<<
>>

Содержание формулярного процесса

Сущность формулярного процесса заключалась в том, что спор между сторонами был выражен в виде формулы, т.е. документа, в котором были сформулированы и иск (actio) истца и защита или возражение (exceptio) ответчика, т.е.

было зафиксировано содержание спора. Как и в случае легисакционного процесса формулярный процесс состоял из двух этапов. На первом этапе (in iure) истец по прежнему приводил ответчика посредством вызова на суд (in ius vocatio) к претору. Как только стороны оказывались перед претором, истец сообщал содержание своего дела (editio actionis) и просил о подходящем иске (postulatio actionis), который должен быть предъявлен ответчику. Претор мог предоставить иск или отказать в просьбе (denegare actionem). Если претор направлял иск ответчику, последний мог либо признать требование истца справедливым (confessus pro iudicatio habetur), либо отказаться участвовать в судопроизводстве (indefensus) или защищаться против предъявленного ему иска. В последнем случае стороны формулировали их спор под наблюдением и с помощью претора. Как только стороны и претор достигали согласия (litis contestatio), последний специальным декретом одобрял соответствующую формулу и этим определял рамки спора (iudicium dare). Далее составлялся соответствующий документ, его подписывали свидетели (testationes), истец передавал его ответчику (iudicium edere), ответчик официально его принимал (iudicium accipere). С этого времени формула не должна быть изменена и не могла использоваться дважды по одному и тому же делу (ne bis in idem).

На этапе apud iudicium стороны являлись с формулой к судье, который был частным лицом (iudex privatus), избранным ими самими. Истец и ответчик представляли свое дело сами или пользовались услугами ораторов. Доказательство было направлено на то, чтобы подтвердить требования сторон. Однако было несколько правил относительно доказательства.

После заключительных речей, произнесенных ораторами, судья консультировался (consilium) с юристами и выносил свое решение. Приговор всегда касался уплаты денежной суммы. Возможности апелляции не существовало, так как стороны выбирали судью сами, а иерархии судебных инстанций не было.

Если приговор был вынесен в пользу истца и ответчик не мог или не желал согласиться с приговором, истец через 30 дней мог снова привести должника к претору. Если должник хотел защищаться против этого иска, он должен представить дополнительное доказательство в свое оправдание. Если решение судьи было опять в пользу истца, ответчик приговаривался к уплате двойной суммы первоначального долга.

При нормальном ходе судебного процесса в случае, если осужденный не оспаривал приговора, исполнение его осуществлялось обычным порядком. Первая возможность заключалась в том, что претор своим декретом разрешал истцу насильно увести ответчика, который должен был отрабатывать у него свой долг. Если должник имел имущество, то была предусмотрена другая возможность, согласно которой претор разрешал истцу вступать во владение имуществом должника (missio in possessionem). Имущество продавалось с публичных торгов (vinditio bonorum) и истец и другие кредиторы, если они были, получали возмещение из вырученного дохода.

Итак, важнейшей чертой нового процесса судопроизводства была формула, в которой кратко описана суть спора и изложены содержание обвинений истца и возражение ответчика. Каждая формула делилась на несколько частей, некоторые из которых составляли ее неотъемлемую часть, в то время как другие использовались при определенных обстоятельствах.

В первой части каждой формулы приводилось наименование судьи (nominatio iudicis). Стороны избирали судью из списка избранных судей (album iudicium selectorum), но судья получал свое назначение и инструкции от претора.

Вторая часть, без которой формула являлась недействительной (sine qua non), называлась intentio, т.е. требовательная часть процессуальной формулы, в которой в форме условия приводилось основание и предмет иска.

Требовательная часть формулы раскрывала вид иска. В иске, касавшемся вещи (actio in rem), упоминалось только имя истца, так как вещное право могло быть направлено против всякого, кто посягал на него. В иске, касавшемся лица (actio in personam) упоминались обе стороны, потому что личное право предусматривало конкретное лицо, против которого оно направлено.

Требовательная часть формулы начиналась гипотетически (si paret…, т.е., если обнаруживается…). Это обозначало, что защита от простого непризнания иска ответчиком была автоматически включена в содержание формулы.

Intentio не заканчивалась приговором, но завершалась следующим пунктом, который назывался condemnatio. Этот пункт предусматривал предоставление полномочий судье осудить ответчика в пользу истца или оправдать его, основываясь на своем решении. Приговор судьи (condemnatio) всегда касался денег (pecuniaria), т.е. инструкция судье предусматривала освободить ответчика или присудить к уплате определенной суммы.

В инструкции судье претор мог указать конкретную сумму (certa) или сумма могла быть неуказана (incerta). В этом случае судья должен установить сумму по своему решению. Важно отметить, что в формулярном процессе судья не мог принять решение, не предусмотренное формулой, например, возвратить вещь. Поэтому в формуле появлялась оговорка, т. н. clausula arbitria, на основе которой ответчик получал право возврата вещи.

Обычно в формуле требовательная часть (intentio) следовала за первой частью (nominatio iudicis), но могли иметь место случаи, когда intentio предшествовал другой пункт demonstratio. Intentio основывалась на фактах, но эти факты чаще не упоминались. Поэтому сообщение их осуществлялось посредством demonstratio, т.е. объяснения, описывающего факты, на основании которых возникло требование истца. Demonstratio обычно обнаруживается в формулах, касавшихся личных исков, в которых не указывалась конкретная сумма (incertum). Все личные иски были основаны на доброй совести (bona fides) и не предусматривали указания на конкретную сумму, поэтому в такой формуле имел место раздел demonstratio.

При рассмотрении долевых исков процессуальная формула предусматривала также пункт adiudicatio, т.е. раздел посредством которого судья имел право самостоятельно регламентировать спорные правоотношения сторон, в частности присудить одной стороне неделимую вещь, а другой денежную компенсацию. В этих случаях при составлении формулы adiudicatio заменяла condemnatio.

Другим важным пунктом в некоторых формулах была exceptio, т.е. оговорка. Эта экстраординарная, относительно самостоятельная оговорка в виде отрицательного условия (si non…), помещалась в процессуальной формуле кондемнацией (condemnatio) и ставила приговор, выносимый ответчику, в зависимость от правдивости сделанного им заявления. С помощью этой оговорки ответчик отрицал наличие права истца вообще или, по крайней мере, свою обязанность исполнить приговор в настоящее время.

Хотя некоторые оговорки (exceptiones) происходили из гражданского права, наиболее важные из них были введены претором в процессуальную формулу с целью сделать строгое гражданское право более объективным и справедливым. При эксцепции ответчик брал на себя роль истца. Из всех видов эксцепции наиболее важными были: exceptio doli, т.е. защита от мошенничества (dolus), совершенного истцом перед процессом, особенно при заключении сделки; exceptio metus causa, т.е. оговорка, содержащая утверждение ответчика, что к обязательству (все еще не исполненному) его принудил обоснованный страх; exceptio pacti conventi, т.е. оговорка, с помощью которой ответчик утверждал, что истец неформально заключал акт (прощал или отсрочивал долг).

Эти эксцепции следовало точно вписывать в формулы исков строгого гражданского права (actiones stricti iuris civilis), но не было необходимости их фиксировать в формулах исков bonae fidei, так как вопрос о соглашении требований другой стороны решался на основе доброй совести.

Следующие пункты, которые необходимо упомянуть, были: ответ истца на эксцепцию ответчика (replicatio); возражение ответчика на репликацию истца (duplicatio) и новый ответ истца на duplicatio ответчика (triplicatio).

Другой пункт, который мог быть включен в формулу - это praescriptio, т.е. отрицательное условие.

Praescriptio обычно помещалось перед интенцией и могло ограничивать в пользу истца (praescriptio pro actore) предмет спора; praescriptio в пользу ответчика - если это условие окажется правдивым - уничтожает литисконтестацию (litis contestatio), т.е. установление спора. Praescriptio вставлялась в формулу с тем, чтобы ограничить иск и защитить права ответчика от возможности нарушения принципа ne bis in idem (не должно быть двух взысканий за одну провинность).

Итак, формулярный процесс предусматривал, что претензии истца могли касаться вещи и личности; права собственности или права пользования чужой вещью; спор мог идти об обязательстве между истцами и ответчиком; наконец, претензии истца могли касаться определенной денежной суммы или наоборот случаи были такие, когда точную денежную сумму истец в своем требовании не мог заранее оговорить. Все эти случаи судья должен был принимать во внимание и с учетом этого разбирать дело.

Различными могли быть и поручения судье. Кроме указанных составных частей формулы, как видно, могли принимать во внимание и некоторые особые дополнения. Составленная таким образом формула являлась инструкцией для судьи, который должен был разбирать дело по существу (in iudicio), а также представляла собой те рамки, которыми определялась дальнейшая процессуальная деятельность и судьи и сторон. С введением формулярного процесса формализм не исчез окончательно. Хотя стороны теперь были свободны делать всякие заявления перед претором (in iure), но для судьи (in iudicio) решающее значение имело то, что было написано в полученной им формуле. Поэтому ошибки в формуле, допущенные претором или самими сторонами, могли иметь самые решающие последствия.

Введение формулярного процесса способствовало усилению преторского влияния в области гражданского права. Отказав истцу в составлении формулы, претор мог остановить дальнейшее течение процесса. Это делало претора прямым контролером и распорядителем гражданских исков. Но кроме отрицательного влияния претора на гражданское судопроизводство, формулярный процесс открыл дорогу и для более интенсивного позитивного влияния претора. Теперь он мог более эффективно распорядиться своим правом административной власти. Претор мог составлять формулы и давать поручения судье также и по тем претензиям истца, для которых в гражданском праве, на первый взгляд, не было никаких оснований. Таким образом, рядом с исками, основанными на гражданском праве, появляются преторские иски. В основе гражданского иска лежало всегда гражданское право истца. Материальным основанием всех преторских исков являлось не какое-либо особое право истца, а известное фактическое положение дела, совокупность известных фактических обстоятельств, которые делают справедливым, чтобы ответчик удовлетворил претензии истца.

<< | >>
Источник: Потолов В.А.. Римское право. Учебное пособие. 2010. 2010

Еще по теме Содержание формулярного процесса:

  1. О СВЯЗИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И СТИЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  2. § 3. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ О ЛЕГИСАКЦИОННОМ, ФОРМУЛЯРНОМ И ЭКСТРАОРДИНАРНОМ ПРОЦЕССАХ
  3. § 2. Общее понятие о легисакционном, формулярном и экстраординарном процессах
  4. 7. Гражданский процесс в царском Риме
  5. Содержание формулярного процесса
  6. 10. Уголовное право, уголовный процесс и уголовный суд
  7. 3. Гражданский процесс
  8. Тема 4.  Римский гражданский процесс
  9. 4.1 Гражданский процесс по римскому праву
  10. Содержание
  11. §§214-218. Личные иски цивильного права
  12. § 1. Понятие и содержание обязательств
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -