<<
>>

§ 3. Способы сокрытия и иного противодействия расследованию преступлений против собственности, совершаемых на транспорте

Аксиомой принято считать, что «с тех пор, как существуют уголовные преступления и связанные с ним процессы расследования и судебного разбирательства, существуют и способы сокрытия следов преступления, уловки преступников, направленные на уклонение от ответственности»[203]. Современная практика свидетельствует - при расследовании практически каждого преступления, совершенного в условиях неочевидности или при достаточном количестве свидетелей, расследование сталкивается с противодействием достижению целей уголовного судопроизводства как со стороны лиц, подозреваемых в преступлении, так и со стороны иных заинтересованных в результатах расследования лиц.

В этой связи актуализируют обозначенную проблему некоторые данные статистики о состоянии борьбы с российской преступностью.

Наметившаяся в последние годы отрицательная динамика регистрируемой преступности лишь в малой степени свидетельствует об

успехах органов предварительного расследования, основной обязанностью которых, по нашему мнению, является высокая раскрываемость и такое же высокое качество предварительного расследования преступлений с учетом устранения причин и условий им способствующих. Сокращение преступности в большей степени отражает результаты социально-экономической деятельности государства.

Ежегодно сотни тысяч преступлений совершаются в условиях неочевидности. С учетом статистики прошлых лет, например, только в 2014 г. нераскрытыми остались 948,6 тыс. преступлений, 60 % которых связан с хищениями собственности. Их раскрываемость остается традиционно низкой и колеблется от 39 по кражам до 70,5 % по разбоям и грабежам[204]. На транспорте в 2014 г. остались не раскрытыми 12531 преступление, а это практически каждое третье деяние. Транспорт является одной из важнейших отраслей материального производства, осуществляющей перевозки пассажиров и грузов и, как было отмечено ранее, большинство преступлений в указанной отрасли совершается на железнодорожном транспорте.

Основная проблема преступности на транспорте лежит в сфере пассажирских и грузовых железнодорожных перевозок, в первую очередь, это связано с преступлениями против собственности, их раскрываемость на недостаточно высоком уровне. Одной из причин этого, по данным практики и нашим оценкам, является грамотное противодействие со стороны преступников в так называемых особых обстоятельствах расследования - ситуациях деятельности правоохранительных органов, обусловленных спецификой транспортной инфраструктуры и учетом необходимости времязатратного взаимодействия с территроиальными органами внутренних дел. В этой связи актуальным выглядит тезис о том, что противодействие расследованию приобрело «более наступательный, агрессивный характер глобального социального явления, которое имеет тенденцию к расширению и усложнению форм и методов отрицательного воздействия на следствие, что влияет на его полноту и качество»[205], и разумеется, «если бы не было данного противодействия, то все преступления были бы раскрыты и расследованы при минимальных затратах сил, средств и времени»[206]. Впрочем, так и было около полувека назад (за исключением отдельных преступлений), а противодействие расследованию в его современном понимании и формах реализации есть криминальный продукт продвинутых технологий и действий интеллектуального преступника, которым противостоит не всегда профессионально подготовленный следователь.

Противодействие расследованию преступлений в его криминалистическом понимании представляет собой умышленное и практически всегда противоправное действие (бездействие) на источники и носители криминалистически значимой информации со стороны лиц, имеющих свой интерес в результатах расследования.

Традиционный механизм преступной деятельности позволяет свидетельствовать, что еще на этапе формирования преступного умысла субъект обдумывает и планирует не только собственно свои действия по достижению преступного результата, но также действия по сокрытию следов преступления. В.Н. Карагодин называет это субструктурным сокрытием, которое осуществляется в пределах способа преступления[207].

Формулируя понятие, отметим, что общепринятого определения противодействия расследованию преступлений в криминалистической литературе не существует и его авторами трактуется по-разному[208]. Однако по сущности противодействие расследованию представляет собой сложный комплекс действий, объединенных одной «стратегической» целью преступника - избежать уголовной ответственности.

Научный криминалистический подход к пониманию сущности противодействия расследованию преступлений против собственности, в том числе и на железнодорожном транспорте свидетельствует о том, что оно реализуется на основе действия определенных криминальных закономерностей. Эти закономерности связаны с характеристикой криминальной ситуации и ситуации расследования преступления, позволяя субъекту противодействия на основе собственных оценок ситуаций избрать определенную форму его реализации в отношении следователя, следственного действия, определенного процессуального участника или всего расследования в целом. В то же время своевременное установление и правильная оценка следователем признаков противодействия со стороны заинтересованных в нем участников предварительного расследования позволяет распознать все его особенности и оперативно «формировать определенную информационную программу по его преодолению»[209] [210].

Проблема противодействия расследованию преступлений достаточно многогранная, его способы и средства настолько же разнообразны, как и субъекты, его осуществляющие. Кроме того, современному преступнику зачастую свойственны интеллектуальные решения задач в достижении преступных целей, что в свою очередь способствует формированию новых способов и средств противодействия расследованию. Поэтому в рамках отдельной публикации раскрыть все аспекты проблемы не представляется возможным, остановимся на

наиболее актуальной - противодействие расследованию в форме сокрытия пре-

212

ступления .

Исследование Р.С. Белкина о «внутреннем» и «внешнем» противодействии можно считать теоретической основой для развития соответствующих научно-практических положений. На этой основе А.А. Хараева, классифицирует субъектов противодействия расследованию на «внутренних» и «внешних», при этом отмечает, что противодействие путем сокрытия преступления обычно, осуществляется субъектами «внутреннего» противодействия. Способ сокрытия преступления, как форма противодействия расследованию, это детерминируемая объективными и субъективными факторами система действий (бездействий), направленных на воспрепятствование получению субъектом доказывания значимой для установления юридической истины по делу информации по сокрытию преступления: утаиванию, искажению, уничтожению, инсценировки и фальсификации следов преступления, а также на дезорганизацию в принятии

213

решения по управлению расследованием .

В этой связи понятие «противодействие расследованию преступлений» не связывается нами с понятием «сокрытие преступления», так как противодействие расследованию более широкое понятие и соотносится с сокрытием как общее с частном.

Анализ преступлений против собственности на железнодорожном транспорте свидетельствует, что противодействие планируется и «закладывается» в процесс преступной деятельности, еще в генезисе. На этапе формирования преступного замысла и цели преступления по данным анализа материалов уголовных дел, субъект продумывает (либо он уже имеет определенный стереотип своего преступного поведения, для ситуаций совершения однотипных преступлений) не только объективную сторону деяния, но также способы и средства обеспечения сокрытия его следов, в том числе и для последующих этапов подготовки и совершения преступления. Сокрытие следов преступления может протекать и параллельно совершению преступления. [211]

В этой связи приведем типичный пример. В ходе расследования уголовного дела, возбужденного по факту хищения «противоугонов» (металлические приспособления для фиксации рельс на шпалах), установлены следующие обстоятельства. «Противоугоны» были складированых навалом рядом с местом планируемого ремонта участка железной дороги. Организатор хищения Иванов И.И., желая «заработать» на их сдаче в пункте приема черного металла, планировал незаконное завладение государственной собственностью, кроме поиска помощников и средств для переноски и перевозки изделий к пункту приема, собирал информацию о режиме работы путейских рабочих, системе учета данного имущества и т.п. Целью этих действий было облегчение совершения преступления и сокрытие его следов для затруднения установления самого факта хищения. Иванов И.И. с каждым соучастником преступления оговорил действия в механизме реализации преступного умысла, а также «проинструктировал» как себя вести в случае задержания правоохранительными органами. Эти действия с очевидностью свидетельствуют о планировании преступником противодействия как на уровне криминальной ситуации, так и на уровне ситуации

214

расследования .

Анализ практики расследования преступлений на железнодорожном транспорте свидетельствует, что основная доля всех способов противодействия выявлению и расследованию преступлений против собственности образуют криминальные приемы сокрытия преступлений. Наряду с дачей ложных показаний по фактам хищений и различных инсценировок с целью сокрытия следов преступления, особое место занимают действия по сокрытию, в первую очередь материальных следов преступлений. Осуществляя сокрытие указанных следов уничтожением, либо другим способом, виновные лица нацелены на создание дополнительных сложностей и препятствий для установления картины преступления, их изобличению доказательствами и привлечению к уголовной ответственности. [212]

Чем больше грамотных действий по сокрытию преступления совершит преступник, тем больше он имеет возможностей на длительное сокрытие самого факта преступления. Это обстоятельство «отодвигает» во времени момент обнаружения преступного результата и вмешательство правоохранительных органов в процесс установления события преступления. Так, ВосточноСибирским линейным управлением на транспорте в 2010 г. была выявлена организованная группа лиц, которые длительное время похищали нефтепродукты (преимущественно бензин с высоким октановым числом) из железнодорожных цистерн, используя специально изготовленное для этого «техническое приспособление». Не нарушая при хищении пломбировку запорных устройств, участники преступной группы сливали каждый раз около 1 тонны топлива из определенной цистерны. При емкости цистерны 70 тонн и отсутствии внешних признаков проникновения внутрь цистерны посредством нарушения целостности наливного отверстия факт преступления был незаметным. Следы от «технического приспособления», которые выражались в незначительной течи бензина из сливного клапана цистерны, воспринимались как неисправность устройства и недостачу «списывали» на техническую причину . Преступная группа была задержана при стечении случайных обстоятельств.

В этом аспекте концепция С.Ю. Журавлева, который под сложным противодействием понимает «систему действий (или бездействия), направленную на достижение цели сокрытия преступлений путем недопущения вовлечения его следов в сферу уголовного судопроизводства и их последующего использования в качестве судебных доказательств» является вполне приемлемой[213] [214].

Концепцию хорошо иллюстрирует не только приведенный выше пример, но и обстоятельства преступления, установленные тщательным расследованием. Уголовное дело было возбуждено по фактам хищения дизельного топлива из топливных баков тепловозов. Похитители, предполагая возможное изобличение, заботились о том, чтобы факт хищения тепловозного дизтоплива не был установлен экспертным исследованием. Для этого они смешивали его с дизельным топливом, которое специально приобретали на заправочных станциях, намеренно меняя его групповую принадлежность, тем самым скрывая важные следы преступления.

Такие способы сокрытия преступлений в качестве противодействия расследованию неоднократно исследовали в своих работах В.Н. Карагодин, В.П. Лавров и другие известные отечественные криминалисты .

Изобретательность преступников относительно способов совершения преступлений и форм противодействия расследованию границ не имеет. И в этой связи прав А.Ф. Волынский, отмечая, «современные размах и масштабы противодействия раскрытию и расследованию преступлений дают основание оценивать его как чрезвычайно общественно опасное, сложное и многоаспектное социально-правовое явление»[215] [216] [217], что в свою очередь требует от криминалистов внимательного отношения к разработке специальных рекомендаций относительно способов и средств, противодействия, его преодоления.

Нами уже отмечалось, что по данным правоприменительной практики раскрытие и расследование преступлений против собственности на железнодорожном транспорте имеет своей главной целью сокрытие следов преступления и сведений о лицах их совершивших. В этой связи последние достаточно часто используют так называемые активные его формы[218]. Значительная часть хищений в рассматриваемых обстоятельствах совершается в движении места совершения преступления (пассажирского или товарного состава). Учитывая это обстоятельство, преступники достаточно часто используют такой прием сокрытия преступления, как «незамедлительное» оставление места его совершения. Планируя этот способ противодействия, они рассчитывают реализацию элементов механизма преступного события таким образом, чтобы достигнуть преступного результата в момент остановки подвижного состава, а затем незаметно скрываются с предметом хищения.

Одной из важных целей достижения преступного результата посредством противодействия раскрытию и расследованию хищений на железнодорожном транспорте принято считать активное воздействие субъекта преступления на криминалистически значимую информацию - материальные следы преступления, которые могут стать вещественными его доказательствами. Эта активная форма сокрытия следов преступной деятельности, угрожающая сохранению источников доказательственной информации. В этой связи В.Н. Карагодин правильно отмечает, что воздействие на информацию о преступлении образует со-

221

держание действий по сокрытию .

Преступное воздействие на так называемые идеальные следы, которые,

по мнению А.В. Сибильковой «целесообразнее назвать психофизиологически-

222

ми следами , учитывая то, что если отражать в названии не характеристику информации, а природу объекта, на котором запечатлевается данная информация - мозг человека», (собрание которых происходит посредством, так называемых вербальных следственных действий) осуществляется преимущественно за пределами деятельности по сокрытию преступления в момент его подготовки и реализации и в узком смысле это может быть признано как противодействие «выходящее за рамки сокрытия преступлений»[219] [220] [221]. Однако при проведении вербальных следственных действий с подследственным следователю следует контролировать и пресекать не только противодействие по собиранию идеальных следов, но и попытки уничтожения (фальсификации, изменения и пр.) материальных следов, которые еще не обнаружены расследованием. Известны факты, когда, например, в ходе проверки показаний на месте, лицо, чьи показания проверялись предпринимало попытки противодействия расследованию действиями, направленными на сокрытие или уничтожение материальных следов пре-

224

ступления .

В теории криминалистики противодействие раскрытию и расследованию преступлений рассматривается как структурированный процесс. Так, А.Ю. Головин его элементами считает субъекта, оказывающего противодействие расследованию; его цель, мотивы; способ противодействия; время, место, обстановку противодействия и результат оказанного противодействия .

Эта структура противодействия раскрытию и расследованию преступлений против собственности на железнодорожном транспорте, по нашему мнению, может быть представлена следующим образом.

1. Субъект противодействия (дифференцирован в зависимости от предмета преступного посягательства).

Совершение хищений в пассажирских составах - как правило, совершается одиночным преступником.

Хищения грузов и иных материальных ценностей, в том числе находящихся в собственности ОАО «РЖД», совершаются на основе соучастия, и зачастую, как свидетельствуют данные практики, при активном участии сотрудников ОАО «РЖД» или его дочерних предприятий. Так, в 2013 г. в правоохранительные органы обратился представитель одной из организаций-перевозчиков с заявлением о хищении груза из вагона в период его стоянки на сортировочной станции. Вагон официально не находился под охраной, однако территория, на которой он парковался была охраняемой. Версия следствия о причастности к [222] [223]

хищению сотрудников «Желдорохраны» («дочки» ОАО «РЖД») нашла свое

подтверждение. Более того, было установлено, что охранники сами совершили

226

хищение грузов .

2. Целью и мотивом противодействия расследованию является надежда избежать уголовной ответственности. Цель сокрытия в рамках способа совершения преступления, как замечает И.В. Тишутина, характеризуется стремлением его субъектов облегчить совершение преступления, выиграть время, чтобы скрыться, а при возможности исключить попадание факта преступления в сфе-

227

ру внимания правоохранительных органов .

3. Способы противодействия посредством сокрытия преступления против собственности на железнодорожном транспорте осуществляется, по данным практики, на основе обычно уничтожения имущества, имеющего идентификационные признаки (сумки, кошельки, бумажники-портмоне). При этом действия преступников носят ситуационно обусловленный характер. Так, например, определенных действий при подготовке преступлений они могут и не планировать, а действовать спонтанно (или стереотипно). Например, сокрытие преступления может осуществляться путем «скидывания» вышеуказанных объектов во время движения пассажирского состава. Для других ценных похищенных предметов, например, предметов одежды, характерно их утаивание в вагонных тайниках, либо «сброс» в условленном (специально определенном) месте по пути следования подвижного состава.

Действия по сокрытию преступлений в таких случаях можно считать заключительным этапом преступной деятельности .

Нами уже отмечалось, что свойственные современности изменения характера преступной деятельности приводят к изменению способов противодействия расследованию. В значительной степени это связано с развитием инфор- [224] [225] [226] мационных и коммуникационных технологий, мобильной и интернет-связи. Использование соответствующих гаджетов в целях совершения и сокрытия преступлений существенно преумножило возможности для более эффективного противодействия ему[227]. Например, «сбросив» похищенное имущество из вагона поезда во время движения, преступник может оперативно сообщить соучастникам об этом, продолжая следовать далее. Это эффективный способ сокрытия преступления и противодействия расследованию, так как отечественная судебная практика традиционно основывается на прямых доказательствах хищения - обнаружения предмета преступного посягательства и наличие на нем следов подозреваемого, а косвенные доказательства как самостоятельная система доказательств виновности обвиняемого практически судами не рассматривается.

По понятным причинам хищение товарных и габаритных материальных ценностей, перевозимых предприятиями ОАО «РЖД», скрыть значительно сложнее нежели хищение частной собственности граждан. Это более сложный процесс. Однако и здесь преступники проявляют изобретательность. Одним из традиционных способов противодействия расследованию в форме сокрытия является, например, восстановление упаковки предмета, а также запорнопломбировочного устройства или пломбы вагона. Актуальными являются и действия, направленные на умышленное приведение в негодность упаковки груза, может быть поврежден вагон, контейнер, что открывает доступ к предмету хищения. Этими действиями имитируется коммерческий брак транспортировки груза по причине некачественного крепления, несоблюдения скоростного режима и прочих обстоятельств.

4. Время, место, обстановка противодействия расследованию хищений на железнодорожном транспорте, по данным практики, соответствует времени месту и обстановке совершения преступления (пассажирский, товарный вагон, здание железнодорожного вокзала, складские помещения, тупики, хозяйственные дворы и пр.).

Организованное противодействие расследованию в форме сокрытия следов преступления достаточно часто делает его долгое время «не раскрываемым» на основе доступных средств доказывания. В ходе расследования уголовного дела, которое было возбужденно по факту кражи крупной суммы денег у гражданина Киргизии, было установлено, что он следовал в областной центр, где намеревался приобрести товары широкого потребления. Сумку с наличностью он поставил под сиденье нижней боковой полки, а сам распивал спиртные напитки с малознакомыми попутчиками. Утром обнаружил пропажу денег. По «горячим следам» деньги были обнаружены у одного из пассажиров вагона, однако доказать его причастность к преступлению не представлялось возможным, по причине отсутствия свидетелей кражи и отрицания заподозренным причастности к хищению. Факт нахождения денег у него под матрацем он объ-

230

яснять не стал .

В этой связи отметим, что противодействие расследованию может носить как спланированный, так и не спланированный, ситуационный характер . Практика расследования хищений у пассажиров на железнодорожном транспорте свидетельствует, что обычно противодействие носит ситуационный характер, так как сами преступления совершаются практически на основе «внезапно» возникшего умысла, на основе «благоприятной» для совершения кражи ситуации (субъект, двигаясь по вагонам, обычно не имеет заранее сформированного умысла на хищение конкретных ценных вещей, но обнаружив их в удобной криминальной ситуации, похищает и пытается скрыть преступление, обдумывая способы противодействия в случае начала расследования).

Хищения на железнодорожном транспорте габаритных ценностей субъекты преступления, как правило, планируют и осуществляют их подготовку, в [228] [229]

связи с чем особое внимание уделяют мероприятиям по сокрытию преступлений и формам противодействия расследованию.

В исследовании способа сокрытия преступления в качестве формы противодействия расследованию нельзя обойти вниманием соответствующие классификации, так как их элементы являются эффективным прикладным средством разрешения ситуаций, которые возникают в процессе расследования пре-232

ступлений .

Оптимальной и наиболее востребованной правоприменителями следует признать классификацию форм противодействия расследованию предложенную Р.С. Белкиным. В структуре противодействия он выделяет утаивание, уничтожение, маскировку, фальсификацию информации и (или) ее носителей, а также смешанные способы (инсценировки) .

В ряду иных способов противодействия расследованию преступлений против собственности актуальными являются психическое или, реже, физическое давление на свидетелей и потерпевших со стороны заинтересованных криминальных субъектов. Оно (давление) как бы рефлексирует поведение последних в ходе дальнейшего расследования тем, что подсознательно заставляет опасаться возможности расправы за дачу правдивых показаний.

Криминальная ситуация с хищениями на железнодорожном транспорте соответствует выводу В.П. Лаврова, который пишет: «Стали необходимы безотлагательное изучение современных способов противодействия расследованию и разработка соответствующих рекомендаций по их преодолению для практических работников правоохранительных органов России» .

Еще одним из распространенных способов противодействия является инсценировка. Инсценировка хищения (искусственное создание обстановки хищения) может быть совершена собственником имущества либо кем-либо по его [230] [231] [232] просьбе с целью получения страхового возмещения за якобы похищенное имущество либо с целью сокрытия фактов аморального поведения, беспечности и иных проступков (например, инсценировка хищения с целью сокрытия потери денег или документов, факта передачи имущества вымогателю), а также кем- либо из членов семьи собственника имущества для присвоения определенной части совместного нажитого имущества, подлежащего разделу. Версия о возможной инсценировке хищения проверяется при выявлении негативных обстоятельств - следов, не соответствующих типичному механизму следообразования при совершении преступлений данного вида. В качестве признаков инсценировки хищения выступают, в частности, следующие обстоятельства:

- отсутствие следов, которые с необходимостью должны были возникнуть в случае реальности той или иной формы хищения (следов взлома, которые неизбежно должны были бы остаться при определенном способе проникновения в жилище - следов удара, нажима, разруба, разреза, распила, сверления, применения отмычки, подбора ключей; следов борьбы или следов пребывания в жилище посторонних лиц при грабеже или разбое - следов обуви, следов крови, повреждений на теле или одежде пострадавшего лица, следов в виде утерянных пострадавшим или нападающими различных предметов, оборванных частей одежды, пули и гильзы при использовании огнестрельного оружия);

- наличие следов, которых не должно было бы быть, если бы исследуемое событие имело место в действительности (например, следов взлома изнутри помещения) либо состояние которых свидетельствует о невозможности совершения хищения определенным способом (например, недостаточность размеров форточки либо пролома для проникновения через него человека или протаскивания предметов, которые якобы похищены);

- несоответствие характера и месторасположения следов и предметов определенному способу совершения хищения (например, излишне демонстра-

тивный беспорядок в помещении, разбросанные вещи, нетронутая пыль или паутина на внешней стороне рамы окна, якобы выломанной снаружи) .

В ситуации, когда преступление совершено работниками и служащими, обладающими управленческими функциями транспортного предприятия, противодействие расследованию может выражаться в выяснении у лиц, с которыми проводились следственные действия, какие обстоятельства по делу известны следствию, чтобы в дальнейшем формировать ложное алиби либо выстраивать ложные версии своего участия в преступлении, кроме того, преступники стремятся установить контакт со следственными и оперативными работниками с целью получения у них информации, осуществляют угрозы и просьбы к потенциальным свидетелям дать заведомо ложные показания о наличии у них алиби. Если эти меры не срабатывают, подозреваемые внезапно увольняются с работы, без, казалось бы, видимых причин уезжают с постоянного места жительства в

236

неизвестном направлении .

Особую роль в противодействии раскрытию и расследованию преступлений в сфере грузовых и пассажирских перевозок на транспорте играют организованные группы, в том числе созданные для совершения именно таких преступлений. Наиболее сложной задачей для следователя является нейтрализация противодействия расследованию со стороны коррумпированных должностных лиц органов государственной власти и лиц, осуществляющих управленческие функции в соответствующих транспортных предприятиях .

В этой связи можно сформулировать следующие выводы.

Во-первых, противодействие расследованию посредством способов сокрытия преступлений против собственности, совершаемых на железнодорожном транспорте, обладает рядом специфических черт и связано, в первую оче- [233] [234] [235] редь, с особенностями предмета преступного посягательства (частная собственность пассажиров, грузы и пр.), места совершения преступления (объекты транспортной железнодорожной инфраструктуры), потерпевших субъектов (физические и юридические лица) и прочих обстоятельств, которые не свойственны аналогичным преступлениям, подследственным территориальным органам ОВД, в связи с чем оперативно-розыскная и следственная тактика выявления и расследования данных преступлений должна учитывать эти особенности в научно-практическом обосновании криминалистических рекомендаций приемов, форм и средств распознавания элементов данной преступной деятельности.

Во-вторых, не представляется возможным привести в закрытую систему способы и приемы противодействия расследованию посредством сокрытия преступлений против собственности на железнодорожном транспорте, так как преступная деятельность, хотя и основана на установках и стереотипах преступного поведения, однако достаточно часто представляет собой «творческие» импровизации и в этом смысле может рассматриваться как подвижная, изменяющаяся система. Вместе с тем, следователь должен обладать соответствующими криминалистическими знаниями, содержание которых позволяло бы ему распознавать типовое противодействие на начальном этапе его применения с тем, чтобы своевременно минимизировать негативные последствия от него. Изучение данных правоприменительной практики должно быть основано на выделении новых форм противодействия расследованию, их исследованию и обоснованию криминалистических рекомендаций по их преодолению процессуальными средствами. Наиболее целесообразно в этой связи криминалистическое описание информационно-познавательной модели, использование которой следователем способно обеспечить эффективное реагирование на различные «поме-

238

хи» расследованию . [236]

В-третьих, своевременное распознавание противодействия, его грамотное преодоление или нейтрализация в значительной степени должны закладывается следователем при планировании расследования и отдельно взятых следственных действий на основе усмотрения различных, ситуационно обусловленных вариантов своего процессуального поведения . такТика и стратегия следственной деятельности должны основываться на возможности возникновения противодействия со стороны как подозреваемого (обвиняемого), так и других заинтересованных в этом лиц. Кроме криминалистических рекомендаций, следователь должен обладать и навыками психологической борьбы, обоснованных юридической психологией. В этой связи верно подмечено, что «... речь должна идти не о борьбе с противодействием раскрытию и расследованию преступлений в той трактовке, какой она сейчас понимается, а о тактике выявления и разоблачения приемов, методов, форм и средств осуществления преступной деятельности и соответственно, разработке на этой основе адекватных и эффективных приемов средств и методов борьбы с ней»[237] [238].

В-четвертых, разработка новых и совершенствование имеющихся методик расследования отдельных видов преступлений должны быть основаны на изучении всех возможных вопросов, связанных с противодействием расследованию как в различных формах, так и со стороны различных субъектов. Соответствующие рекомендации содержательно должны отражать типичные ситуации криминальной деятельности и расследования.

В заключение следует отметить, что одной из основных обязанностей следователей, осуществляющих расследование преступлений и использующих в своей правоприменительной деятельности криминалистические рекомендации, является обеспечение качества предварительного расследования, достижение которого возможно лишь на основе процессуально правильного применения соответствующих рекомендаций, в первую очередь основанных на способах и средствах преодоления противодействия расследованию со стороны субъектов, имеющих цели не связаны с назначением уголовного судопроизводства.

<< | >>
Источник: Грибунов Олег Павлович. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ РАСКРЫТИЯ, РАССЛЕДОВАНИЯ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ, СОВЕРШАЕМЫХ НА ТРАНСПОРТЕ. 2016

Еще по теме § 3. Способы сокрытия и иного противодействия расследованию преступлений против собственности, совершаемых на транспорте:

  1. 2. Коррупция: понятия, формы проявления и факторы, способствующие ее росту. Субъекты коррупционных отношений
  2. § 3. Конкретные виды преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
  3. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  4. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  5. ОГЛАВЛЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. § 1. Преступления против собственности, совершаемые на транспорте, как объект криминалистического исследования
  8. § 3. Современная доктрина методико-криминалистического обеспечения расследования отдельных видов преступлений
  9. § 3. Способы сокрытия и иного противодействия расследованию преступлений против собственности, совершаемых на транспорте
  10. § 5. Криминалистическая характеристика организованных групп, совершающих преступления против собственности на транспорте
  11. § 6. Иные элементы механизма совершения преступлений против собственности на транспорте и их характеристика
  12. § 1. Система органов, должностных лиц и особенности организации их деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений против собственности, совершаемых на транспорте.
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -