<<
>>

У СТУДЕНТОВ ЕСТЬ СВОЯ ПЛАНЕТА... Студенческие строительные отряды

А.Д. Весёлкин

Утро, утро начинается с рассвета! Здравствуй, здравствуй необъятная страна! У студентов есть своя планета!

Это, это, это - целина!

В период моего студенчества 1965-1970 гг. движение студенческих строительных отрядов ужу приобрело в стране широкое распространение. Почему-то вначале их возникновение и название больше имело целинную направленность, а формирующиеся отряды назывались «целинными». Скорее всего, это было связано с первыми отрядами московских вузов, прибывших на целину в Казахстан (студенты-физики Московского государственного университета имени М.

В. Ломоносова, в 1959 году). Затем отряды стали создаваться во всех регионах и городах, где были вузы (а где их не было?). К этому времени не было такого вуза, где бы ежегодно не организовывались студенческие целинные отряды. Но отправлялись они не только на целину, а во все регионы страны и выполняли довольно объемные задачи по строительству объектов различного направления, хотя и на целине это было строительство объектов при хроническом недостатке рабочих рук. К этому времени они стали называться прочно и навсегда студенческими строительными отрядами - CCO.

Первое крещение в строительном отряде я прошел в 1967 году. Тогда еще не было единого руководящего органа, который

координировал бы деятельность CCO в региональном и всесоюзном масштабе, но уже появился единый Устав и единый значок CCO. О единой форме тоже речи не было, как не решился этот вопрос и в последующем, поэтому в каждом регионе, а то и каждый студенческий отряд имел свою форму - кто сумеет выбрать лучший дизайн и цвет, чтобы носить форму C гордостью, и в то же время, как спортивно-выходную. По регионам были разные возможности приобретения формы. Нам лучше всего нравилась форма ленинградцев - костюмы серого цвета, но приобрести или заказать такую форму не удалось, поэтому для экипировки нашего отряда пришлось довольствоваться только куртками темно-красного цвета.

Студенческий строительный отряд ХТФ ТПИ для работы в Александровском районе Томской области в 1967 году формировался на добровольной основе сразу после Нового года. Командир - Геннадий Воропаев (принимал участие в работе первого Всесоюзного слёта CCO в 1966 году, где был принят единый для всех отрядов Устав). Студенческий строительный отряд ХТФ, сформированный в 196*7 году, назывался «ССО имени космонавта В.М. Комарова». Отряд был сформирован в количестве 87 человек (в качестве поваров - 2 девушки нашего же факультета) и работал по прямым договорам, в течение зимы заключенными с организациями. Договора заключало руководство отряда - командир, прораб. Работа по договорам обеспечивала неплохой заработок, и не то что «неплохой», а такой, о котором студент не мог и мечтать. Договора на строительство различных объектов командиром нашего студенческого строительного отряда были заключены в Александровском районе.

Доставка членов отряда на пароходе из Томска в с. Александровское и обратно оплачивалась организациями в счет буду-

CCO им Комарова, с. Александровское, 1967 г. Развод на работы проводит прораб Василий Болтовский. Пятый слева - А. Д. Веселкин.

щих расчетов.

Формирование CCO шло на строго добровольной основе. Набор добровольцев производился в соответствии с видами работ, которые необходимо было выполнять по заключенным договорам. В основном это были строительные специальности-каменщики, плотники, бетонщики. В первую очередь брали парней, уже имеющих рабочие специальности (из нашей группы 515-2 в составе отряда состояло 5 человек Веселкин

A. Д., Евсеев А.А., Полянский А.В., Куликов В.И., Иволгин В.П.), из группы силикатчиков Аксюк Б.М., братья Василий и Владимир Болтовские и другие, а также и без специальности, но физически выносливые.

Я был зачислен в бригаду плотников. Поскольку я неплохо рисовал, мне было поручено регулярно «выпускать» газету отряда. Единственный экземпляр газеты, который я и выпустил за двое судок нахождения на пароходе, с портретом космонавта

B. М. Комарова, по прибытии в первый день в Александровское. Работы начались сразу на следующий день.

Порядок установлен был единый на весь период - с утра общее построение отряда, задание бригадам. Каменщики - объект электростанция; плотники - двухэтажное здание конторы нефтеразведки в с. Александровское и здание школы в и. Лукашкин Яр, речной причал в с. Александровское. Далее темп работ был такой, что не только выпуск газеты, но и написание объявлений составляло неимоверные физические затраты. Система распределения заработка заранее оговаривалась при формировании отряда. Это была отрядная коммуна с незначительной дифференциацией командира, прораба и бригадиров и с установленными окладами поваров и врача.

Наши повара были наши факультетские «самоучки», но при назначении повара требовалось получение заключения СЭС и предполагалось регулярное общение с медслужбами на протяжении всего сезона работы.

Врач отряда, как и командир с прорабом, приступал к работе задолго до выезда к месту дислокации отряда. На него возлагались обязанности по проверке имеющихся на факультете справок, а при выезде в энцефалитоопасные районы - получение необходимых прививок. Отвечая за здоровье бойцов отряда, он мог запретить отъезд бойцов, не прошедших необходимых прививок. На месте производства работ в составе отряда врач мог работать в одной из бригад для увеличения доли своего заработка, но с таким расчетом, чтобы при необходимости он мог оказать медицинскую помощь любому члену отряда.

Слово «романтика» у нас звучало как «работа», но все ориентировались на конечный результат, ион оказался достойным - по тем временам при нашей стипендии в 35 рублей средний заработок каждого члена отряда составил 1200 рублей. От романтики осталось только обязательное ношение бороды (бриться считалось неприличным). Работали с рассвета (в семь часов уже на рабочем месте) и до заката - ужинали в 23 часа.

Погода стояла на редкость жаркая, не северная, дождей почти не было, сушь. Чтобы не получить тепловой или солнечный удар, спасали голову матерчатыми шляпами (весь световой день на солнце), у кого-то были пластмассовые сетчатые шляпы. Я работал в бригаде плотников (бригадир Болтовский В.), которая строила из деревянного бруса двухэтажное здание конторы нефтеразведки. Размеры здания были солидные (32x12 м), а

бригада состояла всего из 8 человек, поэтому, соблюдая график строительства, мы не успевали подбивать паклю в пазы. Пакля торчала из пазов длинными космами, она нарушала требования по уплотнению пазов и до безобразия нарушала эстетику строящегося здания. Практически, по два человека мы вели плотницкие работы от угла со стеной по длине 16 метров и по ширине б метров, а за вечернее время до темноты мы не успевали подбить паклю.

Запросили помощи у командира - дать в помощь два человека работников с других объектов подбивать паклю в пазы. Командир внял нашим слезам, дал помощь. Но студенты всегда дерзают! У них всегда работает смекалка - зачем подбивать целый день паклю лопаточкой по сантиметрам, когда ее можно обжечь!

Враз!

И не мучиться!

Наши помощники так и сделали. К этому моменту деревянное здание конторы было подведено под перекрытие второго этажа, но когда у каждого находящегося на стене плотника ноги были охвачены огнем почти одновременно по всему периметру, все бросились тушить пожар. За 15 минут он был потушен еще до прибытия пожарных машин, но второй этаж был развален до перекрытия первого этажа (кому в голову пришла мысль «ускорить» процесс шпаклевания мы не выясняли, но командир утром отправил на пароходе одного бойца отряда в «запас»). Члены бригады получили незначительные ожоги, но для обладателей пластмассовых шляп это была изощренная экзекуция. Например, на пожаре мне опалило правую сторону головы, правая сторона пластмассовой шляпы оплавилась и потекла по бороде от ушей до подбородка. Борода обгорела, а пластмасса вплавилась в бороду. Пришлось вначале пластмассовый панцирь обстричь, а через неделю, когда кожа поджила, сбрил бороду без сожаления! В результате наша бригада закончила строительные работы на 10 дней позже окончания работ всего отряда - условиями договора были полное окончание работ всеми бригадамі і.

Объемы работ CCO постоянно расширялись, централизовалось и движение ССО. В 1967 году было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по улучшению организации и повышению эффективности летних работ студентов». Это постановление установило порядок определения строительных объектов по регионам и контингент студентов, направляемых на эти объекты в период летних каникул, а также обязанность министерств и ведомств, строительных организаций, для которых отряды производят работы. На счета комсомольских органов отчислялись средства, необходимые для организации работы отрядов, устанавливался порядок оплаты труда студентов, их проезда к месту работы и обратно, другие важные вопросы. Работа отрядов стала осуществляться на основе договоров, регламентирующих обязательства студенческого отряда и принимающей его хозяйственной организации. В развитие этого постановления компетентные органы издали нормативные акты, регулирующие взаимоотношения системы студенческих отрядов с хозяйственными органами, структуру и организацию управления студенческими отрядами, предоставление определенных льгот их членам. Студенческое трудовое движение обрело правовой статус, что способствовало его преобразованию. По поручению ЦК КПСС и Совета Министров СССР Президиум ВЦСПС в сентябре 1967 года утвердил «Типовой договор на работы, выполняемые студенческими строительными отрядами», который регламентировал производственные отношения, взаимные обязательства строительной организации и ССО.

Говоря понятным языком, договора на выполнение работ с организацией составлялся не с ССО, а с соответствующим комсомольским органом (райком, горком, крайком), которые формировали соответствующее количество CCO для выполнения этих работ. Оплата членам строительных отрядов производилась по расценкам единой тарифной сетки. Это резко снизило добровольное формирование ССО, поэтому первое время делался упор на предоставление определенных льгот.

В 1968 году в г. Томске был создан первый городской ССО, выполняющий работы уже на основании «Типового договора...», руководил которым городской штаб ССО. Командир городского CCO - Янкилевич Кирилл, комиссар - Лебедев (могу ошибиться?). Городской отряд состоял из шести отрядов, располагавшихся на двух территориях.

Первый отряд в составе студентов ТПП - отрядов ХТФ - 375 чел., (315 девушек и 60 парней), командир отряда Весёлкин Александр, прораб -Аксюк Б.М.; отряд ФТФ-165 чел. (все

Томск, 1968 г. Командир отряда А. Весёлкин и комиссар городского отряда Лебедев с поварами после работы. Это не объедки. Это остатки от ужина.

парни), командир отряда Хромченко Владимир; отряд медиков (ТМИ) - 65 чел. (все девушки, фамилию командира уже не назову) базировался в лесу, в районе Московского тракта на левом берегу Томи. Отряды были расселены в палатках.

Второй отряд, в составе отрядов ТИРиЭТ, ТИСИ и ТГУ, располагался на производственных площадях в недостроенном административном здании строящегося завода в районе Черемош- ников. Численность второго отряда была примерно одинаковой с первым, но не могу назвать командиров отрядов, поскольку в основной деятельности мы не были связаны.

Объем работ отрядов ХТФ, ФТФ и ТМИ:

Девятиэтажные общежития ХТФ и ФТФ на ул. Вершинина, 8 и 10:

Пятиэтажное общежитие ТМИ на ул. Вершинина, 3 (возле Лагерного сада);

Подсобные помещения в аэропорту.

Студенческие общежития по у. Вершинина были завершены строительством, студентам нужно было произвести только отделочные (штукатурные и малярные) работы. В связи с тем, что члены CCO в большинстве своем (а девушки поголовно) не имели необходимых специальностей, а оплата труда производилась по тарифной сетке штукатуров и маляров низших разрядов, надеяться на высокие заработки не приходилось. Поэтому, в качестве льготы при формировании отряда было условие обязательного предоставления места в общежитии членам ССО. Поскольку очень многим студентам приходилось проживать на частных квартирах, то добровольцев вступить в отряд было очень много. Решили не ограничивать прием в ССО, объем работ был очень большой, только большой численностью его и можно было выполнить.

Централизованно был решен вопрос медицинского обслуживания - поскольку отряд находился в городе, он был зарегистрирован в городском и районных отделах здравоохранения по местам дислокации отрядов для оказания необходимой медицинской помощи.

Но большая численность задала такое количество вопросов, которые невозможно было решить при самостоятельном функционировании строительных отрядов. Отряд городской, но в городе жить невозможно, поскольку большая проблема одновременно собрать 600 человек и распределить на работы и организовать их питание. Поэтому загородное размещение отрядов было предпочтительнее - централизованная доставка на работу и с работы на автобусах на расстояние 8 км, организация питания - завтрак и ужин в лагере, обед по талонам в столовых города. Кроме того, проживание в палаточном городке придавало элемент романтики.

Строительство зданий под отделку было закончено к моменту окончания сессии, территория стройки подготовлена к отделочным работам. Одновременно с ведением штукатурных и малярных работ велись сантехнические и электромонтажные работы специализированными бригадами строителей, которых тоже привозили в начале рабочего дня и увозили в конце рабочего дня, из числа уже не охраняемых (расконвоированных), но очень квалифицированных, милых и выдержанных во всех отношениях, специалистов.

Выезд за город всех отрядов на места базирования произошел 10 июня, сразу после окончания весенней сессии, и на следующий день приступили к работам. C первого же дня выявилась масса вопросов, которые все были первоочередными. Спецодежда девушкам не подходила по размерам (халаты, комбинезоны не в счет), а вот брезентовые рукавицы у штукатуров намокали и при высыхании после обеденного перерыва девчата не могли их согнуть своими миниатюрными пальчиками. Кроме того, эти пальчики разъедает даже сухой штукатурный раствор в течение получаса, а тут надо работать целый день. Быстро перешли на применение тонких хозяйственных резиновых перчаток, но долго в них работать тоже нельзя, внутрь воздух не поступает, пальцы разъедает от пота и раствора также за час - полтора. За два дня на себе испытывали разные варианты защиты рук и выбрали комбинированную защиту - вначале надевали вязаные нитяные и матерчатые перчатки, затем на них диэлектрические (или черные хозяйственные). Но их же, эти перчатки, которые не предусмотрены никакими нормами, надо найти и обеспечить 400 девчат, поэтому весь городской штаб, командиры отрядов, прорабы, бригадиры в буквальном смысле сбивались с ног, разыскивая их по заводам и магазинам.

После ужина в командирской палатке проводились планерки по распределению работ на следующий день для всех отрядов. Присутствовали три командира, три прораба и 12 бригадиров, бригады были большие, почти по 60 человек. Чтобы не было дублирования действий линейных командиров отрядов по бытовым вопросам, снабжения спецодеждой, продуктами и др., в каждом лагере выбрали старшего командира на три отряда. Старший командир вел планерки, контролировал график выполнения отделочных работ, держал связь с городским штабом CCO по всем вопросам производства и быта. В нашем палаточном лагере старшим командиром был избран-назначен Веселкин А.Д.

В каждом лагере были установлены мужские и женские душевые, после работы без душа не обойтись. Но как только почти решили вопрос по обеспечению девчат перчатками, не далее как на третий день на планерке бригадиром штукатуров Красковой был поставлен вопрос об организации помывки девчат в бане. «Возможно, для парней душевые летом и выход. Душевые - это вроде санобработки после работы, а для девушек еще нужно и дополнительное поддержание чистоты». Как у меня от стыда не сгорели уши, я не знаю, ведь меня, поступившего в институт после службы в армии, считали «старым». А вот такого оборота не было предусмотрено, да и в штабе городского отряда, куда

я немедленно обратился, только беззвучно открывали рты. Но моментально решили вопрос для всех отрядов, централизованно три дня в неделю по талонам мылись в «Громовской» бане по утвержденному графику по 200 человек.

Но решение задач для одного звена - головная боль для другого. Как только наступала очередь каким бригадам после обеда ехать в баню, это было наказанием для прорабов, в том числе прораба химиков (Аксюк Борис Макарович), который смотрел, чтобы не слишком рано заканчивали работу, покрикивал на девчат, и не только покрикивал. Появилась песенка:

Сегодня банька у девчат.

Сегодня будем мыться!

Девчонки с сумками сидят,

А Борька матерится!

Сидят девчонки,

Горюют в сторонке,

И сумки в руках теребят.

Очень жаль, что у нас в стройотряде Матерщинник назначен прораб.

Летнего светлого времени и после работы достаточно, но пока не втянулись в работу, все быстро валились в сон. Потом стало появляться время для досуга. Были серьезные проблемы, но немало было и смешного. В самом начале работы отрядов к нам приехала корреспондент городского радио, чтобы мы рассказали о деятельности нашего объединенного отряда. Из городского штаба я приехал уже после ужина и попадаю в руки корреспондента, познакомились, я выяснил ее намерения. Очень милая девушка, мне было искренне ее жаль.

«Расскажите, - говорит корреспондент, - нашим радиослушателям о производственной деятельности отрядов».

«Ну что же, производственная деятельность наших отрядов сводится к выполнению к началу учебных занятий отделочных работ в зданиях будущих наших общежитий, где нам и предстоит жить».

«И с какими трудностями вам приходится сталкиваться?» - следующий вопрос.

Вот тут я впал в ступор! Сталкиваться? C трудностями? От них вообще не успеваешь увернуться, но!..

Я, командир строительного отряда - и вместо героической напряженной производственной деятельности - перчатки, талоны, бани, бочки с квасом? Как подумаю, что наши радиослушатели будут животы от смеха надрывать - все из головы вылетает.

В общей сложности минут сорок длилось мое энергичное и эмоциональное молчание перед микрофоном, после чего я сдался и попросил их приехать попозже или необходимую информацию в городском штабе.

Досуг тоже был централизованный. К нам приезжал народный артист СССР Борис Петрович Чирков, вечер прошел очень интересно, на просеке, прямо за палаточным городком, жгли костер, совместно с ним пели песни из кинофильмов с его участием. Чтобы под шумок не сжечь сосновый бор, перед началом мероприятия предусмотрели меры пожарной безопасности, за которые ответственным назначили командира физиков Хром- ченко Владимира. Заранее устроенное грандиозное пирамидальное сооружение для костра, за жерди основания которого была закреплена стальная проволока метров по 15 на четыре стороны для растаскивания, если пламя будет слишком высокое. Эта предосторожность сразу себя оправдала, буквально через 5 минут пламя костра взметнулось до кроны сосен, иголки подозрительно стали закручиваться. Вот тут-то пламя костра плавно осело, как по команде (и действительно по команде!), но все решили, что само собой. Предусмотрительность спасла от верхового огня не только палаточный городок, но и неизвестно какую часть соснового бора.

Вообще в нашем базовом лагере было интересно. В июле пошли грибы, вокруг палаток их была тьма, но росли они и в палатках. Утром поварам из каждой палатки приносили по 10-15 грибов, с утра их уже было ведра три.

Рабочий день был продолжительностью 8 часов, но это, особенно для девчат, было большое напряжение. Учитывая однообразие операций, уже к августу все устали. Чехословацкие события нас не озлобили (лезут, империалисты проклятые, во все щели), но эти серьезные события подтянули и сняли усталостное напряжение на последнем этапе работы.

Для командиров отрядов, прорабов, бригадиров после приемки общежитий работа не закончилась. Еще два месяца вместе с городским штабом рассчитывали заработную плату членов отрядов, которая составила 120 - 180 рублей, оклад командира и прораба составлял 200 рублей. Сказался эффект централизации (зацентрализованности), но при этом в полной мере был решен наш местный вопрос получения места в общежитии тех студентов, которые были членами строительного отряда. Все-таки проживание в студенческом общежитии было менее обременительным для студентов, чем на частных квартирах, и вообще проще для организации учебного процесса.

Касаясь первого опыта работы первого городского строительного отряда - Томского городского ССО, должен сказать, что не во всем получилась отработанная система строительных отрядов. Но он был первый!

Управление такими большими трудовыми коллективами требовало более избирательного, ступенчатого руководства. После отрядной коммуны переходить к учету работы по общегосударственным расценкам для членов CCO было не очень желательно и престижно. Линейные командиры CCO фактически выполняли работу руководителей огромных бригад под управлением городского штаба отрядов, но объем выполняемых работ впечатлял! Глядя на общежития ХТФ и ФТФ по ул. Вершинина, трудно было поверить, что мы это выполнили за один сезон!

Позже были не менее масштабные работы CCO на БАМе в суровейших условиях, работа на путинах в районах Дальнего Востока - примеров можно привести много (сколько отрядов - столько примеров), но приобретенный опыт первого городского CCO не давал повода для пессимизма. Возможно, в дальнейшей централизованной деятельности ССО, наш Томский городской студенческий строительный отряд был не самым крупным, но он был первым в Советском Союзе городским CCO томских вузов.

<< | >>
Источник: Б.Ф. Шубин. Томские политехники - на благо России: Книга шестая. M.: Водолей,2014. - 416 с.. 2014

Еще по теме У СТУДЕНТОВ ЕСТЬ СВОЯ ПЛАНЕТА... Студенческие строительные отряды:

  1. КАК МОЛОДЫ МЫ БЫЛИ, КАК ИСКРЕННЕ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ЛЮБИЛИ...
  2. У СТУДЕНТОВ ЕСТЬ СВОЯ ПЛАНЕТА... Студенческие строительные отряды
  3. СОДЕРЖАНИЕ