<<
>>

§ 1. ФУНКЦИИ ЯЗЫКА В ОБЩЕНИИ ЮРИСТА

Как средство общения, язык обслуживает все сферы общественно-политической, официально-деловой, научной и культурной жизни. Содержание мысли «оформляется языком в языке, который как бы служит формой для отливки любого возможного выражения...

Мы постигаем мысль уже оформленной языковыми рамками».

Особое место язык занимает в профессиональной деятельности юриста, независимо от того, где она протекает. Ведь юрист

— это правовед. А право — совокупность устанавливаемых и охраняемых государством норм, правил поведения, регулирующих общественные отношения между людьми и выражающих волю государства. Формируя и формулируя правовые нормы, охраняя их в многочисленных процессуальных актах, разъясняя эти нормы гражданам, юрист должен безупречно владеть нормами языка и охранять их.

Язык — это система фонетических, лексических, грамматических единиц, являющаяся средством общения людей, выражения мыслей и чувств. В правовой сфере общения существует несколько своеобразная система лексических и грамматических средств выражения, подчиненная задачам коммуникации именно в этой сфере и называется она — язык права. Язык права — это, в первую очередь, язык закона, с его специфической терминологией, обозначающей особые юридические понятия, со своеобразными словосочетаниями, это язык нормативных актов.

Возникший из необходимости общения с другими людьми, язык обладает общественными функциями. Функции языка

— практическое проявление его сущности, реализация его назначения в системе общественных явлений. Основными функциями являются: конструктивная (формулирование мыслей), коммуникативная (функция общения), эмотивная (выражения отношения), функция воздействия на адресата.

Язык как система имеет характер своеобразного кода, который реализуется только в речи (в письменной или устной форме) и только через нее выполняет коммуникативное значение.

Речь — это внешнее проявление языка, это последовательность единиц языка, организованная по его законам и в соответствии с потребностями выражаемой информации. Это конкретное говорение или письменный текст. О языке нельзя сказать, хороший он или плохой. А речь можно оценивать: ясная — непонятная, богатая — бедная...

Право служит властным регулятором общественных отношений. Его регулирующая волевая функция определяет не только поведение людей, но и функции языка, т.к. язык в праве является «единственным материалом, первоэлементом, из которого создаются и оформляются все правовые категории». Правовые нормы не могут существовать иначе как в определенных языковых формах.

Юристами выражалось мнение, что поскольку язык формулирует, выражает волю законодателя и доводит ее до сведения широкого круга лиц, то язык закона выполняет конструктивную и коммуникативную функции также, как и во всех сферах общения. В праве же он несет особую, этическую функцию, которая определяется назначением права регулировать общественные отношения. Доводя волю законодателя до сведения юридических и физических лиц, право через язык целенаправленно педагогически воздействует на сознание людей, побуждает их вести себя должным образом. Основная функция языка права — функция долженствования.

Языковые средства закона используются юристом при выполнении профессиональных функций: при составлении постановлений и заключений, а также договоров...

Во всех этих случаях язык осуществляет функцию долженствования: суд приговорил, признать виновным и т.д. В таких документах как завещание, уведомление, повестка, запрос, поручительство, представление, подписка о невыезде, определение также ярко выражена функция долженствования.

Эта функция может проявляться и в устной речи, например, в обязательном диалоге судьи и допрашиваемого:

— В соответствии со статьей 181 УК РСФСР Вы предупреждаетесь об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Вам понятно?

Понятно.

Подпишитесь, что Вы предупреждены.

А также в обвинительной речи прокурора и защитительной речи адвоката при оценке доказательств, при юридической квалификации действий подсудимого и выборе меры наказания.

Для того, чтобы функция долженствования выполнялась грамотно и результативно, юристу необходимо владеть навыками культуры речи.

Правоохранительные органы, требующие от граждан соблюдения законности, должны бороться за законность «культурно, этично, педагогично», т.е. все следственные действия и общение в судопроизводстве должны соответствовать этико-правовым требованиям. От их степени зависит эффективность предварительного расследования, престиж органов правосудия, выполнение юристом его высокой общественной функции.

А что такое этико-педагогическая культура?

Культура речи в лингвистике понимается как мотивированное употребление языкового материала, как использование языковых средств, оптимальных для достижения коммуникативных задач в определенной ситуации. В письменной речи юриста, рассчитанной на предварительное обдумывание, оптимальными являются средства официально-делового стиля, в устной монологической речи на суде, с ее интеллектуализированным состоянием, употребляют средства публицистического стиля. В то же время отсутствие момента предварительного обдумывания выбора языковых средств и эмоциональное напряжение оратора ведут к тому, что в ней появляются особенности, характерные для устной речи.

Культура речи включает в себя:

нормативность или правильность речи, т.е. умение точно, в соответствии с нормами литературного языка передавать мысли, без употребления жаргонных, диалектных и просторечных слов;

речевое мастерство, заключающееся в доходчивости, логичности и уместности речи, богатстве словаря.

Важно выразить мысль не только грамотно, но и экспрессивно, не штампованными словами, а по-своему, индивидуализированно. Речевое мастерство предполагает умение найти наиболее точное, а значит подходящее для определенного случая и стилистически оправданное средство языка. Например, разговорное слово «брякнула» в речи С. А. Андреевского звучит так: («...развязно посмеиваясь, она вдруг брякнула мужу: "А знаешь? Я выхожу замуж за Пистолькорса"»), более точно, чем любое другое характеризует легкомысленное поведение потерпевшей. А мысль о том, почему подсудимый Егор Емельянов решил «отделаться» от своей жены, А. Ф. Кони выразил посредством метафоры: «Итак, вот какая это личность: тихая, покорная, вялая и скучная, главное — скучная».

Вся деятельность юриста по производству следственных и судебных действий связана с составлением процессуальных актов, содержащих в себе решение по делу или констатирующих ход и порядок следственных действий.

Соответствие текста документа процессуальному закону проявляется в правильном наименовании документа, употреблении формулировок и юридических терминов. Нельзя, например, вместо термина «обыск» употреблять термин «осмотр».

В стандартном тексте документа при названии правоприменительных действий или правовых отношений точности способствуют устойчивые выражения — клише юридического характера: «Необходимо точно переносить соответствующие формулировки уголовно-процессуального закона в протокол, постановление, другие документы», — пишут А. И. Михайлов и Е. Е. Подголин.

Точность в свободном тексте процессуальных актов зависит от точности словоупотребления, которая обеспечивает информативную точность документа. «Трудно назвать какую-либо другую общественную область жизни, где неточность слова, разрыв между мыслью и словом, были бы чреваты иногда тяжелыми последствиями как в области права, — указывает А. А. Ушаков, — неточное слово в праве — большое социальное зло. Оно создает почву для произвола и беззакония». Так, в обвинительном заключении было сказано, что обвиняемый организовал драку в общественном месте, а на самом деле он причинил потерпевшему тяжкие телесные повреждения, от которых тот скончался на месте. А ведь в этих случаях квалификация действий и мера наказания будут неодинаковыми.

Точность в использовании языковых средств означает выбор таких слов, словосочетаний, которые соответствуют полученной следователем и судьей информации.

Инспектор уголовного розыска, сообщая по телевидению о разыскиваемых преступниках, сказала: «Кто знает что-либо об этих товарищах, просим сообщить в милицию». Если в устной речи, неточно выразив мысль, можно тут же устранить погрешность, то в письменной речи этого сделать нельзя. Вот почему искажения в процессуальных актах опасны.

Требованием точности определяется, по возможности, дословная запись показаний допрашиваемых (ст. 151, 160 УПК РСФСР), гарантирующая достоверность получаемых данных. С целью фиксации наиболее важных из них допустимо использование жаргонных и диалектных слов, которые имеются в речи допрашиваемого. Например, подозреваемый не сознается в убийстве, а свидетель на допросе говорит, что слышал, как подозреваемый сказал: «Убил за то, что фестивалила». Эту фразу необходимо внести в протокол.

Здесь следует сказать об уместности речи. Уместность — это такой подбор языковых средств, который делает речь отвечающей целям и условиям общения. При изложении показаний допрашиваемых неуместны официально-деловая лексика и юридические клише, если они отсутствуют в речи допрашиваемого. Неуместны, т.к. они «серьезно подрывают доверие к протоколу допроса». Употребление в официальной речи средств, стоящих за пределами литературного языка, является отступлением от норм литературной речи. Однако в протоколе допроса жаргонное слово «фестивалила» употреблено обоснованно, в соответствии с коммуникативным заданием, — в этом главный критерий его уместности. Ни в каких других процессуальных актах, кроме протокола допроса и очной ставки, диалектная, просторечная и жаргонная лексика недопустима, ее отсутствие диктуется требованием чистоты речи.

Чистой считается та речь, в которой нет элементов, чуждых русскому языку, а также неуместно употребляемых иностранных слов. Устную речь нередко засоряют и «любимые» слова типа: в общем-то, так сказать, которые, по выражению Е. А. Матвиенко, являются «костылями хромого оратора». Но костыли оказывают помощь, а слова-сорняки больше вредят, чем помогают, — употребляемые неуместно, они мешают точному выражению мысли. Послушайте хотя бы полчаса любую общественно-политическую передачу и Вы услышите подобные примеры: «Существуют, в общем-то, будем говорить, расплывчатые инструкции, которые, будем говорить, мешают проведению работы». Или: «В общем-то, это деловой вопрос, и он, в общем-то, требует обсуждения».

Одним из основных требований культуры речи является ясность. Известный русский юрист П. С. Пороховщиков писал о необыкновенной, исключительной ясности на суде. В значительной степени этому способствует доступность языка оглашаемых в суде документов. Ясность достигается четкой композицией документа, логичностью изложения, убедительностью аргументов. Четкости композиции способствуют юридические клише, употребляемые в определенных композиционных частях. Ясность предполагает использование сложных синтаксических конструкций для выражения сложных мыслей, особенно в мотивировочной и результативной частях документов. Но предложения должны быть построены в соответствии с нормами литературного языка.

Речь становится неясной вследствие низкой культуры мышления. Попробуйте разобраться в родственных отношениях людей, которые не смог ясно выразить адвокат: «В мае в гости приезжала мужевой сестры мужа сестра». Язык документов может быть неясным из-за использования без надобности иностранных слов.

Вносят в текст неясность и местоимения. Чаще всего это наблюдается в мотивировочной части обвинительного заключения и приговора, где записываются показания допрашиваемых: «Через некоторое время они с Гусаковым ушли, но он дошел до ворот и вернулся. Примерно через час пришел Гусаков и он начал приставать к нему». Подобные ошибки появляются в речи из-за небрежного отношения следователей и судей к выбору языковых средств. Переписывая показания допрашиваемых из протокола допроса в обвинительное заключение, следователи обычно не редактируют текст, а заменяют все личные местоимения 1 лица на местоимения 3 лица. А судьи переписывают в приговор текст обвинительного заключения, не задумываясь над стилем. Между тем, Е. Е. Подголин неоднократно указывал, что использование языковых средств в тексте документа — это не столько техническая, сколько творческая работа.

Определяя культуру речи юриста, Е. Е. Подголин писал: «Культура речи при производстве следственных действий состоит в использовании точных, ясных, понятных языковых средств», а также «...культура судебной речи состоит не в том, чтобы отказываться от использования определенных языковых средств, а в том, чтобы употреблять их там, где нужно».

С учетом задач уголовного судопроизводства культуру письменной речи юриста можно определить как мотивированное использование языковых средств, которые соответствуют требованиям официально-делового стиля, уголовно-процессуального закона и адекватно отражают, устанавливаемые по делу фактические данные.

Работа над формой речи должна приводить к тому, чтобы мысли пишущего легко доходили до сознания читающих или слушающих.

Одним из важнейших актов предварительного расследования является обвинительное заключение. В нем излагаются преступные действия обвиняемого и им дается юридическая оценка. В УПК каждое судебное заседание начинается оглашением обвинительного заключения. Поэтому следователь, составляя процессуальный акт, должен думать о том, какое психологическое воздействие он окажет на граждан в зале суда, как поможет суду выполнить его воспитательную функцию.

Важным процессуальным актом является приговор. Значение его в системе актов уголовного судопроизводства определяет особую ответственность судей за его качество. Недопустимо, чтобы приговор по делу, связанному с убийством, вызывал ироническую улыбку из-за неточного выбора слов (вещественное доказательство — кухонный нож — конфисковать (уничтожить)). Запомните: без высокой культуры оформления процессуальных актов, невозможна подлинная культура уголовного судопроизводства.

Культура уголовного судопроизводства зависит и от того, в какой степени прокурор и адвокат владеют нормами устных публичных выступлений. Культура публичной речи, как и письменной, включает в себя ясность, точность, чистоту, логичность, но кроме того, она предполагает речевое мастерство, умение убедить аудиторию и воздействовать на нее. Оратору нужно помнить, что воздействие осуществляется по двум каналам: рациональному и эмоциональному. Речь воздействует, прежде всего фактическим содержанием, убедительностью аргументов. Но богатство слов, разнообразие синтаксических конструкций, выразительность поддерживают у слушателей интерес, обеспечивают их эмоционально-психологическую убежденность. Прения сторон в судебных процессах, лекции на правовые темы обязывают к тому, чтобы и прокурор, и лектор не просто выступали, а выступали логично, убедительно, экспрессивно. Созданию экспрессивности, эмоциональности служат языковые средства, с помощью которых оратор выражает эмоционально-волевое отношение к предмету речи и тем самым воздействует на слушателей. Однако, каждое выразительное средство уместно в публичной речи в том случае, когда помогает привлечь внимание к предмету речи, усилить значение аргумента, выразить важную, с точки зрения оратора, мысль. Значит, культура публичной речи — это такое использование языкового материала, которое обеспечивает наилучшее воздействие на данную аудиторию, в соответствии с поставленной задачей.

Основоположник судебного красноречия в России А. Ф. Кони настойчиво призывал юристов любить и постоянно изучать «святыню своего народа», — его язык. «Пусть не мысль ваша ищет слова, ...пусть, напротив, слова покорно и услужливо предстоят перед вашей мыслью в полном ее распоряжении», — писал он. Судебный деятель обязан говорить грамотно, доходчиво, убедительно. Воспитательное значение нашего суда намного возрастет, если юристы будут говорить не только по-деловому, но и образно, экспрессивно.

<< | >>
Источник: Фетюхин М.И.. Этико-педагогические основы оптимизации служебного общения юриста: Учебно-методическое пособие. — Волгоград: Издательство ВолГУ,1999. — 112 с.. 1999

Еще по теме § 1. ФУНКЦИИ ЯЗЫКА В ОБЩЕНИИ ЮРИСТА:

  1. § 1. НЕВЕРБАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА СЛУЖЕБНОГО ОБЩЕНИЯ ЮРИСТА
  2. §3. ОБЩЕНИЕ ЮРИСТА КАК ФОРМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
  3. § 1. ФУНКЦИИ ЯЗЫКА В ОБЩЕНИИ ЮРИСТА
  4. ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ТЕРМИНЫ
  5. Примерный план практического занятия
  6. § 2. РАЗНОВИДНОСТЬ РЕЧИ В ОБЩЕНИИ ЮРИСТА
  7. § 3. НАУЧНЫЙ СТИЛЬ ЮРИСТА
  8. § 4. ПУБЛИЧНАЯ ЛЕКЦИЯ ЮРИСТА
  9. СОДЕРЖАНИЕ
  10. Глава 11ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ДУХОВНОСТИ РУССКОГО НАРОДА
  11. Язык классической логики
  12. Приложение А Круглый стол «Верховенство права как ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР ЭКОНОМИКИ» (стенограмма) (Москва, ИНСОР, 31.01.2012) УЧАСТНИКИ:
  13. ЛЕКЦИЯ 2. Основные этапы развития общей теории права и   государства в России.
  14. §23.6. Правосознание. Правовая культура.
  15. Глава 18. Конституционные акты Российской Федерации и Республики Башкортостан о правовом статусе республики
  16. Глава IV. Логические операции с понятиями
  17. Глава I. Общая характеристика суждения
  18. Глава II. Классификация суждений
  19. Сущностные социальные функции
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -