<<
>>

Развитие идей традиционного языкознания в структурносемантическом синтаксисе.


Границей, отделяющей традиционное языкознание от бурного развития новых концепций, является академическая «Грамматика русского языка» (1952-1954 гг.). Теоретическое «Введение» (т. II, ч. I), написанное В.В.
Виноградовым, нужно читать и перечитывать, чтобы многое понять в современной науке о синтаксисе, в которой «сосуществуют (в состоянии непрерывных столкновений и споров) разные направления и концепции».1
Устойчивое положение в этом хаосе занимает традиционное языкознание, на базе которого с учетом достижений новых исследований и потребностей преподавания русского языка развивается структурно-семантическое направление, которое представляет собой очередной этап развития традиционного.2
Основные постулаты структурно-семантического направления уходят своими корнями в традиционное языкознание, которое поистине является классическим, ибо освещает многие сложные проблемы лингвистики: взаимоотношения языка и общества, языка и мышления, формы и содержания, проблемы исторического развития языка, проблемы сравнительно-сопоставительного анализа, проблемы организации системы языка и реализации его в речи и т.д. Глубина исследования этих и других проблем и делает традиционное языкознание фундаментальной основой современного структурно-семантического направления, в ко- тором бережно сохраняются и развиваются многие идеи классической синтаксической теории.
РАЗВИТИЕ ИДЕЙ ТРАДИЦИОННОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ В СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОМ СИНТАКСИСЕ
Потребности практики преподавания и определили становление и развитие лингвистики и лингвометодики в период расцвета одноаспектных исследований. Авторы учебников и научно-методических пособий вынуждены были решать вопрос о лингвометодических основах курсов русского языка в школе и вузе.3
В.А. Белошапкова при создании вузовского учебника «руководствовалась «критерием практики»: отбирались идеи, применение которых к анализу фактов современного русского языка существенно обогащает представление о его синтаксической системе, позволяя глубже понять ее закономерности».4
Среди новых концепций современной лингвистики структурно-семантическое направление занимает особое 77 место, так как оно не только развивается в современных лингвистических исследованиях, но и является лингвометодической основой преподавания русского языка в учебных заведениях различного профиля в Российской Федерации.
Как и представители структурно-семантического направления, классики отечественного языкознания научную работу совмещали с преподаванием русского языка в различных учебных заведениях, поэтому эффективность предлагаемых ими классификаций синтаксических единиц и их квалификации проверялись практикой преподавания, наглядно показывающей наличие/отсутствие «объяснительной силы» в теоретических исследованиях.
Характерной особенностью традиционного языкознания является направление пути исследования: от языка/ речи к выводам, от наблюдений над языковым/речевым материалом к обобщениям.
Путь от языка/речи к синтаксическим обобщениям определяет большое количество речевых примеров, иллюстрирующих теоретические положения (см., например: «Синтаксис русского языка» А.А. Шахматова, «Русский язык» В.В. Виноградова и др.).

В «Грамматике русского языка» В.В. Виноградов объяснял «обилие примеров и иллюстраций» желанием авторов «наглядно показать типические случаи употребления разнообразных синтаксических конструкций».5
Л.В. Щерба советовал: «Не мудрствуй лукаво, а давай как можно больше примеров».6
Путь от речи к выводам требовал описания всех синтаксических образований, а не только избранных, легко укладывающихся в прокрустово ложе априорно создаваемых систем синтаксических единиц.
ТЕОРИЯ ЛИНГВИСТИКИ
Опора на речевые примеры характерна и для современного структурно-семантического направления, представленного как в научных исследованиях, так и в учебной литературе. Действительно, большой иллюстративный материал может показать и те его качества, которые не были отмечены в теории и типовых образцах.7
В традиционном синтаксисе нередко представителями предложений с дискуссионным освещением были типовые образцы, например: Кататься с высокой горы весе- 78 по - Весело кататься с высокой горы; Пароходов было два и др. Обращение к этим типовым образцам характерно и для структурно-семантических исследований.8
Показательно также, что структурные схемы, представляющие типы простого предложения (N - V , N - N и др.), принятые Н.Ю. Шведовой в «Грамматике современного литературного языка» (1970), были дополнены типовыми образцами в «Русской грамматике» (1980).
Для иллюстрации теоретических выводов классики отечественного языкознания использовали примеры, извлеченные из классической художественной и публицистической литературы, что позволяло показать не только образцы литературного языка, но и уместное употребление выразительных нелитературных средств - «грамматических ошибок» (по выражению А.С. Пушкина).
Классики отечественного языкознания (М.В. Ломоносов, Ф.И. Буслаев, Н.И. Греч, И.И. Срезневский и др.) восхищались стилистическими возможностями русского языка, богатством его фонетических, словообразовательных, лексико-фразеологических и синтаксических средств, богатейшей русской синонимикой.
Восхищение выразительностью русского языка было обусловлено не пословицей «Всяк кулик свое болото хвалит», а сравнением русского языка с другими языками. Так, М.В. Ломоносов знал немецкий, французский, итальянский и английский языки, а также латынь и греческий. С полным
основанием М.В. Ломоносов писал: «Карл Пятый, римский император, говаривал, что игипанским языком с богом, французским - с друзьями, немецким - с неприятельми, итальянским - с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашел бы в нем великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка».
79
РАЗВИТИЕ ИДЕЙ ТРАДИЦИОННОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ В СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОМ СИНТАКСИСЕ
«Творческую могць» (выражение автора) русского языка отмечал и В.В. Виноградов: «Многообразие стилей в русском языке связано с многообразием синонимических средств выражения, с ярким разнообразием экспрессивных красок. Едва ли какой другой язык в мире обладает таким богатством синонимических оборотов, как язык русский».9
Сравнительно-исторический метод ярко показывал стилистическое разнообразие русского языка, богатство его синонимики, в том числе и синтаксической. Любовь к русскому языку побуждала его исследователей выявлять те средства, которые позволяют выразить «все тоны и оттенки» (выражение Н.В. Гоголя), мысли и чувства.
В традиционном языкознании не было четкой дифференциации аспектов синтаксических единиц, но нерас- члененность аспектов не исключала глубины традиционных синтаксических исследований. Многие современные одноаспектные направления «вырастали» и «вырастают» на плодотворной почве традиций, «отпочковываются» от основного ствола - главного направления развития синтаксической теории, представленной в трудах Ф.И. Буслаева,
А.А. Потебни, Д.Н. Овсянико-Куликовского, А.А. Шахматова, А.М. Пешковского, В.В. Виноградова и др. В работах представителей различных современных направлений содержатся многочисленные ссылки на труды классиков отечественного языкознания.
Для структурно-семантического описания синтаксических образований характерна дифференциация и осознанная интеграция аспектов синтаксических конструкций, что позволило многоаспектность синтаксических единиц и их описания рассматривать как важнейший постулат современного структурно-семантического направления, в котором выделяются как основные логический, структурный, семантический и коммуникативный аспекты.
В результате дифференциации и интеграции аспектов определение синтаксических единиц состоит из набора дифференциальных признаков.
Так, при характеристике структурно-семантических компонентов предложения (членов предложения) отмечаются следующие признаки:
Структурные признаки членов предложения:
  1. участие в формировании структурной схемы

предложения;
  1. способ выражения членов предложения;
  2. характер связи (согласование, управление,

примыкание);
  1. синтаксическая позиция.

Семантические свойства членов предложения:
  1. логические значения;
  2. категориальные значения;
  3. лексические значения;
  4. коммуникативную нагрузку.

Структурные свойства являются средствами выражения и, следовательно, выявления категориальной семантики.
Разумеется, этот перечень свойств членов предложения не является исчерпывающим («конечным»). В него включены наиболее существенные дифференциальные (отличительные) признаки. Ни один из них не может быть единственным для классификации членов предложения. Из истории русского синтаксиса известно, что попытки построить классификацию членов предложения на каком- либо одном основании не увенчались успехом.
Актуальными для традиционного языкознания были вопросы соотношения языка и мышления, языка и общества, ставшие предметом исследования в общем языкознании.
Традиционная трактовка связи языка и мышления, языка и общества послужила основой дефиниции предложения у В.В.Виноградова: «Предложение - это грамматически оформленная по законам данного языка целостная единица речи, являющаяся главным средством формирования, выражения и сообщения мысли».10
Одним из центральных вопросов исследований логического аспекта предложения является «вечный» вопрос о характере мысли, выраженной в предложении. Ответ на этот вопрос позволяет показать особенности внутренней речи,11 сам ход формирования мысли и его результаты, закрепленные в структурных схемах (моделях) предложения.
РАЗВИТИЕ ИДЕЙ ТРАДИЦИОННОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ В СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОМ СИНТАКСИСЕ
Актуальными остаются размышления классиков отечественного языкознания о связи языка с мышлением, о соотношении предложения и суждения.
Сложилось мнение, что Ф.И. Буслаев отождествлял предложение и суждение. Это не так. Неоднократно Ф.И. Буслаев отмечал, что в языке нет точного соответствия между категориями логики и языка, что язык имеет и свои законы сочетания «членораздельных звуков».
81
О соотношении языка и мышления, о характере мысли, выраженной в предложении, писал А.А. Потебня в монографии «Мысль и язык».12
Эти вопросы волновали и А.А. Шахматова, который определил мысль, выраженную в предложении, как коммуникацию. «К коммуникациям, - писал он, - относятся не только пропозиции или суждения, но и всякие иные сочетания представлений.. .»13
О характере мысли, выраженной в предложении, писали и другие ученые (П.С. Попов, Е.М. Галкина-Федорук,
В.З. Панфилов, П.В. Чесноков и др.).
Обобщение размышлений логиков и лингвистов, мои наблюдения и, главное, анализ речевого материала позволили установить, что в основе простых предложений лежит двучленная мысль, но характер ее различен. В ней сочетаются логические и психологические категории, а именно: вербализованные понятия и невербализо- ванные наглядно-чувственные образы. Комбинации этих компонентов и образуют следующие виды мысли, выраженной в простом предложении: типичное логическое суждение, логико-психологическое суждение и психологическое суждение.14
Возможность выделения суждений с психологическими компонентами была подсказана трудами классиков отечественного языкознания, сохраняющими актуальность для анализа видов мысли, выраженной в предложении.
Из синтаксических исследований вида мысли, выраженной в односоставных предложениях, особо следует выделить монографию Е.М. Галкиной-Федорук «Безличные предложения в современном русском языке» (М., 1958).
Исследование односоставных предложений в настоящее время осуществляется с учетом традиций отечественной лингвистики.15
ТЕОРИЯ ЛИНГВИСТИКИ
Среди новых синтаксических концепций особое место заняла структурная лингвистика, появление которой на русской почве было следствием заимствования зарубежных идей. «Структурно-семантическая грамматика, - пишет Ю.С. Степанов, - в отличие от структурной ставит своей задачей рассмотреть фонемы, морфемы, конструкции и отношения между ними в связи с их смыслом».16 Под влиянием структурной лингвистики в различных 82 вариациях нашей синтаксической теории получили широкое распространение слова система, структура, функция, отношение.
Термины структура и система не имеют четких дефиниций, а иногда рассматриваются как разные обозначения одного и того же понятия.
А.С. Мельничук отмечает: «Следует признать наиболее целесообразным и соответствующим установившемуся в языке словоупотреблению различение терминов «система» и «структура», при котором под системой понимается совокупность взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов, образующих более сложное единство, рассматриваемое со стороны элементов - его частей, а под структурой - состав и внутренняя организация единого целого, рассматриваемое со стороны его целостности. Поскольку определяемые таким образом понятия системы и структуры могут представлять собой различные осмысления одного и того же реального объекта, одна и та же сторона реального объекта может рассматриваться и как элемент структуры, и как компонент системы».17
Неясность дефиниций понятий система и структура была одной из причин употребления этих терминов с нечеткими значениями в структуралистских исследованиях.18
В русском языке слова система и структура имеют следующие словарные дефиниции.
В словаре С.И. Ожегова под редакцией С.П. Обнорского слово система имеет 6 значений, из которых отметим лишь третье. «Устройство, нечто целое, представляющее собой единство закономерно расположенных и действующих во взаимной связи частей» (Словарь русского языка, 1952).
РАЗВИТИЕ ИДЕЙ ТРАДИЦИОННОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ В СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОМ СИНТАКСИСЕ
Слово структура имеет значение «строение, внутреннее устройство».
Слово строение во втором значении означает: «взаимное расположение частей, составляющих одно целое, структура».
83
Учитывая традиционное значение слов система и структура, а также их функционирование в многочисленных традиционных и современных исследованиях синтаксических единиц, предлагаю следующие определения этих понятий для синтаксиса.
Система - это упорядоченная совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих синтаксических единиц (элементов), выступающих как целостное образование.
Структура - это строение целостного объекта, характер составляющих его элементов, способы и средства создания (оформления) целостности объекта.
В этом значении слово система употреблялось в традиционной лингвистике. Так, по мнению Ф.И. Буслаева, язык представляет собой систему целостных элементов, причем организующая роль принадлежит синтаксису. В этом же значении слово система употреблялось и другими классиками отечественного языкознания.
В этом значении термин система в современной русистике употребляется при исследовании единиц различных уровней языка, например: система гласных и согласных звуков, система падежей, система частей речи, система типов предложения (простого и сложного), система односоставных предложений и т.д.
Термин структура и особенно производное слово структурный употребляется при структурно-семантическом описании синтаксических единиц. Например, при перечислении дифференциальных признаков простого предложения указывается структурная схема (модель), способы выражения компонентов схем, средства синтаксической связи и др. Совокупность структурных признаков создает грамматическую форму простого предложения.
В структурно-семантическом синтаксисе понятийное содержание терминов система и структура сохраняет традиционные значения, соответствующие их лексическим значениям.
ТЕОРИЯ ЛИНГВИСТИКИ
Однако нельзя не отметить и то, что системно-структурные идеи обострили внимание к взаимосвязям синтаксических единиц и их строению. Взаимодействие ЯЗЫКОВЫХ и речевых фактов обусловило актуальность исследований явлений переходности в грамматике.19
Роль синтаксической единицы (элемента) в системе называется ее функцией.
Актуализация внимания к функциям элементов язы- ковой системы определила появление ряда исследований,20 развивающих традиции отечественного языкознания.
В современных синтаксических работах нет четкого понятийного содержания слова функциональный. Оно употребляется в сочетаниях функционально-семантический аспект,21 коммуникативно-функциональный аспект,22 функционально-коммуникативный аспект,23 а иногда слова функциональный и коммуникативный употребляются как синонимы или дублеты.
Указание на назначение единиц языка - одна из ярких традиций отечественного языкознания. Отметим лишь некоторые случаи, явно показывающие функциональное освещение единиц языка в традиционном синтаксисе.
Одним из центральных вопросов в традиционном языкознании был вопрос о функциях языка. Этот вопрос рассматривается и в современных работах по общему языкознанию. Главнейшими признаками предложения являются номинативная (экспрессивная) и коммуникативная функции.24 Дискуссионным остается лишь вопрос о том, какая из этих функций является главной.
В центре внимания традиционного языкознания был вопрос о характере мысли, выраженной в предложении. Язык рассматривался прежде всего как средство выражения мысли. Действительно, «потребность что-то сказать друг другу» появляется тогда, когда есть «что-то».
Функция является критерием функциональной классификации предложений по цели высказывания. Основные свойства простого предложения определяются триадой: структура, семантика и функция.
РАЗВИТИЕ ИДЕЙ ТРАДИЦИОННОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ В СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОМ СИНТАКСИСЕ
Традиционным для русской грамматики является вопрос о функциях частей речи в предложении. В лингвистике (и даже в лингвометодике) рассматривается вопрос о роли частей речи в тексте. Количество примеров можно увеличить, но этих достаточно, так как очевидно, что в современной лингвистике и лингвометодике используется традиционное понятие функции единиц языка.
85
В традиционном языкознании в центре внимания - сущность самой синтаксической единицы, ее значение и признаки; в структуральных направлениях в центре внимания - отношения между элементами системы. Через отношения вскрывается значение синтаксических единиц - элементов системы.25 Такая трактовка понятий значения синтаксических единиц и отношения между ними означала практически их отождествление.
В традиционном и структурно-семантическом направлении при выяснении характера отношений учитывается значение элементов.
Сравним три предложения:
В озере // вода была холодная.
Вода была холодная // в озере.
Вода врзере // была холодная.
В первом и втором предложениях предложно-падежное сочетание в озере является обстоятельством места, имеющим значение детерминанта - компонента актуального членения: в первом предложении обстоятельственный детерминант называет тему, во втором - рему.
Семантика обстоятельства обусловлена отношением к сказуемому и лексико-грамматическим значением самой словоформы.
В третьем предложении словоформа в озере является синкретичным членом предложения - обстоятельственным определением: значение определения создается синтаксическими отношениями (связью с существительным-подлежащим), а значение обстоятельства определяется лексико-грамматическими свойствами «элемента» - словоформы в озере.
Таким образом, семантика синтаксических единиц складывается из значения отношений и лексико-грамматических свойств компонентов, образующих синтаксические конструкции.
ТЕОРИЯ ЛИНГВИСТИКИ
Влияние структуралистских положений проявляется в том, что при определении значения сочетаний синтаксических единиц практически учитывается лишь значение отношений, которые и рассматриваются как значение сочетания в целом без квалификации второго компонента. Особенно заметно это проявилось в классификации сложноподчиненных предложений: стало учитываться лишь значение отношений.
Так, в классификации сложноподчиненных предложений в «Краткой русской грамматике» (М., 1989) выделяются изъяснительные (§ 602), компаративные (§ 613-615), опре- 86 делительные (§ 616-624) предложения. Для обозначения обстоятельственных значений сложноподчиненного предложения используются описательные выражения: «Предложения, выражающие временные отношения», «Предложения, выражающие условные отношения» и т.д.26
В исследованиях сложноподчиненных предложений употребляются и термины типа «сложноподчиненные временные предложения».
В структурно-семантической классификации (Н.С. Поспелов, В.А. Белошапкова, Л.Ю. Максимов, С.Г. Ильенко и др.) сложноподчиненные предложения делятся на предложения с расчлененной и нерасчлененной структурой с их дальнейшей детализацией. Эта многомерная ступенчатая классификация, учитывающая несколько структурных и семантических критериев, оказалась сложной для практики преподавания. Упрощение ее в школьных учебниках обусловило противоречивость квалификаций некоторых предложений. В этой классификации учитывается значение отношений и квалифицируется зависимое предложение.
Более логичной и непротиворечивой является традиционная классификация сложноподчиненных предложений, истоки которой - в логическом направлении отечественного языкознания (Ф.И. Буслаев и др.).
Простота и логичность традиционной классификации обусловлена тем, что в качестве основного критерия
при классификации сложноподчиненных предложений используется соотносительность придаточных предложений и членов предложения с учетом синтаксических функций указательных слов в составе главной части. Этот принцип классификации позволяет выделять придаточные подле- жащные, сказуемные, определительные, дополнительные и обстоятельственные (с дальнейшей детализацией).
87
РАЗВИТИЕ ИДЕЙ ТРАДИЦИОННОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ В СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОМ СИНТАКСИСЕ
Традиционная классификация придаточных предложений реализует идею изоморфизма строения простого и сложноподчиненного предложений. Подобно тому как в простом предложении определяются не только отношения между сочетающимися компонентами, но и квалифицируется как член предложения зависимый компонент, так и в сложноподчиненном предложении не только отмечаются отношения между сочетающимися предложениями, но и квалифицируется тип придаточного предложения. Преимущества традиционной классификации придаточных предложений27 определяют ее возрождение в практике преподавания.28 Возвращается и термин предложение как название придаточной части - многозначного слова, не указывающего на предикативный характер придаточного предложения.
В традиционном синтаксисе уже были выделены три типа сложных предложений: сложносочиненные, сложноподчиненные и сложные бессоюзные. Продолжается исследование всех типов сложных предложений.29 Отметим здесь лишь необходимость корректировки типологии сложных предложений. Наряду с термином бессоюзные сложные предложения используется термин сложные бессоюзные предложения,30 который более соответствует принципам построения понятийно-терминологической системы.
Одним из следствий увлечения структурализмом было стремление составить список структурных схем простого предложения, изображая его предикативную основу буквами латинского алфавита. Основные схемы простого предложения, выделенные Н.Ю. Шведовой,31 это N - Vfn N - N . По этим схемам строятся традиционно выделяемые глагольные и именные предложения. Эта модель описания простого предложения разрушила систему членов предложения. Предложенный список структурных схем не был исчерпывающим.
Не только в классической науке, но и в практике преподавания русского языка в вузе и в школе в центре внимания всегда были и остаются способы выражения членов предложения, причем не только главных, но и второстепенных.
ТЕОРИЯ ЛИНГВИСТИКИ
Самыми абстрактными являются графические изображения членов предложения. В практике преподавания частотны задания не только по подчеркиванию членов предложения, но и задания на составление предложений по заданным схемам.
В конечном счете, в лингвистике и лингвометодике осталось лишь обостренное внимание к форме, сопоставление структурной схемы и предикативного сочетания, анализ причин их различий. Так, предложение Зеленый цвет - это цвет жизни построено по схеме N: - Nr
Очевидно, что выделение главных членов требует кон- 88 кретизации компонентов схемы. В таких случаях возможны варианты выделения главных членов.32
Одним из дискуссионных вопросов синтаксической науки является вопрос о системе членов предложения. И в прошлом, и в настоящем некоторые лингвисты пытаются отказаться от описания строения простого предложения в терминах членов предложения, заменить их актантами, синтаксемами, назвать второстепенные члены предложения «распространителями структурных схем» и т.д. Однако термин члены предложения продолжает жить не только в практике преподавания русского языка в вузе и школе, но и в научных исследованиях.
Традиционная теория членов предложения обогащается в структурно-семантическом направлении.33
Некоторые авторы наивно полагают, что уже сам отказ от понятийно-терминологической системы членов предложения делает их опусы «современными». Критики членов предложения не учитывают их многоаспектный характер. Как и предложения, члены предложения характеризуются набором дифференциальных признаков, выделяемых в одноаспектных исследованиях. Члены предложения не следует отождествлять с компонентами субъектно-предикатных суждений, с компонентами структурных схем, с компонентами тема-рематического членения и т.д. Члены предложения - это структурно-семантические компоненты предло-
жения, связанные между собой синтаксическими связями и отношениями. Если бы их не было, их надо было бы выдумать, так как они позволяют синтезировать признаки компонентов, выделяемых при одноаспектных исследованиях, на основе традиционных дефиниций.
РАЗВИТИЕ ИДЕЙ ТРАДИЦИОННОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ В СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОМ СИНТАКСИСЕ
Критическое отношение к традиционной системе членов предложения в значительной мере обусловлено тем, что в традиционном языкознании (и в некоторых современных работах) не учитывалось существование синкретичных образований, изучение и описание которых позволило дать аргументированные ответы на многие дискуссионные вопросы.
В традиционных работах неоднократно рассматривались явления диахронных переходов в системе частей речи, а также эволюционные процессы в синтаксической системе.
Д.Н. Овсянико-Куликовский замечал, что форма и содержание языковых единиц могут быть «в полной гармонии», но чаще «не находятся в согласии».34
Были замечены и явления синхронной переходности, актуальной проблемы современной русистики.35
Одним из дискуссионных вопросов синтаксической теории был и остается вопрос о трактовке словосочетаний.
В традиционном языкознании выделялись предикативные и непредикативные словосочетания, которые делились на подчинительные и сочинительные.36
Изучение соотношения словосочетания и предложения позволило исключить из состава словосочетаний предикативные сочетания,37 составляющие предикативную (грамматическую) основу предложения.
В современной синтаксической теории сосуществуют две точки зрения по поводу непредикативных словосочетаний.
Словосочетания - продукт и синтаксиса, и морфологии. 11а синтаксическом уровне формирование словосочетаний происходит на основе синтаксических связей и отношений, на морфологическом - на основе валентных свойств частей речи.
Если доминирующим критерием определения словосочетаний считать синтаксические связи и отношения, то следует выделять и подчинительные, и сочинительные ело- восочетания, причем оба вида словосочетаний обусловлены валентными свойствами сочетающихся частей речи.
В практике преподавания русского языка более эффективной является точка зрения, отражающая традиционную трактовку словосочетаний: «Словосочетанием называется соединение двух или более слов, связанных между собой грамматически и по смыслу».38
ТЕОРИЯ ЛИНГВИСТИКИ
Это определение требует уточнения, поэтому в следующем определении полужирным шрифтом выделены необходимые слова. Словосочетание - непредикативная синтаксическая единица, состоящая из двух и более знаменательных слов, связанных между собой грамматически и по смыслу. Это определение позволяет трактовать как словосочетания не только подчинительные, но и сочинительные сочетания слов. Из сочинительных словосочетаний наибольшей цельностью характеризуются закрытые словосочетания, состоящие из двух знаменательных слов, соединенных союзом, например: леса и поля, моря и реки, трудно, но интересно, я или ты и т.д. Такие словосочетания служат источником для фразеологии: днем и ночью, альфа и омега, ни два ни полтора, то в лоб то по лбу, мал, да удал и т.д.
Одни ученые признают существование только подчинительных словосочетаний (В.В. Виноградов,39 Н.Ю. Шведова40 и др.), другие - считают словосочетаниями не только подчинительные, но и сочинительные сочетания слов (В.А. Белошапкова,41 Е.С. Скобликова42 и др.). Вторая точка зрения была принята и в лингвометодике как наиболее эффективная при изучении синтаксиса и обучении речи.43
В лингвистике и лингвометодике при выделении словосочетаний из предложения не всегда учитываются различные подходы к составу предложения. Различие подходов определяется вопросами: из чего строится данное предложение? и из чего состоит данное предложение?
Как и при изучении предложения,44 при исследовании свойств словосочетания возможны два пути: путь снизу (от слова) и путь сверху (от предложения).
При описании словосочетаний «снизу» отправным пунктом являются слова как части речи. Известна морфологическая классификация словосочетаний по характеру главного слова (субстантивные, глагольные, адъективные и др.). Характер зависимого слова обусловлен валентными свойствами главного слова.
РАЗВИТИЕ ИДЕЙ ТРАДИЦИОННОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ В СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОМ СИНТАКСИСЕ
При анализе «сверху» словосочетания извлекаются из предложения.
При разных подходах к анализу количество словосочетаний и их вид не всегда совпадают.
Рассмотрим результаты разных подходов на следующем примере. Желтые и красные листья кленов ковром расстилались на поляне. При подходе «снизу», от слова (строительного материала), выделяем следующие словосочетания: желтый лист, красный лист, листья кленов, ковром расстилаться, расстилаться на поляне. При этом подходе словосочетания выделяются с учетом валентных свойств главных слов: существительного и глагола.
91
При подходе «сверху» (от предложения) выделяем следующие словосочетания: красные и желтые листья, желтые и красные, листья кленов, ковром расстилаются, расстилаются на поляне.
По требованию предложения изменяются некоторые грамматические свойства зависимых слов, выделяемых в составе словосочетаний: прилагательные и глаголы приобретают формы множественного числа (грамматические категории главных членов определяются характером выраженной мысли). По требованию предложения прилагательные желтые и красные образуют сочинительное словосочетание.
Таким образом, при построении предложения предикативное сочетание распространяется реализацией валентных свойств глагольных слов и оформлением подчинительной и сочинительной связей между словами.
Признание сочинительных словосочетаний, выделяемых в традиции, способствует более глубокому и последовательному анализу связей между словами в словосочетании и предложении.
Внимание к проблеме словосочетаний оживило традиционные исследования синтаксических связей между словами и предложениями.45
Традиционное языкознание влилось в структурносемантическое направление, которое стало основой практики преподавания русского языка и многочисленных исследований синтаксических явлений.
В основе вузовских и школьных учебников по синтаксису лежит структурно-семантическое описание синтаксической теории с явной опорой на традиционное языкознание.
ТЕОРИЯ ЛИНГВИСТИКИ
На страницах этой статьи указаны некоторые монографии, содержащие структурно-семантическое описание явлений языка и речи. Отметим также многочисленные сборники статей, большая часть которых апробирована на научно-методических конференциях в Москве, Владимире, Орле, Новосибирске, Ставрополе, Владивостоке, Ростове- на-Дону и т.д.
Особо отметим следующие: «Предложение как многоаспектная единица языка». Сб. статей под ред. В.В. Бабайцевой. - М., 1984; «Переходность и синкретизм в языке и речи». Сб. статей под ред. В.В. Бабайцевой. - М., 1991; Многоаспект- ность синтаксических единиц». Сб. статей под ред. В.В. Ба- 12 байцевой. - М., 1993; «Язык. Культура. Личность». Сб. статей под ред. С.М. Колесниковой. - М., 2004; «Текст. Структура и семантика». Сб. статей под ред. Е.И. Дибровой. - М., 2004 (см. и более ранние сборники); «Языковая деятельность: переходность и синкретизм». Сб. статей под ред. К.Э. Штайн. - Ставрополь, 2001; «Textus: Избранное». 1994-2004. Сб. статей. Вып. 11. В 2-х частях. Под ред. К.Э. Штайн. - Ставрополь, 2005; «Современный русский синтаксис: предложение и его членение». Сб. статей под ред. В.И. Фурашова. - Владимир, 1994; «Грамматические категории и единицы: синтагматический аспект». Сб. статей под ред. А.Б. Копелновича. - Владимир, 2003; «Грамматические категории и единицы». Сб. статей под ред. М.В. Пиляновой. - Владимир, 2004; «Принципы моделирования структуры и семантики предложений». Сб. статей. - Новосибирск, 2004; С.Г. Ильенко «Русистика». Избранные труды. - СПб., 2003; П.А. Лекант «Очерки по грамматике русского языка». - М., 2002 и др.
Многие статьи в указанных сборниках освещают так называемые «трудные вопросы» и ориентированы на практику преподавания.
В заключение отметим, что невозможно в одной статье показать актуальность множества идей классиков отечественного языкознания, еще не изученных в полной мере, но уже очевидно: традиционное языкознание продолжает жить в структурно-семантических исследованиях.
Структурно-семантическое направление является центральным направлением среди современных синтаксических концепций, обогащающих его, но занимающих периферийное положение, несмотря на их актуальность в разные периоды развития синтаксической теории.
РАЗВИТИЕ ИДЕЙ ТРАДИЦИОННОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ В СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОМ СИНТАКСИСЕ
<< | >>
Источник: Бабайцева В.В.. Избранное. 2005-2010: Сборник научных и научно- методических статей / Под ред. д-ра филол. наук проф. К.Э. Штайн. - М. - Ставрополь: Изд-во СГУ,2010. - 400 с.. 2010

Еще по теме Развитие идей традиционного языкознания в структурносемантическом синтаксисе.:

  1. Истоки моей творческой деятельности.
  2. Структурно-семантическое направление в современной русистике.
  3. Развитие идей традиционного языкознания в структурносемантическом синтаксисе.
  4. Теория синхронной переходности и функциональносемантическое поле.
  5. Примечания.
  6. Автор о лингвометодических идеях в своих школьных учебниках
  7. Ответственность позиции и целостность теории.
  8. Источник новых идей.
  9. ТРУДЫ томской ДИАЛЕКТОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ