<<
>>

§ 1. Методы установления способов сокрытия и восстановления утраченной информации в ходе расследования краж чужого имущества

Криминалистическая методика установления способов сокрытия информации о кражах чужого имущества может быть дифференцирована в зависимости от того, входит ли способ сокрытия в структуру способа совершения или умысел на сокрытие и его реализация осуществлены до совершения кражи, либо после ее совершения.

В данном случае в работе рассматривается наиболее общий подход к установлению способов сокрытия информации о кражах чужого имущества, который, как показало наше исследование, приемлем для указанных трех вариантов реализации преступного умысла на сокрытие информации о кражах.

В связи с этим в методике расследования краж чужого имущества целесообразно выделить две большие группы методов.

1. Методы, обеспечивающие собирание доказательств о факте кражи и виновном лице;

2. Методы, обеспечивающие установление способов сокрытия информации о краже и ее последствиях.

В комплексе средств и методов первой группы, используемых в расследовании краж, можно выделить тактико-криминалистические и технико-криминалистические средства и методы. К тактикокриминалистическим относятся рекомендации по планированию расследования, выдвижению версий, производству осмотра места происшествия, допросу, обыску, предъявлению для опознания, назначению судебных экспертиз и т. д., к технико-криминалистическим - средства и методы собирания, исследования, оценки и использования следов и других материальных последствий кражи; криминалистические и иные учеты.

Следователь может также использовать информацию, полученную при проведении оперативно-разыскных и организационных мероприятий.

В стадии возбуждения уголовного дела, как правило, формируется общее представление о характере информации о краже, а в ряде случаев и признаков ее сокрытия. После возбуждения уголовного дела расширяется круг задач по установлению способов сокрытия информации о краже. Для этого используются методы выявления подозреваемого, свидетелей, пособников, установление их личности, мест хранения и сбыта похищенного, местонахождения преступника, вещественных доказательств, например, орудий преступления, похищенных ценностей, транспортных средств и т.

д. Кроме того, изучаются возможные способы воздействия преступника на поведение пособников, свидетелей, потерпевших с целью нейтрализовать их содействие сокрытию информации о краже.

Для решения этих задач используется метод выборочного целевого наблюдения. Наблюдение - это один из методов познания, обогащающий человека разносторонней информацией. Применительно к расследованию задача наблюдения состоит в том, чтобы обнаружить источники информации, указывающие на факт кражи и способы ее сокрытия. С этой же целью используются и другие методы познания: сравнение, эксперимент, описание, моделирование. В последующем вся информация оценивается, сопоставляются ее источники и содержание, строятся версии о характере кражи, о способах ее совершения, личности преступника, механизме сокрытия и др.

Признаки сокрытия факта и следов кражи чужого имущества могут быть восприняты непосредственно путем прямого наблюдения следователем, оперативными работниками во время осмотра места происшествия. Таковы, например, признаки факта уничтожения запаха с помощью табака или парфюмерных средств». Признаки сокрытия информации о краже могут быть установлены и опосредствованным путем, с помощью свидетелей, помощи экспертов. В обоих случаях первоначальная оценка информации дается в форме версии о способе ее сокрытия. В самом деле, обнаружение частиц табака или парфюмерного запаха на месте кражи может быть истолковано по-разному: как результат умышленных действий преступника, как его небрежность, как действия потерпевшего, о которых он забыл, и как случайные или умышленные действия третьих лиц. Все эти объяснения, вытекающие из факта обнаружения указанных признаков, должны быть проверены.

В связи с этим нельзя не сказать и о роли мысленного моделирования, позволяющего синтезировать зрительные образы, возникшие в результате непосредственного восприятия фактов, а также прошлый опыт, логические конструкции, в том числе оценочные суждения и версии. Версия в мысленной модели образует как бы ее «стержень», вокруг которого концентрируется информация о событии в целом и способах ее сокрытия[214].

Одним из приемов построения версий о способах сокрытия информации о краже и ее следах является аналогия. Проанализировав, например, собранную в ходе осмотра информацию, следователь по аналогии с известными ему случаями предполагает, что сокрытие следов изучаемой кражи осуществлено преступником таким же способом, каким осуществлялось в уже известных случаях и возможно одним и тем же лицом. «...Знание им (следователем - B. C.) типичных следов, оставляемых при использовании преступником того или иного способа совершении преступления, знание типичных приемов маскировки совершенных преступлений - все это позволяет узнать их при наблюдении даже отдельных проявлений этих способов и приемов». 1

При обнаружении следов кражи и следов сокрытия информации о ней необходимо установить время образования и тех, и других и решить, являются ли следы сокрытия информации элементом способа кражи или сокрытие информации осуществлено после того, как кража была совершена.

Анализируя выявленные следы преступления и действия по сокрытию информации о ней, следователь должен также попытаться определить, являются ли они следами одного и того же субъекта или разных лиц. Так, например, по фактам разукомплектования похищенных транспортных средств и перебивки маркировочных обозначений на их деталях могут быть установлены следы, которые указывают, что эти преступления совершались и скрывались одной группой лиц.

В случае, если следователь не может непосредственно воспринять признаки сокрытия информации о краже, он в состоянии мысленно реконструировать способ ее сокрытия. Криминалистическая реконструкция в этом случае может помочь воссоздать, например, ситуацию сокрытия информации о краже, внешний облик преступника, характер его действий, способы маскировки и т. д.

Например, версия, которую представляет обвиняемый в квартирной краже, проверяется следователем путем графической реконструкции обстановки места кражи. Если же при реконструкции одни детали совпадают, а другие нет, имеется основание усомниться в правдивости показаний обвиняемого о том, что он совершил кражу и предположить, что в совершении преступления участвовали другие лица.

Натурная реконструкция отдельных предметов осуществляется в случаях, когда связанные с расследуемой кражей предметы уничтожены или повреждены (например, обвиняемым во время или после кражи для искажении или сокрытия информации о ней). В криминалистике различают семантическую, графическую и вещественную реконструкцию отдельных предметов и документов, а также реконструкцию внешнего облика человека[215].

Наше исследование показало, что эти методы могут быть успешно применены в практике установления способов изменения и сокрытия информации о краже чужого имущества, например, при восстановлении смысловой стороны измененного преступником текста регистрационной документации или установления факта перебивки маркировочных обозначений на деталях похищенного транспорта. Могут быть использованы и другие общенаучные методы: путем измерения выявляются отличия в начертании знаков (расстояния между разделительными звездочками или крайними знаками в маркировке при механизированном способе ее нанесения и другие признаки).

В случае, если имеется информация о размерах элементов эталонной маркировки, ее надо использовать для сравнения с исследуемой маркировкой и установления факта подделки.

При воссоздании признаков, присущих внешнему облику обвиняемого (подозреваемого) в момент совершения кражи и впоследствии им измененных, наиболее эффективна натурная реконструкция.

Выявленные признаки изменения н сокрытия информации о преступлении фиксируются в рамках следственных действий, которые проводятся для их установления. Так, при производстве дознания по возбужденному уголовному делу по факту квартирной кражи была получена информация о нахождении похищенного имущества в тайнике. Оперуполномоченный произвел проверку показаний подозреваемого С. на месте нахождения тайника без участия понятых. Фактические данные обнаружения тайника и выдачи С. похищенных вещей были оформлены рапортом сотрудника дознания. Указанные нарушения процессуального оформления факта обнаружения способа сокрытия информации о краже привели к утрате важнейших доказательств но делу, так как выявленные признаки сокрытия информации о преступлении не были зафиксированы в соответствующем протоколе следственного действия.

В следственной практике имеют место случаи, когда обвиняемый (подозреваемый) признает факт совершения им кражи, но место нахождения похищенного при этом неизвестно. В таких случаях обвиняемому может быть предложено нарисовать похищенные

предметы, указать их размеры, форму, цвет, отличительные особенности с последующим предъявлением этих рисунков потерпевшему при его допросе. Удостоверенный потерпевшим факт сходства изображений на рисунке и похищенной вещи объективно подтвердит показания обвиняемого в совершении кражи и использованного им способа сокрытия информации о ней. Подобного рода действия целесообразно проводить в виде допроса обвиняемого и потерпевшего.

В настоящее время относительно понятия методов, обеспечивающих познание способов сокрытия информации о преступлении нет единой позиции.

Между тем задача заключается в целенаправленном использовании того или иного средства и метода для установления факта и способов сокрытия информации о преступлении. Представляется, что эта задача может быть решена прежде всего путем изучения и анализа криминальной и следственной ситуаций. Особенности следственных ситуаций, содержащих данные о сокрытии информации, предопределяют выбор средств и методов их разрешения и обусловливают последовательность их применения. Иными словами, возникает своеобразный алгоритм разрешения следственных ситуаций .

Такой алгоритм может быть представлен как комплекс (система) наиболее целесообразных следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий, осуществляемых в определенной последовательности с учетом особенностей каждой следственной ситуации.

Практика расследования краж чужого имущества, а также результаты нашего исследования показывают, что на первоначальном этапе расследования складываются две группы исходных следственных ситуаций: типичные - 88,2 % и специфические - 11,8 %. К числу типичных могут быть отнесены такие следственные ситуации: [216]

1. Установлен факт кражи, подозреваемый скрылся, отсутствуют сведения о способе сокрытия информации, следах преступления и похищенном имуществе - 57,9 %.

2. Установлен факт кражи, установлен подозреваемый, имеются сведения о способе сокрытия информации о следах преступления и похищенном имуществе - 30,3 %.

Необходимо выделить исходные следственные ситуации, когда налицо противодействие потерпевшего расследованию (он умалчивает о факте кражи, создает «ложные» следы и др.). К данной группе могут быть отнесены такие ситуации:

1. Установлен факт кражи и установлены похищенные вещи, но подозреваемый скрывается, отсутствуют сведения о потерпевшем - 10,9 %;

2. Установлено наличие негативных обстоятельств, позволяющих строить версию об инсценировке потерпевшим факта кражи - 0,9 %.

Разрешение каждой из этих ситуаций может быть достигнуто путем реализации специальных алгоритмов, предусматривающих установление способов сокрытия информации о преступлении и его следах.

Так, первая типичная исходная следственная ситуация может быть разрешена посредством реализации следующего алгоритма: проведение оперативно-тактической комбинации по сбору сведений о преступнике и розыску похищенного имущества; оперативно-разыскные мероприятия: предварительный опрос потерпевших относительно изменений, привнесенных преступлением в обстановку места происшествия; опрос соседей, родственников потерпевшего с целью установления возможных свидетелей-очевидцев; проверка наиболее вероятных мест сбыта краденого (рынки, комиссионные, скупочные магазины и др.), осмотр места кражи, допрос свидетелей.

Отличительной особенностью первой типичной следственной ситуации является получение данных о способе сокрытия информации о преступлении, главным образом, с помощью непроцес- сульных средств, путем оперативно-разыскных мероприятий. Их система включает в себя: установление личности преступника (субъекта сокрытия информации о преступлении и его следах), проверку по способу совершения преступления, приметам похищенного имущества (обнаруженного) по криминалистическим учетам органов внутренних дел. Наряду е этим наводятся справки о поступивших заявлениях о краже чужого имущества (транспортных средств) и принимаются меры по установлению потерпевшего и обнаружению преступника. При осмотре места обнаружения предметов хищения основное внимание обращается на способ их сокрытия (временно либо на длительный период), следы (транспортных средств, животных, ног человека), ведущие к месту обнаружения.

При разрешении второй типичной следственной ситуации принимают меры к закреплению следов способа сокрытия информации о краже. Следователь (или сотрудник органа дознания) должен немедленно прибыть на место кражи и принять меры по выяснению обстоятельств преступления, приемов сокрытия информации о нем, а также по сохранению и закреплению доказательств. В этой ситуации целесообразна такая последовательность следственных действий: осмотр места кражи; допрос потерпевшего и свидетелей-очевидцев; личный обыск задержанного; обыск по месту его жительства и работы; осмотр одежды.

Параллельно осуществляются оперативно-тактические комбинации, направленные на розыск похищенного имущества и мест его укрытия, установление лиц, осведомленных о краже и сокрытии ее следов, проверяются связи потерпевшего и предполагаемых укрывателей.

Наше исследование показало, что при разрешении названных следственных ситуаций следователи и оперативные сотрудники недостаточно полно используют непроцессуальиые средства и методы выявления способов сокрытия информации о краже и ее следах (30,6 %). Не всегда используются и возможности других служб органов внутренних дел, в частности, охраны общественного порядка, вневедомственной охраны, ГИБДД, экспертно-криминалистических подразделений. С помощью работников указанных служб могут быть установлены места укрытия похищенного имущества, способы маскировки похищенных транспортных средств, выявлены связи преступников, лица, у которых они укрываются, каналы сбыта похищенного.

Для установления мест возможного сбыта похищенного имущества применяют его описание, ориентирование нарядов милиции и оперативных групп уголовного розыска на поиск похищенного.

С помощью сотрудников патрульно-постовой службы и вневедомственной охраны проводятся проверки мест вероятного укрытия преступников, обход дворов, осмотр чердаков, нежилых зданий и помещений, гаражей и платных стоянок, отстойных парков на железнодорожном транспорте.

Основными задачами при установлении способов сокрытия информации о кражах и их следах на последующем этапе расследования являются:

- получение новой информации об использовании того или иного способа ее сокрытия;

- выяснение всех эпизодов и способов сокрытия информации о преступлении, в том числе мотивов сокрытия информации;

- выявление факторов, способствовавших сокрытию информации о преступлении;

- использование данных о способах сокрытия информации о кражах чужого имущества в процессе расследования и предотвращения этих преступлений.

На последующем этапе расследования, как показал анализ уголовных дел, содержащих признаки сокрытия информации о кражах чужого имущества, чаще всего складываются следующие типичные следственные ситуации:

1. Факт кражи и способы сокрытия информации о ней установлены, но обвиняемый свою вину не признает - 41,2 %.

В этой ситуации обвиняемый ссылается на алиби, называя место своего пребывания в момент кражи и лиц, которые могут это подтвердить, выдвигает контрверсии и прибегает к различным уловкам для объяснения факта нахождения у него похищенного имущества.

Типичные версии для такой ситуации: обвиняемый в указанном месте находился в иное время (в другой день либо в иное время суток); лица, подтверждающие алиби, являются пособниками в сокрытии информации о краже (укрыватели, скупщики краденого, родственники, друзья, иные лица, зависящие от преступника). Разрабатываются также версии о способе сокрытия похищенного имущества. В целях выяснения обстоятельств сокрытия информации, характера и локализации ее следов-носителей проводятся дополнительные обыски по месту жительства обвиняемого, месту сокрытия похищенного имущества (дача, автомобиль, гараж, естественные укрытия), предъявление для опознания обвиняемого и принадлежащих ему средств сокрытия (одежда, обувь, чемодан, сумка, мешок и т. п.), назначение экспертиз, допрос свидетелей, очные ставки и др. По мере получения новых данных о сокрытии информации в ходе производства этих следственных действий могут строиться новые версии, соответственно им уточняется план дальнейшего установления используемых способов по ее сокрытию.

2. Факт кражи и способы сокрытия информации о ней установлены, однако обвиняемый признает свою вину частично - 20,2 %.

Обвиняемый, как правило, прибегает к утаиванию и фальсификации доказательственной информации, умалчивая и давая ложные показания (признает, что украл лишь имущество, которое обнаружено у него при обыске, отрицает использованные приемы сокрытия информации и ее носителей, например, предварительное изготовление орудий взлома, подготовку средств сокрытия, тайников и иных мест укрытия, сбыт похищенного имущества и т. д.).

Следователь на основе анализа показаний обвиняемого и сопоставления их с имеющимися доказательствами по делу в случае их противоречия выдвигает версии об использованных обвиняемым способах сокрытия информации о краже, намечает пути проверки этих версий и восстановления утраченной информации.

3. Факт кражи и способы сокрытия информации о ней установлены, обвиняемый признает свою вину - 38,6 %. Он также дает правдивые показания и о способах сокрытия информации о краже. В зависимости от оценки всей совокупности доказательств следователь может принять решение о проверке этих показаний.

Таким образом, возможная алгоритмизация установления и исследования способов сокрытия информации о кражах чужого имущества включает:

а) постановку задач на основе имеющейся или полученной при предварительной проверке информации о способах ее сокрытия;

б) оценку этой информации с точки зрения ее относимости и допустимости;

в) построение мысленной модели сокрытия информации о краже с использованием типичных признаков способов ее сокрытия;

г) вычленение из этой модели версии о способе, субъекте сокрытия информации, факторах, детерминирующих способ сокрытия информации о преступлении, и других версий;

д) выведение заключений из версий о способе сокрытия информации о преступлении;

е) оценку версий и следствий из них с учетом имеющейся информации о способе ее сокрытия;

ж) принятие решения о методах установления способа сокрытия преступления, восстановления утраченной информации о краже и реализация этого решения при производстве отдельных следственных действий.

Тактика производства отдельных следственных действий достаточно полно освещена в криминалистической литературе. Однако в этих работах, на наш взгляд, не уделяется внимание возможностям использования следственных действий для установления фактов противодействия расследованию и утраты информации. В связи с этим рассмотрим особенности производства допроса с точки зрения его возможностей для установления противодействия расследованию и восстановления утраченной информации.

Главная цель допроса обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего состоит в том, чтобы установить истину по делу. Сокрытие допрашиваемым действительных обстоятельств события препятствует этому.

Наше исследование показало, что наиболее сложной «помехой» в установлении истины является осознанная позиция допрашиваемого, направленная на дачу ложных показаний в ситуациях противодействия расследованию преступления. Тактика изобличения допрашиваемых лиц в этих ситуациях будет состоять в преодолении позиции допрашиваемого и принятии мер к получению правдивых показаний. «Стратегия следственной деятельности в ситуациях противодействия состоит в том, чтобы наиболее психологически эффективно использовать имеющиеся в его распоряжении факты, выстроить их в таком виде и предъявить в таких ситуациях, которые могут оказать убеждающее воздействие на противодействующее лицо, содействовать преодолению лжи и запирательства[217].

Преодолевая противодействие следователь не ставит задачу сломить противодействующую личность, принизить ее. Осуществляется воспитательное воздействие на асоциальную психологию личности. Следователь воздействует не на содержание показаний, а на мотивационную сферу допрашиваемого лица - путем разъяснения преимуществ правдивого показания, разъяснения юридического значения имеющихся улик, особой системой их предъявления и т. п. Наряду с этим следователь должен быть вооружен приемами и средствами распознания ложного, всего того, что является умышленным противодействием следствию.

Исследование показало, что противодействие со стороны заинтересованных лиц выразилось в умалчивании, отказе от дачи показаний и других приемах пассивного утаивания информации о преступлении - 17,6 %; уклонении от явки в орган расследования - 6,6 %, а также фальсификации показаний (заведомо ложное показание, оговор, создание ложного алиби, использование различных уловок) - 57,7 % и других активных способах утаивания и искажения информации о преступлении - 18,1 % от числа изученных уголовных дел[218].

В криминалистической литературе приводятся тактические приемы изобличения отдельных способов противодействия расследованию преступлений[219] [220]. Анализ этой литературы, а также результаты нашего исследования позволяют прийти к выводу, что приемы психологического воздействия, используемые на допросе, составляют основу методов изобличения противодействия расследованию преступлений.

Судебная психология рекомендует ряд приемов правомерного

^ ~ 2 психологического воздействия в ситуациях противодействия :

1. Осведомление противодействующего лица о системе имеющихся доказательств, раскрытие их юридического значения, убеждение в бесполезности противодействия следствию, разъяснение преимуществ чистосердечного признания.

2. Исправление ошибочных представлений о неосведомленности следователя.

3. Временное попустительство уловкам допрашиваемого, совокупность которых позволяет разоблачить попытки противодействия расследованию.

4. Система предъявления улик по все возрастающей их значимости, внезапное предъявление наиболее значимых изобличающих доказательств.

Вид психологического воздействия и последовательность приемов его применения к субъекту противодействия, характером скрываемых обстоятельств, особенностями ситуации расследования, личностью допрашиваемого. Как нам представляется, при выделении типичных следственных ситуаций, возникающих при допросе, необходимо учитывать виктимологический аспект противо-

1

действия расследованию :

1. Потерпевший не причастен к происшедшему противодействию и утрате информации о преступлении;

2. Потерпевший способствовал своим поведением противодействию расследованию и утрате информации о преступлении;

3. Потерпевший является субъектом противодействия расследованию и утраты информации о преступлении.

Ситуационные моменты, связанные с участием или неучастием допрашиваемого лица в криминальном событии и противодействии его расследованию, определяют и ситуации допроса свидетелей. При этом на первоначальном этапе расследования возможны следующие ситуации:

1. Выявлены очевидцы и иные свидетели, располагающие сведениями о преступлении (граждане, проживающие или находящиеся на месте преступления или рядом; сотрудники полиции, задержавшие преступника с поличным и т. д.).

2. Установлены лица, располагающие сведениями о месте укрытия преступника, похищенного и иных следах сокрытия и противодействия расследованию преступления.

Тактические приемы допроса потерпевших (свидетелей) в этих ситуациях определяются личностными особенностями этой категории допрашиваемых лиц и зависят от их отношения к факту преступления и преступнику и, в связи с этим, от той позиции, которую они занимают или могут занимать по делу.

Важно хотя бы кратко ознакомиться со сведениями, поступившими от очевидцев преступления, если таковые имелись, и от лиц, участвовавших в задержании подозреваемого или первыми оказавших помощь потерпевшему.

Если заявление о преступлении принято до прибытия следователя, последний должен тщательно изучить и проанализировать содержащиеся в нем сведения. Все эти данные позволят сле- [221] дователю свободнее ориентироваться в обстоятельствах происшедшего, степени участия потерпевшего (свидетеля) в событии и акцентировать свое внимание на получении от них информации о противодействии расследованию.

Анализ следственной практики по делам о групповых преступлениях и наши результаты исследований показывают, что порой не сразу устанавливаются все соучастники преступления. Лица, причастные к нему, могут оказаться и среди свидетелей. Будучи участниками предварительного следствия, они имеют возможность получать информацию о ходе и результатах расследования по делу и активно препятствовать установлению истины. Кроме того, сам факт нахождения действительных преступников вне подозрений психологически влияет на свидетелей, побуждает их к даче неполных и даже ложных показаний. Следует учитывать также, что в зависимости от цели, которую поставил перед собой лжесвидетель, его показания могут носить оправдательный или обвинительный характер как в отношении всех соучастников преступления, так одного или нескольких лиц.

Так, Г. М. Меретуков отмечает, что «по большинству расследуемых преступных деяний потерпевший и свидетели в ходе допроса сообщают следователю данные о количестве преступников. При этом наиболее достоверные данные об этом могут дать свидетели-очевидцы, которые сами непосредственно не подвергались опасности при нападении, наблюдали за происшедшим со стороны»1.

Основанием версии следователя о противодействии допрашиваемого расследованию является установление факта дачи им ложных показаний. Исследование показало, что данный способ противодействия расследованию был использован заинтересованными лицами в 39,7 % случаев от числа изученных уголовных дел, при этом имели место несколько разновидностей следственных ситуаций: [222]

1. Допрашиваемый дает первоначально ложные показания - 38,6 %.

Следует иметь в виду, что допрашиваемый, решив дать ложные показания с целью противодействия расследованию, часто внутренне готов к тому, чтобы твердо придерживаться намеченной позиции. Он продумывает, нередко с помощью заинтересованных лиц, не только содержание показаний, но и линию своего поведения на допросе, предусматривает возможные действия следователя и его доводы.

Тактическая линия допроса потерпевшего (свидетеля) в этой ситуации должна быть направлена на устранение возможного влияния факторов, мешающих получению от допрашиваемого полной и достоверной информации. К числу этих факторов следует отнести: наличие родственных, а также дружеских отношений; боязнь ответственности за свои действия, поскольку лжесвидетели могут быть сами причастны к расследуемому преступлению; различные формы воздействия на лжесвидетелей, заинтересованных в исходе дела лиц - уговоры, прямые угрозы, подкупы, физическое насилие; антиобщественные наклонности лжесвидетеля, боязнь огласки интимных сторон жизни допрашиваемого лица; отрицательное отношение к органам, ведущим борьбу с преступностью. Сюда следует отнести и нежелание вмешиваться в дело, терять время, оказать помощь в раскрытии преступления и др. [223]

При проведении допроса непосредственно после преступления следователь не имеет возможности, оценивая информацию, сопоставить ее с другими сведениями. Поэтому о пробелах в показаниях обычно можно судить лишь по отдельным неточностям, противоречиям, а также по замеченным попыткам допрашиваемого обойти молчанием те или иные подробности преступления. Важное значение при этом приобретает наблюдение за поведением и изменениями в психическом состоянии допрашиваемого по ходу допроса, что позволяет с определенной достоверностью судить об особенностях и недостатках характера субъекта противодействия расследованию, его общительности, замкнутости, твердости убеждений, намерениях, мотивах, моральных принципах и других мотивах, которые могут оказать влияние на его дальнейшую позицию и показания. Разумеется, следует с большой осторожностью оценивать выявляемые в ходе допроса изменения во внешнем поведении допрашиваемого. Как показывают исследования психологов и следственная практика, не во всех случаях удается по внешним признакам правильно и полно оценить истинный характер переживаний лица, с которым осуществляется общение, поскольку внешняя сторона поведения не всегда однозначна его внутреннему содержанию. Но вместе с тем все эти обстоятельства в известной степени влияют на формирование внутреннего убеждения следователя. Их нельзя положить в основу процессуальных решений, так как они не являются доказательствами, но, давая материал для предположений, они могут быть основой решений тактического характера, определения линии поведения следователя, выбора тех или иных тактических приемов, построения плана конкретного следственного действия.

При даче допрашиваемым ложных показаний нужно максимально использовать возможности свободного рассказа, позволяющие выявить допускаемые им проговорки, противоречия и неправдоподобие.

Допрашиваемый изменяет свою позицию и отказывается от прежних показаний - 61,4 %.

Возможность изменения допрашиваемым своей позиции и показаний должна оцениваться с учетом доказанности способов противодействия расследованию преступления. Изменение допрашиваемым показаний не всегда свидетельствует о том, что он лжет. Нередко изменение показаний вызывается и тем, что допрашиваемый в процессе расследования начинает правдиво рассказывать о тех обстоятельствах происшедшего, о которых умалчивал или извращал их. Под влиянием различных обстоятельств возможно изменение показаний на другие, тоже ложные.

Исследование показало, что в данной ситуации имели место следующие варианты изменения позиции допрашиваемого: а) дача ложных, а затем правдивых показаний - 21,7 %; б) изменение ложных показаний на другие, тоже ложные - 18,9 %; в) дача правдивых, а затем ложных показаний, - 17,1 %; отказ от дачи показаний - 3,7 %.

Правильно оценить измененные показания можно лишь после внимательного и детального их анализа и сопоставления с другими собранными по делу доказательствами. В каждом случае следователю надлежит проверить доводы и новые сведения, содержащиеся в показаниях допрашиваемого, путем дополнительных следственных действий, направленных на установление и устранение причин изменения показаний.

Изменение своих показаний потерпевшим (свидетелем), по нашим данным, возможно при оказании воздействия со стороны преступника и иных заинтересованных лиц. Поэтому при их допросе важно получить как можно более полную информацию о противодействующих следствию лицах для принятия мер к преодолению их влияния и предотвращения конфликтной ситуации.

Некоторые допрашиваемые, понимая противоречивость новых показаний, не реагируют на аргументы следователя, отвергают попытки установить с ними контакт и при предъявлении доказательств лишь повторяют свои показания. Чтобы преодолеть решимость допрашиваемого во что бы то ни стало удержаться на занятой позиции, целесообразно, зафиксировав его показания, отложить допрос на другое время. Неопределенность положения, неведение относительно действий, которые предпримет следователь, ослабляют решимость допрашиваемого скрывать подлинные факты, усиливают неуверенность в правильности избранной линии поведения и возможности ввести орган расследования в за- блуждение[224].

Тактические приемы, направленные на формирование у допрашиваемого правильного отношения к допросу, должны сочетаться с сообщением ему некоторых фактических сведений, которые бы убеждали в неверности занятой позиции. Для этого могут использоваться заключения экспертов, данные осмотра места происшествия, одежды потерпевшего и подозреваемого, показания очевидцев, свидетелей и другие доказательства.

В некоторых случаях целесообразно сочетать допрос с производством очных ставок, осмотром вещественных доказательств и другими следственными действиями.

Изменение потерпевшим (свидетелем) своей позиции и показаний может создать в ходе следствия конфликтную ситуацию. Эта ситуация характеризуется появлением у допрашиваемых иных целей и интересов, которые не совпадают с задачей расследования и соответствуют намерениям противодействовать следствию. Необходимо учесть вероятный способ воздействия заинтересованных лиц на потерпевшего (свидетеля), соучастника, уровень их интеллектуальных возможностей и степень информированности о результатах расследования.

Неправильное осознание следователем реальной конфликтной ситуации обычно является результатом умелой маскировки подлинного характера межличностных отношений противостоящей стороной. Например, дача хорошо продуманных ложных показаний, которые следователь принимает за правдивые, либо «добровольная» выдача незначительной части ценностей, с тем, чтобы вместо производства обыска и обнаружения остального похищенного имущества была проведена выемка с составлением соответствующего протокола, либо оговор невиновного лица, имитирующий фиктивное содействие в раскрытии преступления и т. д.[225]

Допрос в конфликтной ситуации возникает, когда потерпевший (свидетель): а) по тем или иным причинам дает ложные показания или умалчивает об основных обстоятельствах последствий преступления, например, скрывает местонахождение преступника и похищенного имущества; б) под воздействием различных факторов изменяет позицию, заявляет о своем желании прекратить дело и нередко отказывается от дачи показаний; изменяет позицию и одновременно правдивые показания на ложные.

Наше исследование показывает, что следователь сталкивается с ситуацией, когда объективная сторона состава преступления установлена, есть признаки преступления, но наряду с этим существует версия преступника, исключающая общественную опасность его действий, либо изменяющая их квалификацию. Для ее реализации лицо, осуществляющее противодействие расследованию использует способы самозащиты и самооправдания. Анализ этих способов противодействия расследованию позволяет дать некоторые рекомендации их установления и преодоления на разных этапах проведения допроса. Успех допроса во многом будет зависеть от того, насколько полно изучена личность подозреваемого (обвиняемого), и насколько сведения, полученные при этом, будут использованы для выбора наиболее эффективных приемов и средств преодоления противодействия посредством дачи ложных показаний о мотивах поведения преступника.

При оценке показаний нужно учитывать, что лицо, непричастное к преступлению, дает развернутые показания не только по обстоятельствам, послужившим причиной его задержания, но и указывает пути проверки этих обстоятельств. Напротив, лицо, пытающееся уйти от ответственности, нередко опровергает подозрения с помощью аргументов, выработанных им ранее, либо пытается всеми путями выведать все, что возможно узнать у следователя, особенно, какие доказательства имеются против него. Учитывая данное обстоятельство, при допросе следует стремиться к получению от допрашиваемого таких сведений, которые могли бы быть использованы для проверки его же показаний. Проверка осуществляется с помощью тактических приемов в ходе самого допроса, сопоставления показаний с уже установленными фактами и с помощью дополнительного собирания доказательств.

В заключение считаем еще раз целесообразным отметить актуальность необходимости решения проблемы установления способа сокрытия преступления, факта утраты информации и возможностей ее восстановления при производстве допроса в ситуациях противодействия расследованию краж чужого имущества.

<< | >>
Источник: Савельев В. А.. Проблемы получения и утраты информации в ходе расследования преступлений: монография / В. А. Савельев. - Краснодар: КубГАУ,2015. - 240 с.. 2015

Еще по теме § 1. Методы установления способов сокрытия и восстановления утраченной информации в ходе расследования краж чужого имущества:

  1. § 1. Методы установления способов сокрытия и восстановления утраченной информации в ходе расследования краж чужого имущества
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -