<<
>>

§ 3. Участие международных организаций в антитеррористическом сотрудничестве

Угроза, которую представляет собой международный терроризм, требует от участников международного общения сотрудничества не только в рамках деятельности органов ООН, важнейшим фактором успешного противодействия терроризму является сотрудничество, происходящее на региональном уровне, которое позволяет учитывать специфику конкретных регионов, их традиции и особенности менталитета.

Таким образом, представляется необходимым дать современную характеристику институционному сотрудничества в борьбе с международным терроризмом, которое ведется и вне рамок ООН. Данное сотрудничество государств в борьбе с терроризмом ни в коем случае не ограничивается лишь деятельностью в рамках системы органов ООН. Среди региональных организаций, прежде всего, следует обратить внимание на контртеррористическую деятельность СНГ. Это сотрудничество касается как правового аспекта, например, собственно понятия терроризма, так и практической составляющей. Правовой аспект сотрудничества можно проиллюстрировать принятием Модельного закона «О борьбе с терроризмом». Практический аспект заключается в регламентации деятельности правоохранительных органов в борьбе с терроризмом, а также в создании такого органа как Антитеррористический центр СНГ.

Модельный закон «О борьбе с терроризмом» был принят 8 декабря 1998 года Межпарламентской ассамблеей государств-членов СНГ. Как в других Модельных законах, его нормы не являются действующими, но отражают те положения и принципы, которые следует реализовать в рамках национальных законодательств государств-членов. Такие законы служат, прежде всего, созданию единого правового пространства на территории СНГ посредствам сближения национальных правовых систем. Этот закон не является чем-то уникальным в истории международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, поскольку подобные нормативно-правовые акты принимались и принимаются в других регионах (например, Европейская конвенция о борьбе с терроризмом 1978 года или Панамериканский план противодействия террористической угрозе).

Направлен данный закон на обеспечение безопасности личности, общества и государства от терроризма, именно такие цели указаны в статье 2 Закона; далее, в статье 3, следует перечисление тех принципов, на которых должна основываться борьба с терроризмом. Это принципы: законности, неотвратимости наказания за осуществление террористической деятельности, сочетания гласных и негласных методов борьбы с терроризмом, а также приоритет защиты лиц, подвергающихся опасности совершения акта терроризма.

Указанные принципы, в целом, отражают современную направленность международного сотрудничества в данной сфере, однако, перечень всё же представляется несколько недостаточным на сегодняшний день. Так, было бы полезным рассмотреть вопросы информационного обмена, в том числе на региональном и международном уровнях, поскольку изолированно проблему терроризма решить невозможно, а имплементация подобных норм в законодательстве стран СНГ могла бы быть достаточно эффективна. Лишь статья 5 предусматривает требование к государственным органам, которые осуществляют борьбу с терроризмом взаимодействовать с органами иностранных государств, на основе двухсторонних и многосторонних международных соглашений, в том числе, соглашений межведомственного характера.

Принцип законности в данном Законе подкреплен положениями Главы 3, которая посвящена контролю и надзору за законностью осуществления борьбы с терроризмом. Эта глава предусматривает контроль на высшем уровне власти (президента и правительства государства), ведомственный контроль деятельности органов, непосредственно занимающихся борьбой с терроризмом, а также прокурорский надзор за исполнением законов в условиях осуществления борьбы с терроризмом. Также данный принцип раскрывается посредствам статьи 7, которая содержит перечень гарантий законности при применении Закона.

Умышленное же лишение жизни человека или причинение ему тяжких телесных повреждений может быть оправдано только тогда, когда эти деяния были совершены в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости.

Однако, этим реализация принципа законности не ограничивается, и, работая далее с Законом, можно будет увидеть еще некоторые меры, направленные на его соблюдение.

Второй принцип представлен преимущественно в положениях Главы 2 Закона, которая касается предупреждения, выявления и пресечения терроризма, необходимые для этого меры раскрываются в статьях 9, 10 и 11 соответственно.

Статья 9 содержит перечень мер для предупреждения терроризма, которые государства должны принять. Следует отметить, что 3, 4 и 5 пункты статьи 9 также подкрепляют собой принцип законности, о котором говорилось выше. При этом в целях выявления терроризма для государств также предусмотрен ряд мер.

Снова следует отметить недостаток внимания, которое следовало бы уделить вопросам информационного обмена, можно лишь предположить, что эти меры входят в понятие «сил и средств», которые государственные органы должны использовать в борьбе с терроризмом.

Статья 11 предусматривает применение любых мер, установленных законодательством государства, вплоть до физического уничтожения террористов, в том числе проведение контртеррористических операций для пресечения терроризма. Вместе с тем статьей 12 четко устанавливается, что контртеррористические операций могут проводить только специально

уполномоченные на то правоохранительные органы и спецслужбы, а также их специализированные антитеррористические подразделения и боевые группы.

Закон предусматривает установление специального правового режима в зоне проведения контртеррористической операции. Устанавливает ряд ограничений прав и свобод лиц, которые находятся в такой зоне и расширяет полномочия лиц, проводящих операцию. Окончанием контртеррористической операции считается пресечение (прекращение) акта терроризма и ликвидация угрозы жизни и здоровью людей, находящихся в зоне её проведения. Статья 13 Закона предусматривает также права лиц, которые непосредственно проводят указанную операцию.

Закон устанавливает некоторые ограничения при ведении переговоров с террористами.

Прежде всего, переговоры должны вестись с целью сохранения жизни и здоровья людей, либо в целях изучения возможности пресечения акта терроризма без применения силы. Само ведение переговоров с террористами не может являться основанием или условием освобождения их от ответственности, а также в качестве условия прекращения акта терроризма нельзя рассматривать вопросы о выдаче им каких-либо лиц, передачи им оружия и иных средств, применение которых может создать угрозу жизни и здоровью людей, выполнение политических требований террористов.

Достаточно важными представляются положения об ограничении распространения информации о террористических актах (статья 15). Оборот этой информации ограничен, прежде всего, в целях защиты лиц, участвующих в контртеррористических операциях, защиты жизни и здоровья других лиц, а также минимизации угрозы срыва операции.

Ответственность в рамках действующего уголовного законодательства каждого конкретного государства несут сами террористы, а также их соучастники. Освобождены от ответственности за терроризм могут быть только лица, совершившие (приготовление покушение или соучастие) уголовно наказуемое деяние в соответствии с определением терроризма по данному закону, добровольно заявившие органам власти о совершенном деянии, активно способствовавшие его раскрытию, а так же возместившие причиненный ущерб, если в действиях этих лиц не содержится состава иного преступления.

Рассмотренный закон представляет собой первый опыт принятия правового документа такого характера в данной сфере странами СНГ, в связи с чем, на взгляд современного исследователя проблем борьбы с терроризмом, он является достаточно неопределенным, незаконченным и расплывчатым в своих формулировках. Более совершенным нормативно-правовым актом можно считать Модельный закон «О противодействии терроризму», принятый Межпарламентской Ассамблеей государств-участников СНГ 3 декабря 2009 года. Модельный закон как таковой схож в своих задачах с международными конвенциями, поскольку он так же направлен на унификацию, приведение к общему знаменателю национального законодательства, он добивается единого понимания проблем, терминов и принципов той или иной деятельности в каждой конкретной стране, где он будет принят за основу правового регулирования определенной проблемы.

Именно поэтому рассмотрение модельных законов представляется необходимым для лучшего понимания тенденций в борьбе с терроризмом в современной правовой доктрине, хотя в Законе 2009 года и сделана привычная оговорка, что в случаях, когда международным договором государства установлены иные правила, чем те, которые содержатся в Законе, то применяются правила международного договора государства. Отдельный интерес вызывает Комментарий к модельному антитеррористическому законодательству СНГ от 29 ноября 2013 года. Комментарий принят тем же органом, той же Межпарламентской Ассамблеей, которая приняла сам Модельный закон, что определенно подчеркивает значимость этого документа. В рамках настоящего исследования не представляется возможным провести полный анализ данного документа, поскольку Комментарий крайне подробно и фундаментально рассматривает каждое положение Закона.

Прежде всего, в статье 1, Закон «О противодействии терроризму» устанавливает правовую основу противодействия терроризму. К ней относится: конституция государства, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры государства, сам Модельный закон, уголовный и уголовно-процессуальный кодексы, а также другие нормативные правовые акты государства. При этом, как уже говорилось, нормы международного договора имеют приоритет перед нормами Закона. При этом, в числе значимых международных документов Комментарий подчеркивает роль итоговых заявлений, деклараций глав государств, правительств, министров иностранных дел, юстиции и т. д. государств, которые имеют общие интересы в деле противодействия терроризму. Речь, в первую очередь идет о документах, которые принимались и принимаются на уровне Большой «восьмерки», Европейского Союза и Содружества Независимых Государств. Прежде всего, значение такой формы регулирования контртеррористической деятельности проявляется в возможности своевременного определения актуальных террористических угроз и динамичного реагирования на них заинтересованными сторонами, как в политической, так и в организационной и правовой сферах.

Необходимым условием эффективности национального законодательства и его непротиворечивости является определение, относящихся к правовой основе противодействия терроризму источников, а также учет специфического значения каждого из них для осуществления указанного противодействия.

Статья 2 Закона 2009 года предусматривает ряд основных принципов противодействия терроризму. В этом перечне есть два новых принципа для законодательства государств-участников СНГ. Принцип минимизации и ликвидации последствий проявлений терроризма направлен на достижение более полной и глубокой организации планирования и проведения

антитеррористических операций, что имеет важно гуманитарное значение. Другой новый принцип - принцип адекватности мер противодействия терроризму характеру и степени террористической угрозы. В нем отражено характерное на сегодняшний день смещение вектора развития мировой практики

противодействия терроризму в сторону усиления значения гуманитарного права, и как следствие - на минимизацию ограничения прав и свобод человека, причинения ущерба законным интересам. В этом принципе выражена необходимость соизмерения реальной террористической угрозы, её масштаба и возможных последствий с теми мерами, которые надлежит применять в каждом конкретном случае.

Данные принципы - суть практической контртеррористической

деятельности, они представляют собой результат политической, теоретической и законодательной работы различных государств и международных организаций. Они отражают требования Устава ООН, а также универсальных международных документов и вместе с тем, во многом почерпнуты из конституционных положений демократических государств.

Наиболее важным для данного диссертационного исследования являются, безусловно, положения статьи 3 Модельного закона, в которой приводятся определения терроризма, акта терроризма и террористической деятельности. Терроризм, согласно закону - идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий.

Такое определение позволяет, прежде всего, снять различия в толковании этого понятия законодательствами стран-участниц СНГ. Формула определения достаточно просто, но, вместе с тем, достаточно полно отражает содержание терроризма как социально опасного явления. Терроризм представлен в данном определении как сложное социально-политическое явление, которое состоит из террористической идеологии и террористической деятельности, которые направлены на достижение определенных политических целей, таких как принятие определенных решений органами государственной власти или международными организациями, используя при этом какие-либо формы устрашения населения или иные формы противоправного насилия. По смыслу закона, террористическая идеология - это именно идеология насилия, что подразумевает использование специфических методов устрашения, запугивания населения или определенных его слоев путем насилия или угрозой применения силы.

Именно идеология определяет направление террористической деятельности, под которой закон подразумевает совершение любых из деяний, которые перечислены в статье 3.

Дополнительно Закон предусматривает критерии «международности» террористической деятельности. Такая характеристика террористической деятельности основана, прежде всего, на практике национального законодательства стран Содружества. Также данная характеристика исходит из общего понимания целенаправленных организованных действий субъектов терроризма, что предусматривает формирование и развитие террористических структур, обеспечение, обучение, подбор исполнителей и использование соответствующих средств и методов против выбранных объектов посягательств. В этой же статье определяется понятие акта терроризма - совершение действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях устрашения населения и (или) принуждения органов власти, международных организаций или отдельных должностных лиц к выполнению требований террористов.

При рассмотрении норм данного закона, следует указать, что перечень преступлений террористической направленности содержится и в Модельном уголовном кодексе государств-участников СНГ.

Вторая глава Закона посвящена основам организации противодействия терроризму. Перечисляемые в ней организационные основы выработаны в соответствии с положениями Устава ООН, Глобальной контртеррористической стратегии, а также в соответствии с конституционными законами государств- участников СНГ. Предполагается создание целой системы мер по противодействию терроризму, при этом общегосударственная система таких мер должна включать в себя организационно-управленческие, правовые, специальные и иные меры. При этом направлены эти меры должны быть на своевременное выявление, предупреждение и пресечение террористической угрозы, а также на ликвидацию последствий совершенных террористических актов.

Интересными представляются положения статьи 5 Закона, которая регламентирует правовую основу применения вооруженных сил в борьбе с терроризмом. Применяться вооруженные силы могут только в определенных целях. При этом порядок и условия применения вооруженных сил определяется в соответствии с нормами международного права и национального законодательства каждого конкретного государства. Мировая практика складывается таким образом, что применение вооруженных сил для пресечения международной террористической деятельности на территории иностранного государства может происходить в виде применения вооружения с территории своего государства против террористов или их баз, находящихся за ее пределами, либо в виде использования вооруженных сил (отдельных формирований) при выполнении таких задач за пределами территории своего государства. Использование формирований вооруженных сил должно быть ограничено или выполнением поставленной задачи, либо прекращено в связи с нецелесообразностью их пребывания на территории иностранного государства.

Ценность Комментария подтверждается не только нормативными выкладками, сравнением законодательств государств-участников СНГ, но и теоретическими аспектами контртеррористической деятельности. Например, говоря об использовании воинских формирований в борьбе с терроризмом, уделено внимание таким понятиям как долгосрочные цели террористов и задачи террористической деятельности. В числе таких целей, прежде всего, называются вызов кардинальных изменений государственного строя (в том числе, спровоцировав международный конфликт, революцию, гражданскую войну), подрыв и дискредитация системы государственных и правоохранительных органов, оказание влияния на решения правоохранительных органов на национальном или международном уровнях, а также попытка добиться политического признания национальной, этнической или религиозной группы.

Решающее значение этих теоретических аспектов заключается в том, что они основаны на существующих результатах контртеррористической деятельности, на практике проведения контртеррористических операций, и являются итогом глубокого анализа конкретных фактов. На основе целей и задач террористов была сформулирована модель антитеррористических действий, состоящая из семи элементов: разведка; оценка и анализ вероятной угрозы совершения террористического акта; обеспечение личной безопасности военнослужащих и гражданских служащих; охрана оружия и иных материальнотехнических средств; охрана предполагаемых объектов нападения; распределение юридической ответственности за проводимые антитеррористические действия между органами и должностными лицами; план действий на случай кризисной ситуации, а именно: после совершения террористического акта или в случае если его невозможно избежать.

Помимо прочего, содействие органам, проводящим контртеррористическую операцию, в том числе информационное, называется гражданским долгом каждого.

Качественным отличием от рассмотренного ранее Модельного закона 1998 года является широкое внимание информационному противодействию терроризму. Информационно-пропагандистская деятельность в соответствии с Законом обеспечивает реализацию следующих задач:

а) разъяснение того, какую опасность представляет собой терроризма;

б) разоблачение форм, методов и приемов, пропаганды своих идей и взглядов террористами;

в) формирование в обществе сознания неприятия терроризма;

г) объединение усилий по противодействию и профилактике терроризма со стороны государственных органов, которые осуществляют противодействие терроризму, и институтов гражданского общества соответственно;

д) сокращения социальной базы поддержки терроризма.

Глава 4 Закона предусматривает создание общегосударственной системы мер по защите объектов потенциальных террористических посягательств. Эта система состоит из правовых, организационных, инженерно-технических, войсковых, специальных, охранных и иных мер. При этом, в зависимости от характера террористических угроз, могут вводиться особые правовые режимы. Интересно, что к объектам потенциальных посягательств были отнесены не только государственные объекты, предприятия и учреждения (нападение на которые моет нести в себе угрозу техногенной катастрофы) и объекты жизнеобеспечения, но также физические лица, места массового скопления людей и иные объекты. Перечень является открытым, что оставляет государствам возможность дополнять его в соответствии с собственным законодательством или конкретной ситуацией.

Не был обойден вниманием также вопрос о проведении контртеррористических операций. По сравнению с модельным законом 1998 года, регламентация проведения таких операций и их правовой режим получили еще более глубокое развитие, а Комментарии дополнили положения статей практическими наработками и вкладками (в частности, касательно отдельных полномочий руководителей операции и других лиц). В новом законе, помимо прочего, больше внимания уделяется нормам гуманитарного права. К примеру, глава VI посвящена правовой и социальной защите лиц, участвующих в борьбе с терроризмом и физических лиц, пострадавших от актов терроризма. В этой главе раскрываются вопросы возмещения вреда, причиненного террористической деятельностью, социальной реабилитации лиц пострадавших от терроризма и лиц, участвующих в борьбе с ним, правомерности причинения вреда лицам, совершающим акт терроризма и другие.

Положения закона об ответственности за участие в террористической деятельности прямо соотносятся с действующими нормами и выработанной практикой международного права, указывая государствам на необходимость предусмотреть нормы о такой ответственности в национальном законодательстве. Это роднит Закон с такими международно-правовыми актами как Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом 1997 года, Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма 1999 года, Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма 2005 года, Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении и конфискации доходов от преступно деятельности и о финансировании терроризма 2005 года и другими. При этом одним из основных принципов данного закона в части ответственности за терроризм следует считать принцип неотвратимости наказания за подобную деятельность, причем как для физических, так и для юридических лиц. Закон предусматривает положение о погребении террористов, погибших в ходе пресечения акта терроризма. Статья 34 гласит, что погребение происходит в особом порядке, установленном правительством каждого государства, но при этом установлен императивный запрет на выдачу тел террористов, умерших в ходе пресечения актов терроризма родственникам. Данная норма ограничивает права и свободы, однако, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года (п. 3 ст. 18) предусматривает возможность ограничения права на свободу религии в случае установления его законом, когда это необходимо для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, прав и свобод других лиц. Такое же положение содержится и в Конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. 2 ст. 9) касательно свободы мысли, совести и религии (ограничение возможно законодательно, когда это необходимо в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности, а также для защиты других лиц).

С другой стороны, Резолюции Совета Безопасности ООН 1624 (2005) «Осуждение подстрекательства к террористическим актам» и Генеральной Ассамблеи ООН 60/158 от 16 декабря 2005 года «Защита прав человека и основных свобод в условиях борьбы с терроризмом» требуют от государств соблюдения обязательств по международному праву, касающемуся прав человека, международного беженского и гуманитарного права, а также прилагать усилия по обеспечению уважения и защиты достоинства людей и их свобод, демократических ценностей и законности. Но вместе с тем, если соблюдены условия законного ограничения прав человека (в данном случае особый порядок погребения тел террористов), то нарушения указанных резолюций нет, поскольку делается это в интересах защиты общества, лиц, пострадавших от терроризма, участвующих в борьбе с ним, а также для минимизации информационных и психологических последствий совершения террористических актов. «Захоронение лица, принимавшего участие в террористическом акте, в непосредственной близости от могил жертв его действий, совершение обрядов захоронения и поминовения с отданием почестей как символу, как объекту поклонения, с одной стороны, служат пропаганде идей террора, а с другой - оскорбляют чувства родственников жертв террористического акта и создают предпосылки для нагнетания межнациональной и религиозной розни»[58].

С точки зрения темы диссертационного исследования, огромный интерес в рассматриваемом Модельном законе вызывает глава, посвященная международному сотрудничеству в области борьбы с терроризмом. В соответствии со статьей 35 правовой основой такого сотрудничества являются международные антитеррористические конвенции, резолюции Совета

Безопасности ООН, международные договоры государства, а также законодательство самого государства. Это означает, что основное сотрудничество в рамках СНГ ведется на основе общемировых документов, и, прежде всего, Глобальной контртеррористической стратегии ООН. Стратегия определила основные направления международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, среди них обмен опытом практического противодействия и информацией, что является основой для достижения успехов в данном направлении. Основной же задачей Стратегии является выполнение государствами антитеррористических конвенций ООН и резолюций Совета Безопасности ООН, а также имплементация этих норм в национальном законодательстве. Для более тесного и продуктивного международного сотрудничества государства-участники СНГ создали 21 июня 2000 года особенную организационную структуру для противодействия терроризму - Антитеррористический центр, речь о котором пойдёт позже.

Статье 36 содержит в себе цели международного сотрудничества в области борьбы с терроризмом.

Первая цель, защита личности, общества и государства, мирового сообщества в целом от террористических угроз, относится к общепризнанным принципам и нормам международного права. Укрепление международного антитеррористического сотрудничества государствами-членами СНГ обеспечивается, в том числе, участием в многосторонних международных договорах и заключением двухсторонних соглашений. Совместные шаги в этом направлении предпринимаются также в рамках различных международных площадок, таких как ООН и ОБСЕ. Выработка согласованных подходов основывается на нормах международного права, в частности, на положениях Глобальной контртеррористической стратегии ООН, однако, это не должно ущемлять национальные интересы. В Комментарии также отмечается, что «особое значение в выработке согласованных мер имеют меры по организации межгосударственного розыска, существующего в СНГ с 1992 года, которые позволяют эффективно осуществлять розыск террористов и экстремистов, собирать доказательную базу в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступлении террористического и экстремистского характера»[59].

Что касается выявления причин распространения террористических угроз, то работа в этом направлении нацелена на выявление тех социальных источников, которые обуславливают возникновение этих угроз, в частности, связанных с различными социальными и межконфессиональными конфликтами. Для выполнения указаннои цели также ведется информационныи обмен и постоянныи мониторинг развития проблемных ситуаций. Пресечение террористической деятельностью ведется с привлечением возможностей таких организаций как АТЦ СНГ, Интерпол и Европол. Неотвратимость ответственности физических и юридических лиц обеспечивается реализацией механизмов взаимной правовой помощи в расследовании дел о терроризме, выдачи преступников и международного розыска. Исключение практики применения двойных стандартов - это практически недостижимая цель, поскольку вмешательство политики зачастую сводит на нет все международные усилия в борьбе с терроризмом. Эту практику прежде всего питает отсутствие общепринятого юридического определения терроризма. В борьбе с применением двойных стандартов государства СНГ работают над созданием единой позиции в выработке подходов к контртеррористической деятельности. Меры по гармонизации национальных законодательств, создание единых механизмов для противодействия террористической преступности, усилия в области защиты прав человека - это то, что можно противопоставить практике применения двойных стандартов.

Формирование единой правовой базы происходит в рамках СНГ начиная с 1992 года, так что данную цель можно считать одной из наиболее выполняемых. Этому способствует также большое количество двухсторонних и многосторонних отраслевых соглашений между государствами-членами СНГ. Указанные соглашения обеспечивают и выполнение другой цели - повышению эффективности взаимодействия государственных органов предупреждению, выявлению, пресечению и расследованию преступлений террористического характера, выявлению и пресечению деятельности организаций и физических лиц, причастных к осуществлению террористической деятельности и борьбе с финансированием терроризма. В этих целях все чаще используются ресурсы международных правоохранительных структур, таких как Интерпол, Европол и Региональная антитеррористическая структура Шанхайской организации сотрудничества

Формы международного сотрудничества по рассматриваемому закону (статья 37) в большей или меньшей степени уже рассматривались ранее в настоящем исследовании.

Глава IX посвящена контролю и надзору за законностью противодействия терроризму. Это сделано для решительного укрепления принципа законности, а также принципа уважения прав и свобод человека. Можно сделать вывод, что Модельный закон СНГ «О противодействии терроризму» - это вполне современный и эффективный документ, отвечающий требованиям, которые предъявляются к международным документам в плане соответствия международным стандартам защиты прав человека. Достаточно большое внимание уделяется информационному обмену, не ограниченному только уровнем СНГ, что вполне отвечает современным реалиям эффективного международного взаимодействия.

Несомненно, центром и основой международного сотрудничества является ООН, понимая это, государства-участники СНГ принимают все возможные меры для того, чтобы именно под эгидой ООН и на основе прочного фундамента международного права реализовывались эффективные меры по противодействию террористической угрозе. В целях реализации развития международного сотрудничества на региональном уровне в рамках СНГ в 2000 году был создан Антитеррористический центр государств-участников СНГ.

Антитеррористический центр СНГ - это специальный постоянно действующий отраслевой орган СНГ. Создан АТЦ был решением Совета глав государств-членов СНГ от 21 июня 2000 года в целях обеспечения надлежащей координации при взаимодействии компетентных органов государств в сфере борьбы с международным терроризмом и другими крайними проявлениями экстремизма. 10 марта 2000 года был утвержден проект Программы государств - участников СНГ по борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма на период до 2003 года решением Совета министров внутренних дел государств - участников СНГ, 9 сентября 2000 года было утверждено Положение о порядке комплектования штата Центра и исполнения служебных обязанностей его сотрудниками утверждено Решением Совета руководителей органов безопасности и специальных служб, и, наконец, 1 декабря 2000 года - Положение об антитеррористическом центре. Таким образом, с появлением нормативной основы было достигнуто единство мнений касательно целей и задач этой организации. АТЦ находится в подчинении Совету руководителей органов безопасности и специальных служб государств - участников СНГ, а решения наиболее важным вопросам принимаются Советом глав государств.

АТЦ комплектуется на коалиционной основе, такое концептуальное решение было принято при его создании, а квоты должностей, предусмотренные штатом центра, распределяются среди органов безопасности, специальных служб и правоохранительных органов на основе долевого представительства. Заместители руководителя назначаются из числа представителей Совета министров внутренних дел, Совета министров обороны, Совета командующих погранвойсками и утверждаются Советом глав правительств СНГ.

Основные задачи и функции АТЦ установлены согласно решению Совета глав государств СНГ о создании Антитеррористического центра государств- участников СНГ от 21 июня 2000 года.

АТЦ помимо прочего наделён полномочиями заключать соглашения с государствами-участниками СНГ, что, безусловно, делает его работу еще более эффективной, поскольку помогает учесть те или иные индивидуальные особенности каждого конкретного государства. Центром организовано сотрудничество не только с уставными органами Содружества, а также с Исполнительным комитетом СНГ, но и с органами отраслевого сотрудничества СНГ. Непосредственное участие сотрудников Центра в создании нормативно - правовых актов, которые регламентируют его деятельность, а также актов, совершенствующих международное право, а также активное участие АТЦ в разработке специальных контртеррористических программ и соглашений - подтверждение того, что этот орган действительно играет важную роль в обеспечении региональной безопасности. «Антитеррористический центр СНГ осуществляет непрерывный мониторинг оперативной обстановки в области борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма, выявляет и прогнозирует тенденции ее развития, формирует для этого специализированный банк данных, на основе которого вырабатывает рекомендации компетентным органам государств Содружества по вопросам сотрудничества государств - участников СНГ в борьбе с терроризмом. Центр обобщает и через компетентные органы государств СНГ распространяет имеющийся положительный опыт борьбы с терроризмом и экстремизмом, на плановой основе принимает участие в организации и обучении сотрудников спецподразделений государств Содружества, в подготовке учебно-методических материалов, в работе международных научно-практических конференций и семинаров, устанавливает, поддерживает и развивает рабочие контакты с международными центрами и организациями, занимающимися вопросами борьбы с терроризмом»[60].

Руководитель АТЦ СНГ генерал-полковник полиции Новиков А.П. 11 декабря 2014 года дал интервью, которое размещено на портале Национального антитеррористического комитета России. Данное интервью примечательно тем, что в нем приводятся вполне конкретные результаты практической деятельности Центра, например, приводятся следующие цифры: «В общей сложности Центром, начиная с 2010 года, собраны сведения о вероятных местах укрытия более 800 разыскиваемых...в рамках содействия в осуществлении межгосударственного розыска, в государствах - участниках СНГ задержано более 50 человек, объявленных в межгосударственный розыск по обвинению в совершении преступлений террористической и экстремистской направленности». Также указывается, что в ходе розыска привлекаются «возможности органов финансовой разведки, технологии, технологии контроля которой над движением финансовых отправлений позволяют с высокой степенью достоверности устанавливать место нахождения лиц, объявленных в розыск за преступления террористического характера. В рамках взаимодействия нами проводится сверка информации, содержащейся в Специализированном банке данных АТЦ СНГ, со сведениями, получаемыми нами от службы по финансовому мониторингу. Такое сотрудничество абсолютно необходимо, поскольку в государствах Содружества значительное число субъектов включены в национальные перечни организаций и физических лиц, причастных к террористической и экстремистской деятельности»[61].

В рамках других международных универсальных и региональных организаций представляется интересным рассмотреть деятельность Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Примечательно, что одновременно с документом, который регламентировал создание ШОС (Декларация о создании Шанхайской организации сотрудничества) была принята Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. «Конвенция была принята в тот же день, когда ШОС была основана, что указывает на значимость вопросов безопасности в организации»[62]. Преамбула Конвенции указывает на то, что терроризм, сепаратизм и экстремизм несут в себе угрозу, в том числе, международному миру и безопасности, развитию дружественных отношений между государствами, территориальной целостности и безопасности государств- участников. Также, провозглашается, что такие преступления не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах, вне зависимости от их мотивов, а виновные лица должны привлекаться к ответственности в соответствии с законом.

В соответствии со статьей 1 Конвенции, понятие «терроризм» определяется следующим образом:

а) какое-либо деяние, признаваемое как преступление в одном из договоров, перечисленных в Приложении[63] к Конвенции, и как оно определено в этом договоре;

б) любое другое деяние, направленное на то, чтобы вызвать смерть какого- либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, а также нанести значительный ущерб какому-либо материальному объекту, равно как организация, планирование такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопасность или заставить органы власти либо международную организацию совершить какое- либо действие или воздержаться от его совершения, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством государств- участников.

Статья 6 Конвенции определяет основные пути сотрудничества государств в противодействии терроризму, сепаратизму и экстремизму.

Статья 7 Конвенции определяет те виды информации, которой надлежит обмениваться. Прежде всего, это информация о готовящихся и совершенных преступных деяниях поименованных в Конвенции, выявленных, а также пресеченных попытках их совершения, а также о подготовке к совершению таких деяний, в отношении глав государств и иных государственных деятелей, сотрудников дипломатических представительств, консульских учреждений и международных организаций, других лиц, пользующихся международной защитой, а также участников государственных визитов, международных и государственных политических, спортивных и иных мероприятий; информация о формах и методах совершения таких деяний, о предполагаемых или выявленных источниках их финансирования. В этот перечень входит и информация об организациях, группах и лицах, готовящих или совершающих указанные ранее деяния, а также иным образом участвующих в них, включая их цели, задачи, связи и иные сведения. И, наконец, информация о незаконном изготовлении, приобретении, хранении, передаче, перемещении, сбыте и использовании сильнодействующих ядовитых, отравляющих, взрывчатых веществ, радиоактивных материалов, вооружения, взрывных устройств, огнестрельного оружия, боеприпасов, ядерного, химического, биологического и других видов оружия массового уничтожения, материалов и оборудования, которые могут быть использованы при его создании, с целью совершения деяний терроризма, сепаратизма и экстремизма в соответствии с определениями Конвенции.

Взаимодействие в целях выполнения положений Конвенции происходит через назначаемые Центральные компетентные органы государств-участников ШОС. Центральным компетентным органам разных государств предоставлена возможность непосредственного взаимодействия между собой в рамках компетенции в соответствии с Конвенцией.

Помимо рассмотренной Конвенции, Советом глав государств-членов ШОС в 2005 году была утверждена Концепция сотрудничества в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Во многом положения Концепции схожи с положениями Конвенции ШОС, а также с положениями Глобальной контртеррористической стратегии ООН. В качестве целей сотрудничества государств-членов ШОС в данной сфере называются обеспечение защиты самих государств, граждан и других лиц, находящихся на их территории, от угроз терроризма, сепаратизма и экстремизма, а также развитие антитеррористического потенциала государств. Концепция предлагает ряд положений, в качестве основных задач сотрудничества.

Можно сделать вывод, что в рамках ШОС происходит развитие на региональном уровне тех положений, которые принимаются в рамках ООН, с учетом специфики конкретного региона. Следует отметить некоторые из принципов, предусмотренных в Концепции, которыми следует руководствоваться при реализации её целей и задач. На первое место поставлен принцип соблюдения общепризнанных принципов и норм международного права, что отражает приверженность государств-членов ШОС той работе, которая ведется в рамках ООН, а также решимость исполнять международные обязательства в соответствии с международными антитеррористическими договорами. На это же направлены и принцип взаимного доверия, а также указанный отдельно принцип взаимного уважения суверенитета, равенства и территориальной целостности. Отдельно следует обратить внимание на принцип недопущения применения двойных стандартов в международных усилиях по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, а также принципы, которые его раскрывают

Некоторые из принципов направлены на оптимизацию международного сотрудничества, как например принцип обеспечения взаимной защиты информации закрытого характера, полученной в процессе сотрудничества или принцип признания приоритетности совместных решений по вопросам борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.

Концепция является инструментом, направленным, прежде всего, на достижение большей эффективности практической международной антитеррористической деятельности. Это подтверждается перечнем практических форм сотрудничества.

В рамках ШОС действует Региональная антитеррористическая структура (РАТС). РАТС является постоянно действующим органом ШОС, созданным для содействия координации и взаимодействию компетентных органов государств- членов ШОС в противодействии терроризму, сепаратизму и экстремизму (в соответствии с определениями Конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом). Органы РАТС - Совет и Исполнительный комитет. Данная структура наделена полномочиями как юридическое лицо и имеет соответствующие права, такие как право заключения договоров, приобретения движимого и недвижимого имущества, распоряжаться им, открывать и вести банковские счета в любой валюте, а также возбуждать иски в судах и участвовать в судебных разбирательствах.

Основные задачи и функции РАТС перечислены в статье 6 Соглашения между государствами-членами ШОС о Региональной антитеррористической структуре.

Необходимо отметить, что в рамках ШОС был создан общий банк данных по терроризму, в котором предусмотрен список лиц, объявленных в международный розыск, в связи с террористическими, сепаратистскими и экстремистскими преступлениями (единый розыскной реестр), перечень запрещенных на территории стран ШОС террористических, сепаратистских и экстремистских организаций.

Шанхайская организация сотрудничества, благодаря действующим договорам и соглашениям, а также РАТС является весьма эффективной региональной организацией, занимающейся борьбой с международным терроризмом. Но определение терроризма, которое используется в рамках ШОС все же не является безукоризненным, поскольку оно зависимо от международных договоров и внутреннего законодательства государств-членов, таким образом, оно не может претендовать на общее признание.

Другой региональной организацией, которая также занимается проблемами борьбы с терроризмом, является Совет Европы. «Совет Европы является международной организацией, которая основана на трёх столпах: защита демократии, защита верховенства закона ... и защита прав человека»[64], в то время как террористическая деятельность направлена на попрание именно этих ценностей. Деятельность Совета Европы сконцентрирована на трех основных направлениях: защита основополагающих ценностей, усиление правовых мер противодействия и выявление истоков терроризма.

Первым значимым европейским документом в данной области стала Европейская конвенция о пресечении терроризма 1977 года. Основными целями, которые преследовались принятием данного документа, являлись достижение большего единства между государствами-членами Совета Европы, принятие эффективных мер для обеспечения неотвратимости уголовного преследования и наказания преступников, а также расширение возможностей выдачи преступников как наиболее эффективного средства достижения этих целей. На время своего принятия Конвенция стала весьма эффективным международным правовым документом, регламентирующим выдачу лиц, совершивших террористические преступления, но со временем он потребовала доработки и в 2003 году для подписания был открыт Протокол с поправками к ней (СЕД № 190), который содержит ряд важных дополнений.

Именно для укрепления эффективности международного конвенционного инструментария была принята Конвенция Совета Европы по предупреждению терроризма, которая вступила в силу 1 июня 2007 года. Для целей Конвенции, террористические преступления определены таким же образом, как и в

Конвенции ШОС по борьбе с терроризмом, то есть со ссылкой на действующие международные договоры и протоколы к ним. Статья 2 Конвенции провозглашает её цель, которая состоит в активизации усилий, направленных на предупреждение терроризма, а также его негативного воздействия на полное осуществление прав человека. При этом указывается, что достигаться эти цели должны посредствам сочетания мер национального и международного уровней, «с должным учетом действующих применимых многосторонних или двухсторонних договоров или соглашений»[65]. Стороны Конвенции обязываются принимать надлежащие меры, в частности по подготовке сотрудников правоохранительных и других органов, интересно также, что государствам надлежит принимать меры для предупреждения терроризма и его последствий в областях просвещения общественности, информации, культуры и СМИ. Такие меры включают в себя поощрение межрелигиозного и межкультурного диалога, поощрения оказания помощи компетентным органам и другие. Развитие и совершенствование сотрудничества национальных органов в соответствии с Конвенцией должно происходить, прежде всего, в области обмена информацией, улучшения физической защиты людей и объектов, а также совершенствования подготовки и планов координации действий в чрезвычайных ситуациях. Национальные органы государств должны оказывать друг другу помощь в предупреждении преступлений терроризма путем проведения совместных превентивных мероприятий, обмена не только информацией, но также наилучшей практикой, осуществляя подготовку кадров.

Конвенция Совета Европы, однако, не ограничивается ссылкой на международные договоры в определения понятия «террористического акта», она непосредственно определяет как преступные следующие деяния:

- публичное подстрекательство к совершению террористического преступления (статья 5). При этом, необязательна пропаганда совершения конкретного деяния, достаточно побуждающего к этому обращения к общественности, возникновения угрозы совершения одного или нескольких террористических преступлений;

- вербовка террористов (статья 6), что означает привлечение лица присоединиться с целью содействия в совершении одного или нескольких преступлений к определенной группе или объединению;

- подготовка террористов (статья 7), включающая в себя инструктирование в целях совершения или содействие в совершении террористического преступления, в случае, когда лицу заведомо известно, что переданные им навыки будут использованы в этих целях.

Конвенция обязывает государства принимать такие меры, чтобы для наказания перечисленных деяний принимались эффективные, соразмерные и оказывающие сдерживающее воздействие наказания по отношению к физическим и к юридическим лицам. Помимо вопросов установления юрисдикции, Конвенция устанавливает обязанность по проведению расследований в случаях получения информации о нахождении на территории конкретного государства лица, совершившего или подозреваемого в совершении преступлений в соответствии с определениями Конвенции. Такое расследование проводится для выявления фактов, которые содержатся в полученной информации в соответствии с внутренним законодательством государства. Лицо, в отношении которого проводится такое расследование, имеет права на обращение за защитой своих прав государству его подданства или проживания, а также на посещение представителем этого государства, данное положение соответствует общему духу Конвенции, тяготеющему к защите прав человека в условиях борьбы c терроризмом. В отношении выдачи Конвенция ссылается на принцип aut dedere aut judicare, как и большинство международных правовых актов с учетом изъятия политической оговорки.

Достаточно интересным является предложенный в Конвенции механизм проведения периодических консультаций, направленных на представление предложения по осуществлению или повышению эффективности применения и осуществления Конвенции, на формулирование мнения участников по вопросу об обоснованности отказа в экстрадиции, который передан на их рассмотрение, на представление предложений о поправках к Конвенции, формулирование мнения участников по любому предложению о поправке к Конвенции, которое передано на их рассмотрение, а также на выражение мнения по любому из вопросов, касающихся применения Конвенции, и способствование обмену информацией о значительных юридических, политических и технологических изменениях.

Таким образом, можно сделать вывод, что данный документ направлен на интенсификацию мер, прежде всего, предупредительного характера, а также на защиту жертв террористических атак, в том числе путем выплат компенсаций.

Г оворя об усилиях, предпринимаемых в рамках Совета Европы в борьбе с терроризмом, следует вспомнить о деятельности специализированных организаций, поскольку сотрудничество в данной сфере не ограничивается только выработкой нормативно-правовой базы. В частности, большая заслуга в разработке самой концепции рассмотренной выше Конвенции принадлежит деятельности Междисциплинарной группы по международной деятельности в борьбе с терроризмом (созданный в 2001 году для изучения приоритетных целей Совета Европы межправительственный комитет экспертов). В результате работы Группы были сформулированы шесть основных направлений деятельности: «исследование понятий «апология терроризма» или «призывы к терроризму»; специальные методы расследования; защита свидетелей и лиц, сотрудничающих с органами правосудия; международное сотрудничество в области правоприменения; деятельность, направленная на борьбу с источниками финансирования терроризма; вопросы, связанные с документами, удостоверяющими личность и возникающие в контексте борьбы с терроризмом».[66] Деятельность Совета Европы все же более направлена на законодательное противодействие терроризму, но следует упомянуть о существовании и Специальной комиссии по борьбе с терроризмом Совета Европы, а так же о Комитете экспертов по борьбе с терроризмом (CONDEXTER). На деятельности последнего можно остановиться подробнее. Этот Комитет является межправительственным органом, который рассматривал проект Конвенции о противодействии терроризму, он координирует деятельность Совета Европы в борьбе с этим явлением, определяя приоритетные направления. Деятельность Комитета также направлена на анализ потенциала каждого государства-участника в борьбе с терроризмом, а также на защиту жертв террористических актов, в том числе посредствам выплаты компенсаций.

Таким образом, можно сделать вывод, что контртеррористическая деятельность Совета Европы построена, прежде всего, на принципах уважения и защиты демократических ценностей. Основная деятельность Совета Европы заключается в разработке и принятии достаточно эффективных и гибких международных нормативно-правовых актов. Отдельно следует заметить то внимание, которое уделяется данной организацией вопросам выдачи, этот институт считается Советом Европы наиболее эффективным и необходимым для противодействия терроризму. Однако, недостатком противодействия терроризму в рамках Совета Европы можно считать отсутствие эффективного институционного механизма сотрудничества в данной сфере, а также слабую координацию деятельности между компетентными органами государств- участников, хотя эта проблема отчасти решена в рамках Европейского Союза (ЕС) при помощи Европейского полицейского ведомства - Европола.

Европа является регионом, в котором межгосударственное сотрудничество находится на стабильно высоком уровне, а достигается это, в частности, благодаря тесным связям между региональными организациям и Европейским Союзом. Контртеррористическая деятельность Совета Европы неразрывно связана с аналогичной деятельность Европейского Союза как в конвенционном ключе (создание нормативно-правовой базы), так и институциональном.

Конвенционный аппарат, который был рассмотрен в отношении Совета Европы, можно в полной мере отнести и к нормативной базе контртеррористической деятельности ЕС. Договор о Европейском Союзе предусматривает необходимость наиболее тесного сотрудничества полицейских и судебных органов для противодействия тяжким и особо тяжким преступлениям, к которым, помимо прочего, относится терроризм. Евроюст, Европол и Координатор по борьбе с терроризмом - это те органы, которые занимаются контртеррористической деятельностью в Европейском Союзе, представляется важным дать краткую характеристику их деятельности.

Координатор по борьбе с терроризмом действует на основании контртеррористической стратегии Европейского Союза, которая была одобрена Советом по вопросам правосудия и внутренних дел в 2005 году. Эта стратегия состоит из четырех частей-направлений контртеррористической деятельности: предотвращение, защита, блокирование и реагирование. Предотвращение направлено на устранение возможностей обращения людей к террористической деятельности, которая происходит путем вербовки новых членов, а также радикализации существующих организаций, как в Европе, так и в мире. Под защитой подразумевается обеспечение безопасности наиболее уязвимых объектов, таких как границы, объекты жизнеобеспечения и транспорт. Блокирование направлено на препятствование деятельности террористов по планированию терактов, поддержке и финансировании террористов, а также на сбор сведений о террористах, их обнаружение и судебное преследование. Готовность к быстрому реагированию на террористические акты, возможность минимизации их последствий, а также принятие скоординированных ответных мер - это то, что подразумевается под реагированием. Примечательно, однако, что в данные перечень не вошли обязательства по соблюдению и поощрению защиты прав человека и гражданина в процессе борьбы с терроризмом, они лишь подразумеваются, в частности, вытекая из обязательств перед ООН.

Евроюст - Европейская организация правосудия - обеспечивает необходимую координацию в деятельности национальных органов государств ЕС в уголовном преследовании тяжких преступлений, в частности, проводимом Европолом. Помимо этого, в его задачи входит сотрудничество с судебной

системой государств-членов по упрощению исполнения судебных процедур и поручений, разрешению конфликтов юрисдикций. Европол является специализированным органом Европейского Союза, координирующим оперативно-розыскные действия полиций и других компетентных органов государств Европейского союза, сбор, анализ и обмен информацией о преступлениях и лицах, причастных к их совершению[67]. Деятельность Европола, в котором функционирует специальный отдел по борьбе с терроризмом, сосредоточена на трех основных направлениях:

- работа с компетентными органами государств, помощь в их непосредственной деятельности;

- координация сотрудничества на взаимной основе в предотвращении терроризма и других тяжких преступлений, которые затрагивают более одного государства ЕС;

- борьба с тяжкой преступностью как таковой.

Сам же отдел по борьбе с терроризмом отвечает за аккумуляцию и анализ оперативной информации об угрозах безопасности государств-членов ЕС, разработку мер, которые способствовали бы пресечению террористической деятельности, а также ведение мониторинга возможностей финансирования терроризма и незаконного оборота оружия.

Таким образом, можно сделать вывод об относительной эффективности принимаемых мер, в частности, относительно деятельности указанных организаций в рамках Европейского Союза. Однако, развитию и укреплению сотрудничества мешают внутренние разногласия государств, поскольку передача широкого круга полномочий, касающихся национальной безопасности органам, которые имеют некоторый наднациональный характер, совершенно справедливо вызывают определенные опасения. Соответственно, открытым остается также вопрос о разделении полномочий между национальными органами безопасности и органами Европейского Союза. Представляется, что наделение Евроюста и

Европола более широкими полномочиями, касательно выявления, расследования и пресечения террористической деятельности, а также финансирования её могли бы стать важным шагом на пути укрепления региональной и международной безопасности. Но существующие проблемы мешают нормальному развитию сотрудничества в борьбе с терроризмом как внутри ЕС, так и в отношениях с другими государствами.

Еще одной организацией, которая играет важную роль в практической деятельности по борьбе с терроризмом, является Международная организация уголовной полиции - Интерпол. Он не только осуществляет координацию международного розыска, борьбу с организованной преступностью, но также занимается вопросами обеспечения общественной безопасности и борьбы с терроризмом. До определенного времени Интерпол избегал деятельности по борьбе с терроризмом, поскольку это преступление относится к разряду политически-мотивированных, в то время как его Устав «запрещает осуществлять какое-либо вмешательство или деятельность политического, военного, религиозного или расового характера»[68]. Только с 1984 года с утверждением Генеральной Ассамблеей Интерпола новых основных направлений деятельности он смог бороться с террористами, которые вышли за рамки национальной территории. В 1986 году были утверждены принципы по борьбе с терроризмом Интерпола, а в 1987 году создана Группа по вопросам борьбы с терроризмом. Весьма значим тот факт, что на базе Интерпола собран массивный банк данных о террористах и их деятельности, а постоянный анализ сотрудниками Интерпола информации, получаемой от национальных бюро, способствует расширению возможностей по предупреждению и пресечению террористической деятельности. Каналы Интерпола активно используются национальными полициями для осуществления быстрого обмена значимой информацией.

В соответствии с Руководством 1986 года по борьбе с международным терроризмом, антитеррористическая деятельность Интерпола основана на следующих принципах:

- исключительная прерогатива государства в решении о том носит ли конкретное деяние политический характер;

- невозможность ограничения возможностей государства сотрудничать посредствам Интерпола в предупреждении терроризма;

- важнейшими критериями при организации борьбы с терроризмом остаются наличие или отсутствие причинно-следственной связи между целями преступников и жертвами, и, соответственно, место совершения террористического акта[69].

Интерпол - это универсальная международная межправительственная организация, по количеству государств-участников уступающая лишь ООН, однако, достаточно давно в его рамках ведется деятельность, направленная на создание специализированных региональных структур в целях укрепления сотрудничества и на этом уровне. В качестве примера можно привести подобную деятельность в Западной Европе. Существует Европейская региональная конференция Интерпола, которая собирается дважды в год, «в структуре этой организации созданы Технический комитет по сотрудничеству в Европе (TCE) и Европейский региональный секретариат (EuSec). Технический комитет выполняет главным образом аналитическую и консультативную функции. Результаты ее деятельности используются в качестве основы для обсуждения конкретных проблем на региональных конференциях. EuSec является структурным элементом Генерального секретариата и подчиняется непосредственно Генеральному секретарю Интерпола. EuSec осуществляет связь между Г енеральным секретариатом, с одной стороны, и NCE, органами полиции западноевропейских стран - с другой»[70].

Важным элементом деятельности Интерпола является информационный обмен. Согласно Руководству по борьбе с международным терроризмом, получение полной информации о расследованиях террористических преступлений составляет существенный интерес Г енерального секретариата Интерпола. Соответственно, к такой информации следует относить и персональная информация о террористах и их группах, информацию о средствах, целях и способах совершения таких преступлений, а также информация, не относящаяся напрямую к терроризму, но связанная с ним. При этом получена такая информация может быть не только государственным органом. В соответствии с Руководством, обмен информацией ограничивается актами международного терроризма, при этом приводится перечень элементов, при наличии какого-либо из них акт терроризма следует считать международным.

К минусам работы Интерпола, следует отнести особенность этой системы, связанную с жесткими ограничениями деятельности, которые предусматривает его Устав. В подтверждение этого вывода можно привести слова бывшего Г енерального секретаря Г енеральной Ассамблеи Интерпола Раймонда Кендалла: «Понадобилось 15 лет со дня нашего позора на Олимпийских играх в Мюнхене в 1972 году, чтобы сделать то, что можно было сделать за один-два года»[71]. Другим значительным минусом является то, что, несмотря на все усилия, предпринимаемые в этой организации, так и нет определенности, какие деяния считать уголовными, а какие политическими, четкие критерии до сих пор не выработаны. Третьим важным фактором является то, что терроризм нельзя в полной мере отнести к общеуголовным преступлениям, поскольку в его основе лежат политические и социальные начала. Именно политические мотивы могут мешать международному сотрудничеству, в частности, в вопросах выдачи, под предлогом борьбы с терроризмом могут попросту сводиться счеты с политическими конкурентами. Г осударственные органы, занимающиеся контртеррористической деятельностью, должны исключить возможность нарушения прав и свобод под предлогом борьбы с терроризмом.

Подводя итог анализа антитеррористической деятельности Интерпола, следует остановиться на следующих ключевых аспектах:

1. Национальная полиция, намереваясь произвести арест какого-либо лица, должна действовать через Интерпол. Никто не имеет права арестовать иностранца в пределах Европейского сообщества или где-либо еще за преступление, совершенное за пределами данной страны, без наличия красного извещения или оповещения из Интерпола.

2. Интерпол используется тогда, когда расследование акта терроризма, совершенного в Европе, выходит за ее пределы. По сути, Интерпол единственная полицейская организация, действующая в мировом масштабе.

3. Интерпол помогает в борьбе с европейским терроризмом, предоставляя консультации специалистов и содействуя технически, например, в проведении экспертизы по взрывчатым веществам и огнестрельному оружию.

4. Интерпол заработал великолепную репутацию за своевременные предупреждения европейским и другим государствам по всему миру о возможных террористических акциях, особенно касающихся захватов самолетов или взрывов самолетов в воздухе.

Таким образом, Интерпол является достаточно эффективной международной структурой, в частности, в сфере международного информационного обмена, а также практического содействия антитеррористической деятельности государств. Безусловно, имеют место определенные недостатки и проблемы, но практика последних десятилетий показывает, что существует устойчивая динамика положительных изменений. С развитием международных правовых механизмов, а также внутренней правовой базы, регламентирующей деятельность Интерпола, его роль в мировой практике противодействия терроризму будет неуклонно расти, что, несомненно, позитивно скажется на укреплении общемирового потенциала в этой деятельности.

Антитеррористическое сотрудничество также может быть организовано в рамках неформальных форумов типа «Большой восьмерки», в которой до недавнего времени принимала участие и Российская Федерация. Деятельность подобных организаций не направлена на создание каких-либо международных правовых документов, но она полезна для выработки общих подходов к решению тех или иных проблем. Касательно антитеррористической деятельности мирового сообщества, например, принимались следующие рекомендации:

- призыв приложить максимальные усилия, для скорейшего присоединения к существующим международным договорам по борьбе терроризмом;

- проявлять должное содействие в вопросах взаимной правовой помощи и выдачи;

- развивать обмен разведывательными данными и информацией о террористической деятельности;

- принимать меры для недопущения использования террористами оружия

БХЯ;

- отказывать в предоставлении существенных уступок лицам, захватившим заложников, а также передача в руки правосудию таких лиц;

- препятствовать перемещениям террористов, в том числе, путем принятия мер по предотвращению подделки документов;

- усиливать защищенность от террористических атак воздушный, морской и иные виды транспорта;

- бороться с направленными на инфраструктуру и объекты административного и коммунального назначения террористическими актами;

- бороться с финансированием террористической деятельности;

- развивать подготовку и оказывать необходимое взаимное содействие в борьбе с терроризмом.

Современная характеристика институционного сотрудничества в борьбе с международным терроризмом позволяет сделать вывод, что международные усилия, направленные на борьбу с терроризмом, могут вестись не только в рамках специализированных организаций или путем принятия узконаправленных нормативно-правовых актов. Такая деятельность может вестись, в том числе, и через организации, на первый взгляд не связанные с противодействием терроризму, «если бы в рамках ЮНЕСКО была разработана унифицированная учебная программа для школ, вузов, других образовательных учреждений, посвященная угрозе терроризма и борьбе с этим вызовом, она могла бы стать своеобразной интеллектуальной антитеррористической вакциной для будущих поколений от опасной идеологии терроризма и насилия»[72].

В процессе проведенного всестороннего анализа международного сотрудничества в рамках действующих международных антитеррористических договоров и международных организаций, а также учитывая, что на современном этапе общественного развития проблема международного терроризма трансформировалась в глобальный вызов международному сообществу предлагается сделать вывод о необходимости формирования эффективной и оперативной системы информационного межгосударственного взаимодействия в данной сфере.

Недостаточность информации о деятельности террористических

организаций и отдельных террористов, а также невысокая эффективность механизма согласования контртеррористических мер следует отнести к числу основных причин, снижающих эффективность сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом. Международный информационный обмен должен затрагивать следующие вопросы:

- обеспечение единства при определении содержания понятия «международный терроризм», в частности, его нормативном закреплении;

- предоставление информации о личности и активности террористов;

- изучение и анализ методов вербовки и распространения идеологии терроризма при помощи новых информационных технологий;

- взаимное предоставление информации о новых методах противодействия терроризму, в том числе о специальных средствах и тактических приёмах;

- предоставление актуальной и оперативной информации о средствах и источниках финансирования террористов;

- координация совместных мероприятий, при проведении контртеррористических операций на территории одного или нескольких государств;

- своевременное и полное предоставление информации, необходимой для целей уголовного преследования, а также принятия иных необходимых юрисдикционных мер в отношении лиц, совершивших преступления и иные правонарушения террористической направленности;

- взаимодействие с целью повышения эффективности применения гражданско-правовых мер противодействия терроризму.

Усилия в рамках межправительственных, региональных и иных международных организаций на сегодняшний день дают ощутимые плоды и представляется, что в ближайшем будущем это принесет определенные положительные результаты. Международное сотрудничество в таком формате позволяет конкретизировать и адаптировать нормы действующих международных антитеррористических договоров для конкретного региона или группы государств, в том числе, и касающиеся международно-правового определения терроризма, что позволяет более эффективно противостоять постоянно развивающейся угрозе международного терроризма.

76

77

84

85

<< | >>
Источник: Моисеев Александр Игоревич. Международно-правовое определение терроризма. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Участие международных организаций в антитеррористическом сотрудничестве:

  1. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ НА РУБЕЖЕ XXI ВЕКА: ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ, ЭВОЛЮЦИИ И ПРЕЕМСТВЕННОСТИ
  2. СОВМЕСТНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕПрезидентов Российской Федерации и Республики Казахстан
  3.   §3. АТЭС в 1999-2001 годах: поиск новой экономической парадигмыи политизация форума.  
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Раздел 3. Развитие политических отношений России и Сирии
  6. Раздел 4. Основные направления развития российско-сирийских связей в военной сфере
  7. Современное евразийское измерение межгосударственных отношений Республики Казахстан и Российской Федерации
  8. § 3.3. Участие муниципальных образований в ассоциативных формах сотрудничества органов государственной власти субъектов Российской Федерации
  9. Введение
  10. § 2. Деятельность органов ООН в борьбе с международным терроризмом
  11. § 3. Участие международных организаций в антитеррористическом сотрудничестве
  12. Борьба с экстремизмом в повестке дня Шанхайской организации сотрудничества
  13. Борьба с экстремизмом в рамках Содружества Независимых Государств
  14. Национальные меры политико-стратегического характера и законодательства Российской Федерации по борьбе с экстремизмом
  15. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  16. § 2.2. Информационное взаимодействие в области полицейского сотрудничества между государствами - членами Европейского Союза (правовые аспекты)
  17. 1.1. Геополитические интересы ЕС и НАТО в Центральной Азии.
  18. 2.2. Динамика сотрудничества между ЕС и Кыргызской Республикой на современном этапе.
  19. 3.1. Становление и развитие сотрудничества между Кыргызстаном и НАТО (Организацией Северо-атлантического договора).
  20. 3.2 Политика США в Кыргызстане
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -