<<
>>

§ 2. Общее понятие о легисакционном, формулярном и экстраординарном процессах

Легисакционный процесс был древнейшей формой гражданского процесса и существовал в первой половине республики примерно до 126 г. до н.э. В самом названии, по некоторым сведениям, отражена история его развития.

По сообщению Гая эту форму процесса стали называть леги-сакционной потому, что она была основана на законе в противовес старым формам частной саморасправы. Legis acti-ones в переводе на русский язык — законные действия. Частная же саморасправа формально не была основана на законе. Гай предлагает и другую версию происхождения названия: истец должен был начинать притязание словами закона, которым он его обосновывает. Представляется более убедительной первая версия: per legis actiones означает действовать законным образом, на законном основании, не прибегая к насилию.

Легисакционный процесс мог осуществляться в одной из пяти форм: посредством пари; наложением руки; взятием залога; требованием о назначении судьи; приглашением ответчика в суд. Полные описания всех форм этого процесса, выполненные Гаем, до нас не дошли. Однако мы располагаем сведениями, дающими возможность получить общую картину легисакционного процесса.

46

Прежде всего Легисакционный процесс отличался обременительным формализмом, весьма сложной процедурой, носил ярко выраженный классовый характер, был рассчитан на довольно ограниченный хозяйственный оборот.

Процесс рассмотрения спора начинался обращением истца со своим притязанием к претору. Специально установленная форма обращения предписывала истцу начинать его словами закона, на который он ссылался в подтверждение своих требований. Малейшее отступление от формы обращения приводила к утрате права на иск — процесс прекращался. Исковые формы (формы обращения к претору) жрецы (понтифики), которые в то время исполняли фук-ции юристов, сохраняли в глубокой тайне и предоставляли простым людям за определенное вознаграждение.

Если же форма обращения не была известна истцу, он не мог получить исковую защиту своему праву. Не всегда истцу удавалось точно соблюсти форму обращения к претору еще и потому, что запомнить ее было непросто. Только строгое соблюдение формы обращения давало истцу право продолжать процесс. \

Вместе с обращением к претору истец обязан был доставить к нему спорную вещь. Если это был спор о движимой вещи, то привести овцу, лошадь, раба. При споре о вещи, доставка которой к претору сопряжена с определенными трудностями, приносили (приводили) часть вещи (кусок от спорной колонны, овцу от спорного стада, лошадь от спорного табуна и т.д.). Иногда в споре о недвижимой вещи (например, о земельном наделе) стороны с соблюдением особых обрядов отправлялись на участок, брали кусок земли и приносили к претору как символ спорной вещи. При этом определялась и сумма залога, которая в случае выигрыша спора возвращается истцу, а в случае проигрыша — поступает в казну.

Характерной чертой легисакционного процесса было и то, что обеспечение явки ответчика к претору и в суд не являлось обязанностью этих и иных государственных органов. Истец, желающий рассмотрения спора, обязан был обеспечить явку ответчика доступными ему средствами, вплоть до применения силы. Если истец занимал достаточно высокое положение в обществе, то ему не составляло труда доставить ответчика в суд, при превосходящем же положении ответчика трудно представить

47

применение силы к нему со стороны истца. Такой ответчик всегда мог отбиться от принуждения истца при помощи, скажем, рабов или использовать для этого другие свои возможности Если же ответчик к претору не являлся, то рассмотрение спора не начиналось И хотя римское право предусматривало немало отрицательных последствий для ответчика в случае его неявки к претору, все они носили формальный характер и легко нейтрализовались могуществом ответчика.

Наконец, к претору истец мог обратиться со своим при-тазянием (иском) только в специально установленные для этого дни.

В сезон сельскохозяйственных работ, в период войны, празднеств, траура и других общественных событий к претору обращаться запрещалось, поскольку он был занят другими, более важными общественными делами. Таким образом, дней для предъявления иска претору оставалось в году не так уж и много.

Еще одна особенность этой формы легисакционного процесса (вещного спора): для ведения процесса требовалось внести определенный денежный залог своей правоты — сакрамент. Если требуемой суммы у истца или ответчика не оказывалось, поцесс не получал дальнейшего развития. Между тем сумма сакрамента могла быть весьма значительной.

Начиналось рассмотрение спора (судоговорение) у претора с того, что истец брав в руки специальную палочку — виндикту (символ древнего копья), накладывал ее на спорную вещь, провозглашая: «Я утверждаю, что этот раб (или иная спорная вещь) по квиритскому праву принадлежит мне. Как я сказал, так вот и наложил перед тобой виндикту». Этот ритуал истца стали называть виндикацией (vindicatio). Если ответчик молчал или соглашался с утверждением истца, иск считался признанным и процесс заканчивался. Если же ответчик не признавал иска, то совершал те же действия — накладывал свою виндикту на спорную вещь и произносил те же слова, т.е. совершал контрвиндикацию. Претор, выслушав заявления сторон, произносил: «Оба оставьте вещь». Все это происходило в присутствии не менее 5-7 приглашенных свидетелей. В самом ритуале отражались исторические оценки разрешения спора в форме саморасправы — претор как бы разнимал дерущихся за свое право копьями

48

(мечами или другим оружием) После команды претора стороны снимали со спорной вещи свои виндикты Затем ис тец спрашивал ответчика «На каком основании ты претендуешь на эту вещь9» Ответчик заявлял «Наложив видикту, я поступил по праву» и приводит необходимые пояснения в обоснование притязания

Выслушав возражения ответчика, истец требовал: «Поскольку ты претендуешь на вещь вопреки праву, то я вызываю тебя установить залог в сумме 50» (или 500 в зависимости от суммы спора) Ответчик требовал того же от истца.

Выслушав стороны, претор должен был решить вопрос о том, у кого из них должна остаться спорная вещь до окончания рассмотрения дела Сторона, у которой вещь оставалась, обеспечивала ее сохранность и гарантировала передачу выигравшей в споре стороне путем представления поручителей Далее стороны в торжественной форме обращались к свидетелям, присутствовавшим на процессе у претора, и просили их засвидетельствовать все происшедшее Обращение к свидетелям литисконтестацио (litis contestatio — засвидетельствование спора) имело важное правовое значение, поскольку погашало иск, т.е. после рассмотрения спора у претора истец уже не мог заявить вторично то же самое притязание против того же самого ответчика, если даже по каким-либо причинам дело не рассматривалось в суде и истец не получал присуждения.

Моментом литисконтестации дело производством у претора заканчивалось, далее в присутствии сторон претор назначал судью и дело переходило во вторую стадию in judi-cio — в суд.

Таким образом, производство у претора не было разбором дела по существу. Тут не исследовались доказательства, не вызывались свидетели по делу, не заслушивались их показания. Претор никакого постановления по делу не принимал.

Во второй стадии дело рассматривал присяжный судья, а в некоторых случаях (например, при спорах о наследстве) — судебная коллегия. Судьи избирались на народном собрании. Из их списка претор назначал конкретного для рассмотрения данного дела. Судья собирал доказательства по делу, проверял их достоверность, за-

49

слушивал показания свидетелей и т.п. При этом он не был связан никакими формальностями, процесс шел в простой, доступной и свободной форме. Разобравшись в существе спора, определив правого и виноватого, судья постановлял приговор, который тут же объявлял участникам процесса в устной форме. Приговор был окончательным, обжалованию или опротестованию не подлежал. Даже при его явной незаконности, несправедливости, неправосудности изменить или отменить его уже не мог никто.

Формулярный процесс. Во второй половине республики Римское государство превратилось в могущественнейшую державу, обладавшую к тому времени весьма обширной территорией. Довольно интенсивно развивается сельское хозяйство (виноградарство, оливководство, плодоводство, хлебопашество, новые отрасли — животноводство и птицеводство); одновременно расцветает ремесленничество, строительство. Именно в этот период были построены римские водопроводы, мосты, термы, амфитеатры, виллы, многоэтажные жилые дома, портовые сооружения. Рост кораблестроения и мореплавания приводит к оживлению морской торговли, которая стала очень выгодной. Оживление товарного производства, торговли, меняльного дела способствует развитию ростовщичества.

Крупные сдвиги в экономике требовали соответствующего правового регулирования. Оживление производства, торговли, ростовщичества и т.п. привело к значительному увеличению имущественных споров, требовавших незамедлительного и эффективного рассмотрения. Легисак-ционный процесс со своим дремучим формализмом уже не мог удовлетворять потребности экономической практики, Требовались радикальные изменения. По сообщению Гая законом Эбуция между 149 и 126 гг. и двумя законами Юлия (время принятия неизвестно) в гражданское судопроизводство были внесены существенные изменения, которые основательно реформировали легисак-ционный процесс и в основном сводились к тому, что истец освобождался от неукоснительной обязанности формулировать свои притязания при обращении к претору в строго установленной форме. Обязанность юридически грамотно в соответствии с законом формулировать исковые

50

притязания перекладывается на претора. Истец теперь мог излагать претору исковые требования свободно, без соблюдения формальностей и ритуалов. Выслушав объяснения сторон, их доводы и возражения, претор сам формулировал юридическую сущность иска. Существо спора он излагал в специальной записке судье, получившей название формулы. Отсюда название нового порядка судопроизводства.

Формулярный процесс, как и легисакционный, делился на две стадии — ин юре и ин юдициум. Он не только реформировал устаревшее римское судопроизводство, но и укрепился во второй половине республики настолько, что в силу своих несомненных преимуществ оказался способным обслуживать рабовладельческий суд весь следующий период — принципат — вплоть до установления абсолютной монархии. Именно формулярному процессу было суждено преобразовать старое цивильное право из узконационального во всемирно признанное, абстрагированное от своей основы гражданское право. Лишенный обременительной формалистики формулярный процесс оказался весьма гибким и эффективным в защите интересов рабовладельческого класса. Наиболее важные его достоинства — восприимчивость к быстро меняющимся социально-экономическим условиям, способность перестраиваться. Именно формулярный процесс в удачном соединении с преторской деятельностью способствовал достижению римским гражданским правом непревзойденных высот совершенства.

Отличительной внешней особенностью формулярного процесса была замена ритуальных действий в первой стадии формулой, которая стала основным стержнем процесса — целью производства в первой стадии и юридическим основанием для производства во второй. . В формуле содержалась формулировка юридической сущности возникшего имущественного спора. Она состояла из определенных основных и дополнительных частей и всегда начиналась назначением судьи, которому поручалось рассмотреть дело: «Octavius judex esto» — «пусть Октавий будет судьей». Затем последовательно шли: а) интенция — изложение притязания истца, сущности спора;

б) кондемнация — поручение судье обвинить или оправдать ответчика в зависимости от подтверждения или

51

опровержения интенции. Формула всегда имела вид повеления: «Октавий да будет судьей. Если окажется, что раб Стих составляет квиритскую собственность Авла Агерия, то ты, судья, Нумерия Негидия в пользу Авла Агерия обвини, если не окажется — оправдай».

В более сложных случаях возникла необходимость изложить в формуле факты и обстоятельства, из которых истец выводил претензию, тогда в начале формулы перед интенцией вставлялась демонстрация или прескрипция, конкретизировавшие ее содержание.

Кроме обычных составных частей в формулу иногда вводились дополнения: ексцепция — возражения ответчика против притязаний истца и другие. Их цель — спецификация некоторых исков.

Таким образом, формула — это не только формулирование юридической сущности имущественного спора, но и инструкция, указание судье, как решить данное дело при конкретных обстоятельствах, а также определенные обязательные рамки, в пределах которых судья должен был решить спор. Поэтому если претор допускал ошибку в формуле, то ее обязательно повторял судья.

Наиболее существенной в формулярном процессе была однако, не сама формула (хотя и весьма значительное явление само по себе). Революционные изменения в судопроизводстве заключались в другом. Претор перестает быть простым фиксатором ритуальных действий и назначения судьи влегисакционном процессе. Постепенно он начинает формировать основы гражданско-правовой политики в стране, его роль, значение и власть в судебной сфере фактически становятся безграничными.

Преобразование древнего цивильного права в новую систему правовых норм идет по двум направлениям.

1. Претор в силу своей власти получает право предоставлять или не предоставлять судебную защиту спорным имущественным отношениям. Исходя из принципа эквитас (справедливости), он может отклонить иск в случае, когда по цивильному праву таковой должен быть предоставлен, и, наоборот, предоставить защиту отношению, которое в соответствии с нормами цивильного права судебной защите не подлежит. Право на иск он выводит не из наличия правовой нормы, а из своего эквитас.

52

Система норм цивильного права заменяется системой исков — из факта предоставления иска выводится наличие материального права, а не наоборот. Решая вопрос о направлении или ненаправлении спора в суд, претор не был связан нормами цивильного права и руководствовался только одним — справедливостью, разумеется, в классовом ее понимании. Если новое отношение, по мнению претора, под лежало судебной защите, иск предоставлялся, если нет не было и иска. Столь широкие полномочия давали претору фактическую возможность путем создания системы исков выводить новые правовые предписания. Ведь если был иск, то было и право. Это еще один источник правообразования в период поздней республики.

2. Претор весьма чутко и мастерски управляет судебной практикой. Он не только предоставляет или не предоставляет судебную защиту, но и строго следит, чтобы судебная практика развивалась в нужном направлении. В формуле, выдаваемой судье, претор указывает, при наличии каких обстоятельств следует удовлетворить иск, а при отсутствии каких в удовлетворении иска отказать. Судья, крепко связанный формулой претора, не мог от нее отступить. Например, претор писал в формуле судье: «Если ты, судья, установишь, что Клеопатра действительно является дочерью умершего Клавдия, то присуди ей наследство. Если окажется, что она не дочь умершего, наследства не присуждай». Хотя, как известно, в соответствии с нормами цивильного права дочь, вышедшая из-под власти своего отца, переставала быть его родственницей и права на наследство не имела.

Таким образом, судебная практика определялась не нормами цивильного права, а потребностями гражданского оборота, которые преломлялись в преторских эдиктах и иной его деятельности.

Судебное решение, как было отмечено выше, обжалованию не подлежало. Оно сразу вступало в законную силу и принималось за истину — разрешенный судом спор не может быть предметом вторичного рассмотрения (Resjudicata pro revitate habetur) (Д.50.17.207).

Экстраординарный процесс. С установлением абсолютной монархии институт претуры как демократическое образование республиканского Рима отмирает. Импера-

53

торы не доверяли ни выборным преторам, ни выборным судьям. Государственное переустройство потребовало переустройства судебной системы. Еще в период принципата в некоторых случаях стали практиковать рассмотрение отдельных имущественных споров лично магистратом без передачи их присяжному судье. Между тем для римлян, в течение многих столетий привыкших к двухстадийному процессу, рассмотрение дел единолично магистратом было столь необычным, из ряда вон выходящим, что такой порядок разрешения споров они стали называть чрезвычайным (extra ordinem) — экстраординарным. Некоторое время новый процесс существовал параллельно с обычным гражданским процессом. Однако новый порядок разрешения споров обладал несомненным достоинством — был одностадийным, следовательно, более скорым. В условиях все возрастающего оборота это имело немаловажное значение. Постепенно экстраординарный процесс вытесняет формулярный и в период абсолютной монархии становится господствующим. Императоры ведут борьбу с правонарушениями непосредственно сами или при помощи своих чиновников.

Судебные функции выполняют административные органы:

в Риме и Константинополе — начальники городской полиции, в провинциях — правители провинций. Некоторые имущественные споры рассматривали лично императоры, а незначительные дела — муниципальные магистраты.

Дела рассматривались в закрытых заседаниях только с участием сторон и особо почетных гостей. При неявке истца дело прекращалось, при неявке ответчика дело рассматривалось в его отсутствие.

Принципиальным нововведением экстраординарного процесса было установление официального вызова ответчика в суд и допущение обжалования судебного решения (начальнику полиции, правителю провинции и даже императору). Безусловно, это был шаг вперед в развитии судопроизводства.

В экстраординарном процессе сохранился и получил дальнейшее развитие принцип состязательности, но зато был ограничен принцип публичности. Впервые устанавливаются судебные пошлины за покрытие судебных расходов.

54

<< | >>
Источник: Подопригора A.A.. Основы римского гражданского права: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и факультетов, — 2-е изд., перераб. — К.: Вентури,1995. — 288 с.. 1995

Еще по теме § 2. Общее понятие о легисакционном, формулярном и экстраординарном процессах:

  1. § 3. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ О ЛЕГИСАКЦИОННОМ, ФОРМУЛЯРНОМ И ЭКСТРАОРДИНАРНОМ ПРОЦЕССАХ
  2. § 2. Общее понятие о легисакционном, формулярном и экстраординарном процессах
  3. СЛОВАРЬ ВАЖНЕЙШИХ ПОНЯТИЙ РИМСКОГО ПРАВА
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -