<<
>>

СЕН-СИМОН Клод

СЕН-СИМОН (Saint Simon) Клод Анри де Рувруа (17 октября 1760 — 19 мая 1825) — французский экономист.

«Я происхожу от Карла Великого, отец мой назывался графом Рувруа де Сен-Симон, я являюсь ближайшим родственником герцога де Сен-Симона», — так С.-С. начинает свою автобиографию, написанную в 1808, когда бывший граф, ныне гражданин С.-С., жил на средства своего слуги. Жизнь этого замечательного человека так же исполнена сложностей и противоречий, как и его учение. В ней есть большое богатство и нищета, военные подвиги и тюрьма, восторг благодетеля человечества и попытка самоубийства, предательство друзей и твердая вера учеников.

С.-С. родился в Париже и вырос в наследственном замке на севере Франции (ныне департамент Сомма). Он получил хорошее домашнее образование под руководством Д’Аламбера.

Свободолюбие и твердость характера рано проявились в юном аристократе. В 13 лет он отказался от первого причастия, заявив, что не верит в таинства религии и не собирается лицемерить. Скоро в нем обнаружилась еще одна черта, немало удивлявшая родных: убеждение в своем высоком общественном призвании. Существует рассказ о том, что 15-летний С.-С. приказал своему слуге ежедневно будить его словами: «Вставайте, граф, вас ждут великие дела».

Согласно традициям своего рода С.-С. поступил на военную службу и около трех лет вел скучную гарнизонную жизнь. В 17-летнем возрасте заслужил первое воинское звание. Офицером французской армии участвовал в Войне за независимость североамериканских колоний. Позже С.-С. с гордостью писал, что он служил под начальством Вашингтона. Он показал себя храбрецом и был награжден орденом только что возникших Соединенных Штатов.

Во время морского путешествия С.-С. был захвачен англичанами в плен и отправлен на Ямайку, где пробыл до заключения мира в 1783.

Во Францию он вернулся героем и вскоре получил под командование полк. Блестящая карьера открывалась перед молодым графом С.-С. Но эта праздная жизнь скоро наскучила ему, и он отправляется сначала в Голландию, а затем в Испанию. В Голландии С.-С. готовит военно-морскую экспедицию для отвоевания у англичан Индии. В Испании составляет проект большого канала для соединения Мадрида с морем и организует, не без успеха, кампанию почтово-пассажирских перевозок.

Воспитанный на идеях энциклопедистов и на опыте американской революции, С.-С. с энтузиазмом принял события 1789. Около двух лет С.-С. довольно активно участвует в революции, однако только «на местном уровне»: он живет в маленьком городке вблизи от бывшего родового поместья, проводя просветительскую работу среди крестьян. О потере поместья он не сожалел, а от графского титула и древнего имени официально отказался и принял имя гражданина Бонома (bonhomme — простак, мужик).

В 1791 в жизни гражданина Бонома происходит резкий поворот. Он уезжает в Париж и начинает заниматься земельными спекуляциями, которые в этот период приняли огромные масштабы в связи с распродажей собственности, конфискованной государством у дворян и церкви. В партнеры себе он выбирает знакомого ему еще по Испании немецкого дипломата барона Редерна Саксонского. Успех превосходит все ожидания. 19 ноября 1793 во время облавы на шпионов и банкиров его арестовали, скорее всего по ошибке, но уже 28 августа 1794 выпустили на свободу. С.- С. сохранил права на собственность, даже когда был в тюрьме, и умножил ее, играя на разнице в ценах бросовых государственных бумаг. Разбогатев, С.-С. стал покровителем ученых, художников, деловых людей и создал собственный салон, известный парижскому бомонду. От своих гостей он требовал хотя бы поверхностных знаний математики, физики, психологии, социологии, а сам разрабатывал проекты переустройства общества на «разумных основаниях».

В 1796 совместное богатство С.-С. и Редерна оценивалось в 4 млн франков.

Но на этом карьера преуспевающего спекулянта обрывается.

В Париж возвращается барон Редерн, благоразумно скрывшийся за границу во время террора, и предъявляет свои права на все их совместное состояние, поскольку операции велись от его имени.

После долгих споров С.-С. вынужден удовлетвориться отступным в 150 тыс. франков, которые дает ему Редерн.

В течение нескольких лет С.-С. путешествует по Европе. В 1802 С.-С. приехал в Швейцарию, где отважился просить руки мадам де Сталь. Здесь же он опубликовал «Письма женевского обитателя к современникам» (Lettres d’un habitant de Geneve ά ses contemporains).

Примерно к 1805 окончательно выясняется, что от его денег ничего не осталось, и он оказывается на грани бедности. Страдая от нервного перенапряжения и нищеты, С.-С. тяжело заболел и некоторое время провел в клинике для душевнобольных.

Позже, обозревая свою жизнь, С.-С. был склонен изображать свои взлеты и падения как серию сознательных опытов, которые он проделал, готовясь к своей истинной деятельности социального реформатора, хотя со стороны с этим трудно согласиться. Жизнь С.-С. была необычной и не похожа на последовательный путь к науке. Печать большой оригинальности лежит и на первом печатном произведении С.-С. — «Письмах женевского обитателя к современникам» (1803), где автор представил свой первый план переустройства общества, хотя изложенный в зачаточной, туманной форме. С.-С. в этой небольшой работе изобразил Французскую революцию как классовую борьбу между тремя главными классами — дворянством, буржуазией и неимущими (пролетариатом). Ф. Энгельс назвал это «в высшей степени гениальным открытием». Кроме того, он выделил определяющую роль науки в преобразовании общества. Призывая ученых выступить против сил косности и занять в переустроенном обществе место руководителей, С.-С. писал: «Математики! Ведь вы находитесь во главе, начинайте!»

Последние 20 лет жизни С.-С. наполнены лишениями, борьбой и интенсивным творчеством. Оказавшись без средств, он стал искать любой заработок и одно время вынужден был работать переписчиком бумаг в ломбарде.

В 1805 он случайно встретил Диара, своего бывшего слугу, который в свое время, служа у С.-С., сумел приобрести некоторое состояние. Два года бывший хозяин жил у Диара и до смерти последнего в 1810 пользовался его помощью. На деньги бывшего слуги С.-С. выпустил в 1808 свою вторую работу — «Введение к научным трудам XIX века». Это и несколько других сочинений он печатал малым тиражом и рассылал видным ученым и политическим деятелям, обращаясь за помощью в дальнейшей работе. Но это не имело результатов.

В 1810—1812 С.-С. дошел до предела нужды. Он писал, что продал все свое имущество, вплоть до одежды, что кормился одним хлебом и водой и не имел топлива и свечей. Однако чем труднее ему приходилось, тем упорнее он работал. Именно в эти годы окончательно формируются его взгляды на общество, которые он изложил в ряде зрелых работ, опубликованных начиная с 1814. Он жил случайными подачками благотворителей, гордо заявляя, что, не краснея, может просить помощи у кого угодно, ибо эта помощь нужна ему для трудов, единственная цель которых — общественное благо.

Внимание публики было привлечено к С.-С. его брошюрой «О реорганизации европейского общества» (De la Reorganisation de la societe euro- peenne), предлагавшей план достижения мира в Европе на основе прочного франко-английского союза и написанной вместе с секретарем С.-С. О. Тьерри. В этой брошюре он впервые говорит свою любимую и знаменитую фразу: «Золотой век человечества не позади нас, а впереди». Обоснование этого тезиса, разработка путей к «золотому веку» — таково содержание дальнейшей деятельности С.-С.

Жизнь С.-С. к 60 годам несколько налаживается. У него появляются ученики и продолжатели. С другой стороны, проповедь мирного преобразования общества, обращенная к его естественным просвещенным «вождям» — банкирам, промышленникам, купцам, привлекает внимание некоторых людей среди этого класса. С.-С. получает возможность печатать свои сочинения, и они приобретают довольно широкую известность. При финансовой поддержке промышленников С.-С.

создал в это время серию периодических изданий — сборники «Индустрия» (L’Industrie, 1817—18); «Государственный деятель» (Le Politique, 1819); «Организатор» (L’Organi- sateur, 1819—20); «Катехизис промышленников» (Catechisme des industriels, 1823—24); «Рассуждения литературные, философские и научные» (Opinions litteraires, philosophiques et scientifiques, 1823—24).

Богатые последователи обеспечивали ему возможность жить в достатке и напряженно работать. Устроилась его личная жизнь: при нем верная мадам Жюлиан — ближайший друг, секретарь, экономка. Свои труды он теперь диктует ей или кому-либо из учеников.

Самым удивительным в биографии С.-С. является тот факт, что перед концом своей жизни он производил завораживающее впечатление на молодых людей, притом что некоторые превосходили его по интеллекту. И тем не менее они годами исполняли при нем роль «негра», признавали его своим лидером и приводили брошенные им мысли в связный и упорядоченный вид. И кроме того, его влияние определяло всю их интеллектуальную карьеру. Больше чем к кому бы то ни было это относится к Огюсту Конту — что бы он ни говорил потом о «личном влиянии, которое бросало пагубную тень на мои первые усилия» или о «растленном фигляре», каковым стал ему впоследствии представляться С.-С. Попытки точно определить, что из написанного за семь лет сотрудничества принадлежит С.-С., а что — Конту, бесперспективны сегодня — в частности и потому, что, вероятнее всего, в беседе С.-С. расшевеливал и воодушевлял гораздо сильнее, чем это удавалось ему на бумаге. Огюсту Конту было 19 лет, когда в августе 1817 С.-С. предложил ему место секретаря. Прошло немногим более года после того, как молодого человека исключили из Высшей политехнической школы, несмотря на блестящую учебу и близость выпускных экзаменов, — за подстрекательство к неповиновению. С тех пор он зарабатывал на жизнь преподаванием математики, дожидаясь приглашения на работу в Америку, которое так и не пришло, а также переводил с английского языка учебник геометрии.

В это же время он с увлечением читал работы Лагранжа и Монжа, Монтескье и Кондорсе и, кроме того, начал проявлять некоторый интерес к политической экономии.

С.-С., горевшему желанием создать свою «науку о производстве», такая направленность интересов показалась подходящей, и он привлек Конта к работе над очередным выпуском своего журнала «Индустрия». Едва завершилась работа над третьим выпуском «Индустрии», как большинство ее либеральных покровителей отошло от нее. Был опубликован протест против вторжения журнала в область, выходящую за рамки провозглашенной им программы, и против отстаивания им принципов, «разрушительных для всякого общественного устройства и несовместимых со свободой». Хотя в предисловии к четвертому выпуску С.-С. предпринял неуверенную попытку принести извинения и пообещал вернуться к первоначальному плану, первая тетрадь нового выпуска стала и последней. Средства истощились, и «Индустрия», а вместе с ней и должность Конта прекратили свое существование.

Конт, тем не менее, продолжал сотрудничать с С.-С. во всевозможных журнальных начинаниях, которые тот предпринимал в течение нескольких следующих лет. Он был все так же предан своему учителю. С.-С. — это «самый превосходный человек», которого он знает, «самый уважаемый и любимый из людей», которому он поклялся в вечной дружбе. Следующую издательскую попытку С.-С. и Конт предпринимают, сделавшись парт- нерами-пайщиками. Их издание называется «Политика». Это был один из либеральных журналов; в те годы они росли как грибы и так же быстро исчезали; и даже остролиберальная направленность журнала и выступления Конта по вопросам экономики и свободы печати поддерживали его жизнеспособность не более пяти месяцев. Но через три месяца после его закрытия, в сентябре 1819, С.-С., опять же при поддержке Конта, основал еще один, на этот раз более своеобразный орган, само название которого — «Организатор» — было программным. В «Организаторе» были опубликованы самые примечательные произведения С.-С. Безусловно, это было первое из его изданий, привлекшее к себе широкое внимание как во Франции, так и за ее пределами и принесшее С.-С. славу социального реформатора.

Вероятно, это произошло главным образом из-за судебных преследований, вызванных публикацией знаменитой «Притчи», открывшей новое издание. В ней С.-С. для начала рисует картину того, что было бы с Францией, если бы она лишилась вдруг 50 ведущих в каждой области знания ученых, 50 ведущих инженеров, художников, поэтов, промышленников, банкиров и разного рода ремесленников. Это разрушило бы весь ее уклад и всю культуру.

Затем он противопоставляет этому картину похожего несчастья, но уже с исчезновением соответствующего числа аристократов, государственных чиновников, придворных и представителей высшего духовенства и показывает, как мало это значило бы для процветания Франции.

Группа банкиров и богачей, давших деньги на издание «Организатора», публично отмежевываются от его идей и заявляет, что он ввел их в заблуждение и обманул доверие. Вскоре после этого С.-С. попадает под суд по обвинению в оскорблении королевской фамилии, предположив в своей «Притче», что Франция ничего не потеряет, если вдруг волшебным образом бесследно исчезнут члены королевской фамилии, а заодно все аристократы, высшие чиновники, священники и т.д. Суд присяжных оправдал его, найдя здесь лишь забавный парадокс.

В марте 1823 С.-С. предпринял попытку самоубийства, выстрелив себе в голову из пистолета, но остался жив, хотя и лишился одного глаза. До конца объяснить любое самоубийство невозможно, и едва ли стоит гадать о причинах поступка С.-С. В прощальном письме близкому другу (где он также просит позаботиться о мадам Жюлиан) С.-С. говорит о своем разочаровании в жизни, вызванном слабым интересом людей к его идеям. Однако, едва поправившись после ранения, он вновь с жаром берется за работу и в 1823—1824 издает свой самый законченный и отделанный труд — «Катехизис индустриалов». В течение 1824 С.-С. усердно работал над своей последней книгой — «Новое христианство» (Le Nouveau Chris- tianisme), стремясь дать будущему «обществу индустриалов» новую религию, берущую от христианства лишь его исходный гуманизм.

В сочинении «Новое христианство» С.-С. объявлял освобождение рабочего класса целью своих стремлений, но путь решения этой задачи видел в утверждении «новой» религии («все люди — братья»). Для создания общества будущего, с точки зрения С.-С., необходимо не только перестроить материальные условия жизни, но и развивать духовные качества людей.

В мае 1825, через несколько недель после выхода в свет «Нового христианства», С.-С. умер.

Выражаясь языком политической экономии, С.-С. видел смысл истории в постепенном переходе от одной формации к другой (от рабовладельческой к феодальной, а от последней — к промышленной). Движущими силами исторического развития считал прогресс научных знаний, морали и религии.

Многие теоретические положения, приписываемые марксизму, на самом деле были заимствованы им у С.-С., подвергнутого при этом критике за свою утопичность. Именно С.-С. рассмотрел впервые в политической экономии историю общества как процесс, в котором происходит смена одного периода другим, более высокого уровня. Буржуазной идее естественного порядка он противопоставлял идею развития. На раннем этапе развития общества главные усилия людей были направлены на добывание пищи. Затем, когда у них появился интерес к искусству и ремеслу, наступает рабство. Последнее, по мнению С.-С., в период своего возникновения было «благодетельным» для человечества и прогрессивным по сравнению с предыдущим обществом, так как создало условия для прогресса человеческого разума.

Средневековье он считал неизбежным и прогрессивным для своего времени, так как люди были освобождены от рабства. Феодализм согласно С.-С. характеризуется двумя особенностями: деспотизмом военного сословия и господством духовенства. Промышленность тогда находилась в «младенческом состоянии», а война являлась главным средством обогащения и защиты от нападения. Поэтому военные обладали полнотой власти, а промышленники играли подчиненную роль.

Однако в недрах феодализма, подчеркивал С.-С., развивались элементы нового общественного строя. Постепенное возвышение промышленности и упадок феодализма сопровождались непрерывным ростом политического влияния промышленного класса за счет класса феодального. Критика феодализма ученым приближала его гибель. Одновременно шла борьба реальных общественных сил — восходящий класс промышленников вступал в борьбу с классом феодалов. Результатом этой борьбы явилась Французская революция, цель которой состояла в том, чтобы окончательно утвердить промышленный строй. С.-С. считал, что революция не закончилась. Она поставила у власти не промышленников и ученых, а «промежуточный класс», состоящий из чиновников, юристов и военных недворянского рода. Единственным производительным классом С.-С. считал класс промышленников, к которому он относил предпринимателей, ученых и рабочих.

С.-С. полагал, что современное ему общество состоит из двух основных классов — праздных собственников и трудящихся индустриалов. В этом представлении причудливо сплелись классовые противоположности феодального и буржуазного общества.

Первый класс у С.-С. включает крупных землевладельцев и капита- листов-рантье, не участвующих в экономическом процессе. К ним примыкает возвысившийся за годы революции и империи слой военной и судейской бюрократии. Индустриалы — все прочие, составляющие вместе с семьями, по мнению С.-С., до 96% всего населения тогдашнего французского общества.

Сюда входят все люди, занимающиеся любой общественно полезной деятельностью: крестьяне и наемные рабочие, ремесленники и фабриканты, купцы и банкиры, ученые и художники. Доходы собственников С.-С. считал паразитическими, доходы индустриалов — трудовыми. Если выразить это в политэкономических категориях, он соединял в доходах первых земельную ренту и ссудный процент, в доходах вторых — предпринимательский барыш (или всю прибыль) и заработную плату.

С.-С. считал, что будущее принадлежит крупному индустриальному производству и промышленному классу (предприниматели, рабочие, ученые). Основные черты будущей «промышленной системы» С.-С.: обязательный труд, единство науки и промышленности, научное планирование хозяйства, распределение по «способностям» и т.д. В будущем обществе по С.-С. сохраняется частная собственность, а пролетариат и буржуазия образуют единый класс индустриалов.

Задача современного С.-С. периода заключалась, по его мнению, в том, чтобы создать партию промышленников, которая в союзе с королевской властью должна установить строй, отвечающий интересам трудящегося большинства.

Будущий строй он считал результатом собственного прогресса и пытался обосновать историческую неизбежность его победы. С.-С. твердо верил в движение человечества к лучшему будущему, к «золотому веку», находящемуся впереди, а не позади, как думали многие просветители XVTII в., призывавшие вернуться к прошлым порядкам.

С.-С. утверждал, что «единственное средство для коренного изменения общественного строя состоит в создании новой политической доктрины».

Он хотел создать новый общественный строй, который называл индустриализмом, ибо считал, что его основой должна быть крупная промышленность. Им выдвигалось много проектов создания и развития крупного производства, планов колоссальных сооружений. По С.-С., крупная промышленность должна управляться из единого центра в масштабе всего общества и работать по определенному плану. По мнению С.-С., управление производством должно осуществляться промышленниками, к которым он относил всех, кто занимается полезным для общества трудом. Ученые будут разрабатывать планы производства и распределения продуктов. Важная роль отводилась промышленным капиталистам, которые имеют большой опыт в организации и управлении. Он допускал, что капиталисты останутся при своих капиталах, выступал против конфискации частной собственности, из будущего общества изгонял только землевладельцев и ростовщиков. Поэтому некоторые ученые не находили в его идеале ничего социалистического.

Центральное место в новой общественной системе, предлагаемой С.- С., занимает принцип обязательности труда. «Все люди, — писал он, — будут работать: на каждого возложена обязанность постоянно направлять свои силы на пользу человечеству».

Начать коренное переустройство общества, по мнению С.-С., следовало с частичных реформ, устранения наследственной знати; выкупа земель у землевладельцев, не занимающихся сельским хозяйством; облегчения положения крестьянства и т.д. После проведения этой подготовительной работы можно будет заниматься полной реорганизацией политического строя путем отстранения от власти непроизводительных классов и передачи власти индустриалам. При этом народ не должен принимать участия в реорганизации, оставаться пассивным.

<< | >>
Источник: Румянцева Е.Е.. Мировая экономическая наука в лицах. — М., 2010. — 456 с.. 2010

Еще по теме СЕН-СИМОН Клод:

  1. СЕН-СИМОН КЛОД АНРИ де РУВРУА
  2. Журналистика и социология: первые опыты взаимодействия
  3. Морелли
  4.   Указатель имен   
  5.   УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
  6. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]
  7. Вопрос 34. Социалистическо- утопическое (коммунистическое) направление французской философии
  8. УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ. КЛОД АНРИ ДЕ СЕН-СИМОН
  9. Исторический экскурс
  10. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
  11. 2.1. Предыстория и социально-философские предпосылки возникновения социологии