<<
>>

ВТОРИЧНЫЕ КОНСОНАНТНЫЕ ПРИЗНАКИ, ОБУСЛОВЛЕННЫЕ ИСТОЧНИКОМ ЗВУКА

Сюда входят:

1) два типа признаков, обусловленных первичным источником:

а) признаки огибающей (envelope); б) признак резко­сти;

2) признак звонкости, обусловленный дополнитель­ным источником.

2.31. Признаки огибающей

Под временной огибающей интенсивности звука мы

понимаем энергию речи, измеренную как функция времени с интервалами в среднем в 0,02 сек. Существует два основ­ных типа огибающих — ровная и резкая. Фонемы с ровной огибающей имеют постепенный приступ и завершение и не испытывают резких изменений на протяжении звуча­ния. Фонемы срезкой огибающей характеризуются внезап­ными изменениями энергии в продолжение своего зву­чания. Последние можно разделить на две группы в зави­симости от того, продолжается ли еще звучание после внезапного изменения количества энергии или нет.

Фонемы с ровным приступом называются непрерывны­ми. Они противопоставляются прерванным (точнее, прерывным), которые имеют резкий приступ. В соответ­ствии со звучанием завершений фонемы делятся на глот- тализованные (с резким завершением) и неглоттализован- ные (с постепенным завершением).

2.311. Прерванный — непрерывный

2.3111. Акустическая характеристика. Резкий приступ отличает прерванные согласные (смычные) от непрерыв­ных согласных (фрикативных). Фрикативные согласные имеют постепенный приступ. Основной характеристикой смычных согласных является, напротив, резко оборван­ный край волны, которому предшествует период пол­ного молчания; при некоторых условиях последнее может заменяться простым колебанием голосовых связок. На спектрограммах обнаруживается строго вертикальная ли­ния, которой предшествует либо период молчания, либо «голосовой барьер» (1).

В английском языке резкий приступ фонемы /р/, на­пример в слове pill «пилюля», или /Ь/ в bill «законо­проект» противопоставляется плавному приступу фонемы Л/, например в слоеє fill «наполнять», или /у/ в vill «поселе­ние». Аналогичным образом фонема А/ в till «до» противо­поставляется фонеме /0/ в thill «оглобля» и фонеме /s/ в sill «подоконник».

В плавных различительную роль выполняют в первую очередь не приступ и завершение, а, скорее, перерыв в течении звука.

Непрерывные звуки типа 1 противопоставляются прер­ванным звукам типа г. Последнее имеет две разновид­ности: ударное г с единственным разрывом и дрожащее г с повторными разрывами, встречающееся гораздо чаще.

Экспериментально установлено, что чешские дрожащие в нормальном положении имеют от двух до трех уда­ров; в конечной позиции число ударов может быть сведено к одному, тогда как в начальной позиции и в условиях эмфазы число ударов доходит до четырех-пяти. Скорость ударов приблизительно 25 в секунду. Имеются языки, например монгольский, в которых /г/ оказывается еще более раскатистым. Приведем примеры, иллюстрирующие прерванность в чешских плавных: /кога:1/ «коралл» — /ко1а:г/ «галстук (у духовных лиц)».

Что касается так называемого «непрерывного» г, то оно является на самом деле неслогообразующей гласной. Например, в английском языке («стандартное произноше­ние») имеется гласная фонема, которая противопоставлена фонеме /а/ как диффузная, фонеме /і/ как низкая и бемоль­ной фонеме /и/ как небемольная (простая). На просоди­ческом уровне эта фонема расщепляется на неударную /э/ и ударную /'э/.

Первая теряет свою слогообразующую способность в соседстве с другой гласной (bear /Ь'еэ/ «медведь») и становится еще более «закрытой», если за ней следует гласная (red /a'ed/ «красный»). Ударная фонема /'э/ представлена более передним и закрытым вариантом перед безударным /э/ (bird /Ь'ээб/ «птица») и более задним и открытым вариантом [л] в других позициях (bud /b'ad/ «почка»).

2.3112. Образование. Смычные характеризуются пол­ным затвором голосового тракта, за которым следует раз­мыкание. Фрикативные характеризуются неполной смыч­кой; однако сужение значительно сокращает участие, которое принимают в образовании звука те области голо­сового тракта, которые расположены позади точки арти­куляции (3). Непрерывные плавные, т. е. боковые типа /1/, сочетают смычку в центральной части с открытым бо­ковым проходом, тогда как в прерванных плавных типа /г/ один или более ударов кончика языка или малень­кого язычка полностью или частично перерезают поток воздуха.

2.3113. Восприятие. Опыты, проведенные JI. Г. Джоун­зом в Северо-восточном университете, показали, что, когда в записи на пленке начало фрикативного типа [s] или [f] стирается, звук осознается как смычный: [s] или [t] в случае [s]; [f] или [р] в случае [f] (о дистрибуции этих двух восприятий см. § 2.323).

2.3114. Распространение. Противопоставление прер­ванных (смычных) и непрерывных (фрикативных) соглас­ных встречается в большинстве языков. Как правило, число фрикативных в языке меньше числа смычных, и иногда класс фрикативных содержит только одну фонему, обычно /s/.

В языках, где противопоставление фрикативных и смычных не является независимым, оно сопутствует про­тивопоставлению резкий — нерезкий (см. ниже § 2.324); иногда в этих языках все согласные оказываются смыч­ными в противоположность гласным. Последнее имеет место в некоторых языках Океании и Африки.

В большом числе языков, например почти во всех язы­ках Дальнего Востока, плавные не делятся на прерванные и непрерывные. Плавная фонема в этих языках может быть представлена либо звуком [1], как в китайском, либо зву­ком [г], как в японском, или дополнительной дистрибу­цией двух контекстных вариантов [г] и [1], принадлежа­щих одной и той же фонеме, как в корейском. В корей­ском плавная в позиции перед гласной звучит как [г]; во всех остальных позициях — как [1]. По этой причине в корейском алфавите для данных двух звуков выделена только одна буква; ср., например, [шаги] «пол» и [pal] «нога». Кореец воспринимает и воспроизводит чешские слова /кагаг/, /volal/, /oral/ и /dolar/ так, как если бы все они оканчивались на [-гаї].

2.3115. Двойные смычные. Экзотические согласные с двойной смычкой, широко распространенные в языках Южной Африки, являются в сущности особым видом со­четания согласных. Они представляют собой крайний случай сближения артикуляций, которое широко исполь­зуется в различных языках при построении последователь­ностей фонем (5). При образовании таких согласных раз­мыкание двух смычек следует непосредственно друг за другом. Тем не менее «двойные смычные» воспринимаются как сочетания согласных, поскольку, несмотря на значи­тельное сжатие всей последовательности, два размыкания не являются одновременными и поскольку других видов сочетаний согласных в этих языках не встречается (по крайней мере в той же самой позиции). В щелкающих звуках языков Южной Америки, которые производятся всасыванием воздуха внутрь, вначале размыкается более передняя смычка, т. е. зубная или среднеязычная, а затем

заднеязычная; это можно видеть на спектрограммах (рис. 2). Обратный порядок представлен в африканских лабиовелярных смычных, которые записываются как kp, gb. Поскольку они производятся при выдыхании воздуха, велярная смычка размыкается раньше, чем лабиаль­ная (6).

2.312. Глоттализованный — неглоттализованный

2.3121. Акустическая характеристика. Резкий конец противопоставляется постепенному. На спектрограмме оборванные фонемы характеризуются точным срезом, хотя он, как правило, виден менее ясно, чем резкое на­чало.

2.3122. Образование. Поток воздуха обрывается вслед­ствие сжатия или смыкания голосовой щели.

2.3123. Распространение. Ряд разновидностей глот- тализованных согласных встречается во многих туземных языках Америки, Африки, Дальнего Востока и Кавказа; ср. спектрограммы глоттализованных смычных языка на­вахо и черкесского (последние см. на рис. 1), которые обнаруживают разительное сходство в структуре.

Примеры на глоттализованные и неглоттализованные смычные: черкесское /Са/ «копай!»—Да/ «мы»; /с’а/ «имя» — /са/ «зуб»; /р’а/ «место» — /ра/ «задыхайся!». Менее ясное и весьма редкое явление представляет собой глоттализация фрикативных (7), наблюдаемая в языке тлингит (Северо-восточная Америка) и в кабардинском (Северный Кавказ).

В тех языках, где существует противопоставление глот­тализованных и неглоттализованных смычных, глоттализо- ванный глайд (называемый «гортанным взрывом» [glottal catch]) соотносится с неглоттализованным (ровным или постепенным) глайдом так же, как глоттализованная со­гласная — с соответствующей неглоттализованной.

2.32. Резкий — нерезкий

2.321. Акустическая характеристика. Звуки, отличаю­щиеся неправильной формой волн, называются резкими. На спектрограмме такие звуки представлены случайным распределением черных областей. Они противопоставле­ны звукам с более регулярной формой волн. Послед­ние называются нерезкими и имеют спектрограммы, на которых черные области могут образовывать горизон­тальные или вертикальные борозды. Наиболее подхо­дящей мерой для оценки указанного свойства являет­ся функция автокорреляции. При прочих равных усло­виях, т. е. в том случае, если рассматриваемые звуки должным образом нормализованы, нерезкие звуки будут иметь большую автокорреляцию, чем соответствующие резкие.

В случае фрикативных нерезкость является следствием ограничения случайности в распределении энергии по частотам. Если в спектре резкого /s/ не наблюдается от­четливых формантных областей, то в нерезком /0/ они вы­деляются довольно легко (см. рис. 3). Осциллограммы по­казывают значительно большую периодичность и едино­образие нерезких фрикативных, таких, как /9/, по сравне­нию с /s/ и другими резкими фрикативными.

У смычных нерезкость достигается за счет ограничений случайности фазы. Ср. замечание Ликлайдера, которое уместно привести в данном случае: «...фазы случайным образом приписываются различным частотным компонен­там белого шума; частотные компоненты одного импульса достигают своей максимальной амплитуды во время t=0, а во все остальное время они подавляют друг друга. В результате мы воспринимаем белый шум как шшш, а единичный импульс как пт» (8).

Примеры. Резкие и нерезкие фрикативные в англий­ском: sin /s'in/ «грех» — thin /6'іп/ «тонкий», breeze /br'iiz/ «бриз» — breathe /Ьг'пЭ/ «дышать»; в языке эве (Запад­ная Африка): /fu/ «крыло» — /фи/ «кость», /vu/ «слеза» — /Ри/ «лодка»; в нижнелужицком: /Ji?/ «шить» — /?ij/ «тишь»; в черкесском: /%у/ «море» — /ху/ «сеть».

Резкие и нерезкие смычные в немецком: Zahl /sa:l/ «число» — Tal /ta:l/ «долина», Pfanne /їапз/ «сковорода» — Panne /рапэ/ «авария»; в чешском: celo /Jelo/ «чело» — telo /сеіо/ «тело»; в чукотском (северо-восточная Си­бирь) /%а1е/ «шапка» — /kale/ «рисунок».

Резкий смычный называется аффрикатой. Последова­тельность из смычного и фрикативного отличается от аф­фрикаты наличием промежуточного минимума интенсив­ности, который можно обнаружить при развертывании

речевой волны как функции от времени. Ср. польск. czy /.П/«или»— trzy /tJi/ «три»; чешек. /Jex/ «чех»— trzech /t.fex/ «трех» (31).

2.322. Образование. Резкие фонемы характеризуются прежде всего шумом, который вызывается турбулентностью воздуха в точке артикуляции. Эта сильная турбулентность в свою очередь обусловлена наличием более сложного препятствия, которое отличает резкие от соответствующих нерезких согласных: губно-зубные от губно-губных; сви­стящие и шипящие сибилянты от соответствующих несиби- лянтов (зубных и палатальных); увулярные от собствен­но велярных. Для образования резких звуков необходим дополнительный барьер, который является большим пре­пятствием для воздушного потока. Так, помимо губ, со­ставляющих единственную преграду при образовании губно-губных, в образовании губно-зубных участвуют так­же зубы. Кроме преграды, которая участвует при обра­зовании соответствующих нерезких согласных, для произ­несения сибилянтов необходимы также нижние зубы (см. рис. 3), а для произнесения увулярных — язычок. При про­изнесении резких смычных поток воздуха, наталкиваю­щийся сразу после размыкания на дополнительный барьер, дает характерное трение, которое отличает эти звуки от остальных смычных.

2.323. Восприятие. Эксперименты Л. Г. Джоунза, в результате которых происходило стирание приступа у за­писанных на пленку фрикативных (типа [s]), показали, что до тех пор, пока длительность звука продолжалась долее 25—30 мсек, согласный опознавался слушателями как аффриката (типа [s]), тогда как при более коротких интервалах звук воспринимался как нерезкий смычный (типа [t]).

2.324. Распространение. Максимальное и, следова­тельно, наилучшее различение согласных и гласных может быть достигнуто либо путем наибольшего заглушения звука, либо путем наибольшего приближения к шуму. Наивысшая степень приглушения имеет место при про­изношении нерезких согласных, тогда как к шуму ближе всего резкие согласные. Таким образом, оптимальный фрикативный является резким, тогда как оптимальный смычный — нерезким и в результате в большом числе язы­ков противопоставление фрикативных и смычных сливает­ся с противопоставлением резких и нерезких. Например,

во французском языке все фрикативные— /fvszj3/ — являются резкими, а все смычные— /pbtdkg/ — нерез­кими.

В ряде языков существенным и постоянным является лишь противопоставление резких и нерезких; различие между фрикативными и смычными становится избыточным признаком, который при некоторых условиях не реали­зуется. Это имеет место в португальском языке, где ин­тервокальные [dbg] становятся нерезкими фрикативными [Эру], в связи с чем они противопоставляются фонемам Iz V 3/ не по смычности, а только по резкости. В других языках при слиянии этих двух противопоставлений избы­точным признаком может быть резкость, если некоторые из смычных, по крайней мере в определенных позициях, представлены аффрикатами.

В добавление к резким фрикативным и нерезким смыч­ным многие языки содержат такие классы фонем, как рез­кие смычные (аффрикаты) и нерезкие фрикативные. На­пример, в немецком и в чешском, помимо /s/ и А/, имеется еще соответствующая им аффриката /§/; ср. нем. reissen «рвать», reiten «ехать верхом», reizen «дразнить». Больше того, помимо Л/ и /р/, в немецком встречается Д/; в чеш­ском, кроме резкого фрикативного /J7 и нерезкого смычно­го /с/, зафиксировано еще и /J7. С другой стороны, в анг­лийском, помимо /s z/ и A d/, существуют нерезкие фри­кативные /Об/, обозначаемые на письме через th.

Такие системы, где, кроме резких фрикативных и нерезких смычных, представлены также резкие смычные, как в немецком, или нерезкие фрикативные, как в араб­ском, могут быть описаны с помощью одного-единствен- ного противопоставления: оптимальный фрикативный — оптимальный смычный.

Если обозначить первый член противопоставления зна­ком «плюс», а второй, соответственно, знаком «минус», то такая сложная единица, как резкий смычный или не­резкий фрикативный, будет обозначена как «±». Тем же средством можно воспользоваться и в том случае, если, как в английском, одна пара, состоящая из оптимального фрикативного и оптимального смычного (например /s/ — Д/), дополняется нерезким смычным (/0/), а другая пара (/J7—/к/) — резким смычным (/J7): обе сложные единицы можно обозначить одним и тем же символом ±. Языки, имеющие все четыре члена, очень редки. Таковы, напри­мер, языки Северного Кавказа, где имеется резкий фрика­тивный /%/, нерезкий смычный /к/, нерезкий фрикатив­ный /х/ и резкий смычный /%/. В таких языках следует различать два независимых противопоставления: «фрика­тивный — смычный» и «резкий — нерезкий». Больше того, поскольку удобнее иметь дело только с двоичным выбором и не использовать сложных обозначений, эти два противо­поставления можно рассматривать каждый отдельно даже в случае трехчленных рядов, что имеет место, например, в английском.

Кроме собственно согласных, в противопоставлении «резкий — нерезкий» могут участвовать плавные. В не­которых языках (например, в чешском) наличествует рез­кий вариант звука /г/. Свистящая разновидность этого дрожащего транскрибируется как f: rada «ряд» — rada «совет».

В некоторых языках американских индейцев, а так­же в африканских и кавказских языках существуют резкие варианты звука /1/—боковые аффрикаты или фри- кативы (9). Несмотря на высокую степень затухания фор­мант, в акустическом отношении все эти фонемы сохраняют явные следы своей принадлежности к плавным. Они яв­ляются плавными с наложенной резкостью (ср. ниже, § 2.441).

2.33. Дополнительный источник: противопоставление «звонкий — глухой»

2.331. Акустическая характеристика. Звонкие, или «гудящие», фонемы, такие, как /d b z v/, противопостав­ленные глухим, или «шипящим», фонемам, характери­зуются наложением гармонического источника звука на источник шума, производящий глухие фонемы (10). Для звонких согласных это означает наличие двух одновременно действующих источников. В спектре звонких согласных имеются форманты, которые обусловлены наличием источ­ника гармонических колебаний. «Озвончение» наиболее четко выражается в появлении сильной нижней компо­ненты, так называемого «голосового барьера», идущего вдоль линии основания спектрограммы (11).

2.332. Образование. Звонкие фонемы образуются при сопутствующем колебании голосовых связок, а глухие — при отсутствии таких колебаний.

2.333. Распространение. Различительное противопо­ставление согласных по звонкости и глухости широко рас­пространено во многих языках мира. В Европе оно обна­руживается, например, во всех славянских языках, а также в венгерском; ср. русск. Дон /don/ — тон /ton/. Рас­пространение этого признака на плавные происходит чрезвычайно редко; так, в одних и тех же позициях звон­кие /г, 1/ и соответствующие глухие /г, 1/ могут встречать­ся в гаэльском языке (об этом признаке у носовых со­гласных см. § 2.443).

Гласные, как правило, бывают звонкими. Спорным яв­ляется вопрос о том, существуют ли такие языки, в кото­рых наряду с противопоставлением «звонкий — глухой» можно обнаружить аналогичное смыслоразличитель­ное противопоставление звонких и шепотных гласных (такие свидетельства имеются относительно нескольких языков американских индейцев, например команчского). Шепот либо не является различительным признаком и вы­полняет лишь роль показателя границы, либо представ­ляет собой побочное следствие противопоставления на­пряженный — ненапряженный (см. рис. 12).

В языках, где независимое противопоставление звон­ких и глухих согласных отсутствует, наблюдается одно из двух: либо это противопоставление сопутствует противопо­ставлению напряженных и ненапряженных согласных, как в английском языке (ср. § 2.434), либо все ртовые со­гласные являются глухими, как в финских диалектах. Здесь различие между «шипящими» и «гудящими» звуками выступает как сопутствующий фактор противопоставления согласных и гласных. В некоторых из этих языков в оп­ределенных фонологических контекстах наблюдается ав­томатическое озвончение согласных.

2.4.

<< | >>
Источник: В.А ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ Выпуск II. ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва 1962. 1962

Еще по теме ВТОРИЧНЫЕ КОНСОНАНТНЫЕ ПРИЗНАКИ, ОБУСЛОВЛЕННЫЕ ИСТОЧНИКОМ ЗВУКА:

  1. Свойства и происхождение менее совершенного языкового строения
  2. ФОНЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЮЖНОРУССКИХ ГОВОРОВ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ (К ПРОБЛЕМЕ ДИНАМИКИ ДИАЛЕКТА)
  3. п
  4. ВТОРИЧНЫЕ КОНСОНАНТНЫЕ ПРИЗНАКИ, ОБУСЛОВЛЕННЫЕ ИСТОЧНИКОМ ЗВУКА
  5. Б. Мальмберг ПРОБЛЕМА МЕТОДА В СИНХРОННОЙ ФОНЕТИКЕ[247]
  6. ИССЛЕДОВАНИЕ ЯЗЫКА В ЕГО СОЦИАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ