<<
>>

§ 3. Использование специальных знаний при расследовании преступлений против собственности, совершаемых на транспорте. Назначение экспертиз и оценка их результатов

В настоящее время использование специальных знаний в расследовании преступлений является одним из приоритетных направлений, более того, уже стало распространенным явлением, что назначение и производство экспертиз является одним из первоначальных следственных действий, направленных на установление обстоятельств преступного события, а также объективизацию

470

расследования .

Правоприменительная практика сегодня ориентирована на назначение комплексных экспертных исследований, позволяющих получить данные о механизме совершенного преступления, о личности неизвестного преступника (его внешних данных, а также других признаках и свойствах). Безусловно, назначение судебной экспертизы представляет собой один из распространенных способов получения доказательственной информации по уголовному делу . В связи с этим, на наш взгляд, немаловажное значение приобретают владение следователем и правильное применение им на практике закрепленных в законе правил по использованию специальных знаний экспертов и специалистов. [467] [468]

Техническое оснащение правоохранительных органов в противодействии преступности на протяжении последних лет значительно улучшилось, ведь без современных технологий раскрытие и расследование преступлений крайне затруднительно, в том числе, как показывает практика, и очевидных преступлений. Совершенствование материальной оснащенности, отразилось на качестве раскрытия и расследования прежде всего тяжких и особо тяжких преступлений против личности. И этот показатель один из самых высоких, что свидетельствует о качестве работы правоохранительных органов по данному направлению. Так, в 2014 г. раскрываемость убийств и покушений на убийство составила 89,3 %, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью - 89,4 %, изнасилований и покушение на изнасилование - 94,8 % .

Наряду с традиционными экспертизами (дактилоскопическая, почерковедческая и др.) стремительно развиваются и новые виды экспертиз - генотипоскопические, фоноскопические, запаховых следов человека (одорологическая). Активно применяются высокотехнологические технико

криминалистические средства, использование которых способствует развитию компьютерной криминалистики. И в этой части следует привести в качестве безусловного аргумента мнение Р.Р. Карданова, что современное развитие технологий в различных сферах науки и техники открывают неограниченные пер-

473

спективы по их внедрению в правоохранительную деятельность .

В настоящее время одним из самых перспективных направлений использования научно-технических достижений в раскрытии и расследовании тяжких и особо тяжких преступлений является идентификация личности методом ДНК-анализа с последующим формированием ДНК-учетов. Микрообъекты яв- [469] [470]

ляются прямыми доказательствами (немыми свидетелями) лиц, участвующих в

474

их совершении .

Исследование ДНК проводится в короткие сроки и с высокой точностью, что актуально в связи с необходимостью исследования биологических следов, изымаемых с мест происшествий. Наглядным примером могут служить результаты проведения ряда экспертиз при расследовании террористического акта в г. Москве в аэропорту «Домодедово» в 2011 г., когда причастность к преступлению лиц, была установлена в результате ДНК-анализа микроследов, обнаруженных на месте взрыва.

Ксожалению, по причине дорогостоящих реагентов для проведения экспертизы назначается она крайне редко. кроме преступлений против личности.

Следующим, направлением следует признать возможности судебной экспертизы запаховых следов человека, которая позволяет идентифицировать субъекта по следам пахучих веществ его пота, не содержащих клеточных структур. Высокая избирательность ольфакторного метода позволяет изучать следовые количества пахучих веществ без их предварительного выделения из смеси, что значительно снижает сроки производства экспертизы до 3-5 дней .

При расследовании преступлений известную ценность и значение имеют следы, которые не могут быть уничтожены или замаскированы лицом, совер-

476

шившим преступление и осуществляющим противодействие расследованию . Это относится прежде всего к запаховым следам, а актуальны они акктуальны при расследовании преступлений, совершенных в условиях неочевидности. Ро- [471] [472] [473] доначальниками отечественной одорологии следует считать В.В. Безрукова, А.И. Винберга, М.Г. Майорова, Р.М. Тодорова, которые еще в 70-х г. прошлого столетия изобрели «прибор для отбора запахов». Т.е. для сбора порций воздуха с запахом человека и затем использования его в целях идентификации с помощью собак .

Запаховые следы не воспринимаются и не контролируются человеком, а, следовательно, не уничтожаются им, но при этом обладают устойчивостью во внешней среде, «служат важным источником личностной информации, функ-

478

ционирующим постоянно, независимо от воли и желаний индивида» , сохраняют о человеке криминалистически значимую информацию, как о лице совершившим преступление, либо как лице-участнике события преступления, в нашем случае речь, прежде всего, идет о запаховых следах оставленных потерпевшим. Так, при краже денег у попутчика в поезде круг подозреваемых, как правило, определен сразу, однако доказать, что имеющиеся денежные средства у подозреваемого принадлежат потерпевшему практически невозможно, не использовав возможности экспертиз, а именно дактилоскопической и экспертизы запаховых следов человека.

Все это, безусловно, только тогда может иметь эффект, когда данные объекты изъяты и сохранены должным образом, а именно запаховые следы должны изыматься «свежими», незамедлительно в самом начале осмотра, пока его участники, либо третьи лица, не привнесли на место происшествия посторонние запахи. Работа с запаховыми следами на месте происшествий традиционно осуществляется при расследовании насильственных преступлений против личности, в частности преступлений против жизни и здоровья. При расследовании иных преступлений, в том числе преступлений против собственности, следователи скептически относятся к возможностям судебной экспертизы запаховых следов человека. Прежде всего по причине того, что особенность таких иссле- [474] [475] дований состоит в специфичности изучаемых объектов - запаховых следов и в использовании нетрадиционного для криминалистов средства исследования - запаховых следов человека ольфакторным методом биосенсорного средства исследования - обоняния и рефлексии специально обученных собак[476] [477] [478].

Позволим напомнить, что в свое время такие известные криминалисты как В.И. Шиканов и Р.С. Белкин также высказывали сомнение в отношении будущего одорологии. В.И. Шиканов полагал, что «криминалистическая одорология» может получить право на существование только тогда, когда будут разработаны инструментальные методы исследования запаховых следов, а пока в качестве такого «инструмента» выступает собака, «криминалистической одороло-

480

гии» нет» .

Р.С. Белкин отмечал, что невозможность инструментальной проверки результатов кинологической выборки ставит под сомнение достоверность идентификации человека по запаховым следам. Такое же сомнение Р.С. Белкин высказывал по поводу правомерности оформления «одорологической идентификации» в виде судебной экспертизы . Поэтому ученый считал, что в идентификационном исследовании необходимо сочетать биологическую детекцию и инструментальные методы[479] [480]. Позже в 1999 г., как нам видится, вполне необос- новано А. Протопопов, с жесткой критикой высказался относительно одорологии, отметив: «О каких одорологических идентификационных экспертизах можно говорить, если нет инструментальных методов их проведения ». Более того, он назвал такое следственное действие с применением собак грубейшим нарушением закона. На что В. Исаенко, будучи начальником отдела криминалистики ГСУ Генеральной прокуратуры, совершенно справедливо назвал такое утверждение А. Протопопова «явным перебором»[481] [482]. Безусловно, критика дело полезное, но в данном случае беспочвенна и приведенные ниже примеры тому подтверждение.

И все же в последние десятилетия в науке предприняты попытки исследований данного вопроса. Успешно защищен ряд диссертационных работ, в частности Т.Ф. Моисеевой, О.А. Грошенковой, Т.Н. Шамоновой, В.А. Гуком, В.И. Старовойтовым, П.Б. Панфиловым, Е.В. Левченко .

Кроме того, значительный вклад в развитие и совершенствование методик экспертного исследования запаховых следов человека внесли отечественные эксперты-криминалисты В.И. Старовойтов и К.Т. Сулимов, которые сформулировали основные теоретические и практические принципы использования ольфакторного метода и разработали соответствующие типовые методики[483]. Следовательно, в настоящее время данный вопрос исследован и научно обоснован, что в свою очередь является одним из основных критериев достоверности результатов исследований. В ЭКЦ МВД России проведены расчеты, которые в достаточной степени аргументированы, в том числе на монографическом уровне[484], по которым вероятность получения ошибочного результата при кате-

горически положительном решении вопроса от наличии на объекте запаховых следов конкретного лица не превосходит величину 1,02х10-8, т. е. категорический вывод об идентификации с достоверностью 0,99999999 .

Для проведения судебной экспертизы запаховых следов человека используется методика, разработанная в 80-х г. специалистами ВНИИ МВД СССР - ЭКЦ МВД России. Основным ее отличием от методик, применяемых в других странах, является многоуровневая система контроля за сигнальным поведением собаки во время проведения ольфакторного исследования, которая позволяет получить достоверные результаты идентификации субъекта по его запаховым следам[485] [486]. Проведенный в ЭКЦ МВД России вероятностно-статистический анализ при соблюдении современных методик ольфакторного исследования показывает, что при применении трех собак, сигнальное поведение которых закономерно воспроизводится на изучаемый объект, составляет, как уже было отмечено, 1,02х10-8. Такой результат, по мнению П.Б. Панфилова, сопоставим с надежностью результатов самых современных инструментальных методов анализа (в том числе ДНК-анализа)[487].

Причина критики правоприменительной практики кроется в том, что некоторые работники органов внутренних дел до сих пор не различают экспертно-криминалистическое исследование запаховых следов человека от оперативно-розыскного мероприятия кинологической выборки с использованием служебно-розыскных собак[488].

По данным опроса сотрудников правоохранительных органов лишь 11 % из них имеют представления о такой экспертизе, 7 % знают о возможностях данной экспертизы и способах обнаружения запаховых следов, но не применяют их на практике и лишь 3 % имели опыт работы с данными следами. Основная причина таких низких показателей-незнание возможностей и технологии производства экспертизы запаховых следов человека.

Достаточно предметно и обстоятельно исследовала вопрос идентификации человека по составу вещества его потожировых следов Т.Ф. Моисеева, заметив, что определение запаха как объекта экспертного исследования является неприемлемым для многих криминалистов. Однако при этом разработала и обосновала технологию исследований запаховых следов человека. Исследование запаха - это исследование одного из свойств (биологического свойства) веществ, как правило, летучих, взаимодействующих с обонятельными рецепторами. В случае исследования запаховых следов человека непосредственным объектом экспертного исследования являются свободные жирные кислоты липидной фракции плазмы крови, которые выделяются с потовым секретом и обладают определенной летучестью и индивидуальностью для каждого человека, поэтому потожировые следы являются, наряду со следами крови, объектом исследования одорологической экспертизы[489]. Определение качественного состава и количественных соотношений компонентов этой фракции позволит в дальнейшем установить тот «критерий индивидуальности», по которому собаки- детекторы выбирают человека по его следу[490].

При расследовании хищений денежных средств и иного имущества у пассажиров в поездах задача идентификации заключается в том, чтобы выявить на объектах (деньги, вещи и иные ценности) обнаруженных у подозреваемых, за- паховых следов именно потерпевшего. В качестве наглядных примеров эффективного применения экспертизы запаховых следов потерпевшего в раскрытии и расследовании преступлений можно привести правоприменительную практику, обзор которой предложен сотрудником ЭКЦ МВД России Д.А. Сергиевским на научно-практической конференции, приуроченной 95-летию образования экспертно-криминалистической службы МВД России: так, в 2009 г. в ГУВД по Московской области при расследовании квартирной кражи денежных средств - долларов США и евро, следователь назначил судебную экспертизу запаховых следов человека по изъятым у подозреваемых денежных купюр. В качестве источника сравнительных запаховых образцов были представлены два образца крови супругов - хозяев квартиры, из которой была совершена кража. В процессе экспертного исследования экспертами на денежных купюрах были выявлены запаховые следы их законных владельцев, т.е. установлен факт достаточно продолжительного и интенсивного контакта потерпевших с денежными купюрами, изъятыми у подозреваемых, что разрушило версию последних и том, что деньги они заработали на стройке.

В 2012 г. при расследовании убийства гражданина А. в подсобном помещении квартиры, где произошло убийство, были обнаружены денежные средства в виде девяти денежных купюр различного достоинства. В ходе следствия выяснилось, это денежные средства хранились в металлическом сейфе в подсобном помещении квартиры, и сейф был взломан. На причастность к совершению преступления проверялся гражданин Д., у которого были получены образцы крови. При проведении ольфакторного исследования запаховые следы гражданина Д. были выявлены на указанных денежных купюрах. Таким образом, было установлено, что гражданин Д. имел плотный и интенсивный физический контакт с указанными денежными купюрами, достаточный для образования следов пахучих веществ, воспринимаемых обонянием служебной собаки- детектора. Информация была использована для раскрытия и расследования преступления.

В 2013 г. расследовалось уголовное дело по факту обнаружения трупа гражданки Б. с признаками насильственной смерти. На причастность к преступлению проверялся гражданин К., у которого были изъяты денежные купюры различного достоинства. По версии следствия они могли быть похищены проверяемым лицом у потерпевшей. От гражданина К. были получены образцы крови, которые были использованы для получения его сравнительных запахо- вых образцов, также в распоряжение эксперта были предоставлены образцы крови трупа гражданки Б. В процессе исследования на денежных купюрах были выявлены запаховые следы проверяемого К. и не было выявлено запаховых следов потерпевшей Б., что поставило под сомнение версию следствия о причастности к преступлению.

Вполне очевидно, что денежные купюры являются достаточно сложным объектом для судебной экспертизы запаховых следов человека. Образование на них запаховых следов напрямую зависит от интенсивности контакта с лицом, его так называемой гигиенической культурой и психофизическим состоянием, которое влияет на потовыделение.

В этой части, безусловно, можно согласиться с практикующим экспертом, что использование ольфакторных экспертных методик для выявления запаховых следов человека на денежных купюрах возможно использовать при рассле-

494

довании краж личного имущества , в том числе совершенных на железнодорожном транспорте в пути следования.

Следует помнить, что судебная экспертиза запаховых следов человека назначается в первоочередном порядке, так как пахучие вещества обладают летучестью и должны быть собраны и исследованы до проведения иных экспертиз.

Определяющее значение для эффективного использования запаховой информации в раскрытии и расследовании преступлений против собственности, совершаемых в отношении пассажиров на железнодорожном транспорте, имеет незамедлительное представление изъятых носителей в соответствующую экспертную лабораторию, так как насколько изъятый объект насыщен запахом потерпевшего не известно, более того есть объективный фактор это рассеивание запаховых следов в окружающей среде. И здесь необходимо отметить, что спе- [491] циалист должен обладать техникой сбора запаховых следов. Безусловно, речь идет о тех случаях, когда объект-следоноситель невозможно направить в лабораторию. Как известно, используется способ аппликации посредством длительного контакта фрагментов хлопчатобумажной ткани с объектом-носителем за- паховых следов, который основан на переходе пахучих веществ потожировых следов человека с предмета на ткань в результате диффузионных и сорбционных процессов. В этом случае период накопления пахучих веществ на ткань с исследуемого объекта должен составлять не менее одного часа, но по принци- пу-чем дольше, тем лучше. Однако следует помнить, что прямой контакт ткани с предметом-следоносителем ведет к полной или частичной утрате иных следов, а именно отпечатков пальцев, микрочастиц и волокон. Соответственно, при вероятном наличии таких следов метод не используют. Целесообразно изымать предметы и проводить исследование на отбор запаховых следов в лабораторных посредством их термовакуумного испарения с предмета, что позволяет сохранить на объектах-носителях микротрассы и микрочастицы и не препятствует проведению в дальнейшем соответствующих исследований, в том числе это касается и крови.

Подводя определённый итог, следует констатировать, что, к сожалению, в настоящее время в России функционируют порядка десяти экспертных лабораторий, где проводятся экспертизы и исследования запаховых следов человека, надеемся, что данное направление все же будет развиваться, а его внедрение в правоохранительную деятельность открывает неограниченные перспективы. Полагаем, что причиной скептического отношения как представителей науки, так и практики к одорологии является отсутствие данного направления экспертных исследований в соответствующем регионе, а если нет специалистов, то и следователи не обращаются и не используют соответствующий вид специальных знаний.

Сегодня сложно себе представить общение людей без сотовых телефонов, и уж тем более они активно используются между соучастниками совершения преступлений, при этом применяются технологии защиты данных. Для криминалистического исследования, извлечения и расшифровки данных, а именно списка вызовов, записных книжек, СМС-сообщений, фотографий, видео- и аудиофайлов, PIN-номера и другуой информации применяется аппарат UFED CHINEX, который способен раскодировать и «взломать» пароль многих марок сотовых телефонов, смартфонов и GPS-навигаторов, т. е. универсально совместим. При этом вопросов по поводу ограничения конституционных прав не возникает в связи с решением Конституционного Суда РФ. Определением Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 г. № 433-0-0 гр. Тарасову Н.А. было отказано в принятии к рассмотрению его жалобы. Суд не усмотрел нарушений его конституционных прав в нормах уголовно-процессуального закона (ч. 1 ст. 176 и ч. 1 ст. 285 УПК РФ) при извлечении сведений, содержащихся в электронной памяти (СМС-сообщения) и оглашении их в суде[492].

В 2014 г. использование мобильных комплексов UFED способствовало обнаружению и изъятию порядка тысяч информационных следов СМСсообщений, фотофайлов о преступной деятельности лиц.

В абсолютном большинстве случаев извлечение информации из мобильных устройств осуществляется в порядке их осмотра с применением технических средств (UFED). Однако в правоприменительной практике известны и другие способы исследования информации с мобильных устройств. Так, в Омской, Тюменской, Ленинградской областях и в Забайкальском крае для извлечений удаленной информации и работы с некоторыми моделями сотовых телефонов назначалась и проводилась компьютерно-техническая экспертизы мобильных устройств. При этом чаще всего следователь ставил перед экспертом вопросы о возможности изъять полные сведения из мобильного устройства[493].

Субъекты преступлений в определенной степени осведомлены о возможностях получения криминалистически значимой информации с мобильных устройств и в ряде случаев в целях противодействия расследованию предпринимают меры к сокрытию таких устройств и сим-карт. Поэтому осуществляя осмотры и обыски, рекомендуется применять такие технические средства, как нелинейные локаторы «Лорнет» соответствующих модификаций, «NR-900S», «Люкс», «ORION HGO-4000», «BVS WH». С их помощью возможно обнаружение мобильных устройств, как находящихся в режиме регистрации, так и работающих в режиме приема-передачи голосовых и текстовых сообщений.

Перспективным направлением деятельности правоохранительных органов в процессе раскрытия и расследования преступлений является применение биллинга, который, в свою очередь, представляет собой c снятие информации с технических каналов связи и аналитическую обработку информации о соединении абонентов систем связи[494]. Известную сложность представляет массив информации абонентов систем сотовой связи. И в этом плане качество аналитического материала по конкретному преступлению зависит от умения и способности сотрудника найти и вычленить нужные номера абонентов. Определенную помощь в этом оказывает аппаратно-программный комплекс «Сегмент- С», позволяющий выявлять интересующие группы абонентов из трафиков базовых станций и обрабатывать детализацию конкретного абонента с целью установления мест его пребывания, передвижения и круга общения.

Примером эффективности применения такого комплекса в раскрытии и расследовании преступлений служат материалы уголовного дела по факту убийства в 2010 г. в г. Астрахани семьи Агафоновых. Благодаря возможностям аппаратно-программного комплекса удалось за короткий срок из более чем 200 тысяч абонентов выявить группу абонентских номеров, пользователи которых активно общались между собой в интересующее следствие время. При проверке

, 498

владельцев телефонов и сим-карт установлена преступная группа .

Другим не менее важным следует отметить использование ЭБ-сканера в производстве следственных действий, в частности при проведении осмотров места происшествия. Сканирование объекта, местности 3D- сканером с целью моделирования обеспечивает трансформацию реальных материальных объектов в виртуальные, иначе говоря, получаемая модель как бы «консервирует» место происшествия[495] [496] [497]. При таком сканировании возможно отображение и документирование мелких деталей, предметов и объектов, пропущенных при ви-

500

зуальном осмотре .

В настоящее время существует целый ряд программных продуктов, предназначенных для ЭБ-моделирования. Самым распространенным приложением в сфере фотограмметрического программного обеспечения признается пакет PhotoModeler, предназначенный для получения трехмерных моделей-эскизов на основе фотографий. Этот вопрос как перспективное направление в криминалистике и судебной экспертизе довольно обстоятельно освещен К.В. Ярмаком[498].

К сожалению, следует констатировать, сканирование применяется только при производстве отдельных видов экспертиз, таких как автотехнических и

баллистических, а если и применяется при осмотре, то опять же в целях полу-

502

чения материала для дальнейшего назначения соответствующих экспертиз .

Кроме того, не следует забывать о уже ставшем частью жизни крупных населенных пунктов цифровом телекоммуникационном комплексе «Безопасный город», интегрированного с мультисервисной телекоммуникационной системой МВД России на базе оборудования УПАТС Avaya Definity S8300/G430, использование данных которого позволяет оперативно получать информацию о движении лиц, совершивших преступление.

Очевидно, что использование современных технических средств не должно ограничиваться раскрытием конкретного преступления. Следует использовать указанные средства в превентивных целях путем создания информационно-аналитической базы.

Создание и дальнейшее развитии аналитических возможностей систем криминалистического назначения являются одним из приоритетных направле-

503

ний деятельности органов внутренних дел .

Все вышеперечисленное это лишь один из аспектов техникокриминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.

Далее следует обратить внимание на виды экспертиз, наиболее часто назначаемые при расследовании преступлений против собственности на транспорте. Учитывая, что, например, в местах хищения грузов часто остаются следы обуви преступников и следы автотранспортных средств, используемых для перевозки похищенного, эта группа следов является более информативной.

На современном этапе развития судопроизводства и правоохранительной системы к судебно-экспертной деятельности выдвигаются качественно новые требования, к которым можно отнести: использование единого подхода к методикам исследования, разработку и производство нетрадиционных экспертных исследований, осваивание современных научно-технических достижений, пол- [499] [500] ноценное и всесторонне использование уже имеющихся научных криминалистических методов предварительного исследования следов преступления и преступника.

На сегодняшний день оперативная обстановка в Российской Федерации остаётся достаточно напряженной. Согласно статистическим данным, только в 2015 г. зарегистрировано 2352,1 тыс. преступлений, или на 8,6 % больше, чем за аналогичный период прошлого года. Почти половину всех преступлений составляют преступления против собственности, так по России в целом против собственности совершено 1397391 преступлений, на транспорте - 17482 преступлений, в общей структуре преступности удельный вес составляет: по России 58,5%, на транспорте - 43,1 %. Не раскрыто 1026,2 тыс. преступлений, что на 8,2% больше аналогичного показателя за 2014 г. Почти каждое третье преступление (1004,1 тыс. (+8,5 %) осталось нераскрытым в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемого[501] [502]. Одним из характерных факторов, влияющих на показатели результативности, является неэффективное использование специальных знаний в области экспертнокриминалистической деятельности на различных этапах расследования преступлений.

Любой факт преступного события сопровождается, какими-либо действиями, которые в свою очередь влекут нарушения в вещной обстановке, т.е. ни одно преступление не проходит бесследно. При изучении вещной обстановки места происшествия применяются различные специальные знания, но наиболее востребованными являются знания по традиционным классическим криминалистическим направлениям. Правильно замечено А.В. Варданяном и О.В. Мельниковой: «необходимо активнее использовать классические положения криминалистической трасологии, залогом чего будет являться приглашение

505

специалиста-криминалиста на каждый выезд на место происшествия» .

Сегодня применение криминалистических средств и методов становится одной из наиболее результативных форм борьбы с преступностью и способствует созданию объективной доказательственной базы. Так, по данным ЭКЦ ГУ по Иркутской области в 2014 г. было произведено 26484 осмотров места происшествия, из которых 17165 с возбуждением уголовного дела[503]. И в каждом конкретном случае при проведении осмотра места происшествия привлекался специалист-криминалист. На необходимость обязательного участия в осмотре места происшествия специалиста указывают как отечественные, так и зарубежные криминалисты[504]. Использование специальных классических криминалистических знаний играет основную и важную роль при получении криминалистически значимой информации по следовой обстановке на месте происшествия. Особое значение среди всего массива следовой информации на месте преступления занимают следы обуви человека. На практике с каждым годом, хоть и незначительно, увеличивается процент их изъятия. Так, например, за 2014 г. сотрудниками экспертно-криминалистических подразделений ЭКЦ ГУ МВД по Иркутской области, было проведено 26485 осмотров мест происшествий, на 5253 из которых были обнаружены и изъяты следы обуви человека в количестве 6936, что составило 19,8 %, а в 2008 г. данный процент составлял всего 15,1 %[505]. Динамика роста количества осмотров мест происшествия с изъятием следов обуви с 2008 по 2014 г. отражена на рис. 1.

Рис. 1. Процентное соотношение ОМП с изъятием следов обуви относительно общего количества осмотров, проведённых сотрудниками экспертно-криминалистических подразделений ЭКЦ ГУ МВД России

по Иркутской области

Из анализа вышеприведённые данных видно, что следы обуви изымаются в среднем на каждом шестом осмотре места происшествия, что говорит о недостаточном внимании, которое уделяется данной категории следов. Криминалистическое значение следов обуви человека достаточно велико, так как они играют важную роль в установлении обстоятельств преступного деяния, розыске и изобличении лица, совершившего преступление и его соучастников, особенно по «горячим» следам. В научной литературе относительно следов обуви, обнаруженных на месте происшествия, больше пишут о их доказательственной информации, получаемой в результате идентификационного экспертного исследования. При этом часто забывают о том, что в расследовании, особенно на первоначальном этапе, более важна ориентирующая криминалистически значимая информация, получаемая в результате предварительного исследования следов обуви, обнаруженных на месте происшествия. Как точно отметил А.С. Князьков: «Помимо вопросов, связанных с решением идентификационных задач, необходимо излагать вопросы классификационного, диагностического и ситуационного характера, даже если существует обоснованное предположение об успешном решении идентификационной задачи»[506]. Вместе с тем предварительному исследованию следов обуви, обнаруженных на месте происшествия, специалистами-трасологами уделяется мало внимания. Так, при анализе 150 уголовных дел (по которым изымались следы обуви человека), находящихся в следственных подразделениях г. Иркутска, Улан-Уде, Читы, Красноярска, Новосибирска, Казани,, Тулы, Ярославля, не было проведено ни одного предварительного исследования по следам обуви с целью получения криминалистически значимой информации.

Одним из проблемных моментов работы с данной категорией следов является процесс их изъятия. На месте происшествия следы отображаются в виде поверхностных и объёмных следов, что в свою очередь очень важно для процесса их изъятия. Так, объёмные следы необходимо изымать при помощи гипса, но в последнее время на практике для этого используют фототехнику. Их фотографируют и в дальнейшем по фотоизображениям производят экспертные исследования, что влияет на качество и результат экспертизы далеко не в лучшую сторону. Особенно это сказывается при проведении идентификационных экспертиз, когда исследуется микрорельеф подошвенной части обуви с целью установления комплекса частных признаков для отождествления обуви оставившей данный след. Для проведения полноценного исследования фотоизображения становится недостаточно, в отличие от гипсовых слепков. Так, при анализе данных ЭКЦ ГУ МВД России по Иркутской области за 2014 г. было проведено 4198 экспертиз по следам обуви, из которых 2938 по объёмным следам[507]. И из общего числа экспертиз по следам обуви, всего 479 идентификационных экспертиз с установлением лица, оставившего след. Получается, это только каждое десятое исследование является результативным, а остальные носят диагностический и классификационный характер.

Для исследования обычно назначают трасологическую экспертизу, на разрешение которой ставят следующие вопросы:

«Оставлен ли след (следы) босыми ногами человека (ногами в чулках, носках), обувью и пригодны ли они для идентификации?

Какой ногой оставлен след, каковы особенности босой ноги (шрамы, заболевания кожи, отсутствие фаланг пальцев), оставившей след?

Каковы физические данные лица, оставившего следы (пол, рост, особенности телосложения, походки и пр.)?

Каково направление и характер движения человека (шагом, бегом, с грузом и т.п.)?

Не оставлены ли следы обуви, обнаруженные в нескольких местах, одним и тем же лицом (лицами)?

Не оставлены ли следы обувью, изъятой у конкретного лица?

Одним или несколькими лицами оставлены следы босых ног?

Не оставлены ли следы босых ног конкретным человеком?

Оставлены ли следы обувью, чулками или носками, изъятыми у конкретного лица?[508]».

Конечно, если проследить процентное соотношение количества экспертиз, с установлением обуви лица, оставившего след, относительно общего количества трасологических экспертиз по следам обуви, выполненных сотрудниками экспертно-криминалистических подразделений ЭКЦ МВД России в период с 2008 по 2014 года, то просматриваются тенденции роста за последние годы (см. рис. 2).

Рис. 2. Процентное соотношение количества экспертиз с установлением обуви, лица оставившего след, относительно общего количества трасологических экспертиз

по следам обуви, выполненных сотрудниками экспертно-криминалистических подразделений ЭКЦ МВД России

с 2008 по 2014 г.

Достаточно высокую эффективность использования следов обуви, при установлении лиц, оставивших следы обуви, дают проверки по локальным картотекам. Согласно Приказу МВД России № 70 от 10.02.2006 г. на местах, в экспертно-криминалистических подразделениях ведутся различные криминалистические учёты, в том числе и по следам обуви, изъятых с нераскрытых мест преступлений. Основной формой ведения экспертно-криминалистических учетов является картотека, состоящая из информационных карт установленной формы, содержащих закрепленную и систематизированную индивидуальную экспертно-криминалистическую информацию об объектах учета . 512

[1] См.: Морозов А.В. Виды и перспективы развития криминалистических учетов материальных следов преступления // Общество: политика, экономика, право. Краснодар, 2011. № 1. С.

105-113.

Каждая служба ОВД, ежедневно осуществляя свои профессиональные и должностные обязанности, сталкивается с большим количеством лиц различной категории, в том числе и с подозреваемыми в совершении правонарушений. При работе с ними сотрудники полиции должны производить отбор образцов подошвенной части обуви для проверки их по локальным картотекам по следам обуви, изъятых с нераскрытых мест преступлений. Своевременное и качественное осуществление данных мероприятий дает возможность установить лиц, причастных к преступлению, по «горячим» следам, установить взаимосвязь между совершенными преступлениями, доказать причастность лица к совершению нескольких преступлений и т.д. Так при анализе данных ЭКЦ ГУ МВД России по Иркутской области за 2014 г., было выполнено 3 тыс. заданий от различных служб, из них: 1982 задания назначены следственными отделами, 323 подразделениями полиции по обеспечению охраны общественного порядка и 695 заданий оперативно-розыскными подразделениями. По результатам проверок 462 оказались результативными : установлено лицо, оставившее след, т.е. каждое седьмое задание оказалось положительным при раскрытии и расследовании преступлений. Необходимо активизировать данное направление по всем субъектам Российской Федерации для более полного и успешного использования следов обуви в раскрытии и расследовании преступлений.

По анализируемой группе дел было изучено 550 экспертиз, в том числе трасологических - 49 %, дактилоскопических - 25 %, химических - 17 %, почвоведческих - 3 %, иных - 6 % (например, биологических по следам крови, ботанических, фоноскопических и др.).

По делам о хищении грузов из подвижного состава на железнодорожном транспорте экспертно-криминалистических подразделениях МВД России[509] [510] чаще всего проводят следующие виды судебных экспертиз;

Трасологическая экспертиза назначается для установления всех имеющих значение для дела фактов и обстоятельств хищения груза из подвижного состава, совершенного с нарушением целостности запорно-пломбировочных устройств (ЗПУ). Использование последних предусмотрено приказом МПС РФ от 17 июня 2003 г. № 24 «Об утверждении правил пломбирования вагонов и контейнеров на железнодорожном транспорте» и направлено на предотвращение проникновения посторонних лиц в грузовые помещения вагонов, контейнеров и обеспечение сохранности перевозимых грузов.

Преступники, совершающие хищения грузов из подвижного состава, придумывают все новые способы сокрытия следов своей преступной деятельности. Отметим, что подразделениями отделения по борьбе с преступными посягательствами на грузы (ОБППГ) по линии грузовых перевозок за 10 месяцев 2015 г. в Российской Федерации поставлено на учет 4 816 преступлений, из которых на территории обслуживания Восточно-Сибирского линейного управления МВД России на транспорте 190 преступлений (за аналогичный период прошлого года поставлено на учет 157 уголовных дел). За аналогичный период 2014 г. на территории Российской Федерации подразделениями ОБППГ поставлено на учет 3971 преступление[511].

Рассматривая хищения, совершаемые из подвижного состава грузовых поездов, следует отметить специфику данного рода преступлений. Так, преступники, имеющие своей целью хищение груза, должны обладать определенными специальными знаниями, понимать особенности функционирования и структуру железнодорожного транспорта, способы опечатывания и фиксации дверей и люков, а также возможные методы их вскрытия[512].

В этой связи стоит особое внимание уделить различным видам применения специальных знаний, используемых при расследовании хищений грузов из подвижного состава. На сегодняшний день в условиях стремительного развития общества трудно представить расследование и раскрытие преступлений без применения специальных технологий. Как справедливо заметила Я.В. Комиссарова, «несмотря на научно-технический прогресс... функция эксперта не из-

517

менилась и до сих пор воспринимается в качестве «помощников» .

Известно, что при любой транспортировке при отправке грузополучателю опломбируется посредством применения обычных пломб которые не несут в себе охранной функции, либо при помощи запорно-пломбировочных устройств (далее ЗПУ). В отличие от пломб, ЗПУ обеспечивает защиту грузов, перевозимых в любых видах железнодорожных вагонов (контейнерах, автофургонах), от несанкционированного вскрытия и преступных посягательств. Рассматривая кражи грузов, совершаемые из подвижного состава грузовых поездов, условно все хищения можно разделить на те, которые совершаются без воздействия на ЗПУ и с непосредственным воздействием на них. Виды ЗПУ достаточно разнообразны, однако самыми распространенными и применяемыми на практике являются следующие.

1. Спрут-универсал - силовое запорно-пломбировочное устройство с контрольными заводскими знаками. Предназначено для опломбирования железнодорожных вагонов, контейнеров и т.д. Относится к группе охранных средств однократного использования и является универсальным устройством для надежного блокирования дверей грузовых транспортных средств. При отправке груза навешивается на двери подвижного состава следующим образом: гибкий стержень (трос) пропускается сначала через одно отверстие плашки затем через отверстия в запирающих узлах объекта, второе отверстие плашки-на свободный конец троса, конусом вперед, с вращением, далее устанавливается до упора зажим. Вскрытие такого вида ЗПУ осуществляется путем перекусывания хвостовика с помощью клещей-кусачек вблизи контрольной шайбы и снятия ее с гибкого стрежня (троса). Состоит устройство из трех элементов: охва- [513] тывающий элемент - гибкий стержень, соединительный элемент - плашка, фиксирующий элемент - зажим. Модификации устройства: Спрут-500, Спрут- М4, Спрут-777, Спрут-777 М несколько модернизированы по отношению к универсальной версии.

2. Скат - запорно-пломбировочное устройство с индивидуальными контрольными заводскими знаками. Относится к группе одноразового использования и предназначено для запирания и одновременного пломбирования узлов запирания контейнеров. Представляет собой моноблочную конструкцию, состоящую из корпуса, охватывающего элемента и двух фиксаторов. Принцип работы устройства: трос пропускают через отверстия проушин узла запирания, свободный конец вводят во входное отверстие корпуса. Снятие ЗПУ производится путем перекусывания троса с помощью клещей и бокорезов. Такая конструкция запорно-пломбировочного устройства исключает незаметное вскрытие дверей подвижного состава преступниками.

3. Клещ - запорно-пломбировочное устройство с контрольными заводскими знаками. Предназначено для опломбирования контейнеров, блокирования дверей грузовых транспортных средств. Относится к группе охранных технических средств однократного использования и является устройством надежного блокирования дверей. Принцип работы: стержень пропускают сверху вниз через совмещенные отверстия элементов конструкции запорного узла на конец стержня, после чего до упора надевают втулку. Перекусывание производят с помощью клещей-кусачек. Состоит устройство из стержня, втулки, стопорного элемента (защелки). Этот вид ЗПУ подразделяется на типы: ЗПУ Клещ - 60 СЦ, Клещ - МЦ. В настоящее время ЗПУ Клещ является одним из самых надежных видов защитных устройств, его конструкция исключает незаметное вскрытие.

Отметим, что все виды ЗПУ имеют на поверхности корпуса маркировку, состоящую из буквенного шифра и контрольного знака, занесены в базу ОАО «РЖД» либо в базу завода-изготовителя.

Для каждого конкретного способа незаконного проникновения в подвижной состав с целью кражи груза, необходимо применение специальных познаний. Наиболее распространены случаи, когда на вагоне, где было совершено хищение, запорно-пломбировочное устройство находится на месте, нарушения целостности самого вагона и составных частей не обнаружено. Преступники при совершении хищения использовали один из методов так называемой «маскировки». Проведение трасологического исследования поможет определить конкретный способ проникновения к грузу. Изъятое с места происшествия запорно-пломбировочное устройство в упакованном и опечатанном виде, постановление следователя (дознавателя) о производстве исследования (до возбуждения уголовного дела) или постановление о производстве судебной трасологической экспертизы (в рамках возбужденного уголовного дела) направляются в экспертное учреждение. На исследование выносится вопрос о возможности повторного навешивания или вскрытия запорно-пломбировочного устройства.

Общая схема производства исследования независимо от поступившего в экспертное учреждение объекта включает в себя несколько этапов:

- предварительное исследование;

- проведение исследования;

- определение и фиксация результатов исследования;

- анализ полученных результатов и воспроизводство выводов.

В целом проведение исследования можно определить как процесс производства последовательных, логически обусловленных и определенных действий, направленных на получение данных, позволяющих сделать заключение, необходимое для определения подлинности номерных знаков, способах их уничтожения или видоизменения, а также изначальном их содержании.

Качество и эффективность исследования зависит от целого ряда различных факторов. Самым основным критерием является владение экспертом методами трасологического исследования, знание собственно объекта исследования, обладание обширной информацией о видах запорно-пломбировочных устройств, способах их крепления, составных частях, а также возможных методах противозаконного вскрытия.

В первую очередь производится внешний осмотр поступившего на исследование объекта. В процессе исследования устанавливается наличие или отсутствие следов постороннего предмета на поверхностях каната, шарике, ролике, следов давления, скольжения в местах замены составных частей, возможность извлечения каната из корпуса ЗПУ с последующим его склеиванием, наличие или отсутствие клеящего вещества, следов высверливания, побежалости на корпусе, деформации сепаратора, изменение формы, возможные следы скольжения на фигурной проволочной цанги, внутренней поверхности корпуса, фаски, на краях проточки.

Объектами трасологической экспертизы ЗПУ могут являться:

- запорно-пломбировочные устройства, их части и элементы со следами орудий взлома;

- приспособления и инструменты, использованные при снятии ЗПУ; сравнительные образцы новых ЗПУ и штатных приспособлений для их

снятия.

При этом основными вопросами, на которые, как правило, необходимо ответить эксперту, могут быть следующие:

Подвергалось ли представленное на исследование ЗПУ несанкционированному вскрытию, если да, то, каким способом и с помощью приспособлений какого типа оно было вскрыто?

Имело ли место нарушение правил установки ЗПУ при первоначальном опломбировании железнодорожной цистерны?

Имела ли места подмена ЗПУ, установленного на железнодорожную цистерну при первоначальном опломбировании?

Являются ли данные обломки частями одноразового номерного сигнального устройства? Если да, то, какого именно? Каковы были его конструкция, фирма-изготовитель?

Являются ли объекты, представленные на исследование, частями единого целого - ЗПУ и т.д.

Имеются ли на поверхности объекта следы воздействия посторонних предметов?

Каков механизм образования следов, с какой стороны и в каком направлении произошло повреждение (разрыв, разлом, отжим, распил, сверление) данного объекта (двери, окна, доски и т.п.)?

К какому виду или типу относится орудие (инструмент, механизм), которым оставлены следы?

Какими физическими свойствами должно было обладать лицо, совершившее взлом (большая физическая сила, высокий рост и пр.), обладало ли оно навыками пользования инструментом или механизмом, оставившим следы?

Другой разновидностью трасологической экспертизы является исследование, проводимое по следам одежды. В практике расследования данной группы преступлений, при осмотре мест происшествий обнаруживаются предметы одежды подозреваемого (рабочие рукавицы, перчатки, куртки, шапки и др.).

Для установления механизма оставления следов и их идентификации назначается экспертиза, разрешающая следующие вопросы:

«Являются ли обнаруженные следы следами одежды?

Каков механизм взаимодействия объекта с одеждой?

Какие следы и повреждения имеются на одежде?

Каков механизм образования повреждений на одежде?

Каким орудием (его частью) образованы повреждения?

Не оставлены ли следы и повреждения на одежде представленным предметом (орудием)? ».

Относительно следов оставленных преступником, безусловно, наиболее информативны - следы рук, по которым назначается дактилоскопическая экспертиза, на которую выносятся следующие вопросы: «Имеются ли на представ- [514]

ленном объекте следы рук и если да, то пригодны ли они для идентификации?

Какой рукой, и какими пальцами оставлены следы на данном предмете, каково взаиморасположение следов пальцев рук, какова их локализация на предмете (для анализа различных элементов механизма преступления или иного события)?

Имеет ли особенности строение кисти руки лица, оставившего следы (шрамы, заболевания кожи, отсутствие фаланг пальцев), не было ли на руках посторонних предметов: колец, перчаток и пр.?

Какова давность образования следов рук?

Каков пол, возраст и примерный рост лица, оставившего следы?

Сколько человек находилось на месте происшествия?

Принадлежат ли следы рук одному или нескольким лицам?

Оставлены ли следы рук конкретным человеком?[515] [516]».

Кроме того, данная экспертиза позволяет установить некоторые элементы механизма совершения преступления. Так, при расследовании кражи запасных деталей к агрегатам вагонов, совершенной П., по делу была проведена дактилоскопическая экспертиза, заключение которой содержало категоричный вывод о наличии отпечатков пальцев рук П., оставленных на стекле окна помещения склада. П. заявлял, что заходил в склад ранее за деталями и поэтому мог оставить свои следы. Назначенная экспертиза по механизму образования следов пальцев рук на стекле дала результат, что расположение отпечатков пальцев с обеих сторон стекла возникло только в одном случае - при выставлении его из рамы и дальнейшем перемещении. Именно данный вывод в итоге повлиял на признательные показания П. о совершении им кражи .

К следующему виду относится судебно-почвоведческая экспертиза. «Она проводится в случаях, когда необходимо: а) обнаружить почвенные наслоения на каких-либо объектах или в каких-либо местах; б) установить общую или различную групповую принадлежность сравниваемых почв; в) определить принадлежность почвенных наслоений конкретному участку местности; г) установить факт контактного взаимодействия объектов. Использование возможностей такой экспертизы дает следователю в руки дополнительные доказательства, а в ряде случаев - оказывает существенную помощь в раскрытии преступления»[517].

Учитывая, например что, при совершении хищения грузов в пути следования железнодорожного состава преступники подсаживаются на перегонах, когда снижается скорость, следовательно, могут оставлять следы, в том числе с фрагментами почвы. Таким образом можно ориентировочно определить место подсадки преступников.

Для проведения сравнительного исследования следователю необходимо изъять обувь подозреваемого, либо орудия, с помощью которых он мог совершить хищение, а также следы-наслоения почвы, оставленные в вагонах, либо контейнерах. Указанные объекты и вещества направляются на исследование.

Перед экспертом могут быть поставлены следующие вопросы:

«Имеются ли на представленных объектах-носителях почвенные наслоения и какова их локализация?

Каков механизм образования почвенных наслоений на объекте-носителе?

Каков источник происхождения почвы?

Принадлежат ли почвенные наслоения, имеющиеся на объектах- носителях конкретному участку местности?

Имеют ли почвенные наслоения на объекте-носителе общую родовую (групповую) принадлежность с почвой, изъятой с места происшествия?

Какова давность образования почвенных наслоений на объекте-носителе? Находились ли представленные на экспертизу объекты в контактном взаимодействии?[518]».

Для решения вопроса о принадлежности почвенных наслоений «на объекте-носителе конкретному участку местности на экспертизу представляются по 3-4 сравнительных и контрольных образца массой от 50 до 200 граммов. Сравнительные образцы изымают с места контактного взаимодействия объекта с почвой или в непосредственной близости от него с глубины проникновения следа. Контрольные образцы отбирают во взаимно перпендикулярных направлениях на расстоянии 25-50 метров от места изъятия сравнительных образцов

523

почвы» .

Экспертиза материалов, веществ и изделий (физико-химическая), к числу её основных задач относятся: определение состава исследуемого вещества, установление групповой принадлежности, однородности или неоднородности представленных на исследование образцов вещества.

На разрешение эксперта, ставятся следующие вопросы:

Является ли представленное на исследование вещество нефтепродуктом и если да, то к какой группе оно относится, какова марка?

Однородны ли по своему составу нефтепродукт, обнаруженный или изъятый в конкретном месте, и представленный образец?

Наряду с указанными видами экспертиз по мере необходимости могут назначаться и проводиться такие судебные экспертизы как: почерковедческая, технико-криминалистическая экспертиза документов (при необходимости исследования подписей, оттисков печатей и штампов, установления содержания документа); бухгалтерская экспертиза, которая назначается для правильности определения недостачи или излишков груза; психологическая (направленная, главным образом, на установление лидера той или иной преступной группы, так как указанные преступления, как правило, носят групповой характер) и иные виды экспертиз в зависимости от обстоятельств дела.

В ряде случаев по указанной категории уголовных дел назначается экспертиза следов орудий взлома и инструментов. Путем такого экспертного исследования можно установить способ взлома преграды, идентификационные [519] особенности орудий преступления, последовательность действий, профессиональные навыки преступника и т.п.

Назначение товароведческой экспертизы целесообразно в тех случаях, когда необходимо выяснить наименование, сорт, артикул и другие признаки похищенных товарно-материальных ценностей; стоимость похищенного и размер причиненного преступлением имущественного вреда и т.д.

В качестве примера правоприменительной практики расследования преступлений на транспорте с участием сотрудников экспертно

криминалистических подразделений можно привести результаты деятельности Восточно-Сибирского линейного управления МВД России на транспорте. Так в 2015 г. проведено 923 осмотра мест происшествий, выполнено 1426 экспертиз, из них традиционных криминалистических экспертиз - 550, специальных - 876. По картотеке следов рук установлено 49 лиц (в том числе 43 с использованием АДИС «Папилон»). Установлено 37 лиц, причастных к совершению преступления. Еще 13 подозреваемых выявлены в ходе проведения геноскопических экспертиз.

Подводя итог рассмотрения данного вопроса следует акцентировать внимание и провести анализ наиболее часто встречаемых тактических ошибках, допускаемых при назначении судебных экспертиз

Обобщение материалов правоприменительной практики, в частности, анализ вынесенных следователями постановлений о назначении судебных экспертиз позволяют выявить типичные ошибки, которые могут привести к назначению повторной или дополнительной экспертизы, что отрицательно влияет на сроки предварительного следствия, а в некоторых случаях - привести к утрате

524

доказательственного значения полученных экспертным путем результатов .

Порядок назначения судебной экспертизы, оформления постановления о назначении и другие вопросы регулируются нормами гл. 27, а также рядом норм других глав УПК РФ. В нарушение п. 1 ч. 1 ст. 195 УПК РФ часто следо- [520] вателями в постановлении о назначении экспертизы не указываются основания ее назначения - необходимость получения специальных знаний по тем или иным вопросам (например, установление генотипа лица, оставившего след крови; проведения идентификации человека по следу пальца). Пунктом 2 ст. 195 УПК РФ предусмотрено, что вынося постановление, следователь должен указать фамилию, имя, отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна проводится экспертиза. Наименование учреждения, как правило, указывается при назначении экспертизы в государственном судебноэкспертном учреждении, а Ф.И.О. предполагаемого эксперта - в случаях, назначения экспертизы как в государственном судебно-экспертном учреждении, так и не в судебно-экспертном учреждении. К недостаткам относится также несвоевременное ознакомление подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя с постановлением о назначении экспертизы и разъяснение им предусмотренных законом их прав и обязанностей (ч. 3 ст. 195 УПК РФ).

Следователями допускаются ошибки при решении вопроса, какую экспертизу и в каких случаях необходимо назначить - комиссионную или комплексную, чем они отличаются по основаниям назначения, особенностям оформления постановления о назначении. При назначении комплексной экспертизы в экспертное учреждение, в том числе учреждения разных ведомств должен быть решен ряд дополнительных вопросов: будут ли объекты исследования находиться все время в одном учреждении или передаваться из одного учреждения в другое, какое экспертное подразделение станет ведущим, какая последовательность проводимых исследований и передачи объектов. В каждое экспертное учреждение должна быть направлена копия постановления о назначении экспертизы. Неопытными следователями зачастую ставится излишнее количество вопросов без соотнесения с конкретной следственной ситуацией.

Недостаточно опытным следователям при определении последовательности назначения экспертиз следует проконсультироваться со специалистами. Первоначально назначать те экспертизы, которые не влекут утрату или изменение признаков предмета, а в случаях, когда утраты тех или иных следов (признаков) не удастся избежать, «жертвовать» надо менее информативными признаками (например, выявить следы пальцев рук на пистолете в цианоакри- латовой камере, имея в виду, что следы запаха преступника, возможно, будут утрачены).

Допускается неправильная упаковка предметов - бутылки заворачиваются в бумагу, ампулы обкладываются ватой. Предметы, подготовленные для назначения экспертизы запаховых следов, упаковываются в полиэтиленовые пакеты. При направлении изъятых на месте происшествия следов крови с пола, двери следователи не изымают и не направляют на исследование контрольные образцы смывов со следовоспринимающей поверхности и контрольный образец материала, с которого сделан смыв.

По общему правилу объекты экспертных исследований направляются в экспертное учреждение вместе с постановлением о назначении экспертизы. Однако может возникнуть ситуация, когда объект исследования слишком громоздок, а отделять часть объекта не представляется возможным в силу тех или иных причин. В таком случае следователь должен совместно с руководством экспертного учреждения обеспечить выезд эксперта на место нахождения объекта и обеспечить беспрепятственный доступ к нему. Учитывая особенность рассматриваемых видов преступлений, данные ситуации возникают довольно часто, так как ни самолет, ни корабль, ни вагон на экспертизу представить невозможно.

Указанные недостатки являются типичными и их постоянное рассмотрение носит, профилактический характер.

388

<< | >>
Источник: Грибунов Олег Павлович. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ РАСКРЫТИЯ, РАССЛЕДОВАНИЯ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ, СОВЕРШАЕМЫХ НА ТРАНСПОРТЕ. 2016

Еще по теме § 3. Использование специальных знаний при расследовании преступлений против собственности, совершаемых на транспорте. Назначение экспертиз и оценка их результатов:

  1. § 2. Мошенничество
  2. § 3. Присвоение и растрата
  3. § 3. Конкретные виды преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
  4. § 3. Конкретные виды преступлений против правосудия
  5. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  6. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  7. ОГЛАВЛЕНИЕ
  8. § 1. Информационные основы раскрытия, расследования и предупреждения преступлений против собственности, совершаемых на транспорте
  9. § 3. Использование специальных знаний при расследовании преступлений против собственности, совершаемых на транспорте. Назначение экспертиз и оценка их результатов
  10. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -