе справедливо предлагают значительно расширить его включение в санкции ряда статей УК. В УК УССР можно насчитать более 50 статей, предусматривающих ответственность за такие преступления, где применение лишения права занимать определенные должности вполне допустимо. К ним, например, могут быть отнесены: преступно-небрежное отношение к охране государственного или общественного имущества (ст. 91 УК УССР); незаконное производство аборта врачом (ч. 1 ст. 109 УК УССР); нарушение правил охраны труда (ч. 1 ст. 135 УК УССР); халатность (ст. 167 УК УССР) и многие другие. Включение в санкции ряда этих статей лишения права занимать определенные должности в альтернативе с другими наказаниями, в них указанными, безусловно привело бы к более частому применению этого наказания.

Следует отметить, что в УК союзных республик весьма различным образом определяется круг тех преступлений, за которые в качестве основного наказания в санкции предусмотрено лишение права занимать определенные должности. Так, в УК Эстонской ССР данное наказание предусмотрено в санкциях почти всех статей о должностных преступлениях, в УК УССР - лишь в статье о должностном подлоге, а в УК РСФСР - ни в одной из статей о должностных преступлениях. Видимо, следует более детально изучить опыт применения этого наказания в союзных республиках, чтобы найти пути для возможной унификации таких разноречий.

Перейдем к выяснению вопроса о назначении лишения права занимать определенные должности в качестве дополнительного наказания.

В отличие от таких наказаний, как ссылка, высылка, штраф, конфискация имущества, которые, как известно, могут назначаться как дополнительные лишь в случаях, когда они прямо фигурируют в таком качестве в санкциях соответствующих статей УК, лишение права занимать определенные должности может назначаться как дополнительное наказание без этих ограничений. Таким образом, оно может быть применено в качестве дополнительного наказания: 1) когда оно в таком качестве прямо предусмотрено в санкции соответствующей статьи УК и 2) когда оно вообще в санкции не указано. В этом последнем случае основания его применения сформулированы в ст. 31 УК УССР в общем виде, и если они имеются в конкретном деле, данное наказание может быть применено. Иное толкование[459] закона, которое все еще встречается в литературе, суживает применение закона и не разделяется судебной практикой, так как приводит к ограничительному толкованию ст. 31 УК УССР.

Четко это положение отражено Пленумом Верховного Суда УССР в постановлении от 29 апреля 1977 г. В п. 3 этого постановления значится, что в соответствии со ст. 31 УК УССР в случаях, если по характеру совершенных преступлений по должности или при занятии определенной деятельностью суд признает невозможным сохранение за осужденным права на такую должность или деятельность, он может назначить это дополнительное наказание и по той статье УК, санкция которой такое наказание не предусматривает.

Лишая осужденного права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, суд не вправе запрещать вообще работать в той или иной отрасли народного хозяйства. Этой линии строго придерживается судебная практика. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР по делу Р. специально было указано, что, применяя наказание, предусмотренное ст. 31 УК УССР, суд «не вправе запретить работу в той или иной системе или отрасли народного хозяйства»[460]. В то же время при назначении данного вида наказания должна быть дана четкая формулировка той должности или той деятельности, которой лишается виновный. Так, в упомянутом уже постановлении Пленума Верховного Суда УССР от 29 апреля 1977 г. прямо указывается, что в приговоре суд обязан дать такую формулировку лишения права занимать определенные должности, при которой осужденный не имел бы права занимать такие должности в любой отрасли народного хозяйства, а также должности, аналогичные тем, которые были использованы им при совершении преступления (например, кассира или кладовщика следует лишить права занимать должности, связанные с материальной ответственностью; главного или старшего бухгалтера - должности, связанные с ведением учета товарно-материальных ценностей, и т. п.)[461].

Возникает еще один немаловажный вопрос применения данного наказания. В частности, возможно ли назначение этого наказания в качестве дополнительного к основному (например, лишению свободы), если в санкции соответствующей статьи УК оно предусмотрено в альтернативе с другими наказаниями как основное. Так, в санкции

ч.              1 ст. 155 УК УССР (обман покупателей) в качестве основного наказания наряду с лишением свободы, исправительными работами и штрафом указано лишение права занимать определенные должности в торговых предприятиях или предприятиях общественного питания. Может ли суд, осуждая виновного к лишению свободы, назначить лишение права занимать определенные должности в качестве дополнительной меры наказания? И в литературе, и в практике иногда отвечали на этот вопрос отрицательно.

Принципиальное решение он получил в постановлении Пленума Верховного Суда СССР по делу В., где указано: «...вывод о том, что суд не вправе назначить в качестве дополнительной меры наказания лишение права занимать определенные должности лишь потому, что санкцией закона, по которому осуждено лицо, этот вид наказания предусмотрен и как основное наказание, не может быть признан обоснованным. Статьи 21 и 26 Основ, а также ст. 26 УК Армянской ССР (ст. 31 УК УССР. - М. Б.) не содержат никаких ограничений на этот счет. Из смысла закона вытекает, что преступления такого рода, как предусмотренное ст. 157 Армянской ССР (ст. 155 УК УССР. - М. Б.), могут повлечь применение дополнительной меры наказания в виде лишения прав занимать определенные должности, поскольку эта мера, как указано в законе, назначается в случаях, когда по характеру совершенных виновным преступлений по должности или при занятии определенной деятельностью суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью»[462].

Поэтому-то суд может при осуждении по ч. 1 ст. 155 УК УССР присоединить к основному наказанию в виде лишения свободы дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности на срок до пяти лет. В этом случае основанием назначения этого дополнительного наказания является ст. 31 УК УССР.

В ряде статей УК лишение права занимать определенные должности прямо указано в санкции как дополнительное наказание. В одних случаях назначение этого дополнительного наказания обязательно для суда (например, ч. 1 ст. 2151 УК УССР), в других - факультативно (суд может его назначить) - например, ч. 2 ст. 215 УК УССР. Однако как в том, так и в другом случае суд обязан обсуждать вопрос о применении этого наказания. В первом случае, как неоднократно указывал Верховный Суд СССР, виновный может быть освобожден от этого наказания лишь в порядке ст. 44 УК УССР. В качестве дополнительного наказания лишение права занимать определенные должности может быть присоединено в принципе к любому основному наказанию: лишению свободы, дисциплинарному батальону, исправительным работам, штрафу, увольнению от должности (по УК РСФСР). Иногда указывают, что данное дополнительное наказание не может быть присоединено к более мягким основным наказаниям, например штрафу, увольнению от должности[463]. Но такая точка зрения прежде всего противоречит конструкции ряда санкций в УК союзных республик, ст. 1561, ч. 1 ст. 215, ст. 2151, ст. 2152 УК УССР предусматривают возможность присоединения рассматриваемого дополнительного наказания к основному наказанию в виде штрафа. Санкция ст. 149 УК Казахской ССР дает возможность назначить лишение права занимать определенные должности в качестве дополнительного наказания к основному наказанию в виде увольнения от должности. Далее, такая точка зрения суживает карательные и воспитательные возможности указанного сочетания основного и дополнительного наказания. И если в таких случаях дополнительное наказание является более тяжким, чем основное, то тем самым законодатель стремится наряду с одноактным (штраф, увольнение от должности) основным наказанием воздействовать на осужденного в целях его исправления и перевоспитания срочным дополнительным наказанием.

В случае назначения лишения права занимать определенные должности в качестве дополнительного наказания к лишению свободы оно распространяется на все время отбывания лишения свободы и сверх того - на срок, установленный приговором.

Если же лишение права занимать определенные должности назначено в качестве дополнительного к другому виду основного наказания (например, исправительные работы), то срок его исчисляется с момента отбывания основного наказания (ч. 3 ст. 31 УК УССР).

Для более частого применения лишения права занимать определенные должности как дополнительного наказания в литературе предлагают включить его в таком качестве в большее число санкций соответствующих статей УК. Не исключая этого пути совершенствования санкций, целесообразно также внести в ст. 31 УК (ст. 26 Основ) положение, обязывающее суд при рассмотрении дел о преступлениях, совершение которых связано с заниманием определенной должности или занятием определенной деятельностью, всякий раз обсуждать вопрос о назначении данного дополнительного наказания с приведением в приговоре необходимых мотивов.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме § 2. Назначение наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью:

  1. Статья 55. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
  2. Статья 82. Замена неотбытой части наказания более мягким
  3. Статья 191. Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением
  4. 10.1.2 Виды наказаний
  5. 10.1.4. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
  6. 10.2.11 Исчисление сроков наказаний и зачет наказания
  7. 1. Нормативная характеристика видов наказаний.
  8. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
  9. § 9. Исчисление сроков наказания и зачет наказания
  10. ИСЧИСЛЕНИЕ СРОКОВ НАКАЗАНИЙ
  11. 20. ВИДЫ УЧРЕЖДЕНИЙ И ОРГАНОВ, ИСПОЛНЯЮЩИХ ИНЫЕ ВИДЫ УГОЛОВНЫХ НАКАЗАНИЙ
  12. 36. ПОРЯДОК ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ ПРАВА ЗАНИМАТЬ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ДОЛЖНОСТИ ИЛИ ЗАНИМАТЬСЯ ОПРЕДЕЛЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
  13. Наказания в уголовном праве
  14. Понятие и признаки наказания
  15. Тема 13.Понятие и цели наказания. Виды наказаний
  16. Наказания, которые могут выступать и как основные, и как дополнительные
  17. § 3. Условно -досрочное освобождение от наказания и замена наказания более мягким
  18. Уголовное право и процесс
  19. КЛАССИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В ТЕОРИИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
  20. 63. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.