<<
>>

БЕРДЯЕВ Николай Александрович

БЕРДЯЕВ (Berdyaev) Николай Александрович (6 марта 1874 — 24 марта 1948) — русский православный критический марксист, как он сам себя определял, второй половины 1890-х гг.

Родился в Киеве, представитель старинного дворянского рода. Участник сборников «Вехи» (1909), «Из глубины» (1918). В 1922 выслан из Советской России. С 1924 — во Франции. В 1924—1948 — главный редактор издательства YMCa-Press в Париже, в 1925—1940 издавал журнал «Путь». В эмиграции был самым знаменитым русским ученым-гуманитарием.

Его книги переведены на 20 языков. Библиография трудов Б. (книг и статей) составляет 483 единицы. Первая статья «Ф.А. Ланге и критическая философия в ее отношении к социализму» была напечатана в 1899 по- немецки в марксистском журнале «Neue Zeit», редактированном К. Каутским.

Основные сочинения: «Смысл творчества» (1916), «Миросозерцание Достоевского» (1923), «Философия свободного духа» (т. 1—2, 1927—1928), «Русская идея» (1948), «Самопознание» (1949).

Развивал тезисы марксизма о производительных силах как экономическом базисе социализма, о зависимости распределения от производства, о закономерности социального развития, о реакционности всех социалистических экспериментов, уменьшающих производительность труда, и т.д.

Большевизм, по определениям Б., «фанатическое вероучение, утверждающее низкое происхождение человека и заменяющее религию Христа на религию социализма; мистический коммунизм». В 1917 Б. писал, что, чтобы «ориентироваться в разгулявшейся стихии революции и произвести оценки, нужна свобода духа, свобода от одержимости этой стихией, нужно черпать свои критерии и оценки из большей глубины, из божественного, а не мирского источника».

В работе «Патриотизм и политика», также изданной в 1917, Б., как и И.А. Ильин, подчеркивал необходимость духовной атмосферы власти: «Мы, русские, слишком привыкли говорить, что родина наша на краю гибели. Мы так долго говорим об этом и слова наши так малодейственны и так незначительны их практические последствия, что скоро никто уже не будет верить искренности и серьезности наших слов. Все слова потеряли свой удельный вес и перестали быть действенными. Происходит лишь быстрая смена министров, которые судорожно пытаются образовать сильное национальное правительство, но эта перестановка атомов производит впечатление болезненного бессилия, и ничто существенное от нее не меняется. Это явление вполне аналогично «министерской чехарде», происходившей в последний период существования старого режима. Основное направление общественной воли остается тем же. Для выхода же из трагического бессилия необходим внутренний психический сдвиг, необходима иная духовная атмосфера власти, более свободная, более правдолюбивая, воодушевленная не корыстными, классовыми и слишком человеческим идеями, а объективными, национальными и государственными идеями, не зависящими от человеческого произвола» (Духовные основы русской революции (статьи 1917—1918). Философия неравенства. Париж. С. 154).

В книге «Философия неравенства», написанной Б. летом 1918, анализируется христианское понимание государства. По мнению Б., существование государства в мире имеет религиозный смысл. Власть государства основана на божественном онтологическом источнике. Отрицание же онтологического источника власти — это разрушение органических реальностей, нарушение космического строя. Но государство не является автоматически представителем добрых сил. В нем может обнаружиться злое и даже дьявольское начало, оно может перерождаться и служить цели, противоположной, считает Б., своему назначению... Государство не должно быть самодержавным, неограниченным, не подчиненным никаким высшим, сверхгосударственным началам. В этой же работе рассматриваются и отличительные характеристики элиты, называемой Б. аристократией.

Свойство аристократизма — щедрость, а не жадность. Истинная аристократия может служить другим, потому что она не занята самовозвышением, она изначально стоит высоко. Она — жертвенна. В этом — вечная ценность аристократического начала. Возможна и оправдана лишь аристократия Божией милостью, аристократия по духовному происхождению и призванию и аристократия по благородству происхождения, по связи с прошлым.

В послесловии к работе Б. пишет: «Нужно искать истины и правды, Бога, а не “правости” и “левости”, не “правых” и не “левых” интересов. Истина не знает категорий “правости” и “левости, она не потворствует тем злобным инстинктам, которые вокруг “правости” и “левости” разгораются. В мире должна произойти великая духовная реакция против власти и господства политики, против похоти политической власти, против ярости политических страстей. Политика должна занять свое подчиненное, второстепенное место, должна перестать определять критерии добра и зла, должна покориться духу и духовным целям. Господство политики, как и господство экономики, есть извращение иерархического строя жизни. Люди бывают добрыми или злыми, преданными Божьей правде или отпавшими от нее совсем не потому, что они монархисты или республиканцы, аристократы или демократы, сторонники буржуазного строя или строя социалистического. На поверхности жизни разыгрывается борьба страстей и интересов, обнаруживает себя похоть к политическому преобладанию и устанавливаются внешние критерии и оценки. Но, поистине, более глубокие, более духовные критерии оценок должны занять преобладающее место и подчинить себе, оттеснить на второй план господствующие политические критерии оценок, должна быть в мире преодолена диктатура политики, от которой мир задыхается и исходит кровью» (Там же. С. 595-596).

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Румянцева Е.Е.. Мировая экономическая наука в лицах. — М., 2010. — 456 с.. 2010

Еще по теме БЕРДЯЕВ Николай Александрович:

  1. Николай Александрович БЕРДЯЕВ
  2. Николай Александрович Бердяев
  3. 26. Проблема свободы и обоснование этических проблем. Н. А. Бердяев
  4. 2.2. Николай Бердяев: сумерки Европы - начало культурного преображения
  5.   Н.А. Бердяев  
  6. КОММЕНТАРИИ
  7. Глава XVI.Н. А. БЕРДЯЕВ
  8. 5.5. В. С. Соловьев
  9. БЕРДЯЕВ
  10. 5.6. Н. А. Бердяев
  11. 5. Русская философия «серебряного века» персонализм Н.А. Бердяева