<<
>>

Логика времени.

Интерпретация систем логики времени в качестве логических описаний изменения изучает его (изменения) в качестве отношения между последовательными состояниями объекта. Ее автором считается финский философ и логик Г.Х.
фон Вригт (1916). Она сформулировала исходное положение логики времени: «АЙВ следующей ситуации В», которое интерпретируется следующим образом: «состояние А изменяется в состояние В, А-мир переходит в В-мир». Считается, что логика времени не может быть самостоятельной теорией изменения. Формальнологический анализ изменения предмета имеет узкую цель - открыть средства, позволяющие отчетливо зафиксировать логические связи суждений об изменении того или иного предмета.

Абсолютные модальные понятия - «было», «есть», «будет», сравнительные - «раньше», «позже», «одновременно».

Некоторые законы логики времени: «ни одно событие не происходит раньше самого себя», «неверно, что произойдет логически невозможное событие», «если было, что всегда будет нечто, то оно будет всегда», «всякое состояние либо сохраняет, либо возникает, либо исчезает», «при возникновении состояние не может одновременно сохраняться и исчезать, сохраняться и возникать, возникать и исчезать», «изменение не может начаться с ло-гически противоречивых состояний и не может вести к таким состояниям».

В корпус неклассической логики с необходимостью включается логика «расплывчатых множеств» JI.A. Заде. С появлением электронно-вычислительных машин открылись огромные возможности для применения количественных методов математики в области анализа сложнейших систем. В освоении все новых и новых областей знания вскоре очередь дошла и до «гуманистических систем» (J1.A. Заде), содержанием которых являются способности суждения и знание человека. В отличие от механических систем, эти сложнейшие системы плохо поддаются определению, численного описания они в принципе не допускают.

Использование так называемых «жестких языков», которые основаны на полном совпадении речевого символа и его значения, вскоре перестало удовлетворять специалистов. А «мягкие языки» - более гибки и в состоянии передать множество оттенков предметов и явлений.

Американский математик JI.A. Заде, который вплотную занялся проблемами машинного «языка», адаптируя естественные языки, наткнулся на серьезные препятствия. Их основным носителем часто является не один или несколько речевых символов, а некий образ, полностью адекватного словесного выражения которому нет. Такие понятия в принципе недоступны вычислительной машине. Они нуждаются в определенной адаптации для машины. Но как это сделать, как создать высокоорганизованный искусственный язык или определенную систему общения человека с компьютером на соответствующем языке так, чтобы в каком-ни- будь блоке вычислительной машины он принимал доступную для него «жесткую» форму? Для этой цели Л. Заде выводит принцип, который можно назвать «принципом несовместимости, принципом, утверждающим, что высокая точность несовместима с большой сложностью системы» [11, 10]. Скорее всего поэтому непригодны обычные методы моделирования и анализа систем на ЭВМ, которые в основном держатся на точной обработке численных данных. Они «не способны охватить огромную сложность процессов человеческого мышления и принятия решений» [11, 10]. По мнению самого Заде, выход из этого положения состоит в применении лингвистического подхода, согласно которому в качестве

значения переменных допускаются не только числа, но и слова, и словесные сочетания. «Такие переменные составляют основу нечеткой логики и приближенных способов рассуждений, которые могут оказаться более созвучными сложности и неточности гуманистических систем» [11, 6].

Таким образом, на основании нечеткой логики было образовано понятие «расплывчатые множества», или «расплывчатые образы», под которыми Л.А. Заде понимает определенное множество элементов, объединяемое некоторым свойством, степень проявления которого среди конкретных элементов подобного множества может быть разной и переход от «принадлежности к множе-ству» и «непринадлежности к множеству» является «непрерывным».

Сложные определения процессов и явлений, такие, как: «вполне», «несомненно», «гораздо», «совместимо», «ложно», «истинно», «вероятно», «очень», «более» и т. д., чаще всего имеют высокую степень субъективности; такие определения даются на основании неосознанных нюансов. Четкая формулировка причин, обусловливающих такого рода определения (например, очень красивый и просто красивый), практически невозможна на однозначно вербализованном символическом уровне. Они представляют собой проявление мыслительной деятельности конкретного человека, и потому все условия и оттенки зависят лично от него. А если все естественные языки изобилуют подобными «расплывчатыми образами», то их конкретизация приобретает особо важную роль для компьютера.

Оформление квантовой механики взамен ньютоновской потребовало специальную логику упорядочения физического мышления. Данный раздел логики представляет собой попытки описать логические связи суждений о предметах, которые изучает квантовая механика. Возникает идея особой «логики микромира», так как логика макромира не может быть применена к ней. Классическая физика использовала обычную формальную логику, которая описывала факты, а квантовая физика не имеет дело с фактами. Она исследует вероятные связи между фактами. Для адекватного описания этих связей необходимо было обратиться к совершенно иным схемам мышления. Выявление и описание этих схем было признано задачей особой логики, логики микромира. Вопрос о том, действительно ли квантовая механика должна использовать другую логику, вызвал большую полемику среди физиков. «Против» возможности и необходимости такой логики выступали Н. Бор, В. Паули и др., «за» - М. Борн, В. Гейзенберг, К. Вайцзеккер и др.

Первая попытка построить логику квантовой механики предпринимается уже в 30-х гг. американскими математиками Д. фон Нейманом и Д. Биркгофом. Однако сама теория появляется чуть позже. Немецкий философ и логик Г. Рейхенбах (1891- 1953) предложил трехзначную логику с целью устранения «причинной аномалии», которая возникала при попытке применения классического причинного объяснения к квантовым явлениям.

Существуют и другие, более поздние варианты специальной «квантовой логики», которые основательно различаются как количеством принимаемых в них законов, так и способами своего обоснования. Чаще всего в них отказываются от классических законов ассоциативности и дистрибутивности, которые формализуют сложные суждения, построенные с помощью союзов «и», «или».

На сегодняшний день единственным ощутимым результатом многочисленных попыток оформления логики квантовой механики является общий язык диалога, который был выработан в ходе полемики.

<< | >>
Источник: М.Д. Купарашвиди. Неклассическая логика: учебное пособие Сост. М.Д. Купарашвиди . - Омск: Изд-во ОмГУ,2006. - 74 с.. 2006

Еще по теме Логика времени.:

  1. Модальная логика
  2. Логика времени.
  3. § 1. Спор о дефиниции логики и сущностном содержании ее учений
  4. Методологическое значение теоретической логики
  5. Диалогическая онто-логика культуры
  6. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  7. 2.2.1. Онтологика отношений
  8. Атрибутивные свойства времени:
  9. НАЧАЛО ФОРМИРОВАНИЯ ФИЛОСОФСКОГО МЫШЛЕНИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ
  10. 1. Логика Возрождения
  11. 3. Тождество диалектики, логики и теории познания.